Священник Дмитрий Моисеев. Вернуть семейный курс в базисный учебный план

Выступление cвященника  Дмитрия Моисеева, одного из авторов учебного курса для 10-11 классов «Нравственные основы семейной жизни», на XХII Международных Рождественских образовательных чтениях (секция «Позитивное осмысление семейных ценностей) Москва, 28 января 2014 года

Проект глобализации современного мира имеет не только геополитическую (единая власть над миром), но и антропологическую составляющую, о которой как-то мало говорится даже в церковных кругах. В антропологическом плане глобализм есть проект расчеловечивания. Если миссия любого, тем более религиозного образования – взращивание человеческого в человеке, то цель современного глобализма – расчеловечивание человека, вытеснение в нем всех богозданных начал и обезличивание его.

Один из ключевых узлов этого диавольского проекта – разрушение богоустановленных начал семейной, родовой жизни. Именно на семью приходится главный удар в глобалистском античеловеческом проекте.

Семья есть единый телесно-душевный организм, как это было выражено еще первыми учителями Церкви – единый человек с двумя, а в дальнейшем и с большим числом ипостасей. Распад семьи, утрата семейного образа жизни наступает задолго до фактического развода. Сейчас таких семей – официально зарегистрированных, но уже разобщенных, недалеких от распада – очень много. Разобщение это может затрагивать как физический, телесный уровень жизни семьи, так и душевный, и духовный.

Физический уровень. Здесь возможен не только разлад сексуальных отношений супругов, нередко доходящий до измены. Часто наблюдается буквальное, «пространственное» разобщение членов семьи. Все чаще муж вынужден надолго уезжать на заработки, оставляя жену и детей дома. И это не только пресловутые гастарбайтеры. Во многих семьях мужья работают вахтовым методом, ищут работу в отдаленных городах, отправляются в продолжительные рейсы и командировки . Если учесть эти факты, то окажется, что множество даже не распавшихся семей живет в основном врозь. В этом кроется одна из причин «постсоветского матриархата».

Душевный уровень. «Семья вместе, так и душа на месте». К сожалению, эта совместность может отсутствовать даже когда вся семья живет под одной крышей. Часто каждый член семьи сидит за своим поистине «персональным» компьютером, имеет свой круг общения, находится в своем смысловом пространстве. Наблюдается очевидная разность мыслей, интересов, целей, утеряно то, что в семейной антропологии выражается одним из ключевых понятий – «согласованность воль». Последнее, как правило, есть результат отсутствия любви и основанного на ней послушания, либо нарушения естественной семейной иерархии – эмансипации женщин и «инфантилизации» мужчин.

Исторически единство семьи было призвано обеспечивать ведение единого семейного хозяйства. Развитие производства и разделение труда разделило и членов семьи. В советский период работать вне дома стала еще и женщина, а дети стали ходить в детские сады и школы. Степень совместности бытия, со-бытия семьи значительно понизилась. К тому же типичной стала простая нуклеарная семья – родители и их дети без старшего поколения. В результате постоянно слабела преемственность духовно-нравственных традиций в чреде поколений, соответственно падало значение семьи, как важнейшего воспитательного и образовательного института.

Кризис современной семьи во многом связан с утратой семейного взаимодействия, индивидуализацией, обособлением жизни ее членов. А отсюда и в обществе идет процесс своеобразного «схлопывания» человеческого бытия с уровня бытия-как-общения до эгоцентристского, атомарного бытия.

Духовный уровень. Духовное единство семьи достигается единой верой, связующей членов семьи с Богом, а посредством Его – и друг с другом. Важным моментом является и доверие – упование на Бога и доверительные отношения друг к другу. И, наконец, необходима верность, не прерываемая временем – готовность исполнять волю Божию и волю друг друга (конечно же, непрегрешительную).

Единство духовное выражается в единой духовной практике – совместной молитве, участии в богослужениях и таинствах, совместном духовном чтении и общении. Духовное единство, единство в вере способно преодолевать разделение физическое (разлуку) и душевное (разногласия и раздоры).

Если душевные переживания неустойчивы, преходящи, то духовная связь, духовное единение сопряжено с вечными началами и не подвластно времени. Трагедия многих современных семей заключается в отсутствии этого духовного единства. Без него строительство семейного дома несовершенно: в нем есть фундамент, есть стены (телесное и душевное общение), но нет кровли - покрова свыше, благословения, благодати Божией.

Способность строить семью, поддерживать единство ее духовно-душевно-телесной жизни обеспечивается традициями семейного воспитания. Смысл традиции заключается в передаче ценностей. Ценность лежит в основе поведения человека, в основе его поступков, его жизненного выбора. Но традиция не работает, если нет со-бытийной общности между взрослыми и детьми.

Как обеспечить со-бытийность, если взаимодействие в семье в значительной степени нарушено?

Можно предложить следующий вариант решения. Если семья переживает сейчас кризис, то помочь ей в укреплении единства поколениий мог бы другой образовательный институт – школа.

Каким образом? В настоящее время в базисном учебном плане старших классов практически нет предмета, в рамках которого мог бы выстраиваться и развиваться диалог о жизни, в том числе жизни семейной, между учеником и учителем.

Следует вернуть в содержание отечественного образования курс «семейной» направленности. В советское время это был курс «Этика и психология семейной жизни». Однако название его звучит слишком «иностранно» и на наш взгляд более подходящим было бы «Нравственные основы семейной жизни», что предполагает диалог не только в чисто научном плане, но и в русле отечественной духовно-нравственной традиции.

Какова история преподавания семейных дисциплин в России? До революции в нем не было необходимости, ибо опыт семейной жизни хорошо передавался в рамках семейного воспитания. Об этом свидетельствует хотя бы практически полное отсутствие разводов (3% перед революцией), многодетность семей (в среднем пять детей), почти полное отсутствие абортов и случаев отказа от детей и стариков.

В СССР сменилось несколько программ полового воспитания. В 1920–30-е годы были выработаны установки сознательного поведения в сфере пола, половое воспитание получило определенную связь с другими областями учебно-воспитательной работы. Его методика в тот период разрабатывалась в рамках педологии. Ценной идеей педологии был комплексный подход в изучении развития ребенка, основанный на использовании психологических, анатомо-физиологических, социологических и других знаний. Однако в 1936 году педология была объявлена «псевдонаукой» и прекратила свое существование. В связи с этим и половое воспитание детей стало закрытой темой.

В конце 60-х годов после долгого перерыва в советское школьное образование стали вновь вводиться различные формы полового воспитания: курсы «Основы советской семьи и семейного воспитания», факультативные курсы. Создавались кружки и клубы, в работе которых освещались темы любви, брака, пола и сексуальности. Отдельные элементы подготовки учащихся к семейной жизни включали в свою работу учителя-предметники.

 В 1982 году Министерство просвещения СССР и Академия педагогических наук СССР выпустили типовую программу для старшеклассников «Этика и психология семейной жизни». В течение десяти лет она повсеместно внедрялась в общеобразовательные школы и получила положительные отзывы как учащихся, так и педагогов. Однако в те годы так и не были созданы учебные пособия, адаптированные к запросам и уровню развития учащихся. Имевшееся пособие по «Этике и психологии семейной жизни» скорее походило на материалы для учителя. Хрестоматия, выпущенная в то же время, была наполнена трудами Н. К. Крупской, Ф. Энгельса и подобных им авторов. Кроме того, с 1983 года в программы школ был введен обязательный курс «Гигиеническое и половое воспитание» для учащихся 8 класса. Курс целенаправленно готовил к ответственному супружеству, формированию полового самосознания. Однако достижение этой цели затруднялось отсутствием специалистов-психологов. Занятия проводили учителя-предметники, нередко сводя их к сухому чтению лекций.

Начиная с 90-х годов наметилась тенденция замены полового воспитания сексуальным просвещением, начали распространяться программы принципиально иного типа, составленные с грубым нарушением принципов культуро- и природосообразности. Даже с точки зрения чисто научного подхода подмена понятия «пол» понятием «сексуальность» недопустима. Понятие «пол» гораздо шире, помимо отношений между полами на физиологическом уровне оно включает широкий спектр духовно-нравственных и социальных отношений мужчин и женщин. Семья выполняет не только репродуктивную, но и коммуникативную, воспитательную, хозяйственно-экономическую и другие функции. Подготовка к семейной жизни не может сводиться к натуралистическому изучению физиологии. Сужение многообразия семейных отношений до биологического уровня принижает достоинство человеческой личности, игнорирует душевные и нравственные сферы его бытия, препятствует созданию гармоничной семьи, вступает в острое противоречие с традиционными культурными ценностями. В 1996 году внедрение данных программ в школы страны было приостановлено в связи с ростом возмущения со стороны родителей и общественных организаций.

В 1992 году, после принятия нового закона «Об образовании», преподавание курса «Этика и психология семейной жизни» не было включено в учебные планы, хотя не было и отменено. Многие учителя продолжали вести занятия по курсу. Нам с монахиней Ниной (Крыгиной) на курсах повышения квалификации встречались учителя, которые до сих пор преподают этот предмет (например, в Нижнем Тагиле). Однако потребность в переработке программы 1982 года была ощутима.

В 2001 году доктором психологических наук Т. А. Флоренской была предложена программа курса «Этика и психология семейной жизни». В начале 2000-х годов появились другие программы и учебные пособия православной ориентации.

В Центре защиты материнства «Колыбель» (Екатеринбург) была разработана и сертифицирована в ГОУ «Учебная книга» программа «Нравственные основы семейной жизни» (авторы-составители Е. В. Герасевич, Л. М. Рябкова и Н. И. Петрова, 2004). В 2004-2005 годах она прошла апробацию с участием Л. М. Рябковой и моим в старших классах НОУ СОШ «Источник» (Екатеринбург).

В 2005 году появилось также учебное пособие «Культура семьи» (авторы Н. Г. Храмова, Г. Г. Алексеева и А. А. Сараева).

Параллельно с этим в Пензенском институте развития образования (ПИРО) с 1990-х годов разрабатывался курс «Семьеведение» (см.: Семьеведение. Программа курса для учащихся 1-11 классов общеобразовательных учреждений. Методические рекомендации для учителя / Авт.-сост. Е. Ф. Купецкова, Г. П. Редя, И. Ф. Смирнова. Под общ. ред. С.П. Кудинова - М., Пенза, 2012).

Разработанный нами совместно с монахиней Ниной (Крыгиной) учебный курс «Нравственные основы семейной жизни» (2007–2013 гг.) впервые объединил практический опыт, научные знания, богословские вопросы и традиции русской культуры. Упомянутый выше советский вариант курса – «Этика и психология семейной жизни» – рассматривал главным образом психофизические, психосоциальные и этические стороны предмета. Вопросы экзистенциальные и антропологические, духовные почти не поднимались, либо трактовались идеологически. В предлагаемом нами варианте программы особое внимание уделяется проблемам семейного счастья, смысла жизни в контексте семейной проблематики, проблемам личности и ее места в социуме, а также проективности личности – в плане построения ею будущей семьи и др.

В существовавших ранее программах отсутствовал системный подход, сочетавший психолого-педагогический, богословский и культурологический анализы. Данный курс предполагает изложение более современных, полных и упорядоченных представлений о семейной жизни, синтезирует знания разных дисциплин – психологии и культурологии, христианской этики и богословия (теологии).

Подход к содержанию и технологии преподавания принятый в советском курсе «Этика и психология семейной жизни», представляется нам несовершенным, поскольку он никак не способствовал мотивации учащихся. Форма подачи материала часто носила лекционный характер, содержание не было личностно ориентированным, предмет зачастую был попросту неинтересен учащимся. Не хватало активной «проживаемости» материала.

Преподавание курса «Нравственные основы семейной жизни» предполагает, наряду с познавательным аспектом, также ценностный подход и интерактивность учебного процесса. Это требует от преподавателя особых усилий, призванных помочь формированию у старшеклассников собственной иерархической системы ценностей, ориентированной на традицию. Интерактивный подход должен способствовать не формальному заучиванию материала, а внутреннему принятию его содержания как личностно значимого. При изучении курса ценности семейной жизни должны переживаться и «присваиваться» учащимися, выстраиваться в иерархию сообразно их значимости.

Современная жизнь ставит задачу устроения семейного единства, бытия семьи на всех трех уровнях человеческой природы. Этому надо учиться. Над этим нужно трудиться. Семейный курс в школе должен нести соответствующие знания и прививать соответствующие навыки. Чтобы построить семью – так же как построить дом – нужно знать, как это сделать. Нужно хотеть это сделать. И нужно уметь это сделать. Три необходимых, но еще недостаточных условия. Ибо для полного совершения потребна еще и помощь Божия. А для этого со стороны человека нужна вера в Него, доверие Ему, верность.

Поделиться материалом

Submit to FacebookSubmit to Google PlusSubmit to TwitterVKJJ

Православие и проблемы биоэтики

К XXV Международным Рождественским образовательным чтениям Патриаршая комиссия по вопросам семьи, защиты материнства и детства выпустила Сборник «Православие и проблемы биоэтики» по материалам сборников Церковно-общественного Совета по биомедицинской этике

Архив

          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30

Книги о семье