Иеромонах Макарий (Маркиш). Брак: церковный - гражданский - "гражданский" - никакой...

Выступление иеромонаха Макария (Маркиш), председателя комиссии по вопросам семьи Иваново-Вознесенской епархии на XХII Международных Рождественских образовательных чтениях (секция «Позитивное осмысление семейных ценностей»)

Москва, 28 января 2014 года

Чтобы раскрыть молодежи реальность брака, надо рассеять дымовую завесу лжи и убрать кривые зеркала предрассудков.

– Зачем брак, если есть любовь? Если двое любят, при чем тут печать в паспорте, венцы-кольца?

– Конечно, супружество возникает не от печати: наоборот, печать – лишь свидетельство совершившегося события: бракосочетания. Но в чем заключается само событие? Брак – это смерть и новое рождение. Смерть двух независимых «я» и рождение нового единого существа «мы». Это событие можно сравнить с физическим взаимодействием: образованием атома водорода из электрона и протона. Строго говоря, и тот и другой исчезают, как бы растворяясь в новом едином объекте, который подчиняется иным закономерностям, чем каждая из частиц в отдельности. Вот таким же образом муж и жена растворяются друг в друге, подчиняясь новому закону – закону жертвенной супружеской любви.

– Ну да, любовь – это мы и так знаем…

– Сомнительно. «Любовью» у нас именуют всё что угодно… На самом же деле «Бог есть любовь», говорит апостол Иоанн. Бог один, значит и любовь – одна. Что же это такое? Читаем дальше у того же апостола: «Вот как мы можем узнать, что такое любовь: Он отдал за нас Свою жизнь». Вот так и в браке. Меньше всего он похож на коммерческую сделку или взаимовыгодный договор; больше всего – на решение пойти добровольцем на фронт. Решение бесповоротное и страшное: отдать свою жизнь. Муж и жена отдают свои жизни друг другу, и тогда – если сохраняют верность – обретают счастье не только здесь, но и в вечности.

– Почему же мы не можем отдать себя друг другу – всерьез! – без захода в загс и в церковь?

– Да, Адам и Ева не венчались, и печатей не ставили. Но то было в раю. Нам же он недоступен из-за несовершенства нашей природы, искаженной грехопадением. Мы живем на реальной земле, в реальном обществе, государстве, и принадлежим (если принадлежим) реальной Церкви. И в этой несовершенной реальности, как люди понимали уже с древнейших времен, необходим институт брака – добровольный пожизненный союз мужчины и женщины, скрепляемый законом. Гражданский акт в загсе и венчание в церкви есть двоякое скрепление одного и того же брака по земному и небесному закону, поскольку брак связан с обеими сторонами жизни, гражданской и церковной.

– Но что же тогда плохого в гражданском браке?

– Здесь то же, что и с «любовью»: одним и тем же словом называют совершенно разные предметы. Сейчас «гражданским браком» именуют просто внебрачную половую связь, блудное сожительство.

– Так разве не лучше, прежде чем идти на такое важное дело, как брак, сначала попробовать, как получится?

– Может лучше и солдату на передовой «сначала попробовать», и если «плохо получится», драпануть в тыл? О «сексуальной несовместимости» и «пробном браке» рассуждают люди, ничего в любви не смыслящие, цитирующие «медицинские данные» столетней давности. Сегодня любой врач подтвердит: плодотворность интимных отношений мужа и жены определяется их поведением – которое в свою очередь зависит от множества факторов, простирающихся далеко за пределы анатомии и физиологии и в первую очередь от их доброй воли, от их взаимной заботы и внимания, от их любви.

Никакой «пробный брак» в принципе невозможен: если он пробный, значит, уже не брак, со всеми вытекающими последствиями. Интимная близость, вырванная, выкраденная из брака, где она только и должна существовать, несет в себе то же зло, что и всякое воровство, – но в тысячекратном размере.

– Итак, всех ориентируем на брак?

– Нет. Это непростительная ошибка, которую мы, священники, допускаем в беседах с молодежью: говоря о половых отношениях и о браке, мы обязаны говорить и о безбрачии, о его месте в христианской системе ценностей. Особенно важно донести это до сознания девушек: не надо пояснять, что далеко не у каждой из них будет возможность выйти замуж и дать жизнь потомкам…

С самого раннего возраста девочка должна видеть брак как одну из двух возможностей, хоть и весьма вероятную и благословенную, но, по евангельскому счету, менее возвышенную, чем безбрачие. Впрочем, то же относится и к мальчикам: те из них, кто не имеет физиологических и психологических предпосылок к половой жизни (от одного до пяти процентов по разным оценкам), в условиях неистовой сексуальной агрессии извне – везде и всюду, вплоть до начальной школы и детских игрушек! – становятся жертвами извращенцев и носителями извращений.

Зависимость от сексуального интереса мужчин – едва ли не самый жестокий бич, терзающий огромное множество наших современниц. Мы обязаны защитить их. Будем помнить слово отцов: где процветает девство, там процветает и супружество. Кстати, современные социально-экономические условия как раз в этом отношении предоставляют редкостные возможности. В наше время незамужняя женщина – пожалуй, впервые за всю историю человечества – ни в чем не уступает мужчине и не нуждается ни в какой особой поддержке. Более того, сегодня всякая женщина способна обрести полную меру потребного ей материнского счастья через усыновление: ведь не та мать, что родила, а та, что вскормила.

Поделиться материалом

Submit to FacebookSubmit to Google PlusSubmit to TwitterVKJJ

Православие и проблемы биоэтики

К XXV Международным Рождественским образовательным чтениям Патриаршая комиссия по вопросам семьи, защиты материнства и детства выпустила Сборник «Православие и проблемы биоэтики» по материалам сборников Церковно-общественного Совета по биомедицинской этике

Архив

        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

Книги о семье