Пятница, 01 декабря 2017

Брак и деторождение

Посвящается моим многодетным, малоимущим,
блаженным родителям Манолису и Элевтерии.

От редакции издания

Если понятие целомудрия и девственности для современного человека по большей части чужды и старомодны, вызывая иногда интерес как примечательная странность, то многодетность в наше время многим кажется несвоевременной и несовременной.

На многочадные семьи батюшек и православных прихожан смотрят с недоумением. Для «нормальной» семьи сегодня считается в порядке вещей иметь двоих, ну троих детей (хорошо еще, что не одного, как раньше!), а уж больше — хлопотно, сложно, да и… не нужно. Именно здесь корень зла: не нужно…

Разговоры о социальных трудностях (фарисейское «зачем плодить нищету?» и т.д.) в основе своей содержат один вопрос: «Зачем?» — «Ведь дети, это — непонятная, несовременная, но такая ощутимая обуза для жизненных перспектив…» И начинается «планирование семьи». Безнравственность абортов еще как-то можно объяснить людям, но труднее заставить задуматься о глубокой кощунственности самих понятий «планирования семьи», «предохранения», «безопасного секса»… Ведь именно здесь мы вторгаемся в запретную для человека область Божественного Промысла и, по сути, пытаемся «планировать» Божественную благодать и «предохраняемся» от Господней милости — к стыду и позору нашему.

Дети — одна из милостей Божиих к человеку, воистину благословение Божие семье, — так это всегда понималось в традиционном православном обществе, умевшем ценить дары и отвечать на них благодарностью. Теперь же мы как бы отмеряем себе объем щедрот и милостей Господних, который устраивает нас, входит в наши планы, а от «ненужного» отказываемся, греша при этом преступлениями Господних заветов[1].

Время нравственного одичания делает свое сатанинское дело везде — даже в тех семьях, которые вроде бы живут благопристойно. Распад самого института семьи сегодня весьма глубок, и его проявления — не только разводы, аборты и брошенные дети — это все лежащие на поверхности последствия утраты того основания, на котором держится брак. Далее в благополучных семьях так редко сегодня можно встретить понимание семейного служения, благоговейное отношение к семье, как к малой Церкви Христовой, благодарность за Божие благословение чадами…

Семья зиждется на любви и немыслима без ответственности. На любви в Боге и ответственности перед Ним. Об этой ответственности нелегко даже вспоминать — столь сильно мы перед ней виноваты. Но делать это необходимо, если мы хотим, чтобы жизнь по заповедям Божиим оставалась не только словами.

Глубоко символично, что автор книги, которую Вы держите в руках — монах, архимандрит. Снова, как на 1 -ом Вселенском Соборе, когда сторонников целибата для священства, нападавших на брак, осудил суровый подвижник и аскет Палладий, назвавший целомудрием сочетание с законной женой, именно подвижник-монах призывает нас вернуться к полноте понимания семьи и брака. Излечиться от ущербности «спланированной» семьи и вернуться в семью, где с радостью и верой встречают Господню милость — детей, не ограничивая своими «возможностями» дары Божии, сегодня непросто. И, может быть, для кого-то из православных читателей эта книга покажется резкой — но разве без потрясения можем мы сегодня заставить себя выбраться из комфортного лабиринта поблажек и отговорок, от неисполнения Божиих заповедей?

Поэтому пусть не озадачивает вас, дорогой читатель, типично греческая эмоциональность аргументации и взволнованная напористость автора. Как бы суров и резок в некоторых своих выводах он ни был, зачастую не успевая всмотреться в многообразие жизненных ситуаций, резкость авторской ревности о благом не спутаешь с резкостыо ригоризма и морализаторства. Пусть, читатель, частности не помешают нам воспринять основные идеи книги, которые, без сомнения, содержат в себе то лекарство, которое с Божьей помощью да исцелит в нас наше больное восприятие чудных Божиих Таинств и даров — брака и деторождения.

Предисловие ко второму изданию

Одобрительные отзывы и благосклонное принятие первого издания книги со стороны преосвященнейших архиереев, возлюбленной братии, священства и сведущих в данной теме благочестивых мирян придают мне сил для ее повторного издания, дополненного и исправленного.

Горячо благодарю всех тех, кто удостоил меня таких одобрительных отзывов. Однако и те возражения, которые составляют меньшую долю в отзывах, принесли мне значительную пользу, заставив быть более внимательным в дальнейшем исследовании темы и в изложении новых мыслей, которые еще глубже развивают ее. Оставляя рассуждения о положительных отзывах, остановлюсь лишь на возражениях, которые, по моему мнению, могут служить источником многочисленных вопросов. А ответы на них помещены в конце книги, в приложении с подзаголовком «Ответные суждения». Надеюсь, уважаемый читатель не пренебрежет и этой дополнительной главой, и уверен, что он почерпнет полезные знания и раскроет для себя тему с наибольшей полнотой.

Считаю также важным отметить, что читатель найдет в книге положения, которые лишь избранным покажутся правомерными. Ленивые же и конформисты сочтут их крайними, преувеличенными и неприменимы ми в жизни. «Ты хочешь от нас совершенства! Но смилуйся, возможно ли это?»

Таковые совсем не поняли, что Христос пришел, чтобы человечество стало новой тварью и что для достижения этого не допускаются полумеры.

Не я хочу совершенства, его требует Он. Когда Вышний Судия предписывает: будьте святы и совершенны, кто Ему отважится возражать, ссылаясь на недостижимость этого?

Господь дал заповедь плодитесь и размножайтесь, и она будет неизменной до скончания века.

Новый Завет этой заповеди не отменяет, даже не видоизменяет. Он ее совершенствует. Он раскрывает дополнительные требования к браку, отмечая его целомудрие: брак честен и ложе нескверно.

Когда Святый Дух говорит: ненавидящий брата своего убийца есть, Он не отменяет заповеди неубий. Напротив, Он относит к убийцам и тех, кто только ненавидит. И когда говорит: всякий, смотрящий на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с ней в сердце своем, это не значит, что Он отменяет заповедь не прелюбодействуй. Совсем напротив. Он называет прелюбодеем всякого, кто и на свою жену смотрит по плоти и желает ее по плоти.

Так не будем же, братия, относиться к нашей вере как только лишь к словам. Она есть жизнь. В этом преходящем мире мы призваны участвовать в «игре» под названием «вечность». И в такую «игру» мы не можем играть с закрытыми глазами и отвлеченным умом. Каждый здравомыслящий человек знает, что такой труд (а не игра, конечно!) требует борьбы, достойной нашего предназначения.

Никому не поможет применение полумер или просто терпимости. Оно приведет к проклятью.

Господь хочет именно того, что выражено словами могущий вместить да вместит. Но способностями руководит сам Иисус, поэтому каждый, кто захочет, сможет.

Желаю всем прочно обосноваться рядом с Всесильным Господом и не впасть в дезертирство на войне, где главнокомандующий — Сам Сладчайший Иисус. Он ясно сказал: Кто не собирает со Мной, тот расточает. Сам будучи Истиной, Он призвал: Познайте истину, и истина сделает вас свободными. Но если истина предполагает в себе сомнения, она уже не есть истина. И такая фальшивая «истина» никогда не принесет спасения.

Ступай, брат, по дороге Господней честно, и тогда ты увидишь, что слова суть ничто перед счастьем, которое может тебя наполнить навеки. Но если ты скажешь: «Я не могу справиться с этим», то тебя будет вечно терзать горькое несчастье.

В конце концов, подражай тому, кто хочет добиться успеха и при этом не считается с мучительным трудом, работает в поте лица день и ночь. А позже радуется сладким плодам сурового труда. А если ты уподобишься лукавому и ленивому рабу, всю жизнь будешь жалким неудачником.

Религия никогда не служила легким жизненным путем. «Она требует каждодневной борьбы, которую человек ведет во имя своего духовного здоровья» (Мише Друа. Жизнь. 1977, 344).

Стараюсь, чтобы язык мой был простым даже там, где пользуюсь чужими мыслями. Пусть эта книга будет доступной для всех. Я не прибегал к большому числу источников. Не стремился удивить кого-то мудростью. Я полагаюсь на Священное Писание и на творения Святых Отцов. Только они могут быть авторитетами в таких вопросах. Только на них может положиться человек истинной веры и чистого сердца.

Все это отдаю на суд читателя, обращаясь в особенности к братьям по вероисповеданию, с надеждой, что для их духовной жизни и борьбы мой труд принесет какую-то пользу.

Н.А.

Примечание переводчика. Цитаты из Книг Ветхого и Нового Завета приводятся по русскому «Синодальному» переводу 1876 г. Примечания и комментарии автора приводятся в скобках. В некоторых случаях (когда цитата указана ошибочно) перевод не сверяется с подлинником, но остается вольным.

Введение

На тему брака, бесспорно, написано множество трудов. Этот вопрос изучают с разных сторон богословы, педагоги, социологи, антропологи… Его глубоко и разносторонне исследуют в самых разных аспектах. Именно поэтому не найдется человека, тем более среди истинно верующих, который не знал бы о сути института брака и о проблемах, связанных с ним. Вероятно, каждый считает, что у него есть своя позиция по отношению к вопросам брака.

Но более глубокое изучение вопроса показывает обратное. Каких только поверхностных, безответственных и даже кощунственных определений не допускается по отношению к браку! Вот что трагично! И те, кто Самим Божественным Установителем брака поставлены для его защиты, нагородили таких измышлений, теорий, которые по большей части лишь создают дополнительные проблемы. Так они сами содействуют семейным разладам, даже полному разложению семьи. То, что сегодня греческая семья — одна из первых кандидатур на вымирание, — безусловно должно заставить задуматься лиц духовных, которые с легкостью поддаются вредному влиянию, уподобляясь сему развращенному веку.

То, что я не преувеличиваю, покажут примеры и доказательства в соответствующих главах.

Но должен отметить, что существуют еще добросовестные люди — верные и благоразумные домоправители, богобоязненные братья во Христе которые среди строптивого и развращенного рода непоколебимо стоят за спасение Божие и не преклонили колени перед Ваалом. Их цель — спасение свое личное и всех ближних.

Атеистический бунт

Тема деторождения требует от читателя особого внимания, поэтому необходимо сразу отметить один очень серьезный факт: такое явление, как отказ от деторождения, — это результат атеистической и сатанинской пропаганды на международном уровне. Воистину, состоящий в браке и избегающий рождения детей не только нарушает заповедь Божию, не только разрушает священное Таинство, но и, предав Бога, сдается в плен врагу. Это важно понимать каждому.

Привожу цитату из книги приснопамятного Серафима Папакосты «Проблема чадородия»:

«Распространение идей и методов, направленных против деторождения, с начала нашего века было предметом пропаганды так называемых «атеистов», которые, работая секретно или под каким-либо благовидным предлогом, добились в этом вопросе огромных успехов. Позже у них появилось много других единомышленников, и до сих пор, как в Америке, так и в Европе, продолжается движение против чадородия как дело главным образом врагов веры… Многочисленная группа людей, которые проповедуют разрушительные учения в среде молодежи (среди них социалисты и романтичные феминистки), хочет заменить установленные правила морали на то, что они сами называют «правом на любовь» и что они своевольно ставят в один ряд с иными нуждами человека, такими, как пища и сон». (По словам известного врача Р. де Гуштенира). Сам автор, излагая историю возникновения неомальтузианства, пишет, что за два последних десятилетия XIX века неомальтузианцы, «преступившие все нравственные границы, твердят о праве человека на наслаждение прелестями чувственной страсти, исключая, однако, всякую ответственность. Мерзко выдвижение этой губительной идеи, которая зарождалась тайно, а проповедуется явно…

«Во Франции была особенно активна пропаганда, распространявшая все самое разрушительное и омерзительное, направленное против брака и идеи нравственности… им удалось представить в глазах общественности, что уклонение от деторождения — это прямо-таки проявление уважения общественных устоев, но, однако, такого уважения, которое удовлетворяет всем требованиям гедонизма под видом законности, то есть искусственного обеспложивания (стерилизации) в браке, с целью сохранить все преимущества свободного секса, безо всякой опасности.

«Последствием такой ловкости и такой соблазнительной подачи греха… было быстрое распространение его в Англии и в Америке через активную пропаганду. Сотни тысяч книг, журналов, листовок распространялись пропагандистами греха.

Специальные клиники по обучению методам обеспложивания и особые конгрессы организовывались фанатичными женщинами и вообще активистами пропаганды… Большую работу проделывали они и в отношении стран Европы. В том числе и Греции.»

Но самое веское свидетельство того, что кампания против деторождения — это дело врагов христианской веры и нравственности, следует из слов нехристианского писателя, американского социолога Вальтера Липпмана:

«Правы христианские Церкви в том, что они выступают против уклонения от деторождения, независимо от того, выгодно ли это с точки зрения евгеники, здоровья или экономики. Ведь это самое революционное явление за всю историю этики полов». И продолжает: «Пропаганда отказа от деторождения — это ветвь более широкого движения, цель которого — разрушить перенятую нами от прадедов нравственность».

Думаю, что ничего больше не требуется, чтобы каждый, кто еще сохранил в себе хоть каплю христианской совести, понял, что уклонение от рождения детей — настоящее отступление от Бога Живаго и что каждый, кто избегает детей, не может считаться и христианином. По правилам, такой извергается вон и засыхает, подобно ветви, не приносящей плода.

Чтобы каждый мог понять, в какие он попадает сети, достаточно констатировать, что уклонение от деторождения — это изобретение богоборцев, которые сотнями ухищрений борются с христианской догматикой и нравственностью, чтобы они исчезли с лица земли и воцарилось во всей вселенной атеистическое государство.

В «Протоколах» ясно говорится, что следует разнообразно и настойчиво пропагандировать уменьшение рождаемости, чтобы государства истощились, ослабли, чтобы над ними было легче господствовать.

Итак, трезвитесь, бодрствуйте, потому что противник ваш диавол ходит, как рыкающий лев, ищи, кого поглотить. Братья! Противостаньте диаволу, и убежит от вас.

Существо брака

Чтобы разобраться в сущности такого явления, как брак, и сделать в отношении него правильные выводы, необходимо направить духовные очи в глубину его смысла.

Брак — это прежде всего таинство.

«Брак — таинство, в котором с благословения Церкви физическое соединение мужчины и женщины, которые становятся одним целым в равноправном союзе, освящается и возвышается над бывшим у праотцев до грехопадения святым состоянием. Это состояние им дается благодатью Божией для достижения божественной цели, которую и преследует брак».

Именно поэтому с самого начала основания Церкви существует Таинство Брака, совершаемое в церкви священником. Святой Игнатий Богоносец так выражает свои мысли о том, как подобает объединяться в брачный союз: «С согласия и благословения епископа, чтобы брак был согласен с волей Божией, а не был бы просто следствием плотских вожделений». Тертулиан, великий церковный писатель и апологет ранней Церкви, утверждает, что «незаконные и тайные союзы, предварительно не объявленные Церковью, рассматриваются как прелюбодеяние и блуд».

Таинство брака считается настолько чистым и святым, что все непристойное в свадебной церемонии (нескромная атмосфера, неприличные танцы, развратные песни и т.д.) рассматривается святыми отцами, и особенно божественным Златоустом, как: осквернение Таинства О глубокой святости этого Таинства говорит еще то, что в Древней Церкви оно совершалось во время Божественной литургии, чтобы новобрачные причастились, очищенные заранее Таинством исповеди. — Мы это знаем, — скажете вы. Согласен, что это известный факт. Но не уверен, что мы следуем примеру древних христиан. Сомневаюсь, что мы вникаем в суть этого примера.

Приглашаю Вас, брат читатель, с благоговением и ответственностью исследовать этот вопрос.

К истокам

Обратимся во глубину веков, к появлению первых людей. Адама и Еву Бог сотворил подобными друг другу и равночестными в отношении их духовности, но различными по внешним и физиологическим признакам. Мужчину и женщину сотворил их. Мужчину — Адама, женщину — Еву.

Прежде них создал Творец мир ангельский. Но как — это знает только Он Сам. Мы же знаем одно: ангелы не имеют пола, они не мужчины, но и не женщины. Поэтому нигде и не отмечается, как ангелы создают ангелов. Между прочим, мы знаем и то, что ангельский мир численно бесконечен. Но создан ли он весь сразу или ему дан способ постепенно увеличиваться в числе? Это вопрос, на который мы не найдем определенного ответа ни в Писании, ни у Святых отцов.

То, что зависит от нас, это — иметь веру в их реальное существование. Остальное — дело Божественной Премудрости.

Что касается человека, то сначала он был создан в единственном числе. Позже Творец рассудил, что нехорошо быть человеку одному. Когда Создатель привел всех животных к Адаму, чтобы увидеть, какие имена даст каждому из них первый человек, тут Он и убедился в этом. И нарек человек имена всем скотам и птицам небесным и всем зверям полевым. Но для человека не нашлось помощника, подобного ему.

И навел Господь на человека крепкий сон, и когда он уснул, взял одно из ребер его, и закрыл то место плотью. И создал Господь Бог из ребра, взятого у человека, жену.

И дал Господь ее Адаму в помощницы.

Но какую же помощь она могла ему оказать? Одежда тогда была не нужна. Все для жизни имелось в готовом виде. И благоразумен был Адам в блаженном раю. И окружение у него было приятное: грациозные животные всякого рода, дикие и ручные. Осознавая присутствие Божие, Адам был в безопасности и в благоденствии.

В чем же могла помочь ему Ева? Может быть, в духовном развитии? Но он жил, как невинное дитя: с чистым сердцем и светлым умом.

Какая же была первоначальная цель создания женщины как помощницы мужа?

Об этом ясно говорят дальнейшие слова Книги Бытия. И благословил их Бог, и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь и наполняйте землю (чадами своими).

Прежде Он также благословил и животных. Плодитесь и размножайтесь и наполняйте моря и землю.

Но животных Господь с самого начала сотворил двух полов, именно для того, чтобы им размножаться. А у человека изначально не было такой возможности, какую он видел у животных. Потому что у него не было того, кто бы ему помог в создании потомства.

Вот для какой цели благословил Бог Адама помощницей — женой.

Существует мнение, что если бы человек не согрешил, он размножался бы неким другим способом. Но, как говорит Писание, Господь предвидел падение и поэтому сотворил и жену, чтобы число людей росло при ее содействии. Первое — предположение. Второе — реальность. Она-то нас и интересует.

То, что жена не могла быть изначально помощницей мужа только лишь в одном — в рождении детей — об этом нетрудно догадаться. Как муж, так и жена были душами, созданными по образу Божию, то есть их предназначение было и в том, чтобы помогать друг другу в работе над достижением цели быть воистину подобными Богу. То есть их любовь к Богу и близкое с Ним общение должны были, несомненно, довести их до нравственного совершенства. Но невозможно понять, как бы им удалось достичь этого, если бы они не принимали или с лукавством искажали благословение Божие плодитесь и размножайтесь.

Но не надо забывать и то, что хотя Бог одним только мановением мог создать тысячу людей в любой момент, Он этого не сделал. Он возложил эту высокую честь на человека. С этой точки зрения, Бог возвел его в должность «сотворца», как отмечает Иоанн Златоуст. Святитель подчеркивает: «Сотворил Бог жену, взяв часть плоти от мужа. Из этой-то части и суждено было произойти всему человеческому роду, корень которого Адам имел в своем теле». И далее: «Жену Он не сотворил из какого-то другого вещества, потому что целью было продолжение человеческого рода. Бог устроил так, что вся родословная человечества идет от первой супружеской пары… Для того это сделал Бог, чтобы тысячи народов впоследствии могли сослаться на первых своих предков. Чтобы не подумал кто-нибудь, что у каждого человека своя, отличающаяся от других, природа».

Насколько важно создание потомства, видно из того, что Бог повторяет свое благословение, данное Адаму и Еве, во второй раз, благословляя Ноя после Потопа.

Итак, не может быть возражений, что первоначальная помощь жены мужу состояла в рождении детей и в нравственном взаимообогащении супругов. Жена стала Божиим благословением и честью для мужа. А дары Божии непреложны. Значит и не подлежат отмене! Благословение остается неизменным вовеки. Нигде ни Священное Писание, ни Святое Предание не говорят, что Бог в связи с переменой эпох, поколений или обычаев отменил Свое благословение или заменил его на новое. Всегда совет Господень вовек пребывает, помышления сердца Его в род и род. Именно по этой причине в Ветхом Завете чадородие всегда считается особенным благоволением Божиим к человеку, бесчадие же — позором.

Новый Завет и брак

В Новом Завете не только никак не отменяется древнее благословение брака, но — наоборот — оно возвышается и получает духовный смысл. Речь идет о Великом Таинстве. Теперь брак символизирует союз Христа с Его Церковью.

Апостол Павел говорит о браке: Тайна сия велика; я говорю по отношению ко Христу и к Церкви. (Таинство брака велико, так как образует собой единение Жениха Христа с Невестой Церковью). Так же, как Христос оставил небесный мир и спустился на землю для объединения с Церковью, так и муж отделяется от родителей, семьи и всех родных, чтобы всецело и навсегда объединиться с супругой.

Это не просто красивые слова, не риторика, это сама реальность. Это подтверждает завет Святаго Духа: Мужья, любите своих жен, как и Христос возлюбил Церковь. А если мы должны проявлять такую же любовь, значит, у нас и подобный союз.

Какой же должна быть эта любовь? Прежде всего, если иметь в виду любовь Христову, она призвана служить чисто духовным отношениям — бескорыстным, невинным. Но если иметь в виду любовь супружескую, то она — и духовная любовь, и плотская. Это отношения, в которых у людей обычно выступают на первый план плотские похоти.

Посмотрим конкретно, каковы проявления любви Христовой. Христос, — отмечает апостол, — возлюбил Церковь и предал Себя (на смерть) за нее (ради этой любви).

Обрати внимание, дорогой читатель; главное проявление этой любви есть жертва Иисуса ради спасения Церкви.

Здесь уместно уточнить, что мы имеем в виду, говоря «Церковь». Церковь — это совокупность всех тех, кто верит в Господа Иисуса Христа, кто принимает за бесспорную истину все, что Он нам заповедует, и кто следует Его заповедям неуклонно и с благоговением. Эти души, составляющие Церковь, Иисус любит с Божественной заботой, так же, как и жених любит свою невесту. Он принял за эти души терновый венец. Был приговорен к позорной смерти. Распят на Кресте. Пролил Кровь. И распятым Пречистым Телом Своим и Кровью общается с этими душами в Таинстве Божественной Евхаристии.

И апостол Павел обращает внимание на это: (все это Христос сделал безо всякой корысти, только лишь) чтобы освятить ее (Церковь), очистив банею водною, посредством слова; чтобы представить ее Себе (рядом с Собою) славною Церковью, не имеющею пятна, или порока, или чего-либо подобного (что бы могло ей повредить), но дабы она была свята и непорочна.

Что же получается? В браке муж должен обращаться с женою так же, как Господь с Церковью. А жена с мужем — как Церковь со Христом. Ведь в Таинстве брака на обоих сходит Святый Дух. И с этого момента жених перестает быть только лишь существом мужского пола. Невеста также уже не есть только существо женского пола. Происходит нечто с их природой. Муж принимает на себя характер Христа. Жена принимает характер Церкви. Внешне же ни они сами, ни окружающие не различают этого. Но поэтому это и называется Таинством. Кроме внешнего действа происходит и невидимое для нас, Божественное. Оно не открыто нашему глазу, но — совершается!

Возьмем другой пример. Высшее Таинство Церкви — Божественная Евхаристия. Не облегчит ли нам этот пример понимание преображения жениха и невесты? Прежде чем священнику призвать сошествие Святаго Духа для пресуществления, хлеб и вино находятся на Престоле как Честные Дары, но еще не как Тело и Кровь Христовы. Однако после произнесения молитвы, во время пения на клиросе «Тебе поем» хлеб и вино прелагаются в Тело и Кровь Христовы. Это не значит, что они меняются по природе (как ошибочно принимает Католическая Церковь). Ведь перед нашими глазами не предстают мышечные волокна или кровь. Несмотря на это, мы верим, что теперь это действительное Тело и истинная Кровь Христа, и верим в это, потому что нас в этом убеждает Сам Господь, приносящий их за жизнь мира. «Приимите, ядите: сие есть Тело Мое… И, взяв чашу…, сказал: пейте из нее все, ибо сия есть Кровь Моя», — произнес Он, первым совершая Таинство и причащая учеников.

Но и в Таинстве брака Сам Святый Дух освящает, преображает и уверяет, что муж теперь принимает характер Христа, а жена — Церкви. В этом не должно быть ни малейшего сомнения.

Следовательно, «христианский брачный союз выше райского супружества. Христианин — уже часть мистического Тела Богочеловека, Которому принадлежат и его тела, и душа. Так что, когда христиане вступают в брак, они не только две человеческие личности. И не только две души, наделенные благодатью. Но две освященные части мистического Тела Христова (Который есть Глава Церкви). Они соединяются, чтобы посвятить себя увеличению Церкви — Тела Христова. Чтобы родить чад, которым предстоит также присоединиться к Телу Христову.

Разумеется, участники Таинства брака не ведут себя, как хотят, но в соответствии со смыслом Таинства, должны действовать согласно с духом своего Божественного Главы (Христа). Они все будут делать во имя Главы, если они части Тела. (Так же, как и все части нашего тела двигаются по воле головы.) Они не могут распоряжаться своими телами с целью размножения без благословения и помощи Христа (хотя и беззаконники, невенчанные могут иметь много детей). Их тела уже не есть их собственная плоть. Это Тело Христово».

В соответствии с вышесказанным, поскольку супруги соединились в Теле Христовом, получается, что они отныне навеки живут и действуют во Христе. А значит и их брачное ложе непорочно и свято, как Сам Христос.

И тут возникает вопрос как они ведут себя, будучи в этом Пресвятом и Пречистом Теле? Кротко, как два невинных голубя? А может быть, как ворона с голубкой? Или просто валяются и развратничают, как две голые улитки?

Этот вопрос пусть будет делом их совести.

Дело в том, что этот священный союз во Христе имеет и другое последствие. Муж перестает видеть свою жену и обращаться с ней, как с обычной женщиной, инструментом слепого полового инстинкта, жена перестает воспринимать мужа, как свое плотское восполнение и опору в своей жизни. Муж будет приближаться к жене так, как будто он входит в храм. Жена к мужу — с благоговением кровоточивой. Кроме всего — со взаимным чувством, что между ними, как звено в цепи, неразрывно находится Христос.

И тогда их дом превращается в домашнюю Церковь, рай на земле. Ведь их каждодневная общая радость наполнит их жизнь смыслом. А в этом случае никакие трудности, неудачи, искушения не смогут нарушить их безмятежное счастье.

Напротив, если они дадут своему браку плотское наполнение и будут его поддерживать сладострастными заменителями, то никогда не насытятся и, к тому же, будут раздражаться, ссориться, ворчать друг на друга. Их жизнь превратится в бесконечную неудовлетворенность, без смысла и содержания. У них будет больше ощущения балласта, чем полезного груза. Они будут все время находиться в желаниях своих и в желаниях своей плоти.

Но не думайте, супруги, что я вас склоняю к монашеской жизни. Наоборот! Вы призваны к наслаждению супружеством — законному, подлинному, идеальному.

От вас требуется ставить на первый план не слепое плотское удовольствие, но райское, относящееся к участию вашей души. А о нем можно говорить только там, где царит взаимоуважение и святой долг в отношениях супругов. И этому опять же поможет их глубокое осознание, что они оба — совершители таинства.

«Мы же совокупляемся, и мы же совершители таинства?» — возразят многие.

«Да, конечно, — отвечаем мы, — ведь это важная вещь, которую должны усвоить все супруги.»

Поэтому крайне вредны и неприемлемы сомнительного качества книжки новоиспеченных социологов, биологов и т.п. о разнообразных возбуждающих играх перед совокуплением. Ведь супругов-христиан к половому акту ведет не какой-то стимул возбуждения, но глубокое чувство долга, святого долга, у которого нет нужды в дополнительных возбуждающих ухищрениях, свойственных блуду.

Таинство продолжается во времени

Очень важно то, дорогой читатель, что в слиянии, как говорится, (имеется в виду не только слияние тел, но и душ) поистине совершается Таинство. Происходит то же самое, что со священником, когда он служит Божественную литургию.

Чтобы не оказаться голословными, давайте рассмотрим Таинство священства. В день, когда священника рукополагают в сан, он, конечно, принимает участие в Таинстве Божественной Евхаристии и причащается Святых Тайн. Но он не совершает таинство сам. Ему дается достоинство отныне совершать таинства самому, когда бы он ни служил Божественную литургию. Мнение, будто бы Святый Дух благословляет сексуальные отношения, выходящие за рамки таинства, противоречит богословию, и мы никак не можем его принять. Он благословляет супругов соблюдать условия таинства пожизненно и благоговейно. Не только с целью вместе взбираться по лестнице добродетелей к нравственному совершенству, но и для самого главного — чтобы дать жизнь новым существам, чистым и невинным, призванным стать чадами Божиими.

Конечно, для этого требуются соответствующая подготовка, трезвость, невинные чувства, ум Христов. Разумеется, не исключаются и самые нежные проявления: объятия, поцелуи, теплые, ласковые слова. Только они должны исходить из душевных побуждений священной любви. Тогда все происходит в рамках благопристойности, самоуважения, взаимоуважения и почитания не только друг друга, но и в первую очередь Христа, Который посреди супругов. А словам вульгарным, жестам непристойным, телодвижениям блудным нет места в браке.

В противном случае это осквернение Таинства.

Повеление Святаго Духа, благословившее союз супругов, недвусмысленно: Имея такие обетования, очистим себя от всякой скверны плоти и духа (совершая святыню в страхе Божием). И в другом месте: Изгоняйте из своей жизни всякую нечистоту…. И снова: Умертвите земные члены ваши: блуд, нечистоту, страсть, злую похоть…. И еще: отложите все: гнев, ярость, злобу, злоречие, сквернословие уст ваших…. Эти повеления, конечно, даются не только монашествующим. Они являются универсальными заповедями, касающимися каждого верующего. В особенности, супругов, которые получили благословение двух святых таинств. Предназначение которых — дать миру личностей, цельных духовно и телесно, во славу их Небесного Жениха Христа.

И пусть не говорят некоторые, что раньше мир был совсем другой, а сейчас, в век научно-технического прогресса; такого рода обязательства не подходят, их не может принять наша эпоха.

В действительности все не так. Тогда мир был языческим. Люди верили в пустых, безнравственных божков. И зло было узаконено, так как сама религия носила характер разврата. Обычной атмосферой, в которой тогда жили люди, были жестокость, распутство, грубость. Не знавшие Божией благодати да и не хотевшие знать люди блуждали по страшным трущобам деградации человеческого рода.

Об этом ярко повествует апостол Павел: так как они… осуетились в умствованиях своих, и омрачилось несмысленное их сердце; называя себя мудрыми, обезумели, и славу нетленного Бога изменили в образ, подобный человеку, и птицам, и четвероногим и пресмыкающимся, — то и предал их Бог в похотях сердец их нечистоте, так что они сквернили сами свои тела. Они заменили истину Божию ложью, и поклонились, и служили твари вместо Творца, Который благословен во веки, аминь. Потому предал их Бог постыдным страстям: женщины их заменили естественное употребление противоестественным; подобно и мужнины, оставив естественное употребление женского пола, разжигались похотью друг на друга, мужнины на мужчинах делая срам, и получая в самих себе должное возмездие за свое заблуждение. И как они не заботились иметь Бога в разуме, то предал их Бог превратному уму — делать непотребства, так что они исполнены всякой неправды, блуда, лукавства, корыстолюбия, злобы, исполнены зависти, убийства, распрей, обмана, злонравия….

От этого злонравного мира, где обычаи предков были безнравственными до мозга костей, Евангельское слово требовало чистоты и целомудрия. Без снисхождений! Без учета всех особенностей. Без возможности возврата. Требовало от них стать избранными Божиими, святыми и стараться иметь святость. «Чудо распространения Церкви в первые века становится особенно удивительным, если подумать, какие серьезные требования выдвигала христианская проповедь. Уверовавший во Христа должен был быть готовым на все. Оставить свое имущество. Попасть в судилище или за решетку. Отправиться в изгнание. Пойти, если потребуется, на нестерпимые муки. И ко всему этому, быть ненавидимым родными и всем миром. Жить непорочно. Не упиваться вином. Жить в посте и воздержании. Прекратить посещать увеселительные и театральные зрелища. Вместо этого проливать слезы по ночам. Корыстолюбцу сделаться нищим. Жизнелюбцу не считаться с мучениями даже до смерти ради веры. Презирать собственный покой и подвергаться опасности во имя Господа.

И этого требовала Церковь от тех, кто не знал в своей жизни ничего, кроме как напиться, вкусно поесть и устроить оргии на своих празднествах. От тех, кто на своих театральных сценах представлял лишь непристойности, глупые шутки и комедии».

И после этого ты, крещенный христианин, освященный благодатью Святаго Духа, дерзаешь предавать сомнению то, что каждый получает в Таинстве Крещения, что семейный получает в Таинстве Брака? И без тени стыда ссылаешься на некие другие требования нашего времени?

Закон неизменен

Для Небесного Законодателя, дорогие мои, не существует прошлого, настоящего и будущего. Все есть настоящее. И Он сам всегда Настоящий. Его Закон, все упорядочивающий, всегда действует в настоящем времени. В нем нет твари, сокровенной от Него, но все обнажено и открыто пред очами Его.

Нельзя представить ничего более свежего, более насущного и современного, как Божий Закон, в любой период истории человеческой культуры, сколько:бы ни сменилось поколений. В начале Ты, Господи, основал землю; и небеса — дело рук Твоих. Они погибнут, а Ты пребываешь; и все обветшают, как риза, и как одежду свернешь их (чтобы выбросить), и изменятся; но Ты — тот же, и лета Твои не кончатся.

Обратимся, дорогой читатель, к Творцу, рассматривая Его творения.

Солнце и воздух — две стихии, которым Творец дал существование гораздо раньше, чем человеку. Говорят, эти стихии появились миллионами лет раньше него. Это открыл человек. Сколько же изменений пережило человечество под солнцем, вдыхая этот воздух? И, однако же, то же самое солнце нам светит и нас согревает. Тот же воздух, что и раньше, нам дает силы сегодня.

Ставил ли кто-нибудь вопрос: если менялись эпохи, культуры, моды, мировоззрения, то почему бы не измениться и звезде под названием Солнце, не приблизиться, не удалиться еще дальше от нас, не светить по-другому?

Разве думал кто-нибудь о том, чтобы, скажем, изменить состав воздуха, чтобы мы вдыхали нечто другое, потому что, якобы, этого требует прогресс? Насколько мне известно, никому из здравомыслящих людей даже не приходило в голову такое ни про солнце, ни про воздух. Кстати, и про воду тоже. С другой стороны: научные совещания, конференции, семинары сдерживают панику. Правительства приводят в действие все возможные механизмы и идут на необдуманные расходы. Для чего? Чтобы устранить загрязнение атмосферы. Чтобы очистить водоемы от вредных отбросов. С какой целью? Чтобы вернуть их, если это возможно, в прежнее состояние -чистейшего состава. Чтобы нас не постигло удушье. Чтобы Земля не превратилась в большое мрачное кладбище! Хотя мы делаем все возможное, чтобы сохранить неизменность этих стихий, которые все же когда-то исчезнут, однако же мы требуем, чтобы изменились в соответствии с нашими вкусами и мерками вечные по своей природе вещи!

Не относятся ли и к нам слова Иисуса, сказанные фарисеям и саддукеям, когда те просили Его дать знамение с неба, чтобы им уверовать в Него: вечером вы говорите: будет вёдро, потому что небо багрово. Лицемеры! Различать лице неба вы умеете, а знамений времен не можете. Род лукавый и прелюбодейный! Так и мы, рассуждая о том, как видоизменяются и портятся воздух и вода, не задумываемся, каким превращениям и фальсификациям подвергается вода жизни Вечной. Задумавшись, мы, по крайней мере, были бы на верном пути!

Роль Церкви в Таинстве

Надо сказать несколько слов о необходимости благочестивой жизни супругов и деторождения как первоначальной их обязанности, так как Церковь официально устанавливает это, и супруги, подразумевается, с верой это принимают. Это следует из текста богослужения Таинства Брака

В последовании обручения в мирной ектеньи священник, совершающий богослужение, призывает всех помолиться Господу об обручающихся. О сохранении их в единомыслии и твердой вере. О ниспослании им помощи Божией. О наставлении их на всякое дело благое. О даровании их браку чести, а супружескому ложу неоскверненности.

Далее в молитвах священник просит: «Благослови, Господи, рабов Твоих сих, наставляя их на всякое дело благое… Благослови перстни их… Соедини их… Сохрани их в мире и единомыслии. Благослови их благословением небесным».

Когда священник назнаменует кольцами головы жениха и невесты, он испрашивает благодать Святой Троицы: «Обручаются рабы Божий во имя Отца и Сына и Святаго Духа». Происходит призывание истинного совершителя всякого таинства — Триипостасного Бога.

Подразумевается, что обручающиеся это слышат, понимают, соглашаются со всем по совести и подтверждают, что будут следовать всему этому.

Мы сказали «подразумевается», потому что неизвестно, понимают ли они, да и зачастую сами священнослужители, тот язык, на котором читаются и возглашаются молитвы. К сожалению, типичен случай, когда батюшка произносит слова неразборчиво, будто хочет, чтобы церковный язык остался непонятным ни ему самому, ни жениху с невестой. Вроде бы, и напрягаться никому не надо… Все происходит незаметно, как будто ничего особенного и не было. Посмотрите, во что превращается венчание — в какую-то суматоху, в «Женитьбу Бальзаминова» внутри храма Божьего. И мы еще надеемся на то, что молитвы «магическим» образом воздействуют на души венчающихся, и они осознают необходимость жить, как прилично святым!

Увы! Это никуда не годится: ведь если слепой ведет слепого, то оба упадут в яму! Так и мы, подобные слепым, доводим Таинство до какого-то «обмана по обычаю», потому что не готовим жениха и невесту к Таинству Брака, не наставляем их ни перед совершением богослужения, ни во время него, не объясняем даже значения непонятных слов. И получается, что слов произнесено много, но все пролетают мимо ушей. Правда, бывают и счастливые исключения, ведь нет правил без исключений.

Как радостно за те молодые пары, которые имеют страх Божий и сами серьезно готовятся к богослужению. Но эти светлые примеры очень малочисленны.

Священнопоследование Таинства Брака

Но вернемся к теме чинопоследования Таинства Брака.

В самом начале чтением псалма «Блажен муж» подчеркивается: Счастлив ты сейчас, жених. Да исполнится Таинство для тебя. Жену твою да примешь плодовитою, как виноградную лозу, отяжелевшую от множества плодов, в дом твой. Чада твои да будут окружать твою трапезу, подобно тонким саженцам оливкового дерева… Да благословит тебя Господь, видеть и чад от чад твоих.

Но и позже, в мирной ектеньи, нас призывает предстоятель испросить у Бога дарование молодым этих благ. Мудрости и благословения чадами. Радости увидеть сынов и дщерей. Наслаждения послушными детьми. Быть примером честности и безукоризненности для чад своих.

Обратим внимание на некоторые ключевые прошения молитв.

«Дай, Господи, рабам Твоим сим жизнь мирную. Долголетие. Мудрость. Взаимную любовь. Дай им потомков, которые сохранят на многие годы их род, благослови их даром чадородия. Дай им славный неувядаемый венец. Удостой их видеть внуков и правнуков. Сохрани их, да блюдут свое ложе вдали от всякого оскорбления чести».

И в последующих благословениях, испрашиваемых у Бога, подчеркивается то же: «Прослави их, Господи… Удостой невесту стать, как плодоносная виноградная лоза».

И в третьей молитве, непосредственно перед возложением венцов, на том же настаивает Церковь устами ее служителя.

Здесь мы ясно видим, что деторождение и духовная жизнь так тесно связаны, что не могут быть отделены одно от другого. Чадородие почитается за исключительное благословение. Если же Господь не дает детей, благословением станет крест, который супруги должны будут нести с терпением и смирением.

Продолжается богослужение Таинства чтением Апостола. Здесь супругам даются определенные понятия, связанные с их союзом со Христом, «разъяснения» к общей картине их духовной жизни.

Ради жены, с которой муж становится одним телом, одной душой, он должен, также как и она, оставить родителей и семейство, чтобы прилепиться прочно и навсегда им друг к другу.

Здесь подчеркивается то, что теперь они заводят свое хозяйство, свой очаг. Им необходимо жить в своей атмосфере, где их никто бы не беспокоил. У них неоспоримое право общего пользования, владения имуществом, распоряжения им в своем доме. Вмешательства со стороны создают неустойчивость. Жена берет на себя роль «наседки». И своих «цыплят» она должна высиживать в спокойном и сосредоточенном состоянии. И растить своих детей без вмешательства третьих лиц. В противном случае появляются психические травмы — комплексы, особенно у детей. Они ослабляют семью, расшатывают дом, вызывают разногласия, охлаждение, вражду!

Эти процессы должны отслеживать родители мужа и жены. Но должны помогать им незаметно, занимаясь при этом своим делом.

В чинопоследование входит и чтение Евангелия. В нем говорится о присутствии Господа Иисуса на свадебном пиру, на браке в Кане Галилейской. Здесь Господь совершает чудо превращения воды в вино.

Есть богословы, которые видят символичность этого чуда в том, что Господь захотел показать на примере вина, как брак (таинство) будет освящен Его Кровью.

На мой взгляд, это немного непродуманное мнение. Корректнее, мне кажется, рассматривать это чудо Христа как поступок любви. Он сделал больше, чем требовалось. Для жениха. Ведь своим неожиданным приходом (хотя и званым) с учениками Господь доставил ему хлопоты: не хватило вина.

Невозможно сказать, что Иисус этим поступком показал благосклонность к опьянению. Вино Господне не пьянило. Неверно и то, что Он благословил выпить вино все сразу. Несомненно, оставшегося количества хватило еще и на домашние припасы.

Так Иисус принес щедрый дар, как и подобает Ему. В тот момент это было самым уместным.

Так что суть ясна: Своим присутствием и действием Господь показал Свое благоволение к супругам, которые взяли на себя дело, на которое и благословил людей Господь еще в раю.

Замечательно об этом пишет божественный Златоуст. «Не только присутствием Своим, но и подарком украсил Он свадебный пир. Своим святым участием в свадебном веселье Он освятил брак, цель которого — создание потомства. На свадьбу пришел Тот, Кто сам есть желание и радость всех. Пришел, чтобы благословить деторождение. Чтобы снять проклятье, данное женщине».

Но самым великим благоволением к этому Таинству явилось то, что Господь снабдил нас Своей освящающей и спасительной Кровью, которую Он пролил на Кресте.

Поэтому, проникнитесь тем, как велико Таинство Брака!

После чтения Евангелия священник, совершающий богослужение, еще раз произносит молитву (так, чтобы ее услышали и наконец-то прочувствовали):

«Господи и Боже, … рабов Твоих сих, соединяющихся друг другу, сохрани их в мире и согласии. Покажи их брак честным, ложе их нескверным. Удостой их сохранить свой союз безупречным на все время жительства. Сподоби их многих лет жизни, чтобы сохранить им чистое сердце в исполнении заповедей Твоих».

Обратите внимание, читатели, как настойчива Церковь в рекомендации супругам жить в чистоте. И может ли считаться чистой жизнь тех, кто блудными методами предохраняется от зачатия детей и рассчитывает, когда ребенку появиться на свет? Однако же сколько людей сегодня пренебрегают Таинством Брака и начинают супружескую жизнь с программирования зачатия ребенка!..

После этой молитвы священник преподносит вино, которое супруги будут пить из общей чаши.

Каков же смысл этого действия? Конечно, речь не идет о Божественном причащении, как ошибочно полагают многие. Это лишь символ радости, как отмечает Феофан Критопулос в труде «О препятствиях к браку». Ведь через несколько минут Церковь в лице венчающихся будет праздновать это событие обхождением вокруг аналоя под пение «Исайя ликуй». Прилично предварить этот круг Радости одной чашей вина — знаком веселья. Но не следует останавливать на этом ход своих мыслей. Можно в этом действии увидеть и другой символ. В своей жизни супругам придется хлебнуть вместе и радости, и горя. И они должны будут их хлебнуть вместе, из одной чаши, подобно тому, как пьют сейчас, во время богослужения. Им полезно осознать, что они вместе, как одно тело и одна душа, понесут испытание трудностей и побед. Немыслимо, чтобы жены не было рядом, когда у мужа неудачи. И также нельзя, чтобы муж ударился в развлечения, стал бы гулять, когда жена болеет или страдает. Общая чаша имеет и другой смысл. Между супругами мыслятся отныне только «общие тайны», полная искренность в делах и мыслях. С того момента, когда один с другим «сыграет в прятки», они допускают в свою жизнь врага, который встанет между ними и посмеется своим гомерическим хохотом!

Сразу после общей чаши священник со Святым Евангелием в правой руке берет левой рукой жениха за руку и описывает с парой три круга вокруг аналоя.

Это образ самого настоящего танца — хоровода (точный перевод тропаря — не «Исайя, ликуй», а «Исайя, танцуй»). Поэтому тропари эти обычно поют на мелодию в скором ритме, характерном для танцевальных мелодий. В древности этот хоровод супругов вместе со священником даже имел вид танца. Теперь принято просто идти по кругу, но не с музыкальным вдохновением, как раньше, а как-то робко, без задора. А ведь радостное событие должно праздноваться с весельем.

«Танцуйте, в веселии воспойте», — предлагает нам Церковь. Вы видите, что Царство Небесное не исключает радости и в ее внешнем, чувственном проявлении. Речь должна идти о благопристойной радости, которую мы выражаем скромно. На чем же основана эта радость? На том, что невидимая благодать Божия приумножает освящение, которое получили молодожены от святой купели. Бог им помогает и трудиться в согласии с этой благодатью, чтобы обоим сохранять в себе святыню и не предаваться страсти, беззаконным желаниям, так, чтобы пребывал всегда брак честен и ложе непорочно.

Пусть это будет подчеркнуто еще и еще раз. Непорочным ложе не сохранится не только в случае вмешательства третьего коварного лица, но и если пользование этим ложем между самими супругами станет похоже не на скромность и чистоту, а на блудодеяние.

Во время Крещения священник также ведет крещаемого по кругу, вокруг святой купели. В Таинстве Священства в алтаре епископ идет с рукополагаемым вокруг Святого Престола.

Совершается этот торжественный круг и в Таинстве Брака Празднуется обоюдное решение двух душ принять на себя иго Христово и произвести на свет, согласно с волей Божией, новых чад Божиих, чтобы, наполнился дом Его.

После торжественного круга священник снимает венцы с новобрачных и читает молитву перед женихом: «Да будешь ты возвеличен, как Авраам, и благословен, как Исаак, и плодовит, как Иаков, живя в мире и в соблюдении заповедей Божиих.»

Затем обращается к невесте: «И ты, невеста, да будешь возвеличена, как Сарра, радостна, как Ревекка. Радостью же твоею да будет тебе муж твой, и да соблюдешь ты пределы Закона (который установил Бог для этого Таинства), ибо этого требует Бог».

О венцах же молится такими словами: «Приими, Господи, эти венцы рабов Твоих в Царство Твое, сохраняя их вечно чистыми и непорочными».

Заканчивается богослужение важной по смыслу молитвой: «Бог Отец, Сын и Святой Дух, Пресвятая и Единосущная Троица, источник жизни, Единый Бог и Царь да благословит вас. Дарует вам долголетие, благочадие, продвижение в жизни и в вере. Сподобит вас вечных, нетленных Своих благ, которые Он обещал всем любящим Его. Аминь».

Как начинается, так и заканчивается богослужение Таинства Брака ключевой молитвой — о даровании супругам плода чрева и о благочадии — в знак того, что первой и главной целью брака пребывает деторождение.

Замечательно пишет по этому поводу один популярный и читаемый пастырь. «Немыслимо, — замечает он, — чтобы в огромной теме брака мы оказывались в позорном меньшинстве, в жалком и непростительном положении, в какой-то мини-семье. Когда не развиваешь свой талант, это все равно, что закапываешь его в землю». И продолжает очень выразительно: «Дать сердце новому человеку — это нечто поистине великое. Сердце, в котором забьется жизнь… Дать разум. Разум, который будет рождать свои мысли и суждения. Язык, который сможет возвестить миру истину. Глаза, которые будут излучать любовь. Руки, готовые помогать. Стопы, которые смогут бегать, которые побегут делать добро. Уста, готовые причаститься Святых Тела и Крови Христовых. Особая честь — возможность двух людей дать жизнь новым гражданам Торжествующего Небесного Царства Божия».

Сверхъестественность брака

Когда речь идет о деторождении, частный случай которого — многодетность, мы сталкиваемся и с обстоятельствами места и времени. Не можем закрыть глаза и на материальную сторону, неизбежные проблемы всякого свойства: социальные, бытовые, воспитательные, образовательные и подобные им.

И все-таки они не могут рассматриваться как основные и первостепенные в урегулировании вопроса деторождения, потому что Таинство Брака далеко от материальных условий и границ. Это по сути своей явление метафизическое. Как таковое, оно имеет такое же отношение к материальной стороне жизни, какое душа — к телу. Или, лучше сказать — ко всему материальному миру. Это подтверждает сам Создатель. Душа не больше ли пищи, и тело одежды? И что человеку пользы приобрести весь мир, а себя самого погубить, или повредить себе (своей душе)? Значит, каждый, кто пренебрегает обязанностями по отношению к своей собственной душе, приобретая пусть даже весь мир, «носит воду в решете». Совершенно недопустимо, это ясно даже ребенку, оценивать и воспринимать метафизические явления (в данном случае это Таинство Брака) исключительно через призму социальных, демографических, философских, биологических и любых других явлений. Это то же самое, что пытаться при помощи микроскопа сделать научное заключение, что хлеб и вино, освященные и претворенные в Тело и Кровь Христовы, превратились в вещественные тело и кровь человека.

Жизненный путь супругов, конечно, может отвечать пословице: «На Бога надейся, а сам не плошай», но с таким акцентом, что девять десятых совершает Божественное Провидение, а одну — мы. Поэтому нам следует брать на себя столько, сколько мы можем понести. Однако с твердой верой, что то, что не под силу нашим физическим возможностям, восполнит превысший… желаний и помышлений и богатый в милости, отверзающий руку Свою и исполняющий все живущее по благоволению. То есть Тот, во имя Кого мы с верой исполняем свой супружеский долг. Одним словом, каждую семейную проблему или трудность, особенно связанную с деторождением, мы будем возлагать прежде всего на Него, чтобы ни в коем случае не оскорбить и не прекратить Таинство. И апостол Господень делает на этом акцент. Все заботы ваши возложите на Него, ибо Он печется о вас. И в другом месте, в Псалтири, читаем: На Тебя уповали отцы наши, и не остались в стыде.

В этом вопросе не существует преимуществ в правах и власти. Например, жена хочет оставаться верной деторождению до конца, а муж против. Должна ли жена в этом случае подчиниться воле главы семьи? Но у мужа нет никакого права на такое своевольное «планирование». И жена не подлежит никакому обязательству по отношению к такому решению мужа. А если все же подчинится, то ослушается Бога.

Верно говорит Божественный апостол, что жена не властна над своим телом, но муж. Но он же пишет и другое: равно и муж не властен над своим телом, но жена. Значит, оба в этом имеют власть. Ни один из них не превосходит в правах другого. И более всего благодаря тому, что они владеют не просто телом, но телом, имеющим душу. А душа прежде всего призвана к тому, чтобы прислушиваться к голосу Божию, и потом уже к тому, что говорят люди, кто бы они ни были.

Да, жена должна почитать своего мужа как главу. Но Писание уточняет: в Господе. То есть покуда муж требует того, чего желает Господь. В противном случае — ни жена не обязана подчиняться, ни муж — если жена требует чего-то противозаконного. Какими бы ни были суровыми обстоятельства и непреодолимым давление, всякий, кто подчинится давлению и согласится на беззаконие, будет осужден как нарушитель своего долга. Неверующие подвергают верующих неописуемым мукам, чтоб те отреклись от веры. И как вы думаете: если они оробеют от этих мучений и отрекутся от Бога, оправдает ли их Тот, Кто сказал: Будь верен до смерти (и дам тебе венец жизни).

Но неверующие приводят нам доводы, которые могут поставить перед выбором:

«И что же нам делать: развестись?»

«Конечно! Разведитесь!» — ответим мы.

«Чтобы развалить семью? Но у нас дети! Остаться мне или жене на улице без крыши? И что со мной станет?»

И т. д.

На первый взгляд, все это кажется логичным и убедительным. Но если посмотреть глубже, такие люди проявляют поверхностную и неглубокую веру и не задумываются над тем, что сказал бы на это Законодатель и исполнитель Закона. (Еще раз замечаю, что мы, клирики Православной Церкви, несем огромную ответственность, если не наставляем на правильный путь каждого христианина.)

Ты, жена, и ты, муж, спрашиваете, в случае упорства в совершении беззакония следует ли разводиться? Но, дорогие мои, вы думаете, что остаетесь связанными Таинством даже в беззаконии одного из вас? Вы забыли о том, что Таинство не только соединило вас двоих, оно вас обоих соединило со Христом. Обратите внимание на то, что пишет свт. Григорий Богослов на брак Олимпиады, в 193-м письме: «Праздную с вами и я ваш брак, и соединяю ваши руки. И ваши соединенные руки после этого соединяю с Рукой Божией.» То есть с самим Христом.

Это считается существенной характеристикой Таинства Брака искони и до сегодняшнего дня, и для будущего.

Когда вы уже соединены со Христом, вмещает ли ваш разум, что вы — одно целое в тот момент, когда, к вашему стыду, вы разрываете с Ним связь? Можем ли мы сказать, что два звена цепи соединены, когда ломается серединный, соединяющий их?

Не будем же играть «с вышедшим из игры», как говорили древние греки.

И, живя вместе, вы думаете о разводе? Значит, ваше сожительство под одной крышей — какая-то вопиющая «ложь по обычаю», если вспомнить слова Макса Нордау. И в этот момент, когда вы разлучены и между собой, и с Богом, как же вы говорите с такой легкостью: «Что же нам делать, развестись?» И не предпочтительнее, или лучше сказать, не необходимо ли в данном случае разлучиться — чтобы невинная жертва чужого беззакония не была разлучена вечно с Богом?

Где, в каком месте Писания, жена, говорит тебе Бог, что если чужой человек попросит тебя солгать, то ты должна отвергнуть его просьбу, а если это будет твой муж — то подчиниться?.. Если твой муж потребует, чтобы ты осквернила супружеское ложе, неужели ты должна спокойно пойти на это, словно невиновная?

Напротив. Предписывается обратное: отречься от всех, если они становятся причиной нарушения Закона Господня. Это определяет Писание. Каждый, кто предпочтет любовь любого другого Моей любви, недостоин называться Моим сыном. Вы видите, что перед соблюдением Божественных повелений никакое родство не имеет авторитета. Лишь одно родство считается первым и главным — то, которое существует между нами и нашим Создателем, детьми и рабами Которого мы являемся.

Несомненно, Писание допускает, что верный муж может быть женат на неверующей. Разрешает и верной жене быть замужем за неверующим. Но это относится к первым годам христианства, когда семьи были языческими. В такой семье муж мог сделаться христианином. Жена же оставалась язычницей. Муж с ней не разводился. Так же и жена, ставшая христианкой, не развелась бы с мужем только из-за того, что он не принимал ее веры. Но всегда ли? При одном условии: если неверующий или неверующая из супругов уважали веру другого и его жизнь по своей вере и не настаивали на возвращении к идолопоклонству. А в случае давления верующий из супругов мог решиться не только на развод, но и на мучения ради Христа, лишь бы не подчиниться безверию!

Подобное действительно и для наших дней. Поэтому существует обычай еще перед вступлением в брак узнавать убеждения друг друга. Если оба веруют в Бога и в Его Таинства, только тогда они решаются соединить свои жизненные пути. Но если уже при совместной жизни муж или жена уклонятся от веры или правил морали, в этом случае невиновная сторона не должна разводиться с нарушителем, если только виноватый не требует от другой стороны уклонения от веры или нравственного закона. Непозволительно невинной стороне поддаваться уговорам, даже если предвидится разрушение семейного счастья. Ведь большее несчастье — гибель души.

Чтобы вы, братья, не сочли меня каким-нибудь баснотворцем, давайте совершим мысленный перелет в прошлое, в Эдемский сад. Творец поместил в Свой блаженный рай первую созданную Им супружескую пару. Они не знали горя, так как были невинны и чисты перед Все блаженным своим Творцом и Богом.

Но они должны были доказать свою верность Богу и, значит, показать, достойны ли они такого счастья. Для этого Бог дал им один закон. «Из всех благ, бывших в Раю, который Он им подарил, только лишь с одного дерева Он запретил им срывать и вкушать плоды». Одним словом, Он наложил на них воздержание. И объяснил им это: «(Сейчас вы бессмертны). Но если вкусите от этого плода, смертию умрете (будете смертными)».

Третьего не было дано. Либо соблюдать закон и жить вечно, либо нарушить его и познать горе разрушения и смерти.

Заметьте, читатель, они оба взяли на себя перед Творцом одинаковые обязательства.

То, что произошло дальше, нам известно. Но значение имеет результат.

После нарушения ими закона Бог спрашивает Адама: «Почему, Адам, ты сделал это?». Он же, считая, что раз ему плод предложила жена, то нельзя было, обидев ее, ей отказать, — ответил совершенно без раздумывания: Жена, которую Ты дал мне (в помощницы), она дала мне от дерева, и я ел. Как будто хотел сказать: «Что Ты хотел от меня? Разве не Ты сам повелел, чтобы нас объединяли любовь и единомыслие?»

Но Создатель остался неподкупным. Он дал жену Адаму не для того, чтобы он ставил ее выше Самого Господа.

Затем обратился Господь к Еве с тем же вопросом, что и к Адаму. И она переложила вину на змия. Совет змия, безумная, предпочла заповеди Господа.

Но Всевышний не принял в расчет никаких смягчающих обстоятельств. Ведь Он предупреждал их обо всем заранее. Они должны были подумать об этом в минуту искушения.

И поскольку они, вместо того, чтобы раскаяться и попросить милости, вели себя так бесстыдно, Господь их наказал и отослал в место, где лишь тернии и колючки.

После того, как первые люди умерли, их поглотил ад. И вместе с ними туда попало все человечество, жившее до Христа. И до сих пор люди находились бы в мрачном Тартаре, если бы Сам Бог не спустился на землю по благоутробному милосердию, чтобы всех освободить.

Давайте теперь, мужья и жены, предположим, что Адам, как настоящий мужчина, устоял бы перед искушением. Не соблазнился бы противозаконными действиями Евы. А, наоборот, — укорил бы ее за то, что она сделала. И посоветовал бы покаяться. Что было бы тогда? Несомненно, Бог наказал бы только Еву. Адама похвалил бы и порадовался. Он бы оставил его рядом с Собою в Вечном мире. Он даровал бы ему и все вечные и непреложные блага, принадлежавшие только ангелам. И Адам жил бы блаженно близко к Всеблаженному Богу, веки вечные.

Что это значит для нас? То, что ни жена, ни муж, нарушившие Божественный закон, не могут перекладывать вину друг на друга. Не является правомерным и такой аргумент: «Я не избегаю детей, и таблетки противозачаточные не пью, и другими методами не предохраняюсь. А муж мой делает то, что он считает нуж ным. Значит, на мне вины нет».

Этот аргумент, дорогие мужья и жены, — лукавство. Он не снимает с вас вины, а только еще больше обличает. Он и был бы правомерным, если бы вы не знали о том, что делает ваш муж или ваша жена Он имел бы силу, если бы вы были слабоваты умом. Но в данном случае вы обладаете исчерпывающими сведениями о том, что делает один из вас. Вы используете свои тела только в целях удовлетворения плотских желаний. И вы принимаете это? И именно ты принимаешь это. Значит, на тебе есть вина.

Скажи, женщина. Если ты родила ребенка и муж его не принимает. Требует выбросить младенца на улицу. Ты скажешь, что невиновна, если подчинишься мужу? И можешь ли быть оправдана только тем, что не ты инициатор злодеяния? Неужели ты не возмутишься? Не заступишься? Не нападешь, как наседка, на ястреба, который нацелился на ее птенцов, не накинешься на него, чтобы ему помешать?

Твоим долгом в этот момент будет сделать все возможное, чтобы не совершилось зло. Вплоть до того, чтобы пожертвовать жизнью. «Муж мой, убей сначала меня, а потом уже этого ребенка! — скажешь ты. — Покуда я жива, не допущу такого злодеяния. И если будешь упорствовать, знай: наша совместная жизнь навсегда кончена!»

Только так. Ведь женщина — не овца или корова, чтобы у нее забирали потомство на убой. Она—дщерь Божия! Она личность для вечности. Душа, которая должна жить всякий день и час по Закону Божию. Компромисса не может быть. Сколько бы искушений и трудностей нам ни выпадало, их надо побеждать. И поскольку последнее слово за самим человеком, постольку каждый несет личную ответственность за каждый свой поступок и решение.

Это то, что касается темы метафизичности Таинства Брака.

«Во избежание блуда…»

У изменников долгу чадородия есть на вооружении и другой, сильный, по их мнению, аргумент. Они говорят: «Брак предназначен прежде всего для того, чтобы защищать супругов от внебрачных незаконных связей». И прячутся за слова: Во избежание блуда каждый имей свою жену и каждая имей своего мужа.

Но они толкуют их в таком смысле: «Чтобы не предаваться разврату мужчине или женщине вне брака, незаконно, у них есть право делать то же самое (предаваться разврату), «законно», в браке!» И приводят в качестве защитника такого лукавства святого Иоанна Златоуста. «Вот что говорит, — ссылаются они, — сам Златоуст».

«Установлен брак и для рождения детей, но гораздо больше для того, чтобы угасить природные разжжения. Об этом свидетельствует и апостол Павел, говоря: во избежание блуда, а не ради плодовитости. И вновь все ясно: супруги воздерживаются определенное время, потом опять сходятся, не для того, чтобы стать родителями, но… Для чего? Чтобы их не искушал Сатана. И еще. Он не говорит, хотят ли молодые люди вступать в брак, но: могут ли воздерживаться».

Вот вывод тех, кто избегает детей. Златоуст не рекомендует брак только для деторождения, но лишь для урегулирования гормональных процессов!

Но из этого не следует, что святой учитель Церкви советует избегать деторождения. Не следует и то, что совокупление не обязательно должно быть связано с зачатием.

Если бы, божественный Златоуст считал деторождение не имеющим отношения к браку, он должен был бы защищать разврат и незаконные браки. Но как было показано раньше, божественный учитель всесторонне толкует перевод этого места и особенно отстаивает при этом благопристойность брака.

«Целомудрие и воздержание (но не вожделение и похоть) — одна из сторон нравственного развития и совершенствования супругов».

А по поводу слов во избежание блуда… божественный учитель замечает, что «…после изгнания из рая в человека вселилось желание, подчиняющее его беспорядочным и слепым инстинктам, ему был дан Богом брак с одной единственной женщиной, для «обуздания». Так Господь и создал ему утешение, и усмирил бушующую природу, не давая ей скитаться по морю страстей…»

Но чтобы человек не подумал, что Бог предлагает ему несколько женщин для утешения, чтобы он понял, что достаточно и одной, Он уточняет: «Должен совершаться брак, чтобы соблюдались законы целомудрия и чтобы никакая беда не нагрянула вследствие распутной жизни».

Этим Он подтверждает и благословляет святость супругов, в чистоте их сердца, без которой никто не увидит (лица) Господа, согласно апостолу Павлу. И чтобы не сделались Члены Христа членами блудницы (I Кор. 6, 15). Не простит Бог и того, что святой Его храм будет служить святотатству и нечистоте.

И как верно формулирует в своей «Догматике» П. Трембела (т. III, с. 333): «Совершенно ясно, что деторождение и воспитание чад в законе Божием составляет самую высокую цель брака, достижение которой способствует и осуществлению других целей, таких, как ведение хозяйства, в чем жена предназначена быть помощницей мужу».

По этому поводу апостол Павел пишет, что жена спасется только чадородием. Он имеет в виду, что существующее поколение сменяется новым, которое может дать мучеников за веру, людей, которым предстоит противостоять козням лукавого. Всем им и продлевает годы жизни Господь Бог. Об этом пишет и святой Григорий Богослов в Энкомии к сестре своей Горгонии, которая не только высоко держала честь своего брака, но и телесный свой плод, своих чад, данных ей Богом, и внуков воспитала высоко духовными людьми. Поэтому и весь ее род и дом — все предстало перед лицом Божиим в свете чистоты и святости.

Конечно, святой Златоуст в упомянутом нами месте рассматривает брак (у которого много сторон) лишь с одной из них: он — надежная защита от возможных уклонений. Со стороны деторождения он описывает брак точно по Евангелию, но в другом месте, и он не советует избегать детей. Он настаивает на законной, а не блудной, связи супругов с целью поддержки, в том числе, и телесного организма. Но приписывать святому учителю Церкви, что он выдвигает на первый план цель угасить разжжение, это то же самое, что превратно понимать святого Феофила, отмечающего, что «в христианском браке упражняется воздержание, хранится единоженство, защищается невинность», и святого Епифания, который говорит, что «благочестивый брак и вдовство Своим пристальным вниманием и Своим Пренепорочным Общением почитает Бог». Понимать их так, что, по Феофилу, в состоянии брака целью человека является не удовлетворение желаний, а только лишь невинность и воздержание? И что, по Епифанию, вдова или вдовец не имеют права повторно сочетаться браком, даже если «разжигаются», если не в силах воздерживаться?

Только обольщенные еретики представляют такие паралогизмы, но святые отцы — никогда.

Но вдумаемся глубже: как мы понимаем блуд? Как поведение, результат которого — беззаконная связь и совокупление с единственной целью — животного, физиологического, плотского удовольствия, исключающего желание зачать ребенка. Тем самым, это нечто прямо противоположное тому, что устанавливает, как мы показали, Таинство Брака.

Так что же, если вне брака предохранение от зачатия ребенка — блуд, то какая логика в том, что в браке тот же мотив, нежелание иметь детей, те же слепые плотские инстинкты, но взаимные для обоих супругов, — не есть тот же блуд? Разве венцы брачные позволяют распускаться, доходя до разврата? Разве не должны они, как мы уже убедились, храниться честными и неоскверненными? Ведь иначе получается обратное: жажда секса без желания зачатия детей супругами оскверняет их венцы и прекращает Святое Таинство. Даже нечто еще более страшное. Это предательство и повторное распятие Иисуса, члены Которого, являющегося звеном в брачной «цепи», становятся как бы членами блудницы.

Чтобы, опять же, не показаться склонным к преувеличениям, призываю любителей возражать, противников деторождения, которые думают, что поступают правильно и этим не оскверняют свой брак, объяснить мне, как следует понимать следующие замечания, касающиеся каждого крещеного и женатого христианина.

Живите в любви, — говорит апостол Павел, — как и Христос возлюбил нас и предал Себя за нас в жертву Богу, в благоухание приятное (духовное). А блуд и всякая нечистота не должны даже именоваться у вас, как прилично святым, сквернословие и пустословие и смехотворство неприличны вам (христианам). Не обманывайтесь: ни блудники.., ни прелюбодеи…, ни злоречивые, ни хищники — Царства Божия не наследуют .

И чтобы убедиться, какой чистоты требует брак, давайте посмотрим и с другой стороны на наш вопрос. Ни деторождение, ни многодетность не могут оправдать брак, если его плоды — лишь результат чувственных желаний и вульгарных порывов.

Вот как рассматривает этот вопрос Священное Писание: Жена… спасется (спасет свою душу) через чадородие (если она не бесплодна), но при определенных условиях: в семейной жизни если пребудет в вере и любви и в святости с целомудрием. Значит, и слова во избежание блуда… и т.д. означают то же самое, что семья — это поприще, на котором супругам следует укреплять христианские добродетели и не допускать, чтобы оно стало местом удовлетворения инстинктов.

Древний мудрец, глава Александрийской богословской школы, церковный писатель Климент, отвечая возражающим против сказанного о браке, отмечает, между прочим, очень важную вещь. «Поскольку брак был освящен, как таинство, то святым становится и семя. Значит, и в благопристойном совокуплении освящаются и муж, и жена, как свидетельствует и апостол Павел».

Эту благопристойность он называет райской. И блаженный Августин замечает: «Желание, которое сопровождает теперь детородный инстинкт, стало в людях беспорядочным и недобрым. И это последствие падения. Если Адам и Ева пребывали в состоянии невинности, их супружеские отношения должны были выражаться в соответствии с чистой логикой. И их желания — основываться на высших чувствах и не учитывать чего-то низкого».

И ведь именно для этого Господь установил брак — чтобы вернуть людям первоначальную невинность жителей Эдемского сада.

И пусть не обманываются утверждающие, что употреблять супружеское ложе лишь в целях наслаждений, гедонизма, — не блуд, если даже это оскверняет Таинство. Ведь блудников же и прелюбодеев (в том числе и тех, кто использует для разврата супружеское ложе) судит Бог.

Уместно привести здесь и свидетельство св. Климента Александрийского, которое выражает мнение Церкви. «Поскольку люди, несомненно, — участники Божественного Промышления, они не имеют права выбрасывать и оскорблять свое семя. Если даже в браке целью становится наслаждение без его естественного последствия — рожать детей, — то эта цель, и, значит, брак, — беззаконный, несправедливый и не имеющий логики. Брак установлен и предназначен для других вещей, законных. Господь хочет, чтобы род человеческий размножался. Но Он нигде не говорит, чтобы люди предавались неистовым страстям с целью избежать появления детей. Ведь даже у бессловесных животных есть определенные периоды размножениями они «воздерживаются» какое-то время. Но когда в законном браке супружеские отношения не служат рождению детей, такая пара ведет себя нагло и самовольно перед тем, чего требует природа.

Ведь брак предполагает желание иметь детей, а не беспорядочное разбрасывание семени, что само по себе нелогично и противозаконно. Вся жизнь тех, кто называет себя христианином, должна быть согласована с природой, как установил Сам Творец. И необходимо, чтобы своими желаниями управлял сам человек, и недопустимо, чтобы вездесущие дьявольские ухищрения уничтожили установленный Божественным Провидением способ создания новых людей. Ведь эти методы лукавого, которые, по сути — скрытый блуд, включая и противозачаточные средства, которые полностью разрушают эмбрион, — разрушают и отталкивают, вместе с маленькой жертвой, и любовь к людям вообще, то есть эти методы доводят до высшей степени бессердечия, до преступления».

«Не уклоняйтесь друг от друга…»

Несмотря на все сказанное, те, кто все же допускает возможность отказа от деторождения (те, кто «планирует» свою семью) могут нам возразить, ссылаясь на Священное Писание, рекомендующее: Не уклоняйтесь друг от друга..? (То есть ни муж не должен лишать жену совокупления, ни жена мужа. По этому поводу должно быть взаимное согласие.) «Но, — скажут они, — если не предохраняться, не принимать противозачаточные средства, то жена может превратиться в машину по производству детей, в птицеферму, крольчиху или какой-то инкубатор».

«Наивность!» — ответим мы. Эти апостольские слова нельзя толковать таким образом Сказано: Не уклоняйтесь друг от друга, разве по согласию, на время, для упражнения в посте и молитве (а потом опять будьте вместе), чтобы не искушал вас сатана невоздержанием вашим.

Не желающие иметь детей переставляют акцент со слов не уклоняйтесь на слова чтобы не искушал… и читают так: «Чтобы не искушал нашу плоть сатана, не будем уклоняться друг от друга…»

Но в таком случае мы могли бы применить это ко всякому, кто страдает невоздержанием. Например, к алкоголику. Или к заядлому картежнику. Токсикоману. Мы бы им заявили: «Чтобы вас не истязало неудовлетворенное желание, не прекращайте пить, играть в карты, употреблять наркотики!»

Представьте себе! Посоветовал ли бы им кто-нибудь такое? И мог ли дать подобный совет апостол Павел, руководствуемый Святым Духом?!

Конечно, слова чтобы не искушал… и т.д. относятся к следующими за ними: невоздержанием вашим. И толковать их следует так: Чтобы вы не страдали невоздержанием в плотских желаниях, дающим повод сатане подливать масла в огонь, — ведите разумную, целомудренную жизнь. По общему согласию воздерживайтесь на время, чтобы посредством поста и молитвы набраться духовных сил для продолжения жизни.

Для лучшего понимания этого места приведу пример из области общей гигиены человеческого тела. У одного любителя поесть от необузданного обжорства образовалась угрожающая тучность. Приходит он к врачу. Тот ему прописывает диету и режим. «Конечно, вы можете принимать любую пищу, — говорит врач, — но в меньшем количестве, и со временем вы будете отказываться и от жирного, и от острого, и от сдобного. А если вы этого делать не будете, вы можете своим обжорством разрушить весь организм».

То, что наше толкование не самовольное, видно из следующего. Апостол Павел разъясняет: не уклоняйтесь… — не заповедь для христианина, а лишь снисхождение, ради немощи плоти человеческой. Значит, как нетрудно догадаться, духовно сильные люди могут воздерживаться и не думать при этом, что согрешают.

Получается, что это воздержание, чтобы быть законным, должно быть основано на святой любви с элементом самопожертвования, если муж или жена имеют проблемы со здоровьем или если какой-то период времени им надо посвятить духовной жизни. Однако никогда оно не будет законным и допустимым, если не основано на взаимном согласий или если устраивается с хитростью, «чтобы случайно не появились на свет дети», хотя здоровье и позволяет их иметь. Последние представляют собой евангельский образ ленивого и лукавого раба, который от лени и неверия спрятал талант в землю, вместо того, чтобы приумножить его. Известно и то, какая жестокая кара его постигла — вечные муки.

Относительно слов апостола лучше вступить в брак, чем разжигаться, т.е. безбрачным и вдовам, если не могут воздерживаться, лучше вступать в брак, чем быть обуреваемыми плотскими помыслами, с опасностью беззаконного их воплощения: ни под каким видом это не должно пониматься как позволение самовольно насыщаться страстями. Здесь говорится лишь о желаниях, находящихся в рамках супружеских отношений, имеющих целью принесение известных плодов.

Когда из источника хлещет без применения вода, разумно и выгодно утилизировать этот источник, подведя к нему шланги, трубы, и использовать воду для постройки водопровода, для полива. И особенно разумно использовать ее для повышения урожайности плодов.

Уместно подтвердить наши рассуждения мыслями святых отцов.

Основываясь на том, что цель брака — «целомудрие и воздержание, воспитание детей и ведение хозяйства, для чего и дана мужу помощница — жена», подчеркивает значение Таинства свт. Иоанн Златоуст: «Помощь, ради которой Бог дал Адаму жену, не состоит лишь в том, чтобы удовлетворять телесным потребностям…, но в самоотречении ради упражнений в смирении и терпении, которые делают жену, находящуюся в послушании у мужа, одной с ним плотью, одним духовно-телесным сплавом. И воспитание в себе единомыслия и теплой любви к мужу должно возвести ее в степень любви, подобной той, которой Христос возлюбил Церковь и предал Себя в высшую жертву ради этой любви».

Только так можно достичь нравственного совершенства и успеха в супружеской жизни. Только соблюдением всех условий Таинства, но не посредством удовлетворения плотской страсти. И, опять же, избегающий появления на свет детей не может сказать: «Да, я не хочу иметь детей, но стремлюсь к любви и нравственному совершенству вместе с супругом (или супругой)». Такой человек не может обеспечить себе счастье, пусть даже он и сострадательный, и мягкий, и миротворец и т.д. Но если отсутствует в нем хоть одна добродетель, например сердечная чистота, он уже несовершенен, как учит и Писание. Кто соблюдает весь закон и согрешит в одном чем-нибудь, тот становится виновным во всем.

Многодетность

Те, кто избегают деторождения, апеллируют к мысли святых отцов, что «цель брака — деторождение, но не многодетность. Нигде Священное Писание не говорит, — отмечают святые отцы, — что Бог велит супругам быть непременно многодетными».

Независимо от того, однако, соответствует ли это действительному мнению святых отцов, думаю, что можно разобраться в этом вопросе путем элементарной логики.

Действительно, ни Писание, ни святые отцы не считают многодетность, даже просто деторождение, условием спасения. И совершенно справедливо. Ведь и Писание, и святые отцы, в согласии с ним, определяют основной целью брака — заповедь плодитесь и размножайтесь. А что касается многодетности, или «малодетности», или, может быть даже бездетности (бесплодия) — это во власти воли Божией. Он дает каждому в соответствии с возможностями его, много или мало детей, или ни одного.

Деторождение — это тоже талант, т.е. дар Божий. Но Создатель дал не всем людям одинаковое число талантов. Одним дал пять, другим два, а кому-то один. Аврааму Бог дал одно чадо. Исааку — двоих. Иакову же — двенадцать. Лии, например, Он дал десять детей.

А Рахили — двоих. А кому-то ни одного. И этим подтверждаются слова Священного Писания: … (помилование) зависит не от желающего, и не от подвизающегося, но от Бога милующего. И в жизни людей так все и получается. «Человек предполагает, а Бог располагает». Апостол Павел пишет к Коринфянам: Я насадил (слово Божие), Аполлос поливал, но возрастил Бог. Посему и насаждающий, и поливающий есть ничто, а все Бог возращающий.

Если бы Создатель определил миссию супружества как многодетность, Он явил бы этим противоречие самому себе и несправедливость по отношению к человеку. Ведь тогда те, у кого поневоле родилось бы всего двое-трое детей, или один, или вообще ни одного, — не имели бы надежды на спасение.

Какая же позиция верная? Вот она. Супруги должны исполнять свой долг перед деторождением (оно — непременное условие) честно, сполна. Что касается количества детей, его определение они должны полностью вверить воле Божией. А Господь даст сколько Ему будет угодно и, кстати, заберет, сколько захочет. В этом вопросе недопустимо никакое вмешательство супругов в дело Божие. Никакого планирования количества детей с помощью календаря, противозачаточных средств или других методов!

Всякое человеческое регулирование — от лукавого. Оно говорит о самомнении и наглом вмешательстве в права Господа. Этим нарушается связь и общение с Господом, дело, которое имеет губительные последствия. Ведь Бог поругаем не бывает. Страшно впасть в руки Бога живаго.

Но не будем забывать и притчу о талантах.

Человек, — говорится в притче, — отправляясь в чужую страну, призвал рабов своих и поручил им имение свое. И одному дал он пять талантов, другому два, иному один, каждому по его силе. Разница была справедливой. Ведь (как мы уже сказали) господин имел в виду возможности каждого из рабов. Он не хотел взваливать на их плечи ношу, которую они не могли бы понести. Значение же имело то, что всем надлежало трудиться с одинаковым усердием и рвением, чтобы каждый увеличил вдвое свое количество монет и потом отдал бы хозяину прибыль.

Первые из них увеличили вдвое начальную сумму. Это означало, что они не упустили ничего из того, что в состоянии были сделать: Вторые — то же самое. А господин щедро вознаградил их за это. Он не сделал им замечания, что они могли бы вместо пяти или двух талантов заработать по восемь или по три. Он заранее определил, сколько может заработать каждый из них.

А что же третий раб? Он пытался оправдать свою лень и бездеятельность, строя из себя дурачка (как и те, кто избегает деторождения). Но результат хитрости был плачевным, потому что его оправдания, кроме смеха, заключали в себе и надменность по отношению к справедливому хозяину.

Но остается еще один вопрос: Что было бы, если бы, скажем, первые вместо пяти талантов приобрели и отдали бы хозяину по три или по четыре? Или если бы принесшие по два заработали бы лишь по одному, а имевший один талант принес бы прибыль в полталанта? Тогда повелитель сказал бы каждому из них: Хорошо, добрый и верный раб! В малом ты был верен, над многим, тебя поставлю; войди в радость господина твоего.

Согласно с духом Писания и элементарной логикой, все должны были быть наказанными. Потому что по своим небрежности, инерции, трусости они не смогли достичь пределов, данных им Премудрым Промыслителем. Если бы перед ними не было поставлено определенной задачи, независимо от их желания принести прибыль, в таком случае хозяин и не стал бы с них спрашивать большего, чем определено задачей. Бог не вознаграждает ленивых. Но не больше вознаграждает Он и нерадивых.

Вспомним притчу о десяти девах. Нерадивые всего лишь забыли взять запасного масла. Все остальное они сделали точно так же, как и разумные.

Однако перед ними закрылась дверь. Почему же? Писание обращает на это особое внимание: Проклят тот, кто дело Господне делает небрежно… Но это еще не все.

Недостаточно выполнять дела просто аккуратно, пусть даже получая чистый доход. Если бы тот, кто взял таланты, получил прибыль путем коварства или обмана, то он не был бы принят господином и был бы осужден, так как в Писании сказано: елей грешного да не намастит главы Моей.

Каин принес жертву Господу. Но использовал плоды из общей кучи, плоды неотобранные! Эту жертву не принял Бог.

Принес и Авель жертву Господу. Лучшую часть своего стада принес он Господу. С радостью принял ее Бог.

Подобное происходит и в супружеской жизни. Бог дает супругам таланты. Сколько талантов — детей — даст Он им, решает только Он сам. Но если родители решат не принимать своего ребенка или вовсе избегать детей, или увеличивать их число, согласно с замыслом Божиим, но в отсутствие скромной и честной супружеской жизни, в таком случае Бог их не вознаградит, а накажет.

Иная мать может иметь одно дитя за другим. Но она не проявляет усердия в воспитании их, в учении и наставлении Господнем. Тогда она не заслуживает похвалы. Ведь никакой воин… не увенчивается, если незаконно будет подвизаться. То есть если не будет следовать правилам, установленным для данного вида борьбы.

Поэтому в соответствии, опять же, с Писанием, лучше бездетность (природная) с добродетелью,… а плодородное множество нечестивых не принесет пользы…

Поэтому Церковь и молится так усердно о «благочадии», «доброчадии». Имеется в виду, что в понятие «благочадие» входит и «многочадие», как особенное благословение Божие. Точно так же, как, называя урожай хорошим, мы подразумеваем, что он и большой. И если говорим «хороший приплод», то имеем в виду, что овца или корова принесли два или три ягненка (теленка).

Это важно глубоко осознать всем супругам. Как во всех семейных проблемах, так и в вопросе деторождения, если не хотят впасть в грех, они должны быть совершенны во всей полноте, безо всякого недостатка.

Но и опять те, кто уклоняется от деторождения, ищут оснований для своих убеждений. Они говорят: «Итак, вот что определяет Господь. И факт то, что многим Он дает мало детей. Так если Сам Господь использует контроль рождаемости, то почему же мы, делая то же самое, виноваты? Разве мы не созданы по образу Божию? Разве Бог не наделил нас логикой? Не предоставил нам свободу? И ту логику и свободу мы разве не получили для того, чтобы употреблять их для свободных действий? Таких, как планирование семьи? Так мы делаемся подобными Богу».

Но здесь вместо логики — логическая ошибка. Потому что мы не понимаем, что единственно разумное — это соглашаться с тем, что какой бы ни была наша логика, Бог все равно обладает более мощным и более всесторонним разумом, чем мы, люди. И еще мы не можем понять, что человеческая логика — это как бы компас, который, чтобы помогать точно ориентироваться на местности, должен быть постоянно повернут на север. Так же и в случае с логикой: она должна быть всегда обращена к Богу, от Которого пришла, к Которому и вернется. Известно, что как только компас поворачивается в руке, ориентир потерян.

Кроме того, спорщики не задумываются и вот о чем. Нелогично и совершенно немыслимо, если кто-либо высший, чем мы, отрегулировал какой-либо механизм, а мы, младшие, зачем-то отрегулировали его по-другому.

Один предприниматель в целях реализации товара сбивает цены на него. Может ли его подчиненный установить еще более низкую цену или назначить скидку и на другие товары?

Государство приняло такой-то закон. Может ли гражданин сказать, что, благодаря тому, что и у него есть логика и свобода, он сформулирует этот закон по-другому, по-своему? Разумеется, сказать-то может. Но с той разницей, что он должен подчиняться закону, принятому государством, и за нарушение принятого закона все равно будет нести ответственность, как нарушитель. Вот куда ведет человека его немыслимая логика!

На этот счет можно было бы привести еще много примеров. Но для тех, кто использует элементарную логику, этого вполне достаточно. Так же как и для тех, чей девиз — «ты меня не убедил, даже если уговорил». И даже если мертвый воскреснет и вернется с того света, как сказал Авраам злому богачу, осужденному на адские муки, чтобы уверить его в том, что наказание постигает всех нарушителей своего долга, даже это не обязательно убедит преступника.

Экономическая проблема

Наконец-то мы добрались и до проблемы материальных возможностей и связанных с ней вопросов, которые возникают у людей ленивых и уклоняющихся от исполнения своего долга.

«Как выжить с целым домом детей? Как их накормить? Куда их пристроить? Как им дать хорошее образование? Мы живем на одну зарплату. И жена моя работает далеко от дома. Кто же будет смотреть за детьми?» И т.д. и т.п. И проблемам этим нет числа.

Все это свидетельствует о душах трусливых и неготовых к борьбе, которые уже устают прежде, чем что-то начать.

Когда нужно подняться на высокую гору до самой вершины, вот тут-то на пути у людей и возникают самые различные настроения. Одни спокойно думают о подъеме. Другие о том, что «пути не будет». Третьи о кустарниках и колючках. Последние о том, что еще далеко. И обессиливают. И приходят к выводу, что лучше бы сидеть дома. Но есть и группа терпеливых! Они не думают ни о чем, кроме вершины, которую надо покорить. И дерзают. И полны решимости. И преодолевают все трудности. В результате — покоряют вершину!

И делают это не благодаря самоуверенности. Они просто хорошо оценивают свои возможности. Но еще верят в поддержку Всесильного Бога. И получают от Него силу неземную. И так достигают, казалось бы, недостижимого.

Апостол Павел был по природе очень слабым человеком. Он сам подтверждает, что у него была болезнь, которая сильно мучила его. Помимо этого, он каждый день испытывал трудности от голода, жажды, разбойников, гонений, избиений, забрасывания камнями и многого другого.

И несмотря на это, он был призван к апостольскому служению, превышающему человеческие возможности. Он четыре раза совершил путешествие по всему миру, повсюду распространяя веру Христову. Он сам свидетельствует об этом. Собою же не похвалюсь, разве только немощами моими. Почему? Потому что, — объясняет он, — все могу в укрепляющем меня Иисусе Христе. И вновь, излагая результаты огромных трудов, совершенных им по всей Вселенной, смиренно подводит итог. Благодатью Божиею есмь то, что есмь, и благодать Его во мне не была тщетна, но я более всех, их (апостолов) потрудился: не я, впрочем, а благодать Божия, которая со мною.

Сегодня мы почему-то не говорим: «Трудись — и Бог поможет». А говорим так: «В отсутствие необходимых условий, удовлетворяющих всем возрастам и состояниям человека, не стоит делать ни шага»! И еще: «Как только все это будет обеспечено, и лучше даже с роскошью, все будет по-другому». «Зачем нам лишние дети — лишние заботы и головные боли? Лучше будем радоваться тому, что у нас уже есть, а также приобщаться к культурной жизни, следить за событиями в мире».

Этот дух обывательства, дух антихриста, представляет собой некий самообман, в который люди, придумывающие его, не верят сами.

Фермер, пастух, предприниматель хотят, чтобы их единственное чадо получило высшее образование. Они его заставляют учиться, независимо от того, получается ли у него что-нибудь или нет. Они берутся ради единственного ребенка продать все имущество. Разве они захотят родить второго?

Но разве Господь устанавливает такие задачи, такие обязательства? Родительский долг — воспитывать своих детей в учении и наставлении Господнем. С самого начала они должны действовать в рамках своих возможностей. Один, но перспективный, ребенок сам себе проложит дорогу в жизни с минимальным обременением своих родителей или даже в полном отсутствии его. Об этом свидетельствует множество примеров из жизни. Но если все же родители, обладая манией величия или из лишней ревностью о судьбе своих детей, имеют не больше одного-двух, чтобы потратить на них все, что у них есть, — тогда в чем причина: в финансах или в их владельцах? И они еще надеются на милость Небесного Законодателя!

Итак, проблема, которая стара, как мир, заключается не в деньгах. Мы знаем, что в основном многодетными, как и сейчас, всегда были бедные семьи. Известно и то, что люди, которые могли бы воспитать целую деревню с имеющимися у них средствами, как раз и не хотят иметь детей. Что же это значит? То, что такие люди потеряли правильный путь. Их помышления — только о земном. Их бог — чрево (и все, что ниже него), и слава их— в сраме; они мыслят о земном, и конец их — погибель.

Но честные воины Христовы понимают, что «никогда, ни в какие времена, не существовало таких условий, которые были бы благоприятными и подходящими для всех родителей. Поэтому им нечем оправдать свое нежелание иметь детей. Напротив, почти во все времена для большинства родителей экономическое положение предоставляло трудности, а для многих и трагические ситуации».

«Да, — говорят они, — но жизнь тогда была суровая, жестокая. Мы не хотим, чтобы это видели наши дети!»

Но не была жизнь ни суровая, ни жестокая. Она просто представляла собой борьбу. Состязания в добрых делах — от отцов до самых младших детей. Сегодня же мы на это смотрим с позиций комфорта.

Мы подобны путникам, проходящим в пору летней жатвы вдоль полей и видящим, как трудятся жнецы в этот летний зной, и думающим, что для этих жнецов их жизнь — настоящие адские муки. Но сами они радуются жизни и работают с песней. Зной не вызывает у них таких мрачных чувств.

И побеждают. И собирают богатый урожай. И радуются, видя его в амбарах. И чувствуют, что плоды их трудов — несказанная сладость. Труды плодов твоих будешь вкушать. Блажен ты, и благо тебе!

Не будем даже в качестве примера рассматривать жизнь народов малоразвитых стран, где люди имеют обычно много детей и не препятствуют детородному процессу. У них происходит массовое умирание детей от голода. Но это — не от нищеты. Они живут на плодородных землях. Но они и палец о палец не ударяют, чтобы их разрабатывать. Различные суеверия, напасти или отсутствие элементарной государственной поддержки заставляют их бездействовать. Например, в Индии коровы никому не подвластны, ходят повсюду, даже по овощным рынкам, разоряя и опустошая их. И никто их не трогает. Это священные животные. Их никогда не закалывают и не употребляют в пищу. То же самое и с рыбами, которые кишат в огромных индийских реках и озерах. Они не используются для питания, когда столько людей умирает от голода. Мы не отрицаем, что существуют и исключения в отношении бедности, независимо от человеческих действий. Но исключение не отменяет правил.

В нашей стране такие явления не распространены. Более того, сегодня каждое родившееся дитя получает материальную поддержку от государства, чего не было раньше даже для многодетных семей.

Приведем примеры.

Во времена турецкого ига в одном крупном банке работали два сотрудника. Один был начальником отдела, другой — бедным курьером. Первый обеспечил себе солидную карьеру и стабильный заработок. Оба были же наты. У начальника был хороший дом. У курьера — жалкая лачуга. Начальник, при том, что банки не позволяли в то время своим служащим голодать, — боялся иметь детей, боялся, что не сможет их «вывести в люди». Но нехотя стал отцом двоих детей. А бедный курьер, с гораздо меньшими доходами, но как истинно верующий христианин, положился на волю и желание Бога. И Он его сделал достойным девяти сынов и дочерей!

Сегодня даже два ребенка в семье — катастрофа для семьи. Дети разбрасывают родительские деньги направо и налево. Живут за счет отцовской пенсии. И тем не менее каждый день они чем-то недовольны. Они давно опередили бедного курьера. Занимают завидные места, высокое положение на общественной лестнице. А их «лачу га» сегодня величаво красуется окнами своих шести этажей. Божия благодать царит здесь?

Можно привести множество таких примеров. Но «по когтям узнают льва». «Умному достаточно».

Для тех, кто верит в Божественный Промысл, даже самые тяжкие обстоятельства — это возможность борьбы, труда. Для маловерного все это означает «плыть против течения». И кончина его плачевна. Многие кусали себе локти, когда понимали, как они были не правы. Но для большинства, к сожалению, «озарение» приходит слишком поздно!..

Просто деторождение?

Избегающие деторождения (в том числе, к сожалению» и клирики) прибегают и к другим доводам. Они говорят: «Священное Писание говорит, что женщина спасется чадородием, но не многодетностью».

И все же мы не будем сразу соглашаться с ними.

Мы спросим: «Какое деторождение вы имеете в виду? То, которое установлено Богом? Или то, которое планируют сами родители?» Если первое — мы согласны. Но во втором случае перед нами встает ряд сомнений.

Приходят однажды на исповедь муж и жена. Рассказывают, что у них уже четверо детей, и они предохраняются после рождения четвертого. И приводят довод: «Батюшка, мы живем согласно с Евангелием Мы выполнили свой долг деторождения.» И что же мне им сказать? «Да, вы выполнили долг, а теперь можете предохраняться и при этом свободно причащаться»? И какие у меня тогда будут основания не сказать того же и тем, у кого всего двое или трое детей или один ребенок? Все тогда смогут сослаться на такое определение и… значит, все в порядке? Где это оптимальное количество детей, на котором можно остановиться? Скажите, на основании каких мест в Писании или в святоотеческом богословии мы можем делать такие заключения?

Видите, в какую путаницу мы попали? Или, точнее, на какой беспринципный путь направляем мы, пастыри, словесное стадо?

Поэтому Бог сам восполняет наши мысли. Он советует «смотреть в оба», чтобы не впасть в руки таких недостойных руководителей. Берегитесь лжеучителей, берегитесь псов, берегитесь злых делателей, берегитесь обрезания. Нам же, пастырям, предписывает: если слепой ведет слепого, то оба упадут вяму.

Но некоторые «духовники» способны и на самое настоящее лукавство. Раз перед ними родители четырех, пяти, шести малюток, и они больше не хотят детей, то вопрос решен. Духовники отпускают супругов и разрешают подходить к Святой Чаше «со спокойной совестью», с сознанием того, что они выполнили свою задачу до определенного момента, а, значит, и полностью исчерпали свой долг. Некоторые же из духовников как только слышат, что у людей столько детей, избегают вопросов о том, что они хотят делать дальше, чтобы не ставить ни себя, ни исповедников в неловкое положение! И разрешают беспрепятственно, с успокоенной совестью причащаться Святых Христовых Тайн.

О, предательская простота!

Милый мой, скажи, как же ты, уча другого, не учишь себя самого?. Где, в какой истории, в каком законодательстве, в какой этике, педагогике существует закон, который бы гласил: «Если в течение определенного срока человек соблюдал такие-то правовые нормы, то по истечении другого срока он свободен, без вины, действовать против закона»?

Приходит один человек на исповедь и говорит: «Отче, до тридцати лет я жил в невинности. Но теперь больше не могу. На мой век хватит. Теперь и я поживу, как люди».

И ты, духовный наставник, ему скажешь: «Если ты дотерпел до такого возраста, то теперь, дитя мое, можешь свободно наслаждаться страстями»? Ты скажешь ему, что прежнее его поведение освобождает его от дальнейшей ответственности?

Другой тебя уверяет, что до сорока лет он не украл ни одной монеты. И ты ему скажешь, что отныне он имеет право воровать, подделывать, производить незаконные операции с валютой?

Это больше похоже на установление цен на индульгенции Римскими Папами.

В самом деле, какое глубокое заблуждение — принимать нечестные поступки за честные!

И нам, «учителям», далее не приходит в голову, что претерпевший до конца спасен будет ? Или: Дом Его — мы, если только дерзновение и упование, которым хвалимся, твердо сохраним до конца. Или: Будь верен до смерти, и дам тебе венец жизни. Или: (подвизаясь против греха) вы еще не до крови сражались.

Но случается и такое невероятное! Находятся такие духовники, которые даже отговаривают иметь детей. Из уст одного священника-богослова, в присутствии двадцати или более духовников, с официальной трибуны была услышана фраза: «Не заставляйте людей рожать детей!»

А другой заявил о таком случае. «Пришел однажды ко мне житель трущобы, отец восьми детей. В его трущобе всего лишь одна кровать для всех них. И как они там все умещаются? И когда я ему сказал, что «нельзя плодить нищету», получил в ответ: «А мне так нравится!»

Что сказать о таком духовном руководителе, который, вместо того, чтобы привлечь немедленно все возможные способы для облегчения участи этого героя, — предлагает ему в качестве единственного решения проблемы предательское отступление?

И когда у кающихся грешников такие наставники, что еще надо для вмешательства в дело лукавого? И это, хоть и жестокая, но правда.

Еше один случай. Муж и жена предохранялись, и честные духовники не допускали их к Причастию. Они пришли к одному юному архимандриту. «Не слушайте вы этих ретроградов, — говорит он им, — они отстали от жизни»! И в тот же день причастил их…

Как хорошо, что многие верные, у которых есть страх Божий, замечают, по указанию Божию, нечестность таких легкомысленных духовников и находят надежных, которые наставят их на верный путь.

Благословение или заповедь?

Бог не сказал, — говорят противника деторождения, — что деторождение — заповедь. Это лишь благословение. Он не сказал: «Повелеваю вам размножаться», но: «Благословляю вас размножаться».

Удивительно то, что по поводу слова «благословил» происходит настоящая битва между сторонниками и противниками деторождения. И те, и другие привлекают один аргумент за другим. Но доказательств нет.

Мне кажется, что бесполезно такое противостояние. Надо читать то, что написано в Писании. И читать так, как написано. Сказано: благословил. Значит, дал благословение.

Согласны, деторождение — это благословение.

И что же из этого следует?

Значит ли это, что когда Господь дает благословение на что-то, то хочет сказать, что и обратное этому — тоже благословение? Если благословляется деторождение, то это значит, что благословляется и отказ от деторождения? Если раскрывается истина, то получается, что и обратное ей — тоже истина? Благословляется «не убивать»; — значит, благословляется и «убивать»?

Такой противоречивой законности нет, наверное, даже у людоедов.

Такое происходит в тех случаях, когда мы не покоряемся Божественным установлениям, которые не позволяют правым сердцем творить никаких темных дел. И когда излагаем небесные повеления с помощью рациональной мысли. Когда наша болезненная человеческая логика не принимает во внимание хотя бы того, что по этому поводу глаголет Святый Дух.

Сказано: Из тех же уст исходит благословение и проклятье: не должно сему так быть. Течет ли из одного отверстия источника сладкая и горькая вода?108 Не может смоковница приносить маслины или виноградная лоза смоквы. Также и один источник не может изливать соленую и сладкую воду.

Вот правильный вывод: Если мы неверны, Он (Бог) пребывает верен; ибо Себя отречься не может. Это исчерпывающий ответ. Благословенно только то, что благословил Бог. То, чего Он не благословлял, — от лукавого. Тот, кто нарушает благословение Божие, возлюбил проклятье. Не возлюбил благословение равнодушный. За это отниму его от него. Возлюбил же, напротив, проклятье, и дастся ему.

Давайте оставим софистику и склоним голову, как клирики, так и миряне, Перед духом послушания благословению Божию — деторождения. Только в этом — благословение. В остальном, в ошибочном толковании его, — проклятье. А участь проклятых Богом нам известна: Идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его.

Делается жутко, когда видишь, что женский орган вскармливания младенца молоком, предназначенный как раз для того, чтобы давать ему тепло, заботу, чтобы укреплять его силы, — становится символом сексуальности. И, наоборот, тот же орган животных считается символом материнства. И об этом можно было услышать из уст социологов по телевидению. «Сегодня женская грудь символизирует сексуальность. В то время как грудь животного — материнство», — сказал ученый.

Разве мы не превращаем благословение в проклятье, когда созданное Богом отдаем во власть сексуальных наслаждений? Мы чуть ли не говорим, что своих первенцев женщина укачивает не у груди, а у коровьего вымени!

Нравственное совершенствование

Настаивают противники деторождения и на том, что «главная цель брака — не деторождение, а «нравственное совершенствование». Или: «первоначальное, основное содержание и наполнение брака, суть Таинства — это взаимная любовь, до самого конца совместного пути». Никто не отрицает, что прежде всего супруги, при взаимной поддержке, должны достичь глубокой любви и совершенства во Христе.

Здесь уместно сказать несколько слов в дополнение к нашей теме, хотя ответ уже дан нами в предыдущих главах. Ведь теперь совершенно ясно: что именно вследствие поврежденной воли происходит непростительная богословская ошибка. А именно: понятиями, имеющими всеобщее значение, богословы оперируют лишь в определенных, избранных ими самими, случаях.

Евангельская любовь и нравственное совершенство должны присутствовать во всем и главенствовать над всем. Любовь есть исполнение закона.

Сам Господь определил, что на: двух заповедях любви — к Богу и к человеку — утверждается весь закон и пророки, то есть все заповеди Божии и все поучения пророков. И когда Он заповедует: возлюби ближнего своего, как самою себя, конечно, Он не имеет в виду только любовь между мужем и женой. Если, например, ни сестра, ни брат не обзавелись семьями и живут вместе в родительском домег они могут достичь более глубокой и более чистой любви друг к другу.

К науке, которой ты занимаешься, к своему ремеслу, искусству ты должен испытывать не менее глубокую любовь, если твоя цель — достичь в своем деле совершенства. И землевладелец должен с любовью обрабатывать землю, если хочет собирать хорошие урожаи и стать опытным земледельцем. Итак, любовь не может быть просто целью, но движущей силой, придающей нам вдохновение для достижения той или иной цели.

Но и совершенство не может быть целью. Это средство для завоевания жизни Вечной, которая-то и составляет цель существования словесных созданий.

Электричество требуется и для освещения, и для обогрева, и для движения. Но целью-то являются сами освещение, обогрев и движение. Электричество — лишь средство. Солнце тоже ярко светит, греет, создает условия для жизни и плодоношения земных созданий. Особенно важно последнее. Ведь если, скажем, на дереве под солнцем появляются листочки, благоухающие цветы, но они не дают плодов, оказываются пустоцветами, — то их выкорчевывают, как смоковницу, чтобы она землю не занимала.

Так и в семейной жизни: пусть супруги и развивают любовь друг к другу и стремятся к совершенству. Однако этого уже не может происходить там, где препятствуют оплодотворению (если оно возможно).

Только если в случае природной бесплодности или тяжелой болезни супруги не могут произвести на свет детей, они не считаются «пустоцветами», не приносящими плода. Потому что, проявляя любовь и стремясь к совершенству, они могут принести плод добрых дел. Однако если супруги в тот самый момент, когда могут зачать ребенка, думают совсем о другом и говорят: «нас занимает наша любовь и совершенствование, а детей нам не нужно», то совершенно очевидно, что они губят вместе с этим и свою любовь, и свое совершенство, и свое спасение своей безрассудностью.

Когда так переосмысливается первоначальное условие брака, было бы грустной шуткой сказать: «Мы любим друг друга и становимся совершенными». Если только мы не считаем любовью совместный путь к вечному мраку!

Облегчение креста

Существует также категория этаких «сердобольных». Они настаивают на том, что «следует не утяжелять семье несение ее креста, но становиться для ее главы Симоном Киринейским!

Безусловно, мы согласны. Но возникает вопрос «Каким образом это делать?» Ведь мы знаем, что Симон поднял Крест Господень не для того, чтобы избавить от него Иисуса, но чтобы наш Спаситель через час после этого был пригвожден к нему.

Так что же, брат духовник, ты хочешь освободить верного от его креста, от его долга? Знаешь, что ты собираешься сделать? То же, что Петр, отговаривавший Господа от распятия. И ты знаешь, как с ним поступил Сладчайший Иисус, Он сказал Петру. Отойди от меня, сатана! Ты Мне соблазн; потому что думаешь не о том, что Божие, но что человеческое!

Почему же? Потому что по воле Отца Небесного надлежало Богочеловеку совершить восхождение в славу через страдания. Завоевать вечную славу и, как человеку, умереть на Кресте.

Не надо забывать ни клирикам, ни мирянам, что когда мы хотим избежать честного Креста Господня, тяжесть которого точно соответствует нашим силам, лукавый взваливает на нас свой, постыдный и совсем неподъемный груз.

В Эдемском саду Создатель дал Адаму и Еве один, легчайший, крест: не вкушать плода от одного определенного древа. Легкое, незначительное воздержание назначил Он им. Они захотели избавиться и от этого. Но сатана приготовил для них множество искушений. Страх! Ужас! Тернии! Тяжкий труд до пота! Скорбь и болезнь при рождении детей! Убийства! Болезни! Смерть! Ад! И люди бы до сих пор отправлялись в ад к праотцам, если бы Бог не смилостивился и, как мы уже говорили, не послал бы Своего Сына, чтобы спасти всех.

Каин огорчился, что Бог не принял его жертву. Он не нес с терпением своего креста, хотя Сам Создатель укреплял его: грех влечет тебя к себе, но ты господствуй над ним. Но Каин решил, что если он убьет Авеля, то так успокоит свою боль. И был проклят Господом, изгнан из Эдема. И голос крови брата его взывал к Господу и внушал ужас Каину. И жизнь его стала скитанием в нескончаемом мучении и страхе, как бы он ни признавал свою вину и ни молился с горючими слезами: «Лучше смерть, чем такая жизнь» невыносимая.

Что же требуется от нас? Нести свой крест и помогать другим в этом: утешать их в скорбях. Окрылять их дух. И никогда не давать советы, чтобы человек облегчил свой крест или избавился бы от него.

Не думаю, чтобы у кого-то из нас появилась идея сострадать и соболезновать кому-то из людей больше, чем Тому, Кто за нас был распят на Кресте. Не думаю, чтобы мы могли человеку помочь, сколько бы ни прилагали усилий, лучше, чем Иисус, Который призывает нас Приидите ко Мне, все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас. Возьмите иго Мое на себя… и найдете покой дутом вашим. Ибо иго Мое благо, и бремя Мое легко.

Но надо обязательно принять его, потому что всем сказал Христос: если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя и возьми крест свой и следуй за Мною. Ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее; а кто потеряет душу свою ради Меня, тот сбережет ее. То есть тот, кто не несет крест своих обязанностей терпеливо, каждый день, не обретет места для своей дущи рядом с Господом.

Вот что говорит распятый Иисус. А ты — обратное. Не нахожу больше слов, если не убедил тебя!

У одной христианки было пятеро детей. По наивности она думала, что довольно. Однажды мы с ней повстречались, и я вразумил ее. В результате она родила шестого. Ангелочка! И здоровье в порядке. Дитя веселое и жизнерадостное. На нее напали родные и знакомые: «Ты сошла с ума? Ты живешь сегодняшним днем?» И т.д. и т.п.

Она пришла ко мне и как-то робко рассказала о своих искушениях. И мне пришлось ей ответить так «Дитя мое, если это повторится, можешь смело плюнуть им в лицо, как сатане: «Тьфу на вас, безбожники, если я решила подчиниться Божественному закону, а вы посылаете меня к дьяволу! Держитесь впредь подальше от моего дома!» Разве не так, дитя мое, Господь сказал Петру? Подражай же и ты нашему Господу!

И она ушла успокоенная.

Не будем забывать и о жестких словах, которые произнес святой апостол Павел в наказание волхву Элиму, когда тот хотел помешать архонту Кипра Сергию слушать проповедь апостолов: Сын диавола, враг справедливости! Когда ты прекратишь отвращать людей от правых путей Господних? Так знай же, что с этого часа ты станешь слепцом, чтобы жить только в темноте, которую ты возлюбил.

Но противники деторождения хотят одновременно и отказаться нести Крест Господень, и непостыдно общаться с распятым Христом через Причащение. Поэтому духовники, поддерживающие их, и сами миряне, уклоняющиеся от деторождения, подвергают Святые Тайны поруганию, равнозначному «хуле на Духа Святаго». Именно так, потому что, поправ одно Таинство, они собираются участвовать в другом. Разве же это не ересь?

Известно, что Святое Крещение очищает и освящает православного христианина.

Если он позже захочет сочетать христианство с масонством, хилиазмом, буддизмом или еще с чем-то подобным, Церковь провозгласит его участником в трапезе Господней и в трапезе бесовской, как хулителя Святаго Духа, очистившего и освятившего этого человека в день спасительного Крещения. Также и уклонение от деторождения, как было сказано, кроме иных зол, заключает в себе и присоединение к числу атеистов-материалистов. Так чем же это не хула на Святаго Духа? А, значит, ересь. А если их еще рассматривать как приверженцев идеи мальтузианства, то опять же столкнемся с инославием, злославием. Мальтус определением «супругам воздерживаться от контактов, чтобы не произвести на свет детей, причисляет себя к религии запрещающих вступать в брак, которых, по свидетельству апостола Павла, Святый Дух причисляет к вероотступникам, внимающим духам обольстителям и учениям бесовским.

Давайте не будем прятать голову в песок или искать лазейку для уклонения от своего долга. Умышленно избегающие детей, как мы уже отмечали, по сути -еретики. И Церковь должна сопротивляться этому явлению, перед лицом Господа, чтобы не допускать хулы на Святаго Духа.

Сегодня она сопротивляется лишь пассивно. Но это недопустимо!

Между тем, она публично осуждает масона, хилиаста. Считает их еретиками. Они отлучаются от Церкви и не погребаются по обряду.

А противники деторождения, люди с каменным сердцем?

Получается, что Церковь их принимает в свое лоно. Считает своими верными чадами. Оказывается, что она не видит их беззакония. Таким образом, она позволяет им думать, что они «идут верным путем», так же, как и верные чада, соработники Божии; что они принадлежат к избранным; что их ждет вечный рай!

Итак, только ответственная позиция Церкви может остановить зло. Только так может проясниться суть дела, и каждый сможет взвесить свою меру ответственности, чтобы быть подальше от иллюзий. Только так можно отделить пшеницу от плевел. Иначе, при таком попустительстве Церкви, вырастет терние и заглушит доброе семя.

Епископат в 1937 г. категорически осудил противников деторождения в официальном Окружном послании. Иерархия Церкви должна возобновить применение этого послания во имя спасения паствы, которая осталось без авторитетного руководства и пребывает в неведении.

Устоят, возможно, немногие. Но избранные. Им благоволит Бог. Нельзя желать одного, а делать другое.

Демографическая проблема

Для оправдания противников деторождения очень широко привлекается то, что называется демографической проблемой. К сожалению, привлекается даже некоторыми епископами. Они говорят, что если мы будем неограниченно плодиться, то Земля не сможет всех нас ни прокормить, ни вместить. Они придают большое значение выводам социологов, специалистов в области статистики, демографии и подобных отраслей науки. Человек для них является объектом расчетов, измерений. Так же, как и пшеница, ячмень, картофель, персики.

Позор нам, соработникам Божиим, если и мы считаем, что слова человеку не все возможно, Богу же все возможно сказаны не для всех, а лишь для избранных людей.

Сегодня, в век улучшения качества жизни, не существует проблемы материальной помощи. Напротив, распространяется явление повышенного потребления. Биологические и медицинские исследования показали, что если человек развивается согласно с естественным для него ритмом, ему для жизнеобеспечения достаточно лишь малого количества определенных элементов. Из того, что он потребляет, примерно одна десятая часть, даже меньше, — действительно необходима. Все остальное лишь обременяет человека и ведет к болезни.

Мудрец Каллиник как-то заметил, что люди сами роют себе могилу ложками и вилками. И другой известный врач подчеркивает: «Вы хотите знать, сколько существует болезней? Посчитайте тогда поваров!»

Поэтому Господь советует нам; не заботьтесь душой вашей, что вам есть и что пить…, во что одеться, потому что всего этого ищут язычники, и потому что Отец ваш Небесный знает, что вы имеете нужду во всем этом. И об одежде что заботитесь? Посмотрите на полевые лилии, как они растут.. Если же траву полевую, которая сегодня есть, а завтра будет брошена в печь, Бог так одевает, кольми паче вас (насколько больше позаботится о вас)… И если Он Сына Своего не пощадил, но предал Его за всех нас, как с Ним не дарует и нам всего ? (т.е. как же Он не даст и чего-то менее значительного для нашей жизни?)

Если мы посмотрим на себя в зеркало этих Божественных вразумлений, нам ничего не останется, кроме как понять, на какую безумную суету мы тратим свою жизнь. Мы превращаемся в одержимых страстью к излишествам.

В древности люди с большей простотой возлагали надежду на Бога, им требовалось лишь подыскать подходящее место для создания своего очага. Целью их было рождение детей. И по мере того, как подрастали дети, увеличивались, ценою пота и крови, и их жилища, которые сейчас нам кажутся жалкими отшельническими лачугами. И в таких «гнездышках» воспитывались по восемь и более, до двадцати, «птенцов». И они были полны жизненных сил и бодрости. Изобилия у них не было. Но тем немногим, что было, насыщались. Они не знали ни роскоши, ни элементарных для нас сейчас удобств. Но сладко спали даже на виноградных ветвях. Радовались «сегодняшнему дню»: «о завтрашнем позаботится Бог». И наслаждались жизнью. Им были неведомы волнения, стрессы. И из них вырастали богатыри, герои. Они не были заняты вопросами: «Что нам есть? Что пить? Во что одеваться?» Но: «Как нам бороться, чтобы стать победителями в жизненной борьбе?» Поэтому демографической проблемы просто не существовало.

Сегодня же на первый план в жизни людей выступило стремление к комфорту. Сперва обеспечиваются удобства, а потом уже все остальное. Личности сегодня не придается значение. В первую очередь думают о материальной стороне проблем. Нам и в голову не приходит, что одна единственная душа превосходит по ценности весь мир. Человек, как и до пришествия Христа на землю, становится материальной, экономической, математической единицей!

Сегодня для ребенка разрабатывается целая экономическая программа! Сколько денег будет затрачено на его пропитание, его одежду, его образование… И если мы программируем, сколько будет достаточно для одного чада, то как не возникнуть проблеме пропитания пятерых детей?

Никакие демографические причины не оправдывают отказа от деторождения. Когда мы нарушаем закон, это не значит, что закон упразднился. Он остается в силе. И нам ничего больше не останется, кроме как вернуться к нему и выполнять его.

Когда, пренебрегая воздержанием, мы портим желудок, нам ничего не остается, кроме как вернуться к воздержанию, чтобы спасти его.

Что касается немыслимых расходов, мне вспомнилось нечто потрясающее: «Один певец, игрок на бузуки, вложил 35 миллионов драхм в строительство виллы. Другой потратил 22 миллиона с той же целью. У третьего — сотни акций в ДЕЭ — Государственной Энергетической Корпорации. Четвертый носит на руке часы стоимостью в миллион драхм!» Возникает вопрос: неужели они не могли заказать вполне современные, комфортабельные дома (в которых могли бы роскошно жить десять человек), но стоимостью в 5 миллионов? А на остальные миллионы — накормить целые семьи?

В чем же демографическая проблема?

Еще вопрос откуда столько денег у простых трубадуров и скрипачей? Кто-то им платит эти бешеные суммы… И эти кутилы, вместо того, чтобы тратить попусту деньги, сколько детей могли бы накормить досыта!

А не интересно ли тебе узнать, любезный читатель, поскольку детей обычно имеют такие люди и имеют ли их вообще?

Или, может быть, тебе интересно узнать о руководящих и аристократических слоях?

В печати были опубликованы имена 15 вицеминистров и их достаточно подробные биографические данные. Только об одном из них говорится, что он — отец четверых детей. У других двух-трех — по двое. У трех-че-тырех — по одному ребенку. У остальных детей нет!

Какая у них может быть демографическая проблема? Это они-то боятся, что расплодят нищету и Земля не сможет всех прокормить? Ведь в этом суть демографической проблемы: «Земля может вместить определенное количество людей, и для этого требуется контроль рождаемости для поддержания равновесия».

Такие же идеи использует в своей теории английский священник Томас Роберт Мальтус.

«Земли немного, — рассуждает Мальтус, — а плодородной еще меньше. Значит, плодородие земли имеет свои пределы. Напротив, население Земли имеет тенденцию к росту в геометрической прогрессии».

Таким образом, Мальтус рекомендует сдерживание рождаемости. Но не с помощью таблеток и других противозачаточных средств, которые считает греховными, а путем чистоты и воздержания.

Подразумевается, что теория Мальтуса, мальтузианство, уже давно изжила свой век. И современные исследователи в серьезных научно-атистических трудах подтверждают, что производство неуклонно возрастает в геометрической прогрессии. Со временем, если такими же темпами будут совершенствоваться технологии, удобрения почв и т.д., Земля превратится в огромный склад продуктов. Подсчитано, что сегодня, при разумном распределении продуктов, можно прокормить 10 миллиардов людей. А кроме того, существуют огромные необработанные посевные площади. А что касается места на Земле, то подсчитано, что все человечество может свободно поместиться на территории, равной полуострову Пелопоннес.

Поэтому условности отбросим в сторону. Боготворение плоти, эвдемонизм, дух идолопоклонства доводят мужчину до скотоподобного состояния, а женщину — до развращенности.

Итак, ни под каким предлогом духовный наставник не имеет права защищать утверждения мальтузианства, особенно сегодня, когда существует хорошо организованная сеть социальной защиты, так что даже самый бедный отец семейства не останется без крыши над головой. Разумеется, существует и проблема тесноты домов, как для отдельного человека, так и для целых семей. Но это вина людей, ответственных за это. И проблема эта не может быть решена ограничением рождаемости, а скорее тем, чтобы покинуть давку городских центров и перебираться для жительства на простор, в более отдаленные от центров местности.

Обратимся вновь к материальным проблемам, которые, бесспорно, существуют, но не в тех семьях, где хозяйство ведется трезво, разумно.

Из тысячи примеров приведу один. Двое хороших молодых людей полюбили друг друга. Но он — бедный. У нее — жалкое состояние. «С надеждой на Бога будем жить и трудиться, Асемина», — сказал Антоний своей невесте. В качестве жилья соорудили небольшой курятник. Настал день свадьбы. Чтобы уложить волосы, нареченный использовал лишь миску воды.

Прошли годы. У них родилось восемь детей. Четыре девочки, будущие невесты. Всем хороши и трудолюбивые. Антоний открыл пекарню. Со временем построили прекрасный дом. Прикупили земельный участок, насадили виноградник, сад. Дети устроены, обзавелись семьями. До последних своих дней были счастливы супруги. И можно ли было сказать, что они были скупыми людьми? Нет. Такая доброта, такое гостеприимство всегда царили в их доме! Как им это удавалось? Благородное сердце, разумное ведение хозяйства, скромная жизнь — вот ответ.

Вот еще один случай. Однажды ко мне на исповедь пришел простой, бакалейщик из бедной деревни. Отец пятнадцати детей! «Отче, надо мной всегда посмеиваются окружающие. «Эх ты! Что ты будешь делать со всеми этими несчастными?» и т.п. Но я возлагаю надежду на Бога, и Он никогда не оставляет меня. Интересно то, что с рождением очередного ребенка у меня появляется и денежная прибыль.»

Мы преклоняемся перед таким мужеством! Но вот вопрос. Например, семья действительно находится в безвыходном материальном положении. Может ли в таком случае исповедающий священник прибегать к совету отказаться от деторождения?

Обратимся за примером к медицинской практике.

К врачу приходит пациент с язвой желудка. Врач, кроме лекарств, прописывает ему строгую диету, включающую употребление натуральных продуктов.

«Но, доктор, — чуть не плачет больной, — это требует денег. А я неимущий человек. Как же быть?»

Вопрос к священнику: Что сделает врач? Скажет: «Если не позволяют средства, дорогой, ешь, что придётся?» И этот врач останется достойным звания терапевта и своего почетного труда?

Единственно верной позицией будет такая. «Вы пришли ко мне для того, чтобы получить руководство к лечению. То, что я вам советую, — единственный путь. Что же касается денег — я вам в этом не помощник». Конечно, если врач окажется альтруистом, он может и не брать денег с больных из соображений милосердия и даже сам, за свой счет, может дать лекарства. Может быть, и пожертвует больному какую-то сумму. Но, даже если ничего этого врач не сделает, он никогда не посоветует больному нарушить диету.

Не должен ли занимать такую же позицию и священник, имеющий послушание врачевать души людей? Если он будет поступать по-другому, он может покалечить и душу верующего, и свою собственную.

Давайте задумаемся над тем, что для исполнения заповедей Божиих не подходят ни половинчатость, ни компромиссы, ни соглашательство, даже в сочетании с добродетелью.

Так и вы, — говорит Христос, — когда исполните все повеленное вам, говорите: мы рабы ничего не стоящие; потому что сделали, что должны были сделать. И в другом месте говорит Господь: Кто не берет креста своего и не следует за Мною, тот не достоин Меня.

В этом есть и логика, и справедливость. И не только благодаря тому, что Христос первым на земле отдал Свою жизнь в жертву ради нашего вечного спасения, но и потому, что человек как образ Божий — абсолютная ценность. А ничего абсолютное не становится таковым при помощи «относительных» действий. Святой Дух требует от нас, чтобы мы были совершенны во всей полноте, без всякого недостатка.

Здесь вновь вспоминается вопрос апостола Петра, когда Господь Иисус сказал, что легче пройти верблюду в игольное ухо, чем богатому войти в Царство Божие: Так кто же может спастись?

Ответ был исчерпывающим: Человекам это невозможно, Богу же все возможно. То есть, когда человек испрашивает сил у Бога, для него невозможного не существует, что показывает наш каждодневный опыт. Никто из надеявшихся и прибегавших с чистым сердцем к Господу никогда не был постыженным. И совершал подвиг. Почему бы нет? Ведь Сам Христос уверяет нас верующий в Меня, дела, которые творю Я, и он сотворит, и больше сих сотворит.

Другое дело, конечно, что и это, большее, как замечает божественный Златоуст, совершается опять-таки с помощью Божией.

Бесчисленное количество верующих сумели своими делами вычеркнуть из слова невозможно отрицание не. И поскольку это явление общечеловеческое, не требуется прибегать к примерам. Если даже один человек сумеет осуществить в себе истинного христианина, то это будет доказательством того, что настоящая христианская жизнь достижима.

Исправление Закхея

До тех пор, пока человек находится в земном своем доме, в хижине — в земном теле — и предстает внешне слабым, ничего удивительного, что он может совершать падения и понести за них наказание.

Но одно дело — совершить ошибку и признать ее с намерением впредь не повторять, а другое дело — остаться равнодушным к ней, умышленно и безответственно, со ссылкой на то, что «так живут все». Это уже участие в бесплодных делах тьмы. А в таком случае страшно не достичь исправления. Невозможно… однажды просвещенных, и вкусивших дара небесного,… и отпавших, опять обновлять покаянием, когда они снова распинают в себе Сына Божия… Поэтому огромное значение имеет то, что нам открывает евангелист Иоанн Богослов: Наблюдайте за собою, чтобы не потерять того, над чем мы трудились...

Особенно для тех, кто не хочет становиться родителями, пока они все же могут ими стать, необходимо, безо всяких отговорок (как, например, «мои дети уже взрослые, что они скажут?», «у меня уже внуки» и т.д.), — исправиться и производить на свет детей. Конечно, как мы уже сказали, поскольку появление ребенка только во власти Бога, Он может и не дать его. Но если супруги, покаявшись, прекратят предохраняться и продолжат жить с намерением исправить свою ошибку с покаянием Закхея, все у них будет в порядке, даже если Бог им и не даст ребенка. Тогда они, с благословения духовника, смогут причащаться. Но если они уже произвели стерилизацию преднамеренно и с осознанием своего злодеяния или, несмотря на объяснения духовника, бесстыдно нарушали условия брака и теперь, когда они уже не могут зачать ребенка, приходят к духовнику, как ему себя вести в этом случае?

Это не такая уж сложная проблема. Достаточно как следует понять, раскаивается человек или нет. И еще: оценить все его прегрешения, в соответствии с его действиями, которые могут относиться к двум категориям: по увлечению и умышленные. Первые — это проявление слабости. Так это определяет и Священное Писание: есть грехи не к смерти. Вторые — осознанные, преднамеренные действия. Как мы уже сказали, это, по сути, хула на Святаго Духа. Первые излечиваются покаянием. Вторые же характеризуются нераскаянностью. Пример для первых мы привели. Теперь — для вторых.

На исповедь приходит человек, мужчина или женщина; после произведенной стерилизации, без веских для этого медицинских оснований, лишь для того, чтобы впредь не иметь детей. Как им спастись? Только исправившись. Но ведь теперь ничего им не изменить, они бесплодны. И в этом случае к спасению их может привести только полное воздержание в сочетании с глубоким покаянием.

Если они согласны на это, значит они действительно раскаиваются.

Это же относится и к тем, кому духовники уже рекомендовали так поступать, но они пренебрегали этим советом до самого завершения детородного возраста. И теперь приходят к духовнику и говорят: «Теперь мы не предохраняемся». И подразумевают, что просят благословения причаститься!..

Не требуется большого ума, чтобы понять, что это попытка обмануть Господа. И вот почему. Эти люди пользовались таким кощунственным рассуждением: «До тех пор, пока мы в состоянии иметь детей, но предохраняемся, мы, конечно, не имеем права причащаться. Но когда закончится детородный период, мы перестанем предохраняться и, значит, сможем причащаться». Это бесстыдное лукавство. Потому что в первом случае они предотвращали появление ребенка, чтобы он не мешал их плотским наслаждениям. А потом уже исключалась возможность появления ребенка, и поэтому они могли без страха предаваться произвольным наслаждениям. И еще при этом хотели причащаться!

Но самое страшное то, что есть священники (даже архиереи), которые в первом случае исключают возможность Божественного Причащения, а во втором — дают на него благословение. Так они способствуют укоренению в людях нераскаянности.

И в этом случае, как в случае добровольной стерилизации, только при условии внутренней борьбы и упражнений в полном воздержании, что свидетельствует о покаянии и о стремлении к спасению души, они смогут причащаться Святых Христовых Тайн. Но не слишком часто, чтобы не были Они в суд и во осуждение ни им самим, ни исповедовавшему их священнику.

Лишь бы это не превратилось в крайность и беззаконие. Окружное послание Епископата Элладской Церкви 1937 года, составленное, как мы упоминали, образованными и благодетельными иерархами, определяет в случаях импотенции (врожденной или приобретенной) полное воздержание на всем протяжении детородного возраста.

«Мы вынуждены постоянно напоминать супругам: в исключительных случаях, когда на них накладывается запрет иметь детей, единственным законным выходом остается воздержание от половых сношений. Этот путь, рекомендуемый и медициной, кажется слишком жестоким и даже невыполнимым, но лишь для тех, кто не верит во Христа. Только для живущих по плоти, а не по духу. Для истинных христиан это возможно. Потому что, как правило, плоды духа, получаемые христианами, это воздержание (Галат. 5, 22-23), особенно в процессе преодоления трудностей семейной жизни, ради самопожертвования, самоотречения. Это несомненная истина, подтвержденная опытом древности и наших дней».

Среди таких людей, на которых накладывается воздержание, чаше всего бывают как раз молодые, энергичные, находящиеся в расцвете детородного периода супруги. И в течение всего этого периода они должны воздерживаться. Почему же тогда считается крайностью налагать воздержание на людей «с рядом тяжких прегрешений» преклонного возраста, для которых такая задача была бы более легко выполнимой?

Но если невозможно и это, то какие еще существуют средства? Милостыня? Хождение в храм? Посты? Бдения? Восприемничество? Накопление приданого дочерям? Защита сирот? Все это и многое другое имело бы какой-то смысл, если бы было средством борьбы с плотской страстью. Ведь именно в этом вся проблема. И горько ошибаются те духовные наставники, которые советуют исполнять все перечисленные предписания, не вырывая при этом, однако, греха с корнем. И они думают, что не имеют на себе греха, но грех остается на них.

Некоторые скажут: «Но Бог есть любовь. Он желает всем людям спасения, Царства Небесного. Он прощает всех грешников. Он воплотился ради них, был распят на Кресте. Кроме того, и духовным пастырям Он дает наставление; незлобиво, с кротостью наставлять (даже) противников.

Отвечаем: «Справедливо. Но ниоткуда не следует, что Бог, бесконечная любовь, любит и грех. Напротив, везде мы видим, что Он гнушается греховной нечистотой настолько, что проклинает ее. Поэтому все мы, если не спасаемся, находимся под проклятьем.

Христос пришел, конечно, чтобы спасти грешников. Но каких именно? Только тех, которые раскаялись и отреклись от злодеяний. Никогда, ни при каких обстоятельствах Всемилостивый Спас не прощает тех, в ком нет покаяния. Распятые рядом с Ним два разбойника тоже были достойны снисхождения. Но лишь тот, кто раскаивался и говорил: «Помяни меня, Господи, во Царствии Твоем», — в тот же день оказался в раю.

Поэтому и духовнику — наместнику Иисуса на земле — разрешается проявлять снисходительность и идти на уступки, но только в случае искреннего раскаяния и некоторого духовного опыта или усилия. В противном случае, когда человек отступает или просто жалуется духовнику (хотя внутренне не хочет покончить со страстью) и проливает крокодиловы слезы, не приняв мужественного решения, — нераскаянность лишь подогревается, и духовник становится сотрудником дьявола.

Вот что говорит Священное Писание: Господь есть Бог ревнитель и мститель; мститель Господь и страшен в гневе: мстит Господь врагам Своим и не пощадит противников Своих. Господь долготерпелив и велик могуществом, и не оставляет без наказания, Благ Господь, и убежище в день скорби, и знает надеющихся на Него. Но… врагов Его постигнет мрак. То есть самый большой гнев Господа — на нераскаявшихся.

А о надменных Писание говорит особо: Вот, душа надменная не успокоится, а праведный своею верою жив будет. «Надменный человек, как бродящее вино, не успокаивается, так что расширяет душу свою как ад, и как смерть он ненасытен».

Классический пример нераскаянности — в притче о злом (то есть нераскаянном рабе), когда Господь Иисус говорит: Если же раб тот, будучи зол, скажет в сердце своем: не скоро придет господин мой, и (не заботясь ни о чем) начнет… есть и пить с пьяницами, -то придет господин раба того в день, в который он не ожидает, и в час, в который не думает, и рассечет его (то есть отнимет душу от тела) и подвергнет его одной участи с лицемерами; там будет плач и скрежет зубов. Апостол Лука уточняет, что под, лицемерами Господь подразумевает неверных:… и рассечет его, и подвергнет его одной участи с неверными. Следовательно, не раскаивающийся рассматривается как неверный.

Малое стадо

И вновь нам возражают, приводя вполне логичный довод: «Если мы будем так поступать, все от нас разбегутся. Люди удалятся от Церкви. Мы их окончательно потеряем. Тогда как сейчас, делая в некоторых случаях вид, что не понимаем всей ситуации, — проявляем снисхождение к людям, и они остаются с нами»:

У меня возникает вопрос: «Благодаря тому, что вы удерживаете их при себе, вы уверены, что они близки и ко Христу, или все же вы удаляете и их, и себя от Святого и Всенепорочного Бога?»

В самом деле, абсурдна идея, что Христос придает значение количеству сторонников, особенно если они еще и лицемеры! И если мы просто по легкомыслию принимаем эту идею, она принадлежит к разряду абсурдных. Но если она высказывается нами умышленно — то это говорит о том, что совесть наша атрофировалась, и мы становимся лжеучителями, обольстителями. В то время как паству необходимо, наоборот, охранять от таких лжепророков, которые тьму почитают светом, и свет — тьмою. О, болезненное восприятие!

Знаете ли вы, что говорил апостол Павел в Ареопаге? Что он исповедовал перед мудрыми афинянами? Итак, — говорил он, — … Бог ныне повелевает людям всем повсюду покаяться, а значит, и делать дела, достойные покаяния.

Следовательно, если не исправляться, чтобы не повторять совершенного зла, то невозможно и быть праведно судимым Богом на Страшном Суде. Ни в Святом Предании, ни в Правилах, ни у святых отцов мы не найдем ни слова о том, что можно идти на уступки в случае ложного покаяния, только для того, чтобы человека не потерять из виду. Многовековой опыт Церкви говорит нам и о таких строгих учителях, как Тертулиан, полагавший, что грехи, совершенные после Святого Крещения, не прощаются. Говорит и о более снисходительных, которые убеждены, согласно со Священным Писанием, что такие грехи, как и все, прощаются. Но все, без малейшего исключения, считают возможным снисхождение только для тех, кто искренне раскаивается в греховном прошлом и встает на путь духовной борьбы, состязаясь в добрых делах ради будущей жизни и принимая со смирением все наказания и наставления, определяемые духовным наставником.

Господь простил Закхею его грех. Но ведь тот роздал половину своего имущества бедным, а остальную половину использовал для исправления своих ошибок. Но Он не пощадил тех, кто задумывал какие-либо хитрости. Помиловал Господь и великую грешницу, которая со слезами покаяния припала к Его ногам. Симона же фарисея, злословившего ее, не одобрил. И сострадательный отец помиловал павшего блудного сына. Но в какой момент? Когда сын, сокрушаясь и оплакивая свои ошибки, вернулся в отчий дом и без всякого оправдания, даже без надежды на прощение, исповедал свои прегрешения и выразил желание остаться рядом с отцом, не как его сын, так как считал себя недостойным этого, но как наемный рабочий. Однако же старшего сына, верного и послушного ему, отец наказал. За то, что тот не согласен был с прощением своего младшего брата.

Возникает вопрос, как к клирикам, так и к мирянам. Предположим, что блудный сын, вместо того, чтобы проявить такое смирение и чистосердечие, начал бы просто плакаться перед отцом, возлагая свою вину на «мошенников» друзей, чтобы умалить свои злодеяния и растрогать отца, чтобы тот принял его в дом как сына, снова давал бы денег, а сын продолжал бы их растрачивать на разгул. В таком случае принял бы его отец или сказал бы идти, откуда пришел, без церемоний, без пощады? Второе, конечно. Причем он не стал бы жалеть о том, что потеряет одного из сыновей. Ведь Бог не заботится о количестве. Достаточно и малого. И поэтому в Его очах лучше один праведник, нежели тысяча грешников.

Господь Сам говорит, что нам не надо бояться того, что число избранных мало: Не бойся, малое стадо! Ибо Отец ваш благоволил дать вам Царство. Перед толпой, которая на Него давила со всех сторон в пустыни Капернаума, Христос установил Таинство Божественной Евхаристии, недвусмысленно произнеся: Если не будете есть Плоти Сына Человеческою и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни (вечной). Иудеи же пришли в смятение и говорили: Какие странные слова! Кто может это слушать?, и отошли от Него все, кроме Двенадцати Апостолов.

Как отозвался на это Иисус? Может, Он отказался продолжать, будто предвидя безрезультатность Своих действий, и тысячи последователей покинули Его?

Ничего подобного! Напротив, Он обратился к ученикам (Боже, как же мы далеки со своей логикой от Тебя!) с вопросом: Не хотите ли и вы отойти? Он имел в виду, что «дорога открыта». Можно идти. Господь не нуждается в тех, кто не согласен с Его учением. И после всего этого ты, священник, станешь смешивать Божественное Вино с водой, для того, чтобы угодить лукавому «рабу Божию» и не потерять его, приобретая, таким образом, нераскаянного грешника. Бог тебя рассечет за это, как того злого раба.

Если у тебя есть корзина яблок и ты обнаружишь вдруг, что половина яблок сгнила, ты оставишь все в корзине для того, чтобы «сохранить» яблоки?

А если врач не назначит операцию в том случае, когда необходимо хирургическое вмешательство, только из-за того, что пациент боится боли, но будет лишь накладывать компрессы, можно ли его после этого называть врачом? Лечит он или калечит? А если он к тому же скажет: «Я делаю это ради того, чтобы не потерять клиента», разве это не криминал?

А человек, больной духовно, и сознающий свой недуг, и желающий излечиться, никогда не станет просить у священника на исповеди снисхождения, но, напротив, будет просить наказания, посредством которого он сможет искупить свою вину. Но настоящий духовник, достойный своего послушания, — не тот, кто делает уступки и угождает своим прихожанам, а тот, кто строго выполняет свой долг во имя исцеления духовного недуга, не думая о том, кого он потеряет и кого приобретет. В ином случае он воспитывает ложных христиан, а это невообразимо тяжкая вина.

Вот что святой Иоанн Златоуст, толкуя мысли других святых отцов, направленные на изъяснение воли Божией, говорит по поводу тех, кто упорствует в грехе: «Если я увижу, что вы упорствуете в нераскаянности, я запрещу вам ступать по этому святому месту и причащаться Бессмертных Христовых Тайн, что запрещено блудникам и убийцам. Ведь предпочтительнее воссылать Богу молитвы Божественной Литургии от имени двух-трех истинно верующих, исполняющих Божий Закон, чем тащить за собой толпу людей, творящих беззаконие и смущающих своих братьев».

Эта святоотеческая позиция — не преувеличение. Ведь «никакой грех не излечивается другим грехом, но лишь умножается и этот грех, и вина человека». Следовательно, потакая греху с целью защитить христианина от других грехов, мы впадаем, бесспорно, в богословские ошибки.

При жизни святого Афанасия Великого ситуация в Церкви была трагически беспорядочной. Почти все епископы уклонялись в арианство. Лишь святой Афанасий твердо стоял на защите Православной веры. Хотя он и был пять раз смещен с Александрийской кафедры и скитался по горам и пещерам, чтобы не быть схваченным и уничтоженным вооруженными отрядами.

Политические и церковные власти советовали ему не создавать ситуации раскола в Церкви. Они доказывали, что с его идеями согласны лишь немногие. Настаивали на том, что нельзя не обращать внимания на миллионы остальных людей. Они призывали его принять лишь одну маленькую, «незначительную» деталь. Вставить в Символ Веры всего лишь одну букву, маленькую «йоту». А именно, чтобы Бог-Слово назывался не «единосущным» Отцу, а «подобосущным» Отцу. Но святой Афанасий, блестящий знаток богословия, прекрасно знал, что эта маленькая йота станет губительной для всего Символа Веры. И последовал повелению Господа, Который запрещает примешивать даже йоту к чистому молоку Его учения. Последовал за Иисусом, Который благоволит малому, но надежному стаду. Так смиренная непреклонность святого Афанасия Великого спасла Православие. Только позиция этого святого отца оказалась истинной.

Предположим, что святой Афанасий так рассуждал бы о примирении в Церкви: «В действительности, по сравнению с миром и единомыслием миллионов христиан, составляющих Церковь, какое значение имеет маленькая буква йота? Пожалуй, можно ее принять.» Что же произошло бы тогда? Тогда и все истинные христиане превратились бы в еретиков вслед за ересиархом Афанасием, и сейчас не осталось бы и следа от Православной Церкви. Но нет, этого не произошло. Благодаря твердости веры святого Афанасия Великого и число православных возросло, и еретики исчезли. И святой Феодор Студит замечает. «О каком большинстве ты говоришь, христианин? О том, что выкуплено заискиванием и приманками? О том, что попалось в сети по своим наивности и незнанию? Что отпало от истины из страха или нерешительности? Что предпочло Вечной жизни временные, греховные наслаждения? Ты не понимаешь, что таким образом ты способствуешь лицемерию? Ведь чем больше злодеев мы держим рядом с собой, тем более серьезное бедствие мы создаем для Церкви.» И святой Василий Великий подчеркивает. «Не заботьтесь обо всех тех, кто кажется благочестивым, но лишь о проверенных, истинно верующих: пусть спасется хотя бы одна душа!»

Обратимся теперь к современной практике. Из своего собственного опыта я могу привести некоторые тактические приемы. Своим прихожанам я говорю: «Дитя мое, если ты принимаешь мои советы и рекомендации, — ведь сперва необходимо как следует разобраться в положении вещей, — тогда мы вычеркиваем все случившееся и я тебя благословляю приступать к Божественному Причащению, без всякого наказания. Но в том случае, если ты упорствуешь в грехе, все остальные прегрешения ты будешь исповедовать понапрасну. Разрешительная молитва прочитана не будет. Учти также вот что. Если ты будешь сознательно продолжать беззаконие, то я уже никогда не допущу тебя к Святому Причастию, даже в предсмертный час ты не удостоишься этого, потому что всю свою жизнь ты потратил на бесстыдное и упрямое нарушение заповедей Божиих. И пусть тебе не кажется это крайне строгой мерой. Это единственно справедливый и очевидный выход. Бог поругаем не бывает, и страшно попасть в руки Его».

Я заметил, что в таких случаях многие раскаиваются и исправляются. Но и те, кто не решается на это, обычно уходят обезоруженные и озадаченные. Кто знает? Время еще есть. И все же духовник остается спокойным, что перед лицом Божиим он выполнил свой долг.

Конечно, духовники, безо всякого основания допускающие раз в год к Причастию уклоняющихся от деторождения, лишь подогревают страсть, потакая греху, и порождают лицемеров, отрицающих собственное освящение и глумящихся над Божественным законом. И все это из-за того, что они позволяют людям мыслить следующим образом.

«Что значит раз в год? Так или иначе, я причащаюсь. Это знак того, что Бог «не рассечет меня». Если батюшка дает благословение, значит, можно продолжать нашу супружескую жизнь без детей, в свое удовольствие. Позже, когда возможность иметь детей прекратится, мы опять сможем беспрепятственно жить в свое удовольствие, уже «законно». И естественно, будем причащаться постоянно, как ни в чем ни бывало».

Где же хоть капля совести? Мы не говорим уже о покаянии!

«Но духовник нас благословил», — ответят тебе на это.

Вот в этом-то и кроется причина трагедии. «Так что же, этих людей нельзя причащать даже при смерти? Не давать никакого напутствия ради спасения души?» Нет! Не давать! Потому что такие люди уже сами, погубили свою душу. Они совершили смертный грех. И не принесли плодов, достойных покаяния. А самоубийц мы даже не отпеваем по православному обряду. И чтобы быть последовательными, мы не должны считать людей, противящихся деторождению, ни членами Церкви, ни участниками Таинств, ни претендентами на погребение по православному обряду.

И этот вопрос должен решаться церковным руководством, с трезвостью, со страхом Божиим. Ведь, нельзя забывать и о том, что противники деторождения, по сути, еретики. Почему? Это само собой разумеется. Закон Божий — это нечто целостное. Мы не можем отделить вероучение от нравственности. Поэтому Церковь причисляет к еретикам и ту категорию людей, которые, хотя и не спорят с официальными догматами, но нарушают законы евангельской нравственности (к их числу принадлежат, например, николаиты).

Трагическое противоречие еретиков состоит в том, что они нарушают законы нравственности, а ко Святой Чаше при этом хотят подходить без угрызений совести.

Апостол Павел уже тогда бил тревогу. Он говорил: Братия, имея дерзновение входить в Святилище посредством Крови Иисуса Христа, путем новым и живым, который Он открывает нам вновь и вновь через завесу, то есть через Плоть Свою,… да приступаем с искренним сердцем, с полной верой, кроплением очистив сердца от порочной совести. Сколь тяжкому, думаете, наказанию будет повинен тот, кто попирает Сына Божия и не почитает за святыню Кровь Завета, которою освящен, и Духа благодати оскорбляет? Тот, кто дерзает приступать к страшным Христовым Тайнам с неумытыми руками, «не омыв тело водою чистою».

Однако Церковь (отдельные ее представители) имеет дело с подобными лицами практически во всех слоях прихожан. Официально и громогласно они причисляются к действительным верным чадам Церкви, и люди думают, что они благочестивые христиане. Их подталкивают к продолжению злодеяний и даже придают этим злодеяниям вид законности. Они знают, что делающие такие дела достойны смерти; однако не только их делают, но и делающих одобряют.

Думаю, этого достаточно, чтобы понять, что Церковь должна в Духе Божием противостоять этому явлению.

О высоком

Некоторые (в том числе и клирики), может быть, скажут: «Что же получается? Ведь и за нами остается право на супружеские наслаждения, в качестве расслабления среди стольких каждодневных семейных неурядиц и скорбей! Поэтому мы и женились, а не стали монахами!»

Конечно, дорогие мои. Но ведь и поголодать иногда необходимо, и даже полезно для организма. А трапеза нам станет наградой за многочасовые труды в поте лица. Согласны? Но если вместо того, чтобы вкушать от плодов твоего честного труда, которые от этого делаются еще слаще,—ты будешь употреблять украденные продукты, тогда ты тоже будешь считать их съедобными? Разве для твоей совести будет сладок этот хлеб? И если тебя, вкушающего его, будет глодать твоя совесть, будет ли тебя увеселять такая трапеза? Конечно, она может быть и в удовольствие. Но если это так, значит твоя совесть уже сожжена и бесчувственна.

И можно ли голодом оправдывать воровство? За это тебя накажет даже обычный гражданский закон и простые человеческие понятия. Не забываешь ли ты, что все, что делается противозаконно, хотя и «источает мед», временно услаждая тело, но последствия от этого горьки, как полынь…

Разве, брат мой, тебе будет в удовольствие то, что впоследствии создает тяжкие угрызения совести, которая все же хранит некоторую чувствительность?

И еще один очень серьезный вопрос. Радость и счастье в супружестве основываются у вас на сексе? Если да, то это подтверждение того, что нравственный барометр супружеских отношений низко упал. А это плачевно!

Позвольте мне вновь обратиться к рассуждениям одного замечательного и опытного духовного пастыря, жившего четверть века назад, превосходного богослова, подробнейше исследовавшего вопрос о браке и деторождении. Вот что он говорит по поводу Таинства Брака:

«Это Таинство — второй, после Крещения, священный договор — союз между Богом и людьми. Это исповедание того, что создается новое неразрывное объединение и неразлучная жизнь двух людей с целью участия в Божественном замысле продолжения человеческого рода и во взаимном нравственном совершенствовании… Ведь то, что Бог наделил человека естественным желанием продолжения рода, — правда и действительность. Но это желание остается естественным только в том случае, если осуществляется в браке. Остается естественным, потому что служит продолжением акта творения человека, человеческого рода. А начало этого акта принадлежит Богу, человек же — его участник и продолжатель…» «Если же человек, живя в законном браке, смотрит на свою жену лишь с низким плотским вожделением, то его жизнь нельзя назвать непорочной и целомудренной. Поскольку желание человека исказилось и дало согласие на лукавые поступки, придуманные возбужденным воображением, — произошло внутреннее прелюбодеяние и блуд. Ведь человек, по сути, — это его душа и желания. И таким образом, все самое глубокое и благородное в существе человека подвергается греховному искажению. Если же душа, сама по себе, без помощи тела, может и молиться, и осуществлять полноценное общение с Богом, а также делать выводы, умозаключения, значит, она так же, в согласии с самой собой, может осуществлять полноценное общение и с темным, безнравственным миром».

Осведомленный о том, что и многие знаменитые врачи согласны с этим, автор приводит мнение одного из них, Р. Гуштенира:

«Если сегодня кто-то считает невозможным плотское воздержание, — говорит врач, — то это происходит оттого, что люди воспитывались в атмосфере, где такая возможность, даже недолговременного воздержания, никогда не использовалась. Такие люди не представляют, что они отстранены даже от осознания этого, что неправильно понимают согласие полов, так как это понимание было впитано ими с молоком матери. От этого происходит их страх перед нормальным стремлением, которое другие люди не находят таким труднодостижимым. Важно то, что чистота ума делает более легкой и возможность телесной чистоты. Точно также безнравственные мысли и желания делают воздержание тяжким и невыносимым».

Семейные и холостые

Может быть, вы скажете мне: «Вам легко рассуждать: вы в браке не состоите. Рядом с вами нет жены, и нет соблазна. Вы не можете судить о степени разжигания плоти женатого человека».

В первую очередь люди женатые, такие, как последний из упоминаемых нами, подчеркивают такие мысли. Большинство исходит из собственного опыта. (Я пока не говорю о себе.)

Однако то, насколько сильно «разжигание» женатого и неженатого, знают только они сами да Господь Бог. По этому это сугубо личный вопрос. Во всяком случае, и одинокий человек — небесплотный. Например, священноиноки, давшие обет безбрачия. Те из них, кто обладает горячим темпераментом, несут пожизненное суровое и отчаянное испытание — сохранять невинность, которой требует их обет.

Но в этом случае имеет значение не то, как понимает (или вообще не понимает) неженатый «разжигание плоти», а то, как это определяет Господь и для женатого, и для холостого. Об этом уже говорилось прежде.

Несомненно, что Творцу тела и духа полностью известны тайны нужд и запросов человеческой природы. И если бы эта природа не могла победить слепые инстинкты, то Творец и не попустил бы их.

«Как человек, владеющий элементарной логикой и рассудительностью, никогда не позволит своему ребенку поднимать тяжесть, несоизмеримую с его силами, которая может повредить его здоровью, — также и Бог не требует от нас невинности и воздержания, если это неподвластно нашим силам, или если Он сам нам не дал таких сил и Своей помощи для оказания сопротивления врагу.

Было бы с Его стороны слишком жестоко, если бы Бог угрожал суровым наказанием тем, кто преступает законы нравственности в том случае, когда воздержание невозможно. Разве можно представить, чтобы Он, наделив наш организм определенными физиологическими потребностями, предуготовил бы страшную кару за удовлетворение этих потребностей? Это было бы неслыханной несправедливостью и ловушкой, в которую нас заманил бы Сам Бог! Но не будем богохульствовать!»

Поэтому этот довод — «безбрачный не в счет» -можно расценить как поверхностный, необоснованный. Ведь он говорит о том, что неженатый, якобы, далек от борьбы с плотью. Напротив, безбрачный, именно благодаря тому, что не имеет сексуального опыта, что для нормального, уравновешенного женатого человека считается жизненной прозой, — обладает развитой и возбужденной фантазией. А фантазия, как нам известно, идеализирует и представляет прекрасным всякий грех, особенно плотской.

К тому же, для безбрачного особенно существует столько разных и неожиданных искушений, что если он не находится в постоянном внимании и не испрашивает неуклонно милости Божией, он рискует каждую минуту попасть в беду и погибнуть.

Не стоит забывать и нечто другое: душу имеет и семейный человек, и одинокий. А душа не обладает полом. Она не женится и не выходит замуж. Она есть дух. И надо ее беречь, «как зеницу ока», в девстве и целомудрии. Апостол Павел дает этому объяснение: …я обручил вас Единому Мужу, чтобы представить Христу чистою девою (то есть обручил души Господу, как невинных дев). По сути, и душа женатого, и душа холостого человека — невеста Христова. А законная и скромная супружеская жизнь первого не лишает душу девственности. В то время как беспорядочная и противозаконная жизнь, особенно при уклонений от деторождения, превращает душу в «блудницу». Как сочетание в Боге возвышает и одухотворяет, так и нечестивая жизнь доводит до скотского, позорного состояния. «Удовольствие ради удовольствия» никогда не должно быть единственным требованием брака, также как и формула «искусство ради искусства» давно считается неприемлемой и отжившей свой век.

Конечно, нам известно, что грешный мир воспринимает все это как теории «вне места и времени». Мы знаем и то, что христиане, в соответствии со своими убеждениями, уклоняются и спасаются от распространившейся атмосферы зла. Нельзя сидеть сложа руки. Всякая богобоязненная душа обязана помочь самой себе, согласно увещеваниям Господа: Крепкие руки ваши опущены и колени расслаблены. Примите от Господа силу и не бойтесь! Никто да не приходит в смущение от обилия зла. Ведь когда умножился грех, стала преизобиловать благодать, чтобы протянуть руку помощи всякому борцу.

Известно, что никто не родится чистым от нечистого, даже если дни ему определены, -уклонись от него,… доколе он не окончит дня своего. Нечистота эта ничем не оправдывается.

Господь говорит епископу Церкви Филадельфийской: Знаю твои дела, (но) вот, Я отворил перед тобою дверь, и никто не может затворить ее; ты не много имеешь силы и не отрекся имени Божия. И как ты сохранил слово терпения Моего, то и Я сохраню тебя от годины искушений, которая придет на всю Вселенную, чтобы испытать живущих на земле. И, наконец, побуждает: Держи, что имеешь (то есть сокровище веры и истины), дабы кто не восхитил венца твоего. Побеждающего (в борьбе со злом) сделаю столпом в храме Бога Моего (столпом Церкви), и он уже не выйдет вон; и напишу на нем имя Бога Моего и имя града Бога Моего, нового Иерусалима, нисходящего с неба от Бога Моего.

Что касается второго случая, с псевдохристианством, со своеволием, здесь уместны более строгие слова Господа, обращенные к епископу Сардинской Церкви: Знаю твои дела; ты носишь имя, будто жив, но ты мертв. Бодрствуй и утверждай прочее близкое к смерти (то есть и других верных, которые, благодаря тебе, близки к духовной смерти); ибо Я не нахожу, чтобы дела твои (как епископа) были совершенны пред Богом Моим. Вспомни, что ты принял и слышал (то есть как ты слушал Евангельскую проповедь), и храни (то, что слышал) и покайся (в своей прежней беспечности и лени). Если же не будешь бодрствовать, то Я найду на тебя, как тать (чтобы положить предел жизни твоей), и ты не узнаешь, в который час найду на тебя.

Теперь можно Сказать несколько слов и о двоедушных, о тех, кто говорит: «Да, мне нелегко иметь детей. Но как же мне быть? Я ведь тоже не хочу отказывать себе в удовольствиях!» Тем, кто и «за», и «против», подходят слова Иисуса к епископу Лаодикийской Церкви: Знаю твои дела; ты ни холоден, ни горяч; о, если бы ты был холоден (тогда была бы надежда на покаяние) или горяч! Но, как ты тепл, а не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст Моих (то есть с отвращением откажусь от тебя). Эти слова относятся к родителям, которые сегодня желают иметь ребенка и рожают, а завтра, по малодушию, предохраняются, как бы не зачать еще одного. Уже послезавтра они могут опять решить зачать ребенка. И жизнь проходит для них в постоянном волнении, сомнении между верой и неверием, между реальностью и призрачностью Бога и дьявола. Эти люди противны до тошноты. Они не могут быть ни друзьями Христа, ни членами Его Церкви.

Если угрожает опасность

До сих пор мы не касались из ряда вон выходящих случаев. Таких, как, если, например, женщина рискует умереть при родах. Как в этом случае устоять перед искушением плотского утешения?

Официальное мнение Церкви по этому поводу мы уже приводили в одной из предыдущих глав. Но существует и иное мнение.

Мы все же считаем нужным упомянуть вот что. Да, бывают случаи действительно опасные, но большинство из них — порождение фантазии, страха, у которого «глаза велики». Женщины, ухитряющиеся найти «доводы» против желания иметь детей, придумывают опасения, которых на деле не должно существовать. Они, как мудро говорят в народе, «делают из мухи слона» для достижения своей цели. Легкие недомогания выдают за несуществующую болезнь. Сами себе ставят диагноз, что не могут иметь детей, не пройдя обследования врачей. Существуют многочисленные случаи, когда люди притворялись, что им грозит опасность. И когда их духовник или лечащий врач занимали жесткую позицию и принимали решение, что их подопечным надо рожать, после этого их беременность не только становилась более легкой, чем прежде, они не только рожали почти без боли и за более короткое время, но и ребенок рождался исключительно крепким, бодрым и веселым. И это случается постоянно. Я это отношу к особенному благословению Божию кающимся и исправляющимся родителям.

Одна женщина боялась беременности, так как страдала тромбофлебитом. Я ей посоветовал положиться на Господа. Она согласилась. Забеременела. И тромбофлебит больше не стал ее беспокоить. У нее родился богатырь весом 4,5 килограмма. А болезнь сошла на нет.

Другая мне жаловалась, что «у нее сдают нервы», что «все она воспринимает болезненно». Как только она сказала, что предохраняется, я ей тут же и указал на причину всех беспокойств. Через три месяца она пришла ко мне беременная. Глаза ее светились от счастья. Она являла собой удовлетворенность. «Батюшка, — говорит она мне, — я заметила, что с беременностью у меня исчезли головные боли и тошнота, будто их и не было никогда. И я чувствую себя спокойной, умиротворенной». И я ей ответил: «Деточка, так происходит со всеми, кто кается и возвращается к Богу, к Его щедрым дарам».

Доказано, что физиологическое состояние женщины проявляется в период беременности. Кто-то сказал: «У женщины много проблем. Что может их разрешить? Беременность.»

Поэтому часто можно видеть многодетных матерей, создающих гармоничную атмосферу в семье, так что кажется, что они сестры собственным дочерям.

Можно привести много подобных примеров. Но остановлюсь на другом. Во многих случаях богобоязненные души, пренебрегая даже опасениями врачей и духовных лиц, когда муж не в состоянии воздерживаться, во избежание блуда не пользуются контрацепцией, но полагаются полностью на Господа и на Его волю.

У одной благочестивой матушки было много детей, и среди них — близнецы. Так случилось, что они погибли от эпидемии. Она просила Господа восполнить потерю. Врач запрещал ей рожать: у нее была болезнь внутренних органов — пупочная грыжа — да и общее состояние было неважным. Ее называли сумасшедшей. Но женщина забеременела. Врач категорично заявил, что жизнь ее в опасности и необходимо делать аборт. «Я никогда не пойду на убийство, — сказала женщина врачу, — жизнь одна: пусть я ее и потеряю (ради своего долга), меня больше волнует не потерять бессмертную душу». Бот ответ верующей души! «Что ответить тебе, матушка? Тебе вскружил голову религиозный фанатизм!» — произнес с кислым лицом врач.

И, когда настал час, родились у нее близнецы! Состояние женщины не ухудшилось. Сегодня ее парни -завидные молодцы. Встали на путь веры. Делают успехи в жизни. Мать на них любуется. И ее мужу есть чем похвастаться: его жена всегда молодо выглядит.

Еще один случай. У одной богатой и знатной дамы было трое детей. И вот однажды она серьезно простудилась. Инфекция привела к туберкулезу. Два года она лечилась в санатории. И вот вылечилась.

Врачи, желая ей здоровья, не советовали впредь иметь детей. «Если мой муж согласится на воздержание, то да,— сказала она, — иначе — как захочет Бог. Третьего я не допускаю!»

Каков же был результат? Она родила еще пятерых.

Только после этого я с ней познакомился. Она выглядела такой молодой и энергичной, что нельзя было представить ее матерью восьмерых детей. Когда она мне сказала об этом, я убедился в силе слов Господа. Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все (в чем вы имеете нужду) приложится вам …

И еще я вспомнил такие слова: Всяк человек ложь и Лучше уповать на Господа, нежели надеяться на человека. Всегда будет так: Бог — истина, а человек—ложь.

Может быть, вы скажете мне: «Разве не происходят противоположные случаи?» Конечно, никто их не исключает. «Разве не было бы преступным не принимать мер для предотвращения опасности?»

Дорогие мои, когда высшей и главной целью является хранение заповедей Божиих, тогда и компасом, и часами, и пробным камнем для принятия решений должны быть слова: «Лучше смерть, чем преступление». Мне это подсказывает Господь.

Наша жизнь, так или иначе, в руках Божиих. Нам остается только выбрать: отдать ее в борьбе за правду Божию или закоснеть в предательстве Своего Создателя.

«Заступники»

Может быть, вы мне возразите: «Да, но у нас же дети! На кого же мы их оставим, беззащитных?»

Я же в свою очередь отвечу: «А если вас чувство долга и патриотизма заставит воевать, даже погибнуть на войне, защищая Родину? Разве вы откажетесь? И будет ли это оправданно?»

Миллионы святых мучеников за Христа вынуждены были покинуть семью ради подвигов во имя веры. И разве могли бы они быть оправданными, если отреклись бы от Христа ради того, чтобы «их дети не остались беззащитными»?

Когда арестовали Леонида, отца великого Оригена, у него было семь маленьких детей. Судья-язычник убеждал его: «Подумай о своих детях и отрекись от Назарянина». Но тот был верен Господу. «Как дети мои, так и я, прежде всего — чада Божии. Он есть защитник и покровитель человеческого рода», — исповедовал святой мученик. Его подвергли пыткам. Замучили до смерти. А дети его стали знаменитыми. Первый сын, Ориген, известен как величайший мудрец мира и слава Церкви Христовой.

Есть одна греческая притча. Однажды Господь Бог послал Харона забрать душу умирающего человека в царство смерти. Как только Харон пришел, перед ним предстало душераздирающее зрелище. Восемь малых деток прильнули к смертному одру, горько рыдая, так, что даже хладнокровный Харон растрогался. И вместо того, чтобы взять душу умирающего, вернул ее Творцу и представил перед ним ужасную картину. «Беги, Харон, — говорит ему Господь с пониманием, на самую глубину моря и принеси мне оттуда один камень.» Харон принес. «Теперь разбей его», — повелел Господь. И Харон расколол камень на две части. Внутри оказался живой, ползающий червяк. «Ты не скажешь Мне, Харон, кто позаботился об этом одиноком червяке?» — спросил Господь. «Поклоняюсь Тебе, Боже мой!» — и Харон смиренно склонился пред Господом. Пошел и забрал душу.

Действительно, глупо и бесстыдно уверять: «Хотя меня и зовет святой долг, мне не на кого оставить своих детей, мужа, отца, маму и других близких!» Говоря так, люди даже не задумываются, что ни один человек не будет жить, если о нем не позаботится Господь. Без Бога человек ничего хорошего не сможет сделать. Но Бог не нуждается в помощи человека для того, чтобы устроить все, что Он и устраивает.

Бесплодие и бездетность

Некоторые противники деторождения думают, что у них есть и еще один довод: «Но ведь и для тех, кто от природы не может иметь детей, разрешено супружество и супружеские обязанности! Почему же? Почему не считается греховным иметь супружеские отношения и тем, у кого детородный период уже прошел?»

Те, кто так говорят и думают, не имеют глубокой веры. Но, как хладнокровно говорит народ, «утопающий хватается за соломинку».

Давайте проследим эту мысль по пунктам.

  1. Священное Писание отнюдь не запрещает супружеских отношений, когда они находятся в законных пределах. Именно поэтому не признается право одного из супругов отказывать законным желаниям другого. Поэтому и существует понятие супружеских обязанностей. Имеется в виду постоянное приношение друг другу в жертву всего себя: и души, и тела.
  2. Оба супруга хотят иметь ребенка. Просят у Бога, чтобы Он послал им чадо. Во множестве случаев Господь посылает супругам, не одного лишь, но и других вслед за ним. Но даже в тех случаях, когда Господь не дает детей, они не согрешают, при условии, однако, что их целью не является лишь удовлетворение низменных желаний. Сколько нам известно примеров из истории, что ребенок появлялся, когда родители были уже в преклонном возрасте: это Сарра, Елисавет, Иоаким и Анна и другие.
  3. Когда же дети рождаются беспрепятственно, в любом количестве, и женщина видит, что закончилось проявление признаков детородного периода, — и в этом случае поддерживать супружеские отношения не запрещено, потому что они поддерживаются все так же законно, все так же естественно. Продолжается и таинство любви, если, конечно, побуждением к этому является не сладострастие, а взаимное самопожертвование. Да и биологически мужская семенная жидкость теперь для жены становится чем-то вроде подпитки организма. Конечно, по прошествии времени у людей преклонного возраста обычно угасают интересы такого рода и появляются другие, высшие, духовные. Но, опять же, мы не имеем права предписывать воздержание. Супруги сами несут ответственность перед Богом, в зависимости от мотивов, побуждающих их к действиям.
  4. Существует, по нашему мнению, еще один момент. Если в детородный период известные желания приносили добрые плоды, то есть рождение и воспитание детей, на что было потрачено столько трудов и что совершалось по воле Божией, — то теперь супруги имеют полное право на отдых, в качестве морального поощрения за понесенные труды. Но в случае взаимоуважения и деликатности, а не тогда, когда один становится обузой или соблазном для другого, так что необходимо вмешательство духовного наставника с целью разобраться, какова степень отклонения и как все расставить по своим местам.
Все это не идет ни в какое сравнение с уклонением людей от деторождения. Ведь их мотивы сопровождаются следующими действиями и состояниями:
  • супруги всячески избегают появления детей, их зачатия;
  • употребляют противозачаточные средства, лекарства и приспособления для умерщвления и лишения действия мужского семени и женских яйцеклеток;
  • муж лишает жену полноценного совокупления, так что всякий раз понапрасну тревожит ее организм, и нервы ее быстро расшатываются;
  • муж способствует нравственной деградации жены, так как уводит ее от основного служения — материнства;
  • муж и жена становятся, без каких-либо оправданий, беззаконной парой, противной Богу;
  • все это создает у женщины страшные угрызения совести, комплексы и неврозы, делающие ее несчастной.
Поэтому добро бы было не предпринимать сопоставления несопоставимого.

Компетентность

Может быть, найдутся и такие, кто скажет, что если бы на моем месте рассуждал женатый священник, то он бы проявил большую, чем я, мягкость и понимание.

Что касается мягкости тона, может быть, они и правы. Но вопрос наш таков, что для того, чтобы разобраться в нем, мягкость тона может быть лишь проявлением желания соблюсти правила этикета

Что касается понимания, то здесь есть о чем подумать. Конечно, если бы на моем месте был человек женатый и последовательный во всех своих обязанностях главы семьи, он бы более реалистично смотрел на наш вопрос. Но очень возможно, что он нанес бы сокрушительный удар по ренегатам. Ведь у него бы вызвало справедливый священный гнев то, что противники деторождения позорят и предают и его самого.

Но непонятно, почему считается, что женатый человек лучше понимает семейные проблемы, чем неженатый. Разве семья держится не на священных законах? И разве женатый должен непременно разбираться в них лучше, чем неженатый? Как раз женатый-то и не видит всего множества внутренних семейных проблем,, что со стороны наблюдается гораздо легче. Да и не все у него происходит так, как он бы того хотел и как положено. И многочисленные проблемы затуманивают ему глаза, так что он уже не может рассуждать вполне объективно. В то время как духовное зрение безбрачного остается незамутненным. И ему легче обращаться со священным сводом законов. И применять он их будет беспристрастно. Быть может, и он, если бы подвизался на семейном поприще, только запутал бы и себя, и других.

Кроме того, если семья в основе своей есть Таинство, то подразумевается, что и проблемы, связанные с ней, — чисто богословско-догматического характера. Семью орошает, животворит и движет дыхание Святаго Духа. Так почему же женатый человек лучше неженатого должен разбираться в таких вопросах?

Доказательством нашего мнения может служить то, что самые успешные поучения на тему брака и семьи составили именно люди, не состоявшие в браке. Святой апостол Павел, основной наш наставник в вопросах брака, сам не был женат. Святой Климент, Ориген, Феофил, другие ранние отцы Церкви, а также современные богословы: приснопамятный Евсевий Матфопулос, Дионисий Фразулис и многие другие, — тоже были неженатыми. Особенно хочу отметить приснопамятного Серафима Папакосту, духовника братства «Зои» («Жизнь»), архимандрита, богослова, проповедника и писателя. Он — единственный, кто за последние годы в верном направлении исследовал тему брака и деторождения. В 1935 году он издал очень важную книгу под названием «Проблема чадородия», которая достойна быть рекомендованной каждому главе семьи для чтения и поучения.

Итак, наш вопрос вызывает лучшее понимание со стороны людей безбрачных.

Мнение, что женатых должны исповедовать «белые» священники, не намного более обоснованно. Конечно, было бы хорошо, чтобы они избавляли безбрачных от тяжелых волнений и утомительных хлопот, от груза ответственности за несостоятельные семьи. Но если вопрос в компетентности, то я не могу понять, почему семейный человек должен непременно разбираться в нашей проблеме лучше, чем имеющий специальное образование неженатый богослов, который, помимо того, что владеет более фундаментальными знаниями, еще и может решать проблемы на более высоком уровне.

Не хотелось бы, чтобы вы думали, что я хочу принизить мнение о женатых. Я ничуть не сомневаюсь в уровне их образования. Многие из них просто безупречно несут свое послушание. Но и вы не будьте склонны к принижению безбрачных, даже если многие из них и рясу носить недостойны.

Дело в том, что опыт приобретается не только в семейной атмосфере, но и при распутывании всех тайных сторон семейной жизни на исповеди. А здесь и безбрачный священник полностью вводится в курс дела. Но благодаря его личной мудрости и по благодати Божией он не может не дать мудрого совета и не наставить людей на истинный путь.

Борьба с ветряными мельницами никому не нужна. А нужно, чтобы «белые» духовники еще внимательнее относились бы к тому, как стать верными домостроителями таин Божиих, со страхом и трепетом совершающими свое спасение и спасение верных, души которых вверил им Верховный Архиерей, с непрестанной надеждой, что таковые жертвы благо-угодны Богу.

Предательство родины

Греция — страна свободного исповедания Православной веры. А настоящая Православная Церковь — та, что претворяет веру в жизнь, проявляет ее в достойных делах. Иначе все теории будут бесплодны. Как пустой орех.

Возникает вопрос. Какие же мы, греки, православные, если ежегодно делаем 500 000 абортов и неисчислимое количество стерилизаций и других операций, предотвращающих беременность? И все это ради того, чтобы препятствовать появлению на свет Божий новых душ, чтобы уничтожать жизни чад Божиих, представителей нашей с вами нации, наших собственных людей?

Конечно, это современное и, по сути, языческое явление представляет собой попрание всего святого и самого дорогого, что у нас есть. Мы видим, что, согласно духу Священного Писания и святых отцов, оно превращает человека в убийцу. Как такие родители будут смотреть своим детям в глаза? Разве может их совесть оставаться при этом спокойной? И где им найти силы, чтобы воспитывать детей так, как подобает христианину и патриоту? И если даже многодетные матери обвиняются в том, что недостаточно правильное направление избирают для воспитания своих детей, то что же говорить об избегающих деторождения? На какое снисхождение могут они рассчитывать?

Как патриотов, нас не может не волновать эта проблема. История показала, что к вымиранию нации ведут грехи, связанные с нежеланием иметь детей. Ведь они уменьшают и численность населения, и дух народного сопротивления. Об этом свидетельствует и Священное Писание, и светская история. Древняя Греция, как пишет историк Полибий, в результате собственных беззаконий пришла к тому, что не могла дать своей армии и трехсот солдат, и в результате оказалась Римской колонией.

Франция накануне последней войны предалась распутству и роскоши. В результате этого, когда возникла угроза со стороны Германии, вместо того, чтобы стать на защиту родины, граждане выдвинули свое «pourquoi», то есть «Зачем нам воевать? Это не наше дело!» И Францию не спасли ни оружие, ни неприступные крепости, которые рухнули перед захватчиками, как карточные домики. Поэтому после окончания войны первое, что предприняли французы, это возрождение и укрепление семьи. Было создано министерство по делам семьи. К французам вернулся дух патриотизма.

Греция же сопротивлялась и одержала победу. И обрела славу страны, победившей фашизм. И все это благодаря тому, что, если верить публицистике, именно тогда происходил бурный рост рождаемости и подъем национального самосознания.

Сегодня, при массовом распаде семей, молодежь, никому не подвластная и морально неустойчивая, прозябает без дела и заявляет: «Долой государство! Долой оборону! Долой девство! Долой семью!»

Существует, правда, большая часть молодежи, которая теоретически не разделяет такого мнения. Но на деле они, когда создают семью, делают то же, что анархисты, развратники и т.д. — планируют не рожать детей, а избегать их появления. На деле — это дух праздности и лени, а не терпеливой борьбы за благочестивую жизнь в духе греческого Православия. Если молодое поколение не станет на путь такой борьбы, то надеяться больше не на кого.

А что государство? Да, государство поддерживает семью, но лишь формальным пособием каждому ребенку. Без участия. Без моральной поддержки. Без национальной идеи. Без всенародной тревоги о выживании нации. А в этом случае такие материальные подачки, почти никому не нужные, попадают в «бочку Данаид».

Не так давно группа из ста пятидесяти или более высокопоставленных лиц и самых высоких офицерских чинов в отчаянии представила государству и общественности меморандум о нанесении удара по анархии «ради спасения Отечества». Однако все они, почти без исключения, имея одного ребенка и самое большое — двух детей, — сами составляют авангард губителей Отечества. И эти люди считаются самыми сильными и крепкими из тех, кто, как доноры, могли бы дать нации элитарное потомство!

В то время, как у нас сокращается численность населения, падает национальное самосознание, соседние страны поддерживают и то, и другое любыми способами. И прежде всего коварные турки, разжигающие ненависть к Греции и стремление к захвату греческих территорий, — не перестают увеличиваться в числе. В каждой турецкой семье наименьшим количеством детей оказывается пятеро. А когда одно озеро мельчает, а другое, соседнее разливается, чего можно ждать?

А если нас не спасут ни армия, ни флот? Впрочем, они не понадобятся. Мы сами заявим о капитуляции!

А теперь вопрос. Достойны ли мы своего славного Отечества? Сознаем ли мы себя достойными наследниками славы героических предков? Дерзаем ли мы считаться при этом членами Тела Христова? Какими представителями греко-христианской культуры мы являемся? Или мы готовимся к погребению Православной Греции?

Перед нами — две дороги. Одна ведет к жизни, другая — к смерти. Третьей нет. Либо будем жить, либо погибнем!

Мнение Церкви

Собор Епископата Элладской Церкви от 1937 г. под председательством Блаженного Хрисостома Пападопулоса, которого отличают признанная святость и всесторонняя образованность, занял решительную позицию в вопросе деторождения. При участии видных церковных иерархов обсуждались вопросы нравственности и воспитания. Было утверждено Окружное послание, предназначенное для всего православного мира и осуждающее уклонение от деторождения и не предполагающее никаких снисхождений.

Двое богословов-мирян заявили, что Окружное послание не имеет законности, будто бы потому, что автором его является архимандрит Серафим Папакоста. Но их аргументы весьма своевольны и опрометчивы, так как умаляют интеллектуальные достоинства благочестивых иерархов, какими бы познаниями в богословии они ни обладали и какими бы они ни были придирчивыми и схоластичными. Имеются в виду Ириней Кассандрийский, Ириней Самосский, Поликарп Триккский, Геннадий Салоникийский и другие. Было бы дерзостью приписывать им леность мышления и поверхностные взгляды, а также то, что они просто подписываются под предложениями любого священника. Если бы это и имело место, то не значило бы ничего другого, кроме того, что они сочли это предложение во всем соответствующим православному вероучению».

Окружное послание часть которого мы излагали в одной из предыдущих глав, отстаивает догматические и нравственные ценности. Очевидно, что они на все времена, для всех поколений, и независимо от обычаев, — всегда остаются неизменными, о чем мы уже не раз говорили.

Ни пересмотр, ни преобразования, — никакие методы не могут изменить истинного положения вещей. Быть может, здесь уместно обстоятельное пояснение.

Помещаю, как и обещал, слова Блаженнейшего Архиепископа Афинского господина Иеронима, адресованные Преосвященному Собору.

«Проблема деторождения весьма актуальна. В 1937 году она не стояла еще столь остро. Но сегодня распространилась слишком широко и стала нашей общей болью. Поэтому нам необходимо решить некоторые вопросы, так как на нас лежит огромная ответственность. Здесь высказывались разные, даже самые крайние мнения. В отношении Священного Писания мы всегда должны быть пунктуальными.

Постановления Вселенских Соборов мы также должны изучать не поверхностно, а весьма глубоко. Необходимо их подробное исследование. Поэтому эта тема исследуется уже Священным Синодом. И будет исследоваться иерархами, и будет принято постановление, не противоречащее предыдущему постановлению 1937 года, а, наоборот, дающее более детальное и пространное руководство к действию.

Нам принадлежит руководящая роль в решении религиозных вопросов. Поэтому мы должны быть достаточно хорошо подготовленными и не должны принимать поспешных решений.

Кроме того, мы обязаны быть внимательными. Всякий раз, когда мы сталкиваемся с примерами церковной икономии, надо следить, чтобы она применялась не с целью избежать трудностей, не ради того, чтобы непременно прибегнуть к икономии, — но только в тех исключительных случаях, когда ничто другое невозможно.

Конечной целью всех наших стараний должно быть спасение души. Ведь Бог поругаем не бывает, и обмануть Его нельзя. Все наши внутренние пружины — в Его руках.»

Из этой официальной речи Главы Элладской Церкви вытекают три вывода:

  1. Окружное послание 1937 года не отменяется, остается в силе.
  2. Духовники не должны слишком легко идти на снисхождения.
  3. Икономия должна применяться лишь в тех случаях, когда она не опасна для спасения души.
Конечно, спасение без искреннего покаяния и исправления жизни невозможно.

Что касается детального исследования вопроса Комиссией и Постановления Епископата, прошло уже девять лет, а результатов мы пока не видели. И духовники по-прежнему бьются, как рыба об лед. Они поступают по своему усмотрению, но большинство из них не попадает в цель.

Несмотря на то, что все это происходит, и что зло проникло в нашу жизнь, и институт семьи потерпел непоправимые утраты, — к нам приходят некоторые смельчаки и, с наивной флегматичностью, указывают нам на нашу «пунктуальность». Или постоянно заводят одну и ту же песню, что деторождение — не единственная цель брака.

Поэтому мнение обозревателя журнала нашего «духовника», по крайней мере, далеко от действительности.

Он говорит, что обсуждаемая нами проблема «есть нечто, что не будет задерживаться в нашей «казне». Это важная, даже основополагающая тема, которую мы должны обсуждать как на уровне коллегиальном, так и на уровне ответственных церковных лиц.

Это и Священный Синод, и Епископат, и Епархиальные комитеты, и Богословские школы и т.д.»

Кроме того, что в течение девяти лет мы не видели никаких сдвигов, нам не известно ничего из того, что делается в этом направлении, мы не знаем даже, создана ли комиссия, занимающаяся вопросом деторождения, а побуждения доброго «духовника» похожи на шуточный народный совет: «Спи, лежебока, а судьба о тебе позаботится».

В Полноту Церкви входит явление абсолютной свободы духа. Каждый может излагать свои взгляды. А церковное руководство имеет власть проверять и призывать к порядку по крайней мере священнослужителей, публикующих статьи на темы догматики и нравственности. Что касается упоминавшейся моей статьи, мы не обладаем ни критикой на нее, ни каким-либо другим мнением официальных властей.

Наивна и другая мысль «духовника»: «Не будем абсолютизировать проблему. Православие ничего не потеряет, если мы прекратим дальнейшее и более глубокое ее исследование, если только мы не являемся единственным авторитетом в мире. Не забываем ли мы великого Утешителя, Святаго Духа, Который нас учит всему?

Однако мы считаем, что все доводы наши мы заимствуем из Священного Писания, а не из своих собственных теорий. А через Священное Писание, как мы верим, говорит Святый Дух.

Что касается мнения, что следует прибегать к молитве, никто с этим не спорит. Однако нам кажется, что крестьянину достаточно перекреститься, чтобы работа в поле пошла своим чередом, рыбаку — чтобы закинуть сеть в рыбном месте, а солдату — чтобы вступить в бой. А академические молитвы, подразумеваемые, скорее всего, уважаемым «духовником», «не смогут стать тем, что требуется», как Демосфен говорил в речи к афинянам. Человек предназначен для «сотрудничества с Богом». Как сотрудник, он должен и действовать.

Общество сегодня дошло до безрассудной расточительности. Идет и борьба за трезвый образ жизни. Но болезнь отказа от деторождения общество не включает в перечень серьезных, требующих излечения. Все говорят о необходимости обращения ко Христу. Но не хотят ни подчиняться Ему, ни следовать за Ним, неся свой крест. Все только на словах. Поэтому настоящее обращение весьма сомнительно.

Сегодня символом времени у нас стал секс, он рекламируется всеми «научными» и техническими средствами. На каждом шагу — образ публичной женщины, всенародной Афродиты. Разговаривая о любви, люди не имеют в виду высокого человеческого чувства. Они загоняют ее в рамки низких физиологических потребностей, необузданных желаний. Люди становятся распущенными. Мир катятся в пропасть. И становится больше похожим на хаос О каком спасении может быть речь, когда лошади, отрываются от телеги? Когда узда потеряна. Что делает извозчик со своей повозкой, когда оказывается перед скользким откосом? Конечно, тормозит.

На пути веры роль извозчиков и колесничих играют представители духовенства. Если и они, в тех случаях, когда надо натянуть, ослабляют вожяси, все остальные вместе с ними угодят в пропасть!

Ответные суждения (Приложение)

  1. Была высказана мысль, что как в Священном Писании, так и у святых отцов представлены и противоположные «веские доводы» в отношении чадородия. А какой отклик получили мои настойчивые призывы, об этом мне до сих пор ничего не известно. И все же я не могу согласиться с тем, что в Писании можно найти слова, опровергающие или искажающие заповедь «плодитесь и размножайтесь», которая, бесспорно, означает «увеличивайтесь в числе». Что касается отцов, всем известно, что их мнения, сколь бы мудрыми ни были, имеют личный характер и могут быть приемлемыми лишь в тех случаях, когда полностью согласны с Духом Божественного Откровения.
  2. Один человек мне сказал, что «в вопросе церковного языка я настоящий преобразователь, но взгляды мои на деторождение явно отсталые».
Очевидно, что этот критик смешивает два разных вопроса. Совершенно необоснованно он ставит в один ряд форму и сущность. Простой пример: вода — это вещество, сущность, а чашка — форма, вспомогательный предмет. Воду мы пьем откуда случается: и из собственной ладони, и из золотой чаши, украшенной бриллиантами, которая, в зависимости от вкусов эпохи, может иметь разный вид и форму. Однако нам не приходит в голову, что со временем надо менять и химический состав воды. Божественное Откровение переведено сегодня с еврейского, на котором были написаны Книги Ветхого Завета, и с общего греческого — языка Нового Завета, на более чем тысячу двести языков и диалектов. Однако Учение хранится, как зеница ока. И оно не может быть изменено ни на йоту, ни на одну запятую. Почему? Именно потому, что истина по своей сущности всегда остается современной, постоянной на все времена, согласно апостольским словам: отложите прежний образ жизни ветхого человека, истлевающего в обольстительных похотях, а обновитесь духом ума вашего и облекитесь в нового человека, созданного по Богу, в праведности и святости истины (Ефес. 4, 22-24). Ведь нового человека Христос воскресил в нас Своею Кровию, чтобы мы жили и трудились в праведности и святости, согласно тому, чему учит нас Евангельская истина. Конечно, есть лишь Один, Кто является неизменным и Кто всегда остается современным: это Тот, Кто во все времена находит подходящие слова, чтобы преподать нам вечную живую воду Своего неизменного учения. Отсталость у нас может быть только одна — отступление от Вечной истины. И прогресс может быть только один — «идти за Христом», за Единственным, Кто постоянно «обновляет естества».

3. В предисловии я упоминаю, что сказанное в Законе Божием всякий смотрящий на женщину с вожделением уже прелюбодействовал с ней в сердце своем не означает, что отменяется заповедь не прелюбодействуй.

Напротив, прелюбодеем считается каждый, кто и на свою жену смотрит по плоти и желает ее по плоти.

Один из моих критиков делает мне замечание по этому поводу. «Господь вовсе не считает, — говорит он, — прелюбодеем того, кто смотрит на свою жену по плоти и желает ее по плоти». Но возникает вопрос. Если он на нее смотрит с намерением убить, разве он не есть, согласно Евангелию, убийца? Очевидно, что он уже убийца. Так почему же в данном случае мы соглашаемся, а в первом — нет? Неужели разделился Христос? Кроме того, Святый Дух повелевает мужу любить свою жену как Христос возлюбил Церковь. Как же Христос любит Церковь? Он желает, чтобы Она пребывала рядом с Ним святой и непорочной.*

Может быть, вы скажете: «Но лукавые плотские помыслы — явление, неподвластное человеку, также, как и простая ненависть. Как же Бог может воздавать за них, как за убийство?» Однако же «неподвластными» их считаем мы сами, но не Господь. Ведь Господь даже простые наши мысленные молитвы, «про себя», принимает за действительные. Ведь, как говорили древние греки, «разум видит и разум слышит». Господь нас уверяет в том, что из сердца исходят как лукавые, так и добрые дела. Бог воздаст каждому по сердцу его и по намерению его, которые перед Его лицом имеют существеннейшее значение. Не будем забывать и о том, что все, что не согласно с Волей Божией, есть от лукавого, от дьявола, и если око лукаво, то и весь человек лукавый, и его дух, и тело. Если же око твое будет худо, то все тело твое будет темно (Мф. 6, 23).

Согласно 22 Правилу Седьмого Вселенского Собора: «Христос Бог наш в Своем Благовествовании повелевает нам отсекать самые корни зла. Суду Божию подвергается не только совершенное прелюбодеяние, но даже простое помышление о совершении прелюбодеяния осуждается в соответствии с утверждением всякий смотрящий на женщину с вожделением уже прелюбодействовал с ней в сердце своем. Так Он нас учит отсекать и помыслы. Ведь хотя случается всякое, не все идет на пользу душе».

Может быть, кто-то скажет, что Евангелие требует слишком строгого исполнения заповедей. Но ведь и любое государство требует от своих граждан послушания властям. И всякое законодательство требует четкого выполнения закона.

Здесь важно сказать еще вот о чем. Если даже в отношении собственного тела мы не придерживаемся позиции самоуважения и допускаем лукавые и сладострастные помыслы, мы, безусловно, прегрешаем, потому что не храним свой храм души в святости. А в супружестве муж и жена есть плоть едина. Следовательно, лукавые помыслы составляют осквернение плоти и духа. Так не будем же мерить совершенный Закон Божий своими мерками, но в соответствии с его Божественной сущностью. Ведь мы призваны к совершенству.

Согласно православному учению (в противоположность папскому, католическому), брак действительно основывается на единстве супругов при условии их полного взаимного согласия. Однако оно не будет иметь никакой силы, если не освящено благодатью Таинства. «Благодать эта состоит в обновлении присутствующего в супругах освящения (полученного ими в Святом Крещении), когда они становятся достойными принять эту благодать и хранить свое тело в святости и чести, а не в страсти похотения… (I Фессал. 4,4-5). Когда они содействуют тому, чтобы у них был брак честен и ложе нескверно. Когда супруги объединяются в одно тело (и один дух), соизмеряя свои желания и намерения с Волей Божией» (П. Трембела, «Догматика», 3, 343).

4. Следующее замечание, антропологическое, касающееся создания первых людей и их истории, изложенной во второй-третьей главах Книги Бытия, заключается в том, что эти события следует, якобы, воспринимать иносказательно.

В таком случае, что нам мешает так же иносказательно понимать и первую главу, в которой описывается сотворение мира? Известные ученые, однако, утверждают, что это описание следует воспринимать как изложение реальных фактов. Почему же тогда сотворение Адама и Евы нам следует считать иносказанием? И какая реальность в данном случае подвергается сомнению? Нам остается сомневаться лишь в теории эволюции, по которой человек — усовершенствованная обезьяна. Но эта теория давно отвергнута здравым смыслом и официальной наукой. Может быть, в таком случае, следует подвергнуть сомнению реальность плода или змия? И к чему это приведет? Не подразумевает ли это сексуальных отношений жителей Рая? Но если Создатель благословил Таинство Брака, значит, и падения не было. Но и это не так. Ведь в Писании ясно говорится, что супружеские отношения появились у первых людей только после их изгнания из Рая. Без сомнения, и это правдивая история с реально происходившими событиями. Когда же Господь говорит притчами, иносказательно, Он специально подчеркивает это, как мы видим в изложении проповеди Господа нашего Иисуса Христа.

Согласно мысли серьезного библейского исследователя и толкователя Священного Писания архимандрита Иоиля Ияннокопулоса, «повествование о сотворении и падении Адама и Евы — не миф, не аллегория. Это реальные события.» («Ветхий Завет», перевод Семидесяти толковников, том 1,1969, с. 426).

Итак, люди напрасно ломают голову, изобретая новые толкования. В нашем же случае змий не является символом дьявола, но лукавый использует реальное животное для искушения, как мудрейшее из всех. Когда же в Писании, например, говорится, что дьявол преобразился, — это не значит, что он символизирует темного ангела, но значит, что он явственно принял его образ. И когда Господь говорит будьте мудры, как змеи, Он не имеет в виду символ змеи, но нечто, что в действительности представляет собой это животное.

Не следует считать иносказанием и то, что для создания человеческого тела Господь употребил прах земной, то есть землю, а для дыхания жизни, то есть для создания души — дуновение. Многотысячелетний опыт человечества свидетельствует, что мертвое тело превращается в землю, в прах земной. А что касается существования души, кроме многочисленных прочих свидетельств, это нам открывает Сам Господь, и не раз говорит об этом.

5. Обращает на себя внимание также мысль, что изложенное в главе «Таинство продолжается во времени» представляет собой вторжение в самую интимную область супружеских отношений.

Но священник-то как раз и не вторгается в интимную сферу, в отличие от тех, кто многочисленными ухищрениями, нечистоплотными методами проникает в самые тайные сферы супружеских отношений и соблазняет супругов. Священник становится посвященным лишь в то, что сами супруги открывают перед ним.

И на основании этого выделяет тревожные симптомы «духовной заразы», которая ведет супругов к неописуемым половым извращениям, оскверняющим, святость Брака. Ведь, как говорит великий богослов, святой Максим Исповедник, «порочность есть неправильное использование мыслей, последствием которого является злоупотребление вещами. Например, если это касается супружества, то правильное использование совокупления имеет целью деторождение. Но кто имеет в виду при этом одно сладострастие, тот неправильно использует брак: он принимает зло за благо. Поэтому такой человек, вступая в брак, злоупотребляет (греховно!) женским общением. («Главы о любви», Вторая сотница, 17). Священное Писание таких людей называет беззаконниками, достойными наказания: И многие последуют их (лжепророков) разврату, и через них путь истины будет в поношении, но Господь знает, как избавлять благочестивых от искушений, а беззаконников соблюдать ко дню суда, для наказания, а наипаче тех, которые идут вслед скверных похотей плоти (II Петр. 2,9,10).

Далее, священник-духовник обязан гласно заявлять о том, что говорит Святый Дух о таких беззаконниках и об их беззаконных связях. Они (соблазнители), как бессловесные животные, водимые природою, рожденные на уловление и истребление, злословя то, чего не понимают (Господа и Всемогущества Его Божества), в растлении своем истребятся. Они дерзки и своевольны в совершении зла. Они надменны и бессовестны. И поэтому они получат возмездие за беззаконие: ибо они полагаютудо-вольствие во вседневной роскоши, в развлечениях, они позорят и пятнают общество. Срамники и осквернители, они наслаждаются обманами своими, пиршествуя с вами.

Глаза у них исполнены любострастия и непрес танного греха; они прельщают неутвержденные (в вере и добродетели) души; сердце их приучено к любостяжанию: это сыны проклятья (II Петр. 2,12-14).

«Поскольку эти люди ведомы грехом, они подобны скотам и чудовищам, которые не знают никаких границ в своих аппетитах, но работают на собственные желания и инстинкты. В них заглох голос разума, голос Бога, который наделил их даром преодоления земных влияний и возвышения к духовным сферам. Они, очевидно, променяли этот дар на изыскание средств к осуществлению своих диких и постыдных страстей. Таким образом, они преуспевают в злодеяниях. Они имеют более скотский и более дикий вид, чем бессловесные животные… Поэтому похоть и сладострастие ввергает людей в пропасть.» (П. Трембела, Толкование на Соборные апостольские послания, том 3, с. 413).

Такие люди и лично, и при помощи таких средств, как многочисленные книги на тему секса, порнографические фильмы, воинственное телевидение, различные виды сексуальной пропаганды, — проникают в интимную супружескую жизнь и будоражат психику, с тем, чтобы погубить души и тела людей. Но духовный пастырь, даже если входит в стадо, то с целью спасти его от волков, которые не пощадят ни одной овцы. Священник делает то же, что и Бог, избавивший Ноя от его рода, рода служителей плоти, освободивший Лота от содомского греха и т.д. и т.п.

6. Один из моих критиков ссылается на главу «Не уклоняйтесь друг от друга…», в которой говорится о роли Творца в создании человека. Он возражает: «Если бы условием спасения людей была многодетность, то Господь, давая супругам по одному, по два ребенка, а иным не давая ни одного, противоречил бы Сам Себе».

Но мне казалось, что и в этой, и в других главах я подчеркиваю, что Бог не устанавливал для спасения ни многодетности, ни «умеренной плодовитости», ни бездетности. Мы лишь не должны ставить себя на Его место, планируя появление ребенка, что исключительно во власти Создателя. Ведь когда супруги планируют детей по своим желаниям, забывая о Всемогуществе Божием, они впадают в грех и достойны осуждения. В согласии с Писанием и творениями святых отцов, а также с выводами официальной науки все другие мнения по этому поводу должны быть отвергнуты.

7. Критик задает и такой вопрос: «Если последствием беззаконной любви становится зачатие ребенка, участвует ли Бог в этом зачатии? Или, может быть, Бог передает в руки человека задачу создания новой души, совершения тайны зарождения новой жизни, продолжения человеческого рода?»

Начнем с последнего. Бог вручил человеку одну задачу: соблюдать заповеди. И дал ему свободу выбора: соблюдать заповеди или нарушать их. Но смысл весь в том, что человек, нарушая по своей воле Закон Божий, сам же и возлагает на себя ответственность за это. А значит, только согласованная с волей Божией человеческая инициатива ведет к жизненному равновесию и ко спасению личности, которое опять же человек избирает по своей свободной воле.

Что касается каждого конкретного зачатия и того, Сам ли Господь всякий раз вдыхает в новое существо дыхание жизни, это вопрос догматического богословия. То, как и что делает Бог, — для нас является тайной. И все же мы знаем, что создается каждый раз новая душа, так как Православие отвергает пантеистическую теорию существования души до зачатия человека. Возникает вопрос «Кто же дает душу маленькому существу? Родители?

Но у каждого одна душа. Неужели они отдают свою, а сами остаются без души? Или же отдают только часть? Но известно, что дух не делится и душа целостна, неделима. На чем же остановиться? На том, чтобы не вторгаться в Божественные Тайны. Достаточно принимать, что каждая душа создается по воле Божией. Ничего не делается без Его благоволения, устроения, попущения. Стоит прислушаться к словам Самого Господа: У вас же и волосы на голове все сочтены (Мф. 10,30), и Не две ли малые птицы продаются за ассарий? И ни одна из них не упадет на землю без воли Отца вашего (Мф. 10,29).

На незаконнорожденных детей, конечно, не распространяется беззаконие, «не имеющее предела» в мире Божием. Преступны их родители и несут ответственность за свой грех до конца дней. Но не причастное к их греху создание несправедливо было бы подвергать осуждению. Пред Богом оно чисто и невинно, независимо от того, как к нему относятся люди.

По этой причине Церковь его крестит, причащает, венчает и совершает над ним все другие Таинства, даже рукополагает. Ведь если мы съедаем фрукт лишь в угоду желудку и выбрасываем косточки на все четыре стороны, это не значит, что они теряют свои свойства. Это не значит, что, упав на обычную почву, они не смогут взойти, дать побеги, цветы, плоды.

Бог может и из горечи извлечь сладость. Из Священного Писания нам известно, что дети, рожденные от кровосмешения (в истории Лота и его дочерей, Иуды и Фамари, его невестки и др.), стали даже земными предками Самого Христа. Ведь, как замечает пророк Иеремия: Не должно совершиться того, о чем будет говорить мир, то есть что родители будут есть неспелый виноград и зубы детей их от этого онемеют. Но всякий имеет личную вину в грехе своем, и будет наказан, как виновник. И, значит, только у тех, кто будет вкушать неспелое, зубы онемеют.

Конечно, дети расплачиваются за грехи родителей. Это как наследственные болезни. Но они не берут на себя их искушений. Они не имеют личной вины. Как и все мы невиновны в первородном грехе лично, а лишь наследуем его от наших праотцев.

8. Нам предлагается и такой вопрос для обсуждения: «Можно ли использовать для предотвращения беременности «безопасные дни» женского календаря?»

На это мы можем ответить, что на первый взгляд этот метод кажется законным, но в действительности это не так. В первую очередь, даже наука не гарантирует стопроцентного результата. Затем, какова цель супругов при этом? Их цель — избежать беременности. А это есть использование впустую творческих способностей, дерзкое нарушение условий Таинства Брака. Супруги губят время, силы, здоровье, пренебрегая дарами Божиими. Поэтому нельзя считать этот метод ни невинным, ни законным, ни простительным.

9. Была высказана и такая мысль. «В целом в вашей книге приводится отличное обсуждение доводов, но создается впечатление, что основывается книга на смешивании понятий деторождения и многодетности».

Мне жаль, что обнаруживается поверхностное и даже предвзятое чтение моей книги. Перед внимательным читателем возникает противоположная картина. Я не раз подчеркиваю, что даже многодетность сама со себе не имеет никакого достоинства перед лицом Божиим. Ценность представляет собой пребывание супругов в верности благодати Таинства Брака, в полном доверии воли Божией относительно определения количества детей. В таком случае и бездетность, и многодетность, и умеренная плодовитость (если так устроит Бог) благословенны. Я отмечаю также то, что даже многодетность нехороша, если дети зачаты во грехе и воспитываются не в духе благочестия.

Но что же все-таки хотел бы от меня услышать мой критик? Что если миндальное дерево не часто плодоносит, то оно благословенно, а если часто — то нет? Но такой образ мыслей мне непонятен.

Послушные исполнители Закона Божия основывают свою многодетность на заповеди «плодитесь и размножайтесь», которая не устанавливает каких-то конкретных границ. Но на какой же заповеди, на каком благословении, на каких Евангельских словах основываются избегающие деторождения, говоря об умеренной плодовитости? Они не могут ответить на этот вопрос, потому что основываются на своих собственных теориях и доводах, не подкрепленных никакими авторитетными источниками.

Наконец, если бы Господь сказал «рожайте детей» вместо плодитесь и размножайтесь, число детей все также было бы неопределенным для нас и было бы известным лишь Ему. Таким образом, нет никаких оснований полагать, что заповедь «рожайте детей» дает супругам право самим устанавливать их число.

Благословение касается не только рождения самого по себе, но ясно говорит «плодитесь и размножайтесь», что означает как раз увеличение в числе: «увеличивайте свою плодовитость». Однако, если бы и было заповедано просто: «рожайте», то, поскольку подразумевается деторождение беспрепятственное, это косвенным образом было бы и благословением многодетности.

10. Критик, комментирующий главу «Демографическая проблема», рассуждает таким образом. «Все верно! Но врач лечит тело, а не душу. Духовный же лекарь должен окружать свое чадо вниманием, должен прощать и, в соответствии со своей властью, отпускать грехи, должен быть тонким психологом, должен со вниманием вникать в проблемы людей. Апостол Павел говорил, что он для всех готов стать всем, чтобы приобрести признание всех. Но если духовник не гибок и не стремится понять человека, он его потеряет».

Во-первых, современный врач, с появлением новых отраслей медицины, связанных с личностью и психологией, стал заинтересованным не только в излечении организма самого по себе. Сейчас больной воспринимается всесторонне, как целостная личность, обладающая как телом, так и душой. Вместе с тем, и священник по состоянию души часто может определить причину заболеваний организма. А значит, врач и священник преследуют одну и ту же цель и выполняют одно и то же дело — общее исцеление человека, что и совершал наш Господь.

Что касается апостола Павла, он действительно применял множество методов. Но для чего? Для спасения! Ни в коем случае он не допускал укоренения в грехе. Перед нераскаянностью он был непреклонен. Его стойкость в изгнании и перед злой волей вообще была потрясающей. Ему свойственна и строгость к скандальным греховодникам, как видно из истории с кровосмесителем из Коринфа, которого он проклял, приговорив к погибели плоти. Лишь в случаях искреннего раскаяния он прибегал к снисхождению и утешению. И того же кровосмесителя он простил, когда тот покаялся, обращаясь к Коринфянам с просьбой проявить к нему любовь.

52-е Апостольское Правило гласит, что епископ или пресвитер, не принимающий кающегося, но отвергающий его, лишается сана.

Святые отцы отмечают, что после искреннего покаяния духовнику следует применить наказание. Например, святой Иоанн Златоуст, ссылаясь на 12-е Правило I Вселенского Собора, отмечает следующее: «Пастырь не должен по мере греха накладывать епитимью, но должен учитывать и намерение прегрешивших, не собираются ли они вернуться на путь греха, усугубить злодеяние; так, желая поднять павшего, он может дать ему упасть еще ниже. Ведь у кого худые намерения, те, если им назначать наказания постепенно, могут, не сразу, шаг за шагом, освободиться от грехов и страстей. Если же им сразу назначить все эти наказания, то можно этих людей лишить и той попытки исправления, которую они могли бы совершить.

Следовательно, духовник должен владеть рассудительностью и быть всегда внимательным, чтобы всеми возможными способами стараться распознать расположение души. Поскольку те, кто не может выполнить суровое предписание, становятся упрямыми и отступают, впадают в отчаяние, постольку и другие, те, кто не заботится о своем исправлении, чтобы им не наложили епитимью, соответствующую степени их грехов, становятся более ожесточенными и расположенными к усугублению грехов.» И, как отмечает святой Никодим Святогорец по поводу обвинительного приговора епископу, который проявил необоснованное снисхождение к бойцу, убившему человека вне сражения, «архиереям дана власть увеличивать и ослаблять меру наказаний, определенных Правилами, но не применять чрезмерных и неиспытанных снисхождений». Поэтому бойца, без причины совершившего убийство, Собор подверг епитимьи по Правилу, а на епископа, проявившего снисхождение, наложил взыскание — временное отстранение» (Кормчая, 1970, с. 139, сноска 2).

Верный своему долгу духовник строго придерживается надежных, проверенных методов, будучи поставленным на служение Богом Истинным, который не приемлет сомнительности и полумер. И когда он по-братски раскрывает эту истину перед кающимся, тот не только не отходит от веры, но еще больше тянется к ней. Ведь, как говорили древние, «и противник знает, что надо почитать добродетель». Мы все стремимся к истине, так же как и к справедливости. И никто не довольствуется словами «полусловесных» добрячков. Ведь Тот, Кто заповедовал познайте истину, открыл нам также то, что только истина спасет нас.

Этим придется удовлетвориться и нашему критику, который далее комментирует: «Конечно, я не имею в виду, что духовник должен идти на компромисс, когда взгляды исповедующегося противоположны воле Божией. Я имею в виду, что он должен быть в целом чутким, внимательным, гибким в общении человеком, способным обсудить, утешить, пожалеть. Он должен иметь терпение и любовь. Но на пути веры, проложенном для нас Христом, он должен быть стойким. Мы никогда не станем торговать своей верой, чтобы угодить кому-то».

С этим я согласен и благодарю за единодушие.

Относительно своего мнения, что противники деторождения должны считаться еретиками, как совершающие блудодеяние, приведу некоторые подтверждающие источники.

«Православное лицо, принимающее еретика или иноверца, не допускается к причащению в случае, если прежде не покается, и не будет принят, по 33 ответу Вальсамона. А согласно Симеону Фессалоникийскому (Ответ 47), «только в конце жизни да причастится по свершении о нем Таинства елеосвящения (разумеется, если он покается). Но ничего от этого лица да не примет пресвитер, ни приношений его, ни службы» (Кормчая 197, сноска 1).

То же действительно и для тех, кто имел незаконное сожительство. «Не принимать от него никаких приношений в храм» (Кормчая, см. выше, 19, сноска 2).

Соответственно, когда супруги превращают свой брак в незаконное сожительство, разве не должно отказываться и от их даров?

Относительно же нераскаявшейся неверной жены: «Даже если 14 лет выполняет епитимью прелюбодействующей, остается таковой все годы сожительства с прелюбодеем. Ибо сразу не отстраняется от греха, но пребывает в нем, без веры и покаяния. Значит, не должна и прощения получать, покуда не разлучится с прелюбодеем» (Правила св. Василия Великого, — Кормчая, см. выше, 614).

12. Имеется возражение по поводу епитимьи, о которой я говррю в главе «Демографическая проблема»: «Наказание не должно умилостивлять, но должно иметь поучительный характер, соответствующий духу православного вероучения. Противное свойственно лишь папству.»

Я не утверждаю, что епитимья — это умилостивительное наказание. Несомненно, прощение и духовное врачевание Бог предоставляет нам даром и по благодати через священника. Но хотя наказание и не имеет юридической силы, однако имеет же характер наказания. Ведь кающийся призывается к труду и подвигам, к избавлению от многих дурных привычек.

Лечение организма обычно происходит не без врачебного вмешательства. Однако после курса лечения пациенту назначается диета, которую он должен соблюдать самостоятельно. Конечно, это вызывает у него трудности, с которыми он сталкивался и до лечения, лишения, которые для него становятся настоящим наказанием, несмотря на то, что это необходимо для здоровья.

13. Мой критик выносит на обсуждение также мысль, изложенную в главе «Исправление Закхея», что не раскаивающегося противника деторождения непозволительно причащать даже на смертном одре. Но, бесспорно, моя позиция согласна с Духом Священного Писания и богословской мысли. Конечно, не исключено, что в предсмертный час к человеку может прийти озарение и сокрушение. Но, поскольку тогда, когда у него было много времени, он, пренебрегая советами духовника, возможностями, которые давал ему Бог, дерзко попирал Таинство Брака, очень сомнительно, что последние движения его души искренние. Боюсь, что они свидетельствуют лишь о том, что человек находится в состоянии паники, агонии. Подобное состояние испытал Иуда. Он явил позднее раскаяние, но это не было настоящим покаянием. Поэтому он и закончил жизнь самоубийством

Однако, если видно, что человек кается и молит Бога о прощении и помиловании, священник должен его причастить. И Сам Бог решит его судьбу, поскольку сердцеведец Он, а не священник. Однако ни в коем случае нельзя допускать этого, если нет верных признаков раскаяния.

Еще раз обращаем внимание на следующее. Глумление над Таинством Брака говорит о сознательном волевом движении, поскольку совершается верным членом Церкви, который и принял Крещение, и сознательно вступил в Брак, осознавая, что это великое Таинство.

Обратимся к словам Самого Господа, чтобы у нас не оставалось никаких сомнений.

Истинно говорю вам: будут прощены сынам человеческим все грехи и хуления, какими бы ни хулили; но кто будет хулить Духа Святого, тому не будет прощения вовек, но подлежит он вечному осуждению (Мк 3, 28-29). То есть тот, кто будет соблазнен Моим смиренным человеческим видом и будет злословить Меня, как человека, будет прощен, если раскается. Но тот, кто сознательно и бесстыдно будет возводить хулу на Святаго Духа, тот не будет прощен ни в этом, ни в будущем веке.

Как объясняет святой Иоанн Златоуст, «вы можете оправдаться тем, что не понимаете тайны Моей природы и Моего воплощения. Но никак не можете не знать, что изгнание бесов и исцеления принадлежат Святому Духу, а не Веельзевулу, как вы смеете заявлять. Значит, вы унижаете не только Меня, но и Святаго Духа. И этот ваш грех непростительный.» (Толкование Иоанна Златоуста на Евангелие от Матфея, П. Трембела, 1951, 248).

Кто-то спросит: «Какое отношение имеет этот грех к отказу от деторождения?» Но очевидно, что и здесь мы имеем дело с отрицанием действия благодати Святаго Духа. Ведь Таинство Брака освящается благодатью Святаго Духа, с целью благословения нравственного совершенствования супругов и создания потомства. Но если супружеская пара, осознавая значение Таинства, превращает его из честного и нескверного в бесплодное и нечистое, несмотря на все уведомления и рекомендации Церкви, несомненно, должна быть помещена в ряд с еретиками, согласно повелению Святаго Духа. Еретику, после наставления и второго напоминания, продли наказание, так как ты должен убедиться в том, ведет ли этот человек распутную жизнь и продолжает ли грешить, обрекая самого себя (Тит. 3,10-11). «Он сам осуждает себя, его совесть его осуждает, поскольку, — говорит святой Иоанн Златоуст, — он не может оправдаться тем, что никто не наставил и не просветил его. Но когда и после назидания он упорствует в своих мыслях и действиях, он сам наказывает себя» (Проповедь I на воскресение Лазаря). Следовательно, независимо от того, наказан ли он Церковью, он сам себе назначил приговор.

Но и Церковное Домостроительство не может оставаться безучастным и равнодушным к таким опасным личностям, оскверняющим Тело Христово. «В случаях упорства в распутстве и порочности (отмечает толкователь Священного Писания П. Трембела) Церковь имеет власть и обязана отстаивать свою чистоту, применяя суровые меры в отношении своих падших членов и не отступать, вплоть до их отлучения. При таком послушании эти меры могут, по усмотрению Божию, получить результаты, добрые плоды и от нарушителей Закона, поскольку отрезвляют их. Но если и это не ведет к исправлению, то, по крайней мере, устраняет их отговорки и оправдания» (Толкование на Послание к Титу, 1956, 444).

Относительно демографической проблемы, хотя в главе «Демографическая проблема» изложено достаточно суждений, не помешает упомянуть еще нечто, достойное внимания. Американский социолог К. Зульцбергер в статье под названием «Земля способна прокормить увеличившееся в четыре раза население» отмечает. «В 19 веке английский священник Мальтус выдвинул теорию, которая, по его мнению, свидетельствовала о том, что человечество по причине постоянного увеличения численности обречено на голодную смерть. Но его теория до сих пор не подтвердилась. Хотя численность населения увеличилась от 750 миллионов в 1750 году до 4 миллиардов в наши дни, люди сейчас питаются гораздо лучше, чем в 18 веке, благодаря повышенной урожайности почв, широкого применения химических удобрений». Но Зульцбергер продолжает рассуждать; «Прогнозы его, однако, остаются зловещими и для современности. Ведь к 2000 году население Земли достигнет при такой геометрической прогрессии семи миллиардов».

Таким образом, автор статьи, хотя и порицает Мальтуса за необоснованные предположения, сам сталкивается с такими же, если не более серьезными недоразумениями. Ведь Мальтус говорит об увеличении численности в шесть раз, а данные наших дней и предполагаемые данные 2000 года составляют разницу всего лишь в два раза.

В Бразилии обрабатываются лишь 8% пригодных земель. Ливия могла бы накормить многие миллионы жителей.

В Антарктиде и Гренландии находится достаточное количество воды в виде льда, чтобы орошить весь мир, если найдется способ переправить воду туда, где она требуется…» («Акрополь», 17.04.1977, с.17).

То же утверждают и многие другие социологи и экономисты.

Однако, как замечает один греческий писатель-публицист, «хлеб всегда требовал от человека, уже при его первом появлении на Земле, сурового труда, на выживаемость, он был всегда борьбой за жизнь». Но почему? Неужели это Создатель вынес человеку такой приговор? Напротив, человек сам себя наказал. «Пока человек жил в Раю, он располагал всеми земными благами. Это продолжалось до того момента, когда он вкусил от запретного плода. Отныне он должен был есть свой хлеб в поте лица, а женщина — в болезнях рожать чад… Мы дошли до того, что используем теорию Маркса и его друга, которая применима лишь к человеку, у которого главные жизненные ориентиры — еда и секс», что расспространено в наши дни, «когда вместе с угрозой голода (по неверию) ставится на первое место демографическая проблема. Таким образом, многие ищут повода для разговоров об ограничении рождаемости при помощи противозачаточных средств и мужской стерилизации.

Но, согласно экономисту Бонацци, если население Земли увеличивается в геометрической прогрессии, то в таком же темпе увеличиваются и земные блага. Но дело в том, что люди относятся к ним с расточительностью. Лучший пример — Америка. Считается, что здесь люди питаются лучше всех в мире. Однако именно в этой стране больше всего поводов к разговору о «культуре потребительской», «культуре изобилия» и соседствующей с ней «культуре неравенства», «культуре нищеты». Ведь сегодня «50 миллионов американцев переедают, а 20 миллионов голодают». Это отмечали и Кеннеди, и Джонсон, и Никсон. Но никто из них не сделал ничего конкретного. На космические и военные нужды уходят невообразимые средства, что говорит о безумной расточительности» (М. К. Макраки. Белые страны, 1974, 31).

Следовательно, Земля не лишена богатств. Создатель все устроил так, что до скончания века она будет неиссякаемой житницей. И не думаю, что кому-то придет в голову, что Бог не может снять демографическую проблему, если человек обладает хоть минимальными сведениями по экономике и производству.

Таким образом, человек, отступая от Бога и уходя с головой в материальные проблемы, не считаясь ни с чем, ставит себя в сложные и безвыходные положения. Сколько он накапливает благ, столько их и расточает, так что никогда не скажет: «довольно», но всегда будет считать себя бедным и обделенным.

Мы сами себя питаем иллюзиями, что в наши дни не хватает денег на детей. Мы бесстыдно врем!

Так или иначе, Церковь должна принять меры, согласно повелению Святаго Духа, чтобы защитить духовное стадо от злых волков, нападающих на него сегодня.

Разумеется, все это нельзя исправить распространением одного Окружного послания, которое все же цир кулирует с 1937 года.

Итак, всем нам пора пробудиться! История Церкви нас учит, что если мы сами не воспрянем ото сна, то нас неожиданно разбудит Верховный Судия. И может подвергнуть нас таким испытаниям, о которых мы никогда и не слышали!

Окружное послание Епископата Элладской Церкви

Результатом бурного обсуждения проблемы рождаемости Епископатом Элладской Церкви стало составление в 1978 году Окружного Послания, адресованного клиру Элладской Церкви и всему греческому народу. Помещаем текст этого послания.

Ко всему греческому народу

Возлюбленные чада о Господе!

Сорок лет назад Епископат Элладской Церкви обратился к священству и благочестивым мирянам с воззванием, в котором выразил тревогу и преподал отеческое наставление в важнейшем для греческой семьи и для всей страны вопросе о понижении уровня рождаемости и воспитания детей.

Этот документ, составленный в 1937 году, напомнил всем об их обязанностях в связи с глубоким кризисом, в котором оказалась в нашей стране семья, да и все наше отечество, вся нация, в результате угрожающего падения роста населения.

Этот кризис носит, прежде всего, нравственный и общественный характер. Но нельзя сказать, что он не связан с угасанием живой христианской веры, в которой многие века жил и процветал наш народ. В последнее время во многих ослабела надежда на Бога крепкого, Бога живого. Следствием ослабления этой надежды стало отступление от самых основ христианской веры. Порождением этого отступления — апостасии — и является острейшая проблема наших дней — уклонение от деторождения и низкая рождаемость.

Однако неизменно благословение Божие, Его воля, заповедь плодитесь и размножайтесь и наполняйте землю. И еще в те годы Церковь в лице Епископата призывала народ к благоразумию и возвращению к исполнению воли Божией.

Сегодня возникла необходимость возобновить обсуждение этой проблемы и вспомнить о воззвании Матери-церкви к своим верным чадам, сделанное сорок лет назад.

За прошедшие годы проблема не только не решилась, но положение стало еще более тревожным. Явление отказа от деторождения и падение рождаемости приобрели невообразимые масштабы. Достаточно сказать, что число абортов достигает сотни тысяч в год! Это массовое уклонение от рождения детей привело к серьезнейшей нравственной и демографической проблеме для всей нации.

Поэтому мы, пастыри Церкви, несущие на себе огромную ответственность, обращаемся:

К Правительству страны  и национальному парламентскому представительству, и призываем их к законодательному запрещению абортов, потому что это является преступлением против зарождающейся жизни, это есть уничтожение человеческого рода. Призываем их к активным действиям, направленным на заботу о повышении роста рождаемости и на поддержку, как психологическую, так и материальную граждан, несущих тяготы рождения и воспитания чад.

Ко всем женатым мужчинам с напоминанием об их обязанности: в вопросах супружества и чадородия полагаться на волю Божию, на Его покровительство в таинственном замысле преемственности поколений. Призываем всех и каждого к творческому несению своего креста.

Семейные обязанности, несомненно, жизненный крест. И христианин призван к тому, чтобы поднять его и понести так, как это сделал Спаситель, взваливший на плечи огромный Крест, и не отказываться от своего предназначения, от своей высокой задачи.

Пусть все, взирая на начальника и совершителя веры Иисуса, Который вместо предлежавшей Ему радости, претерпел крест (Евр. 12,2), — оставят сомнения перед лицом тягот семейной жизни, и особенно, рождения чад, украшающих их домашнюю трапезу. Это призвание — к увеличению дома их — есть великое благословение и дар Божий.

Обращаемся также ко всем нашим благочестивым женщинам и по-отечески побуждаем их отвергнуть мирские похоти (Тит. 2,12) ради семьи и детей.

Что касается противозачаточных средств, каких бы то ни было, настоятельно требуем полностью отказаться от них.

Долг женщины — чадородие, ее цель — делать это с радостью, а не воздыхая (Евр. 13,17), при этом имея добрую совесть (там же, 17). На добрую семью нисходит особое благословение Божие и отступает от нее гнев Божий на сынов противления (Ефес 5,6).

Обращаемся также к медикам, в особенности к частным врачам, с убедительной просьбой: ни при каких обстоятельствах не участвовать в произведении абортов, чтобы не становиться мужами кровей. Да имеют страх Божий, да помнят о своей клятве, да забудут навсегда об абортивных средствах, но да способствуют всячески здоровому течению беременностей. Да используют свой медицинский авторитет и все методы для обеспечения наибольшей рождаемости. Да будут их советы направлены только на добро, и их действия устремлены ко благу женщин и всего общества.

Призываем всех, несущих послушание духовного наставничества благочестивых священников, и соборно обязываем их к тому, чтобы все вы говорили одно (1 Кор. 1,10) относительно этой серьезной проблемы, согласно предначертанным словам Епископата (в предыдущем Окружном послании 1937 г.), — и чтобы не уклонялись ни на шаг от положения этого документа. Долг пастыря — передавать этот дух, единственный истинно православный дух — своим духовным чадам, укрепляя в них веру и надежду на Бога, Который не попустит вам быть искушаемыми сверх сил, но при искушении даст и облегчение, так, чтобы вы могли перенести (1 Кор. 10,13).

Призываем, наконец, всех и вся к делу создания многодетных семей, в согласии с волей Божией. И просим — от имени Христова просим (2 Кор. 5,20), — всех прислушаться к нашему воззванию и принять его в свое сердце. Вместо того, чтобы нервничать и опасаться за будущее наших детей и всей нации давайте приложим силы для самого необходимого и радостного в нашей жизни — появления на свет все большего числа детей.

Священный Синод не забывает и возможности возникновения чрезвычайных ситуаций, и о существовании трудных, порой даже и опасных случаях, связанных с деторождением и воспитанием. Будь то экономические трудности, или бытовые неурядицы, будь то проблема повышенной занятости женщин на общественных должностях, или болезни, — все это говорит об особенном обострении возникшей проблемы.

Многие вынуждены искать какой-то выход из своих сложных ситуаций. Но единственным приемлемым для христианина выходом может быть супружеское воздержание. Считается, что это тесные врата и узкий путь (Мф. 7, 14), тяжкая и непосильная ноша. Многие не могут взять на себя такой подвиг. Немногие обрели его для себя. Поэтому нести его надо по желанию, по возможностям Мы имеем дело с церковной экономией — снисхождением, поэтому эта мера не может быть суровой…

Кроме того, хотелось бы выразить глубокое уважение всем верным воинам христовым, ревнителям благочестия, несущим крест семейных забот.

Напомним, что за ними сохраняется возможность сказать.

Особенно это относится к женщинам, основным средством ко спасению которых служит труд материнства, по словам апостола жена спасется чадородием. Напротив, кровь младенцев, погубленных в результате абортов, принесенных в жертву страсти, будет взывать к их жестоким и бездушным родителям. И это будет им в осуждение.

В завершение, благословляя наши добрые, и особенно многодетные семьи, обещаем им, что они всегда будут иметь в нашем лице отеческую поддержку.

Господь да благословит наш правоверный народ, и да сподобит всех нас вечного спасения.

С горячей молитвой,
Епископат Элладской Православной Церкви.

Примечания

[1] Приводим дословно текст красочного плаката, вывешенного на видном месте в одной из московских поликлиник (комментарием к нему является вся наша книга): «Перечень оснований для прерывания беременности по социальным показаниям: 1) наличие инвалидности 1 -и или 2-й группы у мужа; 2) смерть мужа во время беременности; 3) пребывание беременной или ее мужа в местах лишения свободы; 4) женщина или ее муж признаны в установленном порядке безработными; 5) наличие решения суда о лишении или ограничении родительских прав; 6) женщины, не состоящие в браке; 7) расторжение брака во время беременности; 8) беременность в результате изнасилования; 9) отсутствие жилья, проживание на частной площади, в общежитии; 10) женщины, имеющие статус беженца или вынужденного переселенца; 11) многодетность (число детей три и более); 12) доход на одного члена семьи меньше прожиточного минимума, установленного для данного региона. (Записка из Постановления правительства РФ от 08.05.96 г. за №567)».

Архимандрит Николас Эмм. Аркас

Перевод с новогреческого И. Петрачковой

Источник: https://azbyka.ru

Поделиться материалом

Submit to FacebookSubmit to Google PlusSubmit to TwitterVKJJ

Православие и проблемы биоэтики

К XXV Международным Рождественским образовательным чтениям Патриаршая комиссия по вопросам семьи, защиты материнства и детства выпустила Сборник «Православие и проблемы биоэтики» по материалам сборников Церковно-общественного Совета по биомедицинской этике

Архив

        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

Книги о семье