Пятница, 03 ноября 2017

Тайны благодатного супружества

Обручение

Мне хочется побеседовать с читателями о предмете светлом, радостном и одновременно возвышенном — о человеческой любви, ведь от правильного выбора жениха и невесты подчас зависит самая земная учесть наша.

Побеседовать об обручении, скрепляющем единство брачующихся, о тайне супружеской жизни, освящаемой в венчании и о благословении Божием, свыше даруемом супругам – о детях, о том, как могут строиться и развиваться духовные, душевные и телесные отношения между родителями и детьми.

Для полноты картины, по ходу рассказа своего, приведу примеры вопросов, которые обычно задают православному священнику относительно семейных, супружеских отношений и постараюсь вкратце ответить на них.

Вначале мы поговорим о влюбленности — предмете несколько молодежном, но вместе с тем и вечном. Я постараюсь раскрыть эту тему с максимальным тактом, чтобы не огорчить людей уже прошедших половину, а может быть, три четверти земной жизни, не напугать и маленьких детей, которым вдруг случайно попадет эта книжка, но преимущественно обращу свою речь к молодежи, для которой это все столь насущно и актуально.

Думаю, что разговор на темы брака, семьи, воспитания не повредит и монашествующим. В России за последнее время стремительно возрастает число духовенства. Обращает на себя внимание: какие молодые батюшки пошли по Русской земле, светлые, приветливые. Открываются монастыри… Думаю, слово о влюбленности и человеческой любви не оскорбит монашеского слуха, тем паче рано или поздно большинство из них становится на стезю пастырства. Как правило, именно в монастыри идет народ, чтобы снять с души бремя грехов, и поэтому монашествующему приходится вникать в эти предметы поневоле, хотя они и несродны им по образу их жительства.

* * *

Сам Бог есть Любовь. Бог является Источником Божественной, Творческой любви, чистой, чуждой чего-либо плотского. Эта любовь воззвала мир из небытия, этой любовью пронизаны все предметы видимого мира, силой Божией содержимые в порядке, во взаимодействии. Творец положил каждому из Своих разумных существ, жажду истинного Богопознания, Богообщения, вложил в нас стремление к познанию Божественной любви и жажду стяжания, приобретения этой любви.

Господь так устроил человеческое естество, что оно раскрывает заложенные в нем дары, выбирая один из двух жизненных путей. Есть высший, превосходнейший, ангельский путь. Этим путем небесной легкой поступью прошла Пречистая Дева Мария. Этой же дорогой шествовал Ее преданный ученик и попечитель святой Иоанн Богослов, а вслед за ними сонмы и сонмы подвижников христианского благочестия, сравнявшиеся со ангелами по чистоте жития.

«Девство, жизнь безбрачная, посвященная Богу, не может быть восхвалена по достоянию человеческим словом», – говорил Иоанн Златоуст, но не забывает упомянуть при этом и второй дороги, второй стези, брака, супружества, высказываясь об этой добродетели так: «Супружество же поистине достойно благоговейного удивления».

Так уж повелось, что человеческая природа, ища самоопределения, обязательно утверждается в одном из двух начертанных идеалов христианской жизни. Сознательно или волею обязательств, мы выбираем либо безбрачие, либо путь совместной жизни. О втором пути, более широком, более для большинства приемлемом, мы и побеседуем.

Любовь, истинная возвышенная любовь, которая благословлена Богом, – поистине удивительное чувство, трудно поддающееся описанию. Сколько не тщатся земные художники, поэты, певцы воспевать любовь, она всегда остается невыразимой словами до конца. Может быть, именно в этом смысле сказал один русский поэт: «Мысль изреченная есть ложь» – сердце чувствует куда более, чем человек способен то выразить словами. Если любовь действительно обымает и дух, и душу, любящие друг друга предпочитают молчать в общении друг с другом. Такое молчание бывает красноречивее бесед. Существует и такое общение душ, при котором супругам дается некая полнота переживания любви, когда они уже не беседуют друг с другом, но оба обращены  к молитве, той соборной, домашней молитве, которая более всего воплощает понятие супружеского счастья.

Действительно, подлинно любящие друг друга, любят не на час, и не на месяц, и даже не на короткий отрезок земного бытия. «Любовь дается не для того, чтобы расставаться друг с другом, но любовь наша воистину сильнее смерти» – так говорил премудрый Соломон в своей книге «Песнь песней».

Символом супружеской любви является единство двух, Адама и Евы, обращенных лицом к Богу и шествующих земной стезей, преодолевая все препятствия, поддерживая друг друга на пути к вратам вечности. Смерть не разлучает подлинно любящих друг друга мужа и жену, и поэтому брак в идеале – один. Переживая земную утрату любимого или любимой, христианин ощущает, что любовь его по-прежнему изливается из глубины сердца и обращена она не в пустоту, не в небытие, но в молитву о том (или о той), рядом с которым (или которой) было проведено столько времени, пролито столько слез, подарено столько улыбок. Любовь не может быть изглажена из нашей души даже тогда, когда любимый ушел за грань земного бытия.

Истинно верующим супругам, соединившим свои сердца, дано общение во Христе, дано слышать друг друга. Лучше всего эту тайну прозревают венчанные супруги, которые пожелали принять благословение свыше и получили дар супружеской любви от Бога.

Думаю, что лучше всего такую нелегкую тему мог бы раскрыть священник, который сам состоит в венчанном браке, который имеет особенно удобное поле для обозрения вопросов семьи и супружества. Ведь к священнику, и особенно в наше время, не зарастает народная тропа. К священнику идут за поддержкой, утешением, разъяснением. Священник, волею или неволею, всматривается в человеческие сердца, в самую предельную их глубину. Поэтому-то, о чем он говорит, не является мертвой книжностью, но соткано из плоти и крови живых, а отнюдь не холодных, равнодушных наблюдений за человеческим сердцем.

Истинная любовь подлинно преображает человека. К истинной любви способен лишь тот, кто сберег себя для нее. Представим себе драгоценный, но прохудившийся сосуд. Удержит ли он в себе свежую влагу? — Только если лудильщик  запаяет трещину. И как важно жить нам по пословице: «Береги платье снову, а честь смолоду».

К супружескому счастью не приходят методом проб и ошибок – можно лишь оказаться перед разбитым корытом. Поэтому слово мое особенно обращено к тем молодым людям, которые не отказывают себе в мыслях о супружеском счастье, но которые даже не слышали, что залогом этого счастья является необходимость сохранения себя от греха, который словно змея покушается  осквернить его.

Люди влюбленные часто сами с удивлением замечают изменения в себе, в своем образе жизни и поступках. Молодой человек, обретший предмет своего нежного чувства, начинает следить за собой: регулярно чистит зубы, моет уши и даже, (почти невероятно!) меняет носки. Из состояния влюбленности люди вдруг выводят стихотворную строку… Еще вчера он общался лишь на языке междометий, и вдруг, под влиянием такого романтического и облагораживающего чувства изливаются стихи, подчас, безыскусные, темные по содержанию, но искренние.

Итак, любовь подлинно возвышает и облагораживает. Любящий может даже высвободиться из-под тени напускной грубости, хамства, усваиваемых иногда современными молодыми людьми как некий имидж, собственный образ. Часто за таким напускным разбитым состоянием скрывается душа вовсе неуверенная в жизни, неопытная, словно защищающееся от насмешек этого мира.

Но влюбленность, по учению святых отцов, может перерасти в болезнь. В каком случае? Вторая заповедь гласит: «Не сотвори себе кумира», т.е. никогда не обожествляй никого и ничего. Поклоняясь Единому, Истинному Богу во плоти Христу Спасителю, к Нему устремляй «души прекрасные порывы». И подлинно, совсем по-разному протекает это состояние у христианина, живущего полнотой духовной жизни Церкви, в первую очередь кающегося, знающего, что такое исповедь, причащающегося Святых Христовых Тайн, и у той души, которая еще, к сожалению, не нашла своей дороги в храм. Во втором случае образ любимого или любимой бывает заслоняет собою все и самое Солнце правды – Христа. Человек восчувствовавший, что сердце его занято образом любимого, как кажется, навсегда, настолько прилепляется к этому образу, словно предполагает вечно черпать из него силы к бытию. Если натура чистая, не растлена блудом, развратом, то она всем существом тянется к тому (или к той), в ком «узнала» этот идеал, и эта тяга может перерасти в болезнь.

Причины этой болезни ясны. Источник нашего бытия, Податель сил к жизни – это Бог, Который есть Свет и в Котором нет никакой тьмы. Нормальное духовное состояние разумной личности: обращение ума, воли нашей, способности к действию чувств ко Христу.

Если мы, действительно, в молитве обращены к Богу, мы каждый день и час, и минуту нашего бытия внутри себя молимся: «Господи, помилуй! Господи, помоги! Господи, благослови!», или, во всяком случае, неким шестым чувством помним о том, что Бог нас видит, слышит, любит, покрывает, сохраняет и ко благу нашу жизнь направляет. В этом случае личностные качества наши раскрываются как лепестки бутона под лучами солнца. Наградой за благочестие, то есть за стремление все делать, говорить, мыслить во славу Господа, бывает глубокий мир, спокойствие сердца и ясность ума. Вот почему вера никогда не бывает слепой, она бывает только зрячей. Вот почему, действительно, «блажен, кто верует, тепло ему на свете».

Бог, в награду за такое стремление, упорядочивает все силы нашей души. Бог, просвещая наш дух, умиротворяет душу, а душе покоряет тело. Такой человек является подлинно господином, царем над своей собственной природой. А если Бога мы не знаем и не питаемся Им духовно, то есть риск, что встретив человека, с которым мы почувствуем духовное сродство, единство, он, словно статуя античная, займет ту единственную, самую важную, предназначенную только Богу, нишу в нашем сердце. Особенно это случается с молодыми людьми. Именно им свойственно обожествлять, или, по крайней мере, идеализировать объект своей влюбленности.

И тут вступает в свои права болезнь. Мы чувствуем такую зависимость от любимой или любимого, что без нее, кажется, не можем сделать ни одного шага. Начинаем «висеть на телефоне», молча дыша при этом в трубку; в ущерб посещению лекций дежурим у подъезда той несравненной «Нефертити», которая и видеть  нас не хочет; смотрит сквозь тюлевую занавесочку и посмеивается: «Опять этот неандерталец взад-вперед ходит!» А нам – все равно, настолько велик уровень зависимости!

Если исследовать классические художественные произведения мирового значения, например, «Ромео и Джульетта», мы увидим, что любящий даже начинает сохнуть, чахнуть. Меняется цвет его лица, он худеет, томится, тает на глазах. Почему так? Потому, что он, прилепившись к земле, все более и более отделяется от своего истинного духовного и Небесного Отечества, от Бога, в обладании Которым содержится подлинная радость, подлинная полнота нашего бытия.

Если болезнь разовьется, то душа становится близорукой. Земная любовь производит слепящее действие. Русский народ, несколько грубовато, но довольно метко по этому поводу констатирует: «Любовь – зла, полюбишь и козла!», т.е. не увидишь, что у него рога, что у него какая-то грязная, желтая бородка, не увидишь его грубости, но будешь созерцать его в каком-то ложном свете.

Многие девушки, бывает, даже батюшкам читают мораль:

– Батюшка! Я его перевоспитаю! Он бросит пить, едва я только выйду за него замуж. Он сказал, что когда мы поженимся, он бросит, сейчас он пребывает в творческом запое!…

Священник – это не духовный администратор, не чиновник, не прокурор с уголовным кодексом в руках. Он не может, исходя из своего жизненного опыта, сказать нечто категоричное. Он скажет мягко, чтобы не задеть чувствительные струны женской души:

– Миленькая! Ну подожди немного, не спеши! Ну что ты?.. Подожди, не спеши!

– Нет, батюшка! Я все преодолею! Увезу его я в тундру, увезу его в тайгу…

Мы, священники, знаем, как часто это слепящее чувство заслоняет сам здравый смысл. Однозначно: если ваш жених, если тот, кто говорит, что любит вас, философствует с бутылочкой – предложите ему все же сделать свой выбор. Ради подлинной любви можно пожертвовать всем дурным. Тот, кто подлинно любит, с большой радостью, у вас на глазах, бросит курить, пить, ругаться всякими морскими крепкими словечками. Настолько велика сила любви, вложенная в нас Творцом.

Иногда случается, что влюбившись, человек не замечает недостатков другого, или же покрывает эти недостатки, стараясь их не замечать. Конечно, любви не прикажешь… Но, тем не менее, влюбленный человек все же должен отдавать себе отчет, кто перед ним — человек, который только хочет быть любимым или умеет любить. Если он взвалит на себя бесчувственное бревно, человека, который настолько исполнен эгоизма и себялюбия, что ради любимого и пальцем двинуть не захочет впоследствии, то может серьезно надломиться.

Итак, важно, очень важно, иметь Царя в голове, т.е. поклоняться Небесному Царю – Христу, потому что именно в свете любви Христовой нам дано на весах Божественной правды и любви, взвесить то чувство, которое родилось в сердце по отношению к человеку.

Если девушка – христианка, а юноша – христианин, то он никогда не согрешит таким вот кумиротворчеством. Получив от Бога вразумление, он увидит достоинства, красоту Божественного образа в любимом человеке, и при этом разглядит и немощи, несовершенства, присущие каждому из нас. И вот, мне хотелось бы сформулировать формулу любви, которую я нашел на страницах Священного Писания Нового Завета.

Мне приходится много преподавать молодежи, а посему Священное Писание прочитывать нужно вместе с учениками, так, чтобы было доступно для них. Начиная с восьмого: девятый, десятый, одиннадцатый класс – детям уже ничего не интересно, даже появление батюшки вызывает у них снисходительное фырканье. Но если вы хотите заинтересовать детей, добиться от них знаний по истории, математике, литературе, Закону Божьему, то вы им скажите как-нибудь:

– Дорогие дети! Сегодня у нас очень сложный урок. Этот урок является подлинным новаторством. Департамент образования еще не поднялся до таких высот, на которые мы сегодня взойдем. Сегодня мы с вами будем беседовать о любви. Вам интересна эта тема?

– Да-а-а!

Полная тишина, образцовая дисциплина, двоечники тянут руки, шуты гороховые превращаются в ангелов! И всего-то одно слово – любовь… Но только не обманите их! Если уже взялся за гуж, не говори, что не дюж. Назвался груздем, полезай в кузов.

Итак, формула любви. Формула любви изречена Апостолом Павлом в Послании к Коринфянам, хотя он имел ввиду свои взаимоотношения с духовными детьми, которым был обручен как пастырь. Мы можем применить их и к теме нашего разговора:

– Я люблю не ваше, а вас!

Люблю не ваше, не то, что вам принадлежит, а вас самих.

Любовь в идеале – это бескорыстное чувство. Любящий доволен возможностью, хотя бы издалека, чистыми светлыми очами созерцать ту, которую полюбил. Любовь – это не хищническое, животное чувство. Бескорыстие и чистота – вот идеал подлинной любви.

В древности в Церкви, прежде чем совершалось обручение, священник в течение трех воскресений выходил после литургии на амвон и объявлял о намерении жениха и невесты соединить свои судьбы в Боге. Он вопрошал паству, не знает ли кто-нибудь из прихожан что-либо препятствующего к этому единению.

Давным-давно существовал особый институт в русской жизни, вмещающийся в словосочетании «сватья баба Бабариха». Кто это такая «сватья баба Бабариха»? Это православная женщина, смекалистая, умная, рассудительная, которая, пользуясь доверием родителей и зная, на ком остановился выбор жениха или невесты, приходила в дом того самого лица, относительно которого строились планы, и, не как-то исподтишка, а достаточно прямолинейно выведывала обо всех возможных препятствиях к браку. Такими препятствиями во-первых, могут быть родственные связи, точнее кровное родство. Еще Византийское право указывало на недопустимость супружеского единения троюродных брата и сестры. Это же законодательство соблюдалось и в Российской Империи.

«Сватья баба Бабариха» выясняла и многое другое. В частности, спрашивала, не было ли в роду падучей (эпилепсии), т.е. не было ли в роду каких-то наследственных заболеваний на генном уровне, которые ставят нравственное препятствие к рождению детей, ради которых-то брак и заключается.

К сожалению, в наше время совершенно потеряна не просто культура и этика супружества, но видение элементарных вопросов. Конечно, не совсем удобно девушке, с которой познакомился приличный молодой человек, начинать строить отношения с просьбы:

– Покажите, пожалуйста, Ваш военный билет!

А в военном билете может стоять статья: 8-Б, 7-Б, 6-Б… Случается, что юноши «косят» от армии, т.е. попадают в дурдом на недельку, на месяцок, хотя и не имеют фактически заболевания, обозначаемого этими статьями. Однако, высшее призвание — священство, требует особенно пристального внимания к здоровью абитуриентов от администрации Духовной Семинарии. У нас, в Троице-Сергиевой Лавре, пожалуй, самый дотошный экзамен – это медицинские комиссии, и если человек умудрился подобную статью схлопотать, то администрация не берет на себя риск приема такого абитуриента, исходя из того, что нет дыма без огня.

Кто из нас может похвалиться здоровьем душевным и телесным? Мы сейчас представляем собой племя немощное, хилое… Однако жених и невеста, коль скоро у них серьезные планы, обязательно должны поделиться друг с другом этими тайнами своей личной жизни.

В своей пастырской практике я встречался со случаями, когда даже родители утаивали от противоположной стороны наличие душевного заболевания. Такое утаивание – нравственное преступление. Этот грех ложится на человека, скрывающего свою болезнь.

Так вот, «сватьи бабы Бабарихи» и занимались тем, чтобы выявить насколько жених и невеста соответствуют друг другу. Нет ли какой-то неспособности природной, болезни какой-то, иных обстоятельств, чего только в жизни не случается? Впрочем, даже если такая «сватья баба Бабариха» была бы у нас с вами: мудрая, молитвенная женщина, знающая жизнь – это все равно не снимает ответственности лично с нас.

Ни в коем случае только по влюбленности невозможно судить о серьезности брачных намерений, ведь влюбленность – это нечто приходящее и уходящее.

– Батюшка, Вы знаете?! Я как увидела его, у меня прямо все перевернулось и здесь, в левом полушарии появилась какая-то теплота. Вот потрогайте!

– А кого же Вы увидели?

– Ну, это заместитель нашего начальника. Ему пятьдесят четыре, он был шесть раз женат официально, два раза – неофициально. Но такой взор, такой взор, он пронзил меня!..

Если мы будем только на уровне таких чувствований строить наши взаимоотношения, то обернется это большой бедой. Нужно стремиться смотреть в корень предмета, взвешивая все «за» и «против».

Безусловно также, что жених или невеста не могут подыскивать себе пару по принципу компьютера: рост.., вес.., прикус… Не случайно ведь говорят, что браки заключаются на небесах. Подлинно любящие как-то мистически, духовно узнают друг друга.

И все-таки решусь преподать несколько ненавязчивых советов, а может быть, даже не советов, просто жизненных наблюдений: как опознать своего избранника, свою избранницу? Как найти, выбрать, не ошибиться?

Кто читал детскую книгу «Мери Поппинс,» помнит интересный фрагмент: мальчик и девочка, братик и сестричка, идут в парк и встречают там старушку, которая продает разноцветные шарики. Увидев перед собой детей, эта мудрая старушка говорит:

– Идите сюда, милые дети, здесь для вас шарики, но для каждого свой шарик, смотрите, не ошибитесь. Вы должны взять (а их никто не стеснял в свободе выбора) именно свой шарик.

И вот, дети вглядывались, и каким-то чутьем находили свой шарик. И в деле супружества не худо бы прислушаться к собственной душе. С одной стороны, нельзя слишком верить своему сердцу, потому что страсти, гнездящиеся в сердце, мешают принимать здравое решение. Если ваше воображение расшалилось, и вы ложитесь спасть, посмотрев на сон грядущий шестьсот семидесятую серию «Санта-Барбары», то своим чувствам доверять просто опасно.

Однако приходится и в наши дни встречать людей, которым сердце подсказывает довольно трезвые вещи. Помнится мне рассказ одной женщины, которая претерпела много горя в своем супружестве. Ее муж оказался не просто грубым, а бессовестным человеком, у которого отсутствовало всякое проявление человечности, он, по существу, издевался над своей избранницей и над детьми, а, скорее всего, был просто больным. После перенесенных жизненных скорбей эта женщина обратилась к Богу. Так вот, она рассказывала, что еще в молодости пришла в дом своих друзей, где встретила человека, ставшего впоследствии ее мужем. В какой-то момент она увидела лик этого человека в каком-то страшном освещении, прямо средь бела дня, как бы увидела его духовную сущность. Очень испугалась, отшатнулась, надолго запомнила… Он потом начал ухаживать за ней, всячески домогался ее, в конце концов она сдалась, а он оказался, действительно, таким, каким Сам Бог в тот момент показал ей существо этого человека.

Сердце – вещун, сердце сердцу весть подает.

Брак не заключается на альтруистическом чувстве. Иногда приходится это наблюдать у современной молодежи. Девушка говорит своей матери:

– Мама, вот у Олега, с которым я познакомилась, ужасные жилищные условия. Он проживает вместе с мамой и папой в двух комнатах на трех человек! Надо помочь ему, ведь это же по-христиански. Надо помочь, ведь у нас же четыре комнаты…

Случается, что люди бывают водимы чувством долга, гуманности, проявляют милосердие, желание оказать помощь… Но из этого ни в коем случае не следует необходимость заключать брак с нуждающимся в помощи. Брак – это таинство любви, а ничего либо иного, и должно совершаться на основе как душевной, так и духовной близости людей.

Душевная близость обычно выражается словами: «он мне глубоко симпатичен, нам хорошо вдвоем». Душевная близость — это когда он понимает вас, а вы понимаете его. Душевная близость реально ощутима: первый раз видишь человека, всего лишь два часа с ним побеседовал, а ощущение, что знаешь его с детских лет.  Духовная близость — это сфера духа. Духовное единомыслие возможно только для христиан, могущих составить единое целое во Христе. Итак, духовная близость — это дар Православной Веры, а душевная близость — это тайна общения, в процессе которого мы находим человека действительно созвучного нашему сердцу.

* * *

К священнику часто подходят с просьбой о помощи и совете касательно жизни выбора спутника или спутницы жизни. Попробуем сформулировать некоторые советы жениху касательно будущей невесты.

Первый совет: не обольщайся миловидностью избранницы твоей, но стремись познать само устроение ее души. Как часто современные девушки напоминают собой бездушных кукол, теряют в погоне за модой личную неповторимость, индивидуальность. Каждая создает себе имидж и словно смеется над Богом дарованной ей красотой, замазывает морковкой щеки, удлиняет на полтора сантиметра ресницы, делая их волоокими, махровыми, тушь с них просто капает вниз, над глазом синеет, как будто кто-то фингал поставил, под глазом зеленое – новая стадия синяка, зеленое переходит в желтое. Такие девушки теряют естественность, простоту, природную красоту, лицо становится нордическим, мрачноватым, столь естественный ореол невинности отступает.

Не обольщайся кажущейся миловидностью – если в сердце не будет добрых качеств, эта красота скоро может стать демонической. Красота телесная дана нам Богом для того, чтобы быть прообразом благообразия самой души: если так прекрасно тело, какова же душа?

Еще один совет жениху, в образе пословицы: ищи жену не в хороводе, а в огороде. Как это понимать? На пути в дискотеку настоящие невесты не валяются! А сегодня знакомства совершаются именно в таких местах, местах увеселения. Ищи жену не в хороводе, а в огороде, потому что праздность, умение весело проводить время, быть «душой общества» – это вовсе не основание для супружеской жизни.

Напротив, если вы, проходя по садово-ягодным участкам, вдруг видите: земля этаким фонтанчиком вздымается…  Что такое? – Девушка-золушка выпалывает сорняки, а сзади – морковки на глазах вырастают по мере того, как она двигается вперед. Умение трудиться говорит о благих душевных качествах вашей избранницы. Если душа лишь стремится к неге, к праздности, то она, безусловно, как вьюн обовьет ствол супруга и будет высасывать из него все соки.

То же самое можно приложить и к жениху. Обладает ли он такими качествами, как усидчивость, прилежание, умеет ли он созидать, умеет ли он трудиться или же ему суждено остаться пустоцветом, который сдуру решил заработать большие деньги: заложил машину, квартиру, взял кредит двадцать тысяч долларов, купил бананы во Вьетнаме, а потом, благодаря тому что рейсовое сообщение налажено было плохо, получил бананы с месячным опозданием… Я встречал таких мам, которые милостью сыночков своих закладывали все оставшееся у них имение, выкупая их из-под револьверного дула бандитов.

Действительно, праздность и лень часто рисуют перед нами воздушные замки, но тот, кто умеет находить вкус и радость в созидании (это, может быть, и интеллектуальный труд, не только физический), безусловно, самой устойчивостью характера своего, свидетельствуют о готовности вести супружескую жизнь.

Еще есть и такая пословица-совет: яблочко от яблони недалеко падает.

Если вы хотите понять, чем дышит ваша невеста, каково устроение ее души, то обязательно познакомьтесь с ее родителями.

Особенно важно для жениха увидеть, как невеста относится к своим родителям, особенно к маме, какая духовная атмосфера, какие отношения связывают вашу избранницу и ее родителей. Обретете ли вы счастье с той, которая не умеет созидать счастье в отчем доме, нарушает заповедь: «Чти отца твоего и матерь твою, да благо тебе будет, да долголетен будешь на земле», строптива, горда, надменна и груба по отношению к родителям? Сомнительно. Итак, один из лучших признаков добронравия человека, которого мы хотим сделать спутником своей жизни — это подлинная кротость, дочерняя любовь к родителям. Испокон века невесты стремились еще в отроческие годы к подлинному трудолюбию, прилежанию, приобрести искусство рукоделия, испокон века благочестивые русские семьи готовили девочек к супружескому служению, зная, что супружество так далеко от сибаритства, скольжения по поверхности, от безответственных радостей…

Конечно, жених – это не шпик, который вынюхивает, выслушивает, рассматривает в монокль будущую жену. Супружество несравненно выше мертвой рациональности, и все-таки существует большая степень зависимости характера невесты и ее родителей. Особенно это касается отношения к духовным вопросам. Если родители невесты закрываются от Бога, если невеста ищет в этой жизни только земного, то при отсутствии единомыслия в этом вопросе у жениха и невесты (он, к примеру, может быть верующим, а она – лишь снисходительно посмеивается над предметами веры) могут возникнуть страшные последствия.

Рассказывали мне такую историю: один семинарист должен был жениться. В семинарии учатся четыре года, после которых должно определиться, что выбрать: либо монашество, либо супружество. Но как семинаристу выбрать себе невесту? Семинария – школа закрытого типа, как Царскосельский лицей. Семинаристы отделены от всего мира, в стенах духовной семинарии они и кушают, и учатся, и спят, и трудятся, и молятся. Невесты могут спуститься к ним разве только по веревочной лестнице, с вертолета.

И вот, этот семинарист однажды пошел помолиться в Троице-Сергиев собор и увидел там неземной красоты девушку. Она стояла как свеча: очи потуплены долу, почти прозрачна от поста, черты лица были близки к идеалу… Платочек, макси — все при ней… А как она крестилась, полагала поклоны по-древнерусски… На следующий день он пришел, через три дня пришел, а она все стоит у столпа перед гробницей преподобного Сергия. Удалось познакомиться, она не отринула его и через какое-то время сказала, что согласна…

А после венчания сняла фату и говорит:

– Ну вот, я вымолила тебя, и теперь в храм – ни ногой!…

В чем же состояла его ошибка? Он не поинтересовался, чем живет эта девушка, он судил только по внешности. Он не знал ни ее воспитания, ни ее родителей. В жизни такие «перевертыши», к сожалению, встречаются.

И невеста, если хочет узнать меру нравственного развития супруга, за кого она выходит замуж: за айсберга, за глыбу мраморную, за сталактита, за мамонта вымершего, – пусть посмотрит, как он общается со своей мамочкой. Если для вашего жениха слово «мама» – святое понятие, если он даже при всех родительских немощах не потерял к маме нежного чувства, сохранил к ней нелицемерную почтительность – это прекрасный залог того, что перед вами неплохой, незлой человек.

Сегодня к мужу требования довольно низкие: достаточно того, чтобы он не пил, чтобы не выносил из дома мебель, чтобы домой возвращался вовремя… вот и все.

– Как Вы живете? – спрашивают женщину.

– Нормально.

– А муж у Вас хороший?

– Да, не пьет, не гуляет, телевизор смотрит – все путем!…

Иногда  приходится слышать подобный вопрос:

— А если мой избранник другого вероисповедания, если он неправославный?

— Если Ваш избранник другой веры, то пусть он станет и Божьим избранником. Прежде чем выходить замуж, приобщите его Христу. Ну представьте себе: Ваш избранник — сын президента Республики Берег Слоновой Кости. И Вы даже не знаете, что единственное вероисповедание в этом государстве, к примеру, каннибализм…

А если без шуток? Церковь не благословит такой брак, не совершит таинство венчания, прежде всего оберегая вас. От чего оберегая? К примеру, вы — из Екатеринбурга, а он из Арабских Эмиратов. Он вас любит, дарит вам розы каждый день… Я сейчас не буду говорить о том, чем ислам отличается от христианства. Об одном упомяну: иные религиозные ценности формируют иное отношение к женщине, но, по неопытности, вы этого сразу понять и разгадать не сможете, это станет ясно только тогда, когда будет слишком поздно. Там отношение к женщине совсем другое: ему можно изменять, а вам нельзя: «зарэжу!». Даже если он уже давно развелся с вами и даже если алиментов не платит, все равно раз в месяц звонит и говорит:

— Ну как? Ничего? Зарэжу, если что! — и никто его не переубедит.

Случается даже, что священник, не вникнув в душевное устроение такого жениха, согласится крестить его. А потом, через некоторое время он вдруг придет к священнику и скажет:

— Батюшка! Если не разведешь, зарэжу!

Будущая супруга должна быть апостолом! Ведь религиозные вопросы лежат в основе нашего духовного бытия. Если вас он любит, то полюбит и то, что любите вы. А вы любите Христа, ибо Христос есть Истина. Теперь представьте себе, что вы против благословения Церкви, не обратив его ко Христу, все же выйдете за него замуж. И вот, родился ребеночек. Вы нутром знаете, что вашего Нариманчика нужно крестить с православным именем, а он все свое говорит:

— Крестишь — зарэжу!..

Допустим, он разрешил крестить, но вот в храм водить ребеночка — «зарэжу!» И, к сожалению, это трагическое разномыслие достигает такого накала, что ребенок становится полигоном, на котором производятся ядерные испытания родительских противоречий. Мама влечет ребенка к Истине, папа не разрешает ему следовать за Истиной. Что в результате получится? Раскол в детском неокрепшем сознании — самое страшное…

Поэтому, как поступать, если ваш избранник другой веры? Храните себя в чистоте и пусть он знает, что вы христианка, не по имени только, но и по жизни. И если станет очевидным, что он избранник Божий, а не только ваш, то он со временем скажет вам:

— Приведи меня ко Господу! Я хочу быть там, где ты…

Если он действительно и Божий, и ваш избранник, то ради подлинной супружеской любви он покинет все: и Берег Слоновой Кости, и маковое поле (во многих странах статья дохода — «маковое поле»), и свой подземный заводик, по сказанному в Священном Писании: «Оставит человек отца своего и матерь свою и прилепиться жене своей».

Итак, нравственная человеческая любовь в первую очередь — служение. Какое? О котором сказано в Библии: «Жена спасается чадородием, если пребывает в вере Богу, в верности мужу, а детей воспитывает в учении Господнем». Христианская Церковь упорядочивает плотскую человеческую любовь, которая лишь как слагаемое входит в совокупность душевного и духовного союза мужа и жены.

* * *

При выборе жениха рекомендации пастыря могут быть отчасти те же, что и при выборе невесты. Однако выполнить их для многих женихов будет довольно нелегко. Жених должен решительно покончить с винопитием, ради будущей жены должен быть готов на все. Смотрите, чтобы жених не был грубым, чтобы в нем было достаточно человечности.

Порой жених — это глыба мраморная, а невеста — это Фидий (был такой скульптор) и требуется хорошей невесте, а затем и супруге, лет пять, чтобы обрабатывая потихонечку эту глыбу, сваять из нее своего мужа. Одна жена поделилась со мной своим опытом: пять лет уходит на общие работы, потом, еще лет пять или десять, до ума доводишь, а уже потом можно наслаждаться радостью совместного супружества, ибо тогда можно опытно познать, что такое «идеальный муж».

Для многих застенчивых и скромных православных юношей может всерьез стать вопрос: как познакомиться с девушкой-христианкой? Как преодолеть стеснительность?

Во-первых, нужно молиться об этом, во-вторых нужно жить достойно этого знакомства. Как найти повод? Как преодолеть стеснительность? Некоторые преодолевают стеснительность употреблением горячительных напитков и, захмелев, подходят к девушке. Но это не для нас.

Как преодолеть стеснительность?… Если дело у вас хорошее, если помыслы у вас чистые, то надо помолиться: «Матерь Божия, Сама, Пречистая, управи ко благу то, что у меня на сердце. Сама благослови! Пусть это будет под Твоим покровом!» Потом подойдите к ней и скажите:

— Простите, я тоже хожу в этот храм. Меня зовут Алексей, а Вас как зовут?

Она скажет:

— Лена.

— Ой, какое хорошее имя! А Вы знаете, что означает «Елена» на древнем языке?

— Нет. А что?

— Елена — это значит  «пламя». Но это пламя не страсти сжигающей, а как пламя лампады, чистое молитвенное дыхание души!

После этого она вам и говорит:

— Вы сейчас спешите домой?

— Нет.

— Может, Вы меня проведете? А то мне надо сессию, экзамен сдавать…

— Ну, конечно! Охотно!

Без напоминания заплатите в трамвае за нее и за себя. Она говорит:

— Да не надо, у меня есть вообще-то!

— Ну что Вы! Позвольте мне Вам послужить!

— Благодарю Вас! Это очень мило с Вашей стороны.

И так далее…

Еще один вопрос, относящийся к нашей теме:

— Между женихом и невестой разница в шесть-восемь лет. Как Вы относитесь к таким бракам?

— Бывает, что случается и такое, но священник должен внимательно рассуждать и не спешить. Вообще-то, в таких делах очень сложно, это самые сложные вопросы нашей практики, но главное — никогда не нужно спешить. Разница эта немаленькая, но всякое бывает. Случается, что любовь таинственно объединяет людей, имеющих и большую возрастную разницу.

— Что делать тем, чья любовь безответна и безнадежна?

— Бог любит нас гораздо более, чем мы любим себя самих. Иногда, если любовь безответна, нужно с этим смириться. Значит, Сам Бог не попускает свершиться тому, что будет для нас неполезно. Молиться же можно так: «Господи! Даруй мне этого человека!», а затем прибавлять: «Но да будет святая воля Твоя!»

* * *

Предложу далее благочестивым читателям назидание из собственного опыта супружеской жизни.

После нашего венчания мы с моей супругой жили преимущественно у моей мамы. Но случилось нам временно обосноваться у мамы супруги, небольшая квартирка, но в тесноте, да не в обиде. Я тогда только начинал свою педагогическую деятельность, супруга меня как-то очень берегла:

– Артемий, не перетруждайся! Смотри, силы нужно беречь!

Я, новоиспеченный учитель, горячий, как молодой скакун, был направлен в среднюю школу. Дети, шестой класс, помню, встретили меня оригинально:

– Дети, – говорю – меня зовут Артемий Владимирович. Вы знаете, что означает по-гречески «Артемий».

– Нет.

– Здоровый.

А они отвечают:

– А у нас до вас была учительница, она на нас горло сорвала, и навсегда!

Я немного поежился. Можно было им немножко рассказать, какой я здоровый, но буквально накануне, вопреки мудрым предостережениям супруги[1]: «Не купайся, Артемий, в пруду в сельской местности!», перед 1 сентября искупался в пруду, но пришел к детям здоровый, а на следующий день страшно заболел инфекцией простудного характера, чем-то средним между гриппом и ангиной. Пришла участковый врач. Она лечила мою супругу с детства и с детства супруга была для нее «Леночка». Леночка в детском саду, Леночка в первом классе, Леночка в шестом классе, а тут вдруг – миссис Хелен, замужем… Конечно, ей как женщине было интересно, кого Леночка выбрала. Я лежал в полосатой пижаме, осунувшийся… То ли она ревновала Леночку ко мне, то ли еще что, но однозначно произнесла:

– В больницу!

Я оробел, молодые мужья такие доверчивые перед властными докторами:

– Ой, в больницу, хорошо, я собираюсь…

А супруга говорит:

– Ну это мы еще посмотрим!

Врач:

– В больницу!

Я:

– Хорошо, хорошо. — Почему-то мне хотелось в эту больницу.

Так вот, врач, когда уходила, поставив мне смертельный приговор, когда ей подавали шубу,  обратилась к супруге и говорит:

– Лен, хороший у тебя муж, не забулдыга!

Вот я с тех пор и стараюсь эту планку не опускать!..

* * *

Итак, безусловно, важно выявить, насколько ваш избранник или избранница вашего сердца, проявляют любовь к родителям. Однако здесь есть один подводный камень. Случается, что выросшее дитя столь тесно связано с родительницей (как правило, матерью), которая любит слепой и слепящей любовью свое дитя, что невольно подминает под себя личность ребенка. Если из-под этой зависимости уже оперяющийся утенок (без пяти минут – лебедь, самостоятельное существо) не вышло, если мать как танк наезжает, подавляет психику ребенка, программирует его отношение к жизни, то такое воспитание может закончиться катастрофой. При образовании самостоятельной семьи демоны предпринимают огромные усилия для того, чтобы вбить клин между мужем и женой, и чаще всего этот клин вставляется родительской рукой. Сколько семейных союзов, к сожалению, распадалось, распадается, может быть, еще распадется по причине отсутствия такта, мудрости и благородства со стороны родителей по отношению к детям. Родители не могут простить тому, кого полюбила наша кровиночка, наша слезиночка, они ревнуют дочь к нему.

Исходя из сказанного, иерархия взаимоотношений в православной семье должна строиться так, как рассуждает об этом Священное Писание: «муж с женой – единая плоть». Жена под покровом мужа, муж – во главу жены, затем – дети, а затем уже родители. Говорю это не в смысле пренебрежения нашими родителями, но в том смысле, что любовь должна быть мудрая. Безусловно, в идеале жених и невеста, муж и жена, вьют себе отдельное гнездышко от родителей. Тогда, на расстоянии, легче любить свекровь или тещу.

Хотя у нас с моей супругой так не сложилось, мы живем у родителей, но, с Божьей помощью, любовь и молитва все примиряют, соединяют.

* * *

Обручение в древности совершалось отдельно от самого венчания. Предваряет обручение помолвка. В наше время существует возможность вернуться к этой полноте. Каким образом? Помолвка – это знакомство семей. Помолвка есть объявление родителям о созревшем намерении. Во время помолвки родители жениха и невесты знакомятся друг с другом, могут пригубить бокал вина за счастье молодых. В помолвке родители совершают важнейшее дело: благословляют жениха и невесту на будущий брак, для того, чтобы на молодых сбылись слова Библии: «Благословение родителей, утверждает домы чад их».

По древнему византийскому кодексу, брак заключенный втайне от верующих родителей, даже не считался браком. В IV столетии такое венчание могло быть признано недействительным.

Сейчас времена другие, случается, что родители неверующие люди, но все-таки, если говорить об общей стезе, то утверждение нашего намерения благословением родителей –  необходимое условие, без которого невозможна полнота радости брачующихся.

— А если жениха и невесту благословили не венчанные родители, действительно ли их благословение?

— Действительно! Молитва матери из огня изымает и со дна морского подымает. Родители сердцем благословляют, пусть даже они не венчаны, но Бог даровал их вам, единственных и неповторимых.

Во время помолвки родители заранее готовят для благословения икону. Благо, если в доме осталась какая-то родовая икона, намоленная святыня бабушки или прабабушки. Но даже простая иконочка становится чудотворной в материнских руках, когда мама, с трудом сдерживая волнение, подходит к жениху и невесте и произносит те слова, которые ей подсказывает Сам Бог через голос совести:

– Дети, да благословит вас Господь!

Это материнское благословение, икона, должна, как величайшая святыня, быть передаваемая из рода в род. Такую икону нельзя продать, подарить. Нужно считать величайшим счастьем, если, заинтересовавшись предметами веры, молодежь узнает, что такая икона существует. Может быть, она спрятанная на полатях, в сундуке… Ее необходимо отреставрировать и поставить на самое видное место.

Святой образ – хранитель нашего домашнего очага. Само сознание того, что перед ним молилась ваша бабушка о своем супружеском счастье, сделает эту икону драгоценнее всех аудио, видеосистем, которые бесполезным грузом загромождают наше жилище.

Сказанное выше касается помолвки, а в храме совершается обручение.

Когда хлопоты завершены, жених и невеста в назначенное время прибывают в храм. Как правило, жених и невеста поставляются священником в притворе или начальной части храма. Священник исходит в белоснежных ризах из Алтаря, приближается к жениху и невесте, невеста – слева, по левую руку, жених – по правую. В руках священника Евангелие и крест. Крест символизирует собою супружескую жизнь, а Евангелие — Закон Божий, который супруги исполняют и духом, и душой, и телом. Сначала он подходит к жениху, и, взяв его за руку, подводит к невесте, после чего соединяет их руки, поставив в центре притвора для чтения молитв о будущем супружеском счастье. В обычаях русских считалось, что обручение являет собой наложение супружеских клятв. На изменившего свое решение после обручения смотрели как на согрешившего. Обручение являет собой образ духовного и душевного, но еще не телесного единства будущих мужа и жены.

— Миром Господу помолимся.

— О свышнем мире и о спасении душ наших Господу помолимся.

— О рабех Божиих (имена), ныне обручающихся друг другу, и о спасении их Господу помолимся.

— О еже подати сим чадам во приятие рода и о всем яже ко спасению прошения, Господу помолимся…

* * *

До венчания будущие супруги должны сохранить себя в чистоте. Поэтому и по сей день во время венчания под ноги брачующимся полагается чистый белый плат, в знак того, что в идеале жених и невеста должны встать на первый снег супружества девственниками. Сегодня, к сожалению, довольно редко можно встретить такую голубиную пару. Современная молодежь и слушать об этом не хочет. Я как священник знаю, что именно по причине несохранения чистоты до брака здание супружеской жизни может, подобно карточному домику, очень быстро развалиться.

Поэтому за несколько дней до совершения таинства венчания священник обязан исповедовать жениха и невесту, не формально, очень глубоко. Как священник возьмет с них клятвы супружеской верности, если он не знает, кого он венчает? Может быть, жениха в Харькове ждет жена с тремя детьми, а в Москве он обратился к батюшке с просьбой о венчании. Если беззаконие все же совершится, то вся вина ляжет на священника.

В наше время представления о венчании в головах людей самые своеобразные. Еще недавно поколение наших мам считало, что венчанный брак является чем-то безнадежно ушедшим в прошлое:

– Ну, в наше время не венчали…

Нет, венчали, просто люди страшились венчания, боясь огласки. А о браке гражданском, зарегистрированном, говорят:

– Я в законном браке.

На самом деле, для людей крещеных законным является только венчанный брак, Богом скрепленный и освященный. А по отношению к сожительству современный человек применяет слово «гражданский брак». Иногда приходится слышать:

– Ну, батюшка, мне сложно ответить на Ваш вопрос, у меня есть законный муж и гражданский…

– Как это понять?

– Ну так, законный мне уже не муж, он и не дюж, а гражданский мой супруг, – мы с ним живем не расписанные…

Брак, по определению римского права, есть добровольный союз любящих друг друга, свободных мужчины и женщины, объявленный обществу. Раньше метрические функции принадлежали Церкви. После венчания свершалась регистрация в церковных книгах. Сейчас это совершают государственные инстанции. Расписка имеет, конечно, большое значение для современного человека, потому что государство признает вас мужем и женой со взаимными обязанностями и правами, но для христианина расписка — это еще не дозволение вступать в полноту супружества, потому что только клятвы взаимной верности и Божие благословение являются  законным основанием супружества для крещеных людей.

* * *

…Когда батюшка подходит к жениху с невестой и им говорит: «соедините ваши руки», внимательно понаблюдайте, как они это делают. Современные невесты очень сноровистые, практичные, они знают жизнь, они знают, что им надо от этой жизни, они давно готовились к этому моменту. Пока Емелька думает, она р-р-раз, — и хватает его за руку…

А должно быть все наоборот. Жених должен возлагать руку сверху в знак главенства, в знак того, что он кормилец, в знак того, что он заранее согласен с перспективой работать на четырех, а может, и семи работах, в знак того, что он заранее согласен быть бурлаком на Волге, тянуть баржу, в которой сидит супруга в летнем шезлонге: «Побыстрей! Ну что так медленно! Побыстрей!».

Итак, батюшка скажет:

– Нет, друзья, попробуйте несколько по-иному, долой эмансипацию!

* * *

…Жених и невеста стоят перед священником. Никогда люди не бывают так прекрасны, разве что при монашеском постриге! Но о последнем я рассказать не смогу, мне не было дано ощущение последнего, так как сам я не монах. Когда они стоят перед вами — невольно замирает сердце, они подобны Адаму и Еве, только что сотворенным Богом, введенным в рай и исполненным благих надежд, Самого Бога имеющие за плечами своими.

Священник выносит перстни. По русскому обычаю на перст жениха должен лечь серебряный перстень, а пальчик невесты венчает золотое колечко. Но и два золотых колечка — не преступление, главное, чтобы человек был хороший. Серебряный перстень на руке жениха напоминает ему о том, сколь слаба и немощна его избранница; слабый, прекрасный пол, словно луна, которая находится в полной зависимости от солнца. Супруг, видя это серебряное колечко исполняется мужества, готовности опекать, лелеять свою избранницу. Самое кольцо на руке жениха указывает, что муж имеет Богом данную власть, власть любви над своею женою. На безымянном персте невесты кольцо золотое, ибо оно есть память о муже.  Муж — защитник своей супруги.  Когда муж рядом, тогда она спокойна и мирна. Колечко на руке невесты указывает на то, что муж вверил ей власть над всем хозяйством, имением, отныне она вступает в обладание, распоряжение и мудрое управление всего этого имущества. Жена, по Библии, помощница мужу своему.

Женщина в храме, а тем более во время совершения таинства венчания, должна стоять с покрытой головой. Бог даровал женщине длинные власы в знак скромности, целомудрия, изящества, чистоты, мягкости души. И женщина покрывает свою главу от избытка усердия, свидетельствуя ангелам о добродетели своей души. Итак, женщина покрывает главу свою во-первых, как знак для ангелов, во-вторых, в знаменование над нею власти мужа. А муж — всему голова, он не покрывает свою главу, когда молится, потому что он как солнце для жены своей, как знак благого господства, но не узурпаторства.

В Библии так сказано: «Женщина – это немощнейший сосуд». Современные жены хорошо знают Библию:

– Ну-ка, кто здесь сосуд немощнейший? Я или ты?…

Несмотря на повсеместную эмансипированность, тем не менее, Библия права.

Итак, золотой перстень на пальчике невесты  — это знак того, что ее муж — солнце, свет очей, бисер, яхонт многоценный. Муж, действительно, изливает на жену свет и тепло. Но сегодня такой муж — археологическая редкость, ископаемое понятие, найти такого мужа нелегко.

Безымянный палец, по мнению древних арабских медиков, через нервную систему напрямую связан с сердцем. Именно на безымянный палец ложится перстень, который своей неразрывностью свидетельствует о нерасторжимости брачных уз. Золото не окисляется, так любовь не умаляется, она не должна уступать места холоду и равнодушию.

Иногда приходится слышать вопрос:

– Батюшка, а Ваше где колечко?

Священники носили бы колечко с удовольствием, но по практике Русской Православной Церкви, когда будущий священнослужитель готовится к рукоположению, епископ, который будет рукополагать, снимает колечко и полагает его на престол, туда, где лежит уже заготовленный для этого случая крест. Крест с престола ложится на грудь, а колечко — на престол. Происходит обручение пастыря с паствой, священнослужителя с храмом. Но, конечно, колечко не экспроприируется, оно занимает достойное место в святом углу в доме священнослужителя.

* * *

Однажды мне задали вопрос:

— Можно ли использовать для венчания колечко, уже использованное в светской церемонии?

— Конечно, можно. Однако будет лучше, если впервые и навсегда колечки на персты жениха и невесты наденет священник. Колечко освящается в алтаре и кропится святой водой. А вот давать поносить ваше колечко не нужно никому: ни Шуре, ни Гале, ни Томе, потому что кольцо — это святыня.

Жена носит колечко как раз для того, чтобы всем было ясно — она распорядительница, хозяйка в доме, она создает мужу райскую жизнь, а он на эту райскую жизнь зарабатывает, получает зарплату.

…Наконец при обручении священник читает молитву. Мы слышим святые, исполненные глубокой силы слова:

— Обручается раб Божий (имярек) рабе Божией (имярек) во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа.

Такую же молитву слышит над собою и невеста в последовании обручения. И затем священник, прежде чем окончательно возложить на персты колечки, трижды меняет их положение на пальцах жениха и невесты в знак единства, сплоченности, дружественности, освященной Самим Богом. Завершается обручение молитвой, которая открывает нам, что ныне брачующиеся получают от Бога особенный покров и силу. Мы слышим слова:

— Ныне, Владыко, благослови перстней положение благословением небесным и Ангел Твой да предыдет пред ними по вся дни живота их.

По некоторой практике жених с невестой сами меняются колечками во образ нерасторжимого соединения, соединения двух жизненных судеб в одну.

В это время в руках жениха и невесты горят церковные свечи, обведенные позолотой… Тем, кто будет венчаться, нужно высмотреть хорошие свечи, либо чистый воск, янтарный, желтый, либо светлые, парафиновые.

Свеча — образ любви. В чем же состоит истинная любовь? Истинная любовь, как и свеча, тает, умаляется, а взамен дарит любимому или любимой свет и тепло. Стало быть, любовь — это жертва, которую добровольно мы приносим, возлагаем к стопам любимого человека. Истинная любовь отдает, а не приобретает, но чем больше отдает, тем больше Бог восполняет ее силой. Любовь отдает, обогащая прежде всего самого любящего.

Венчальные свечи сохраняются супругами в течение всей жизни. Когда холодеющее тело мужа или жены полагается во гроб, сохраненная венчальная свеча влагается в руку в знак того, что земные жизненные ветры не задули пламени, что всем смертям назло муж и жена пронесли эту лампаду совместной любви и победили саму смерть. Эти свечи нужно хранить вместе с иконами.

…Священник читает многознаменательную молитву. В молитве часто повторяется слово «перстень», воспоминаются те места из Библии, где фигурирует перстень и, стало быть, осмысляется этот внешний знак супружества, и если мы храним себя от грехов, то супружеское кольцо хранит нас. Перстень венчальный — это заветная святыня, не меньшая, чем нательный крест. Сметливому жениху очень хорошо было бы заранее обратиться к ювелиру, и с обратной стороны выгравировать на одном ваше имя, на другом имя вашей супруги. Если кому достанется от бабушки или прабабушки именной перстень, то знайте, что в этом перстне заключена великая сила, не магическая, конечно, сила любви, которую дает нам Бог, если мы благоговейно чтим память своих предков.

Венчанная семья наслаждается миром и покоем, поскольку Ангел-Хранитель супружества своими крылами осеняет этот союз, в доме, где жительствуют благочестивые супруги царит священная тишина. И даже когда муж и жена телами разлучены, ангельские крылья касаются сердец благочестивых супругов и они слышат далекое на расстоянии. Им дается чувство постижения души другого. Это тайна, о которой наши читатели могут узнать лишь опытно, если сами вознамерятся повенчаться.

Раньше не тотчас после обручения приступали к самому венчанию. Жених должен был обустроить все — выбрать место для закладки дома, возвести самый дом, насадить ели, березы (по вкусу невесты), изрыть пруд, пустить туда уток, (по достатку — лебедей). Словом, жених и невеста должны были прежде свить свое гнездышко, а родители деятельно в этом помогали новобрачным.

* * *

Необходимо сказать о суевериях, существующих в отношении самого обряда обручения. Священник должен их знать и предупреждать людей, успокаивая их.

Например, палец жениха так дрожит от волнения, что колечко упало. Священник должен успокоить:

– Ничего страшного, не волнуйтесь, Господь с вами.

Иные очень суеверные люди, вместо зрячей веры предпочитают устанавливать причинно-следственные связи между подобными явлениями и нравственной жизнью. То же относится и к свече. К примеру, у невесты погасла свеча, вполне возможно, по причине того, что жених так волнуется, что задувает ее свои частым дыханием. Невеста с трагическим выражением смотрит на свечу. Если батюшка чуткий, он непременно снимет это напряжение, торжественно возьмет горящую свечу невесты и скажет:

– Вот видите, в вашем супружеском союзе весь свет и тепло жена будет получать от своего мужа!

Интересно заметить, что во время совершения таинства венчания одинаковые свечи с разной скоростью горят в руке жениха и в руке невесты. Иногда батюшка в конце не откажет себе в удовольствии даже померить их на всякий случай: у жены сгорело на четыре сантиметра больше чем у мужа… Что бы это значило?

Так и случается: жена сгорает в трудах: детишек обстирать, мужу погладить галстук, почистить ботинки, а он — на всем готовеньком. Пришел домой, надел тапочки, а то и просто скинул ботинки, по пути потерял брюки, и, оставшись в сатиновой семейственности, осел перед телевизором. У такого мужа коэффициент супружеского подвига ниже.

Сейчас наша Дума разрабатывает новый проект о брачном законодательстве. В частности, у нас теперь по американскому образцу будет заключаться «контракт», в котором оговаривается, что в случае развода возьмет муж, а что — жена. Может быть, в этом и есть некоторая мудрость, может быть, это делается во избежание судебных тяжб, жених с невестой делят все заранее, по контракту, но поэзии в этом, конечно, нет.

Венчание

Когда я был совсем молодым человеком, учился в институте на филологическом факультете, мы ездили на картошку. Обычно во время картофельной страды проводились всякие отчетные комсомольские собрания и перевыборы. Помню, как на втором курсе мне пришлось участвовать в подобном собрании, я отвечал за спортивную работу факультета и глава комсомольского бюро сказал мне, мотивируя мою отставку:

– Артемий, ты не можешь работать с массами, ты должен уступить свое место!

Я был очень этому рад, ведь меня выбирали без моего согласия.

И по сей день всякий раз, когда видишь большое число людей, пришедших пообщаться с пастырем и не просто пообщаться, но имеющих некую высокую цель, (ведь мы стремимся посредством слова пастыря найти правильный путь к Богу), испытываешь естественную робость. Пастырь отличим от пастора. Конечно, мы, священники, с массами не общаемся, и с массами не работаем. Священник обращается к собору живых и разумных личностей, эти лица не сливаются в единую массу, «человеческий материал». В Церкви царствует соборность, которая, в отличии от коллективизма, никак не подминает под себя живое, мыслящее, дружащее, страждущее, радующееся лицо, но, напротив, раскрывает нравственные качества каждого из нас. Такова природа жизни в Церкви, жизни в Боге.

Сказано в Библии: «В мире место Ему», то есть, в мире место Богу. Первую молитву вечерни, утрени, литургии диакон начинает словами:

– Миром, Господу помолимся!

Это означает не только «вместе», но и «в духе мира и любви». Будем верить, что тема нашей беседы даст нам приращения этой добродетели, т.е. мира, покоя, тишины сердечной, тех качеств, среди которых пребывает непостижимо Сам Господь Бог.

Предыдущая беседа была посвящена жениху и невесте, в ней было рассказано о последовании священного церковного обряда обручения, о том, как избежать ложного выбора в сватовстве. Говорили о качествах невесты и недостатках женихов.

В дальнейшей беседе мы продолжим эту, безусловно, интереснейшую, животрепещущую, столь близкую сердцу каждого из нас, тему и побеседуем уже о супружестве и о браке.

Богом освященный брак дарует брачующимся, ему и ей, ни с чем не сравнимое, непостижимое сверхъестественное единство, единство духа, души и тела, единство сердечного общения, что и подразумевается словами: «будут два в плоть едину».

В данном случае плотью именуется не только телесная сторона супружества, но вся человеческая природа, и дух, и душа, и тело.

* * *

…Мы оставили в конце предыдущей беседы наших помолвленных, обрученных жениха и невесту в радостный час. Еще не успели прогореть свечи взаимной жертвенности и любви, блистают золотым, серебряным светом перстни на пальчике невесты и персте жениха. Они словно молодые кони перед тем, как выехать на поле брани, находятся в состоянии радостной готовности, предводительствуемые священником, входят на середину храма и становятся на чистый, белый плат, заблаговременно расстеленный служителями алтаря.

Как мы говорили, обручение ранее могло по времени значительно отстоять от самого венчания. Обручение воспринималось в России, как клятва супружества, во всяком случае нравственным преступлением было изменить, переменить мысли в отношении той (того), с кем мы обручены. Но обручение еще не давало дозволения на супружескую жизнь.

Ответственное дело — брак. Даже в высшем учреждении – монашестве — дозволен искус или испытание самого себя. Никого никогда не постригали в монахи по первому увлечению, проходил год ли, два ли, три ли, пять ли, все это было во власти начальствующих. Испытывается послушник на основании хорошей русской пословицы:

– Не искушен — не искусен!

Тот, кто не испытал свои силы, не сможет быть искусным, не сможет победить в том духовном пристанище, в той духовной брани, которую призван вести всякий, назвавшийся христианином, в монашестве ли или в супружестве.

Итак, послушник еще может поворотить назад, может уйти в мир, конечно, не для служения миру, а для того, чтобы обретя в монастыре определенный навык, жить в миру не по-мирски, найдя спутницу жизни, благоугождать вместе с нею Богу. Послушник, стало быть, самим опытом должен изведать все трудности монашеского жительства: ранние вставания, полунощница, послушания, против которых не можешь сказать ничего вопреки. Сегодня ты укладываешь в бочку огурцы, завтра работаешь в просфорне, послезавтра в коровнике. Послушания перемалывают, смиряют,  но и одновременно дают нравственную свободу во исполнение других хороших русских слов: «Измелися Богу в жерновах смирения, да будешь Ему яко хлеб сладкий».

А в супружестве искус не дозволен (мы ведем речь о православных христианах), им нельзя попробовать, как это именуется у мирских людей. Сейчас многие мамочки, наученные прозой жизни, говорят о своих детях:

– Ну пусть поживут так с полгодика, с годик, познакомятся, подходят ли они друг другу, а потом уж и расписываются.

И благо, если поживут так, а не дойдет до драк. Но, к сожалению, и очень часто, в награду за подобную жизненную философию достается изломанная судьба, ибо с точки зрения Библейской, христианской, церковной, телесное взаимное обладание — это не проба пера, а тайна за семью печатями, которая открыта только тем, которые принеся клятву взаимной верности, вознамерились соделаться разумным орудием и инструментом воли Божией.

Нужна ли перед венчанием регистрация в ЗАГСе? Как правило, священники требуют этого. Почему? А потому что такой сейчас век. И в моей практике были случаи, когда меня как священника обманывали и даже лгали на исповеди. Помнится, как один обманувший меня жених оказался неспособным к совместной жизни. Обманув священника на исповеди, человек согрешает хулой на Святого Духа, обманывает Того, Кого обмануть невозможно, в результате обманывает самого себя.

Что мне как священнику, которому нужно обвенчать предстоящих предо мною молодых людей, дает свидетельство ЗАГСа? Благодаря этому документу, если я не знаю жениха и невесту лично,  тем не менее, понимаю, что передо мной люди, которые хотят строить совместную жизнь, имеют твердые намерения, потому что их брак признан обществом.

Безусловно ли так необходимо иметь штамп о регистрации брака в ЗАГСе? Нет, не безусловно. Я, например, сначала повенчался, потом зарегистрировался. Почему так? Потому что священник, который венчал, нас с супругой знал лично. Мы подали документы на регистрацию, повенчались, а потом и расписались. После совершения над нами этого волнующего чинопоследования от советской обрядовости мы решили отказаться. Почему-то трудно было помыслить, чтобы женщина 58-го размера с лентой через большой живот снимет с нас колечки, надетые священником. Советская обрядность — это мартышкино подражание церковному венчанию. Особенно передергивало написанное в пригласительном билете: «Церемонию бракосочетания совершит (такая-то), снайпер Великой Отечественной войны, уложившая из своей винтовки 41 фашиста!».

* * *

Удивительная молитва о супружестве друг другу обрученных, но еще не супругов, содержится в древней Книге Ветхого Завета, это книга Товита. Это молитва Товии, сына праведника Товита, который, преодолев множество искушений, испытаний, отогнав Асмодея, некоего злого духа, недопускавшего никого до его невесты Сарры. Эта молитва призвана освящать и обнимать своим содержанием всю последующую жизнь супругов. Эту молитву я бы рекомендовал выписать и выучить, рекомендация относится и к тем серьезным юношам и девушкам, которые верят, что не на час, и не на два они выбирают себе спутника жизни. Эта молитва открывает нам подлинный смысл супружества — истинное единение двух в Боге.

Благословен Ты, Боже отцов наших, и благословенно имя Твое святое и славное во веки! Да благословляют Тебя небеса и все творения Твои! Ты сотворил Адама и дал ему помощницею Еву, подпорою — жену его. От них произошел род человеческий. Ты сказал: «нехорошо быть человеку одному, сотворим помощника, подобного ему». И ныне, Господи, я беру сию сестру мою не для удовлетворения похоти, но поистине как жену: благоволи же помиловать меня, и дай мне состариться с нею. (Тов. 8, 5-7).

Над христианским мужем и женой, коль скоро они сознательно приступают к таинству венчания, сбываются слова Христа (о которых, к сожалению, мы редко вспоминаем применительно к браку): «Там, где двое собрались во имя Мое, там Я посреди вас».

– Батюшка, ну что Вы говорите: нам — венчаться? Да нам стыдно, мы с дедом уже пятьдесят лет вместе живем. Какое венчание? — возмущается пожилая женщина, ласково именующая своего спутника жизни «дедом»:

– Венчание — это не комсомольская свадьба, венчание —это не помпезность, это даже не внешне красивый обряд, это нечто гораздо большее.

– Батюшка, да какое венчание, да у нас уже старший метр девяносто?…

Венчаемся мы не только для того, чтобы Бог благословил священное дело зачатия, ношения, рождения детей, но и для того, чтобы Сам Христос был среди нас, чтобы мы ощущали себя маленькими детьми, держащимися вместе за ризу Христа.

Сущность венчания отражена на иконе «Христос с детьми»: Спаситель в священных ризах стоит благостный, кроткий, сияющий и обнимающий детей. Вот такими малыми детьми чувствуют себя нововенчанные православные супруги. Тот, кто действительно воспринял эту полноту, может говорить со знанием дела, свидетельствовать, о тайне Божественного соприсутствия Господа мужу и жене из собственного опыта. Тот, кто не имел этого, еще не исполнил о себе волю Божию, хотя и намеревается идти путем супружеской жизни, может лишь верить, может лишь догадываться, лишь  предчувствовать, но не разуметь во всей силе тайну супружества.

Молитва обручения завершается такими прекрасным обетованием, пожеланием, благословением Церкви:

– Ангел Твой, – молится священник об обручающихся – да предыдет пред ними во вся дни жизни их.

Этой молитвой открывается, что уже обрученные, еще не обвенчанные, имеют третьего (отнюдь не лишнего) Ангела-Хранителя супружества. Не только Ангел-Хранитель оберегает жилище православных супругов, но и Ангел супружества, Ангел, который достаточно силен, чтобы покрыть собою сразу обоих, и мужа и жену.

Опытный взор священника тотчас каким-то внутренним чутьем разгадывает, венчанные ли супруги перед ним или нет. Трудно объяснить, то ли их отличает от невенчанных какая-то светлость чела, то ли еще что-то, но даже без всякой физиогномистики можно сказать, что единение двух, благословленных Богом, мужа и жены, таинственно влечет к себе сердца людей подобно тому, как могучий дуб с раскидистой кроной привлекает к себе желающих укрыться от непогоды, перемены ветров в листве.

Воистину, к венчанным супругам не зарастет народная тропа. Однако, православные супруги ни в коем случае не должны превращать свой дом в проходной двор. При условии благочестия мужа и жены, семья, Богом благословленная, является оазисом, от вод которого хочет попробовать всякий. Ведь у многих не сложилась, не складывается семейная жизнь. Как много в современном мире людей, скучающих по обыкновенному человеческому добру, душевному теплу, по бескорыстному дружескому общению. Не зима в этом виновата, не холодный климат, а наши эгоизм, черствость, самолюбие, которые препятствуют сохранению и упрочению дружеских, супружеских уз.

Именно к такой семье тянутся люди для того, чтобы отогреться, отдохнуть душой. Может быть, идут туда не имея никакой важной новости, и не потому, что голодны, но потому, что в этом доме ощущается таинственная полнота и не все догадываются, что эта полнота ощущается благодаря присутствию в доме Самого Христа.

Возвращусь к образу Ангела, покрывающему крыльями двоих, идущих жизненной стезей. Крылья этого Ангела касаются сердец любящих друг друга людей. Сердца, во Христе соединенные, при условии благочестия, т.е. веры, верности, становятся необыкновенно чуткими. Ведь на молитве православный жених должен прежде имени мамы воспомянуть, назвать имя своей невесты. Именно с нею он станет единой душой, единой плотью, выражаясь словами Библии.

Сердце сердцу весть подает! Супругам, молящимся друг за друга, даже телесное разлучение не препятствует с удобностью воспоминать друг друга, вбирать, так сказать, в глубину сердца личность любимого или любимой. Без сомнения, не без ангельской помощи, не без покрова крыл Ангела-Хранителя совершается это удивительное и неповторимое единство.

Недавно в Москве была издана небольшая книжка, снабженная моим предисловием. Книга эта представляет собой выписки императрицы Александры Федоровны, сделанные из различных книг и посвященные семейному счастью. Составила она эти дневниковые записи, собрала выписки по истечении пяти лет супружеской жизни, когда у нее уже было трое детей, девочек. Книга эта воспринимается современным человеком словно откровение, настолько высоко содержание, являющее отражение ее супружеского опыта. В книге, в частности, сказано: «Брак — это высшее установление Божие о человеческом счастье. Брак призван сделать жизнь мужа и жены более полной, более насыщенной, более высокой, более радостной. Замысел Бога при установлении о браке – это замысел о полноте человеческого бытия. Этого счастья супруги могут и не достигнуть, но не брак будет в этом виною…»

Некоторые из советов Императрицы, изложенных в этой книжке, я сегодня перескажу.

Первый совет царицы: не забывать дня венчания. Вся тайна супружеского общения состоит в том, чтобы относиться к избраннице или избраннику сердца, так, как в самый день венчания.

За исполнением этого совета, безусловно, стоит титанический труд. Мысль вполне свежая и оригинальная для современных молодых людей, потому что, по мнению Александры Федоровны, супружеское счастье — это гора, на которую должно подниматься супругам всю жизнь, ежедневно приобретая, и ничего не теряя. Влюбленность может перерасти в святую и возвышенную любовь мужа и жены, а может как явление душевного, а не духовного порядка растаять, раствориться в небытии словно первый снег. Необходимость трудов, необходимость собирания по крохам, по кирпичикам супружеской любви в величественное здание — это аксиома супружеской жизни. К сожалению, в  школьном курсе геометрии эту аксиому никто из нас не проходил. Вот почему заключенный брак часто бумерангом бьет по челу вчерашнего жениха, стрелою впивается в сердце вчерашней невесты.

Один французский мыслитель остроумно называет жениха единичкой – он один, но вот еще дорисовывается нолик, и как десятка полновеснее единички, так супружеский союз, безусловно, нечто весьма и весьма отличное от отдельного бытия этих цифр.

Неимоверной тяжестью брак ложится на плечи человека расслабленного, помышлявшего о нем лишь как о молочной реке с кисельными и медовыми берегами. Преп. Иоанн Лествичник, церковный учитель VI столетия, говорит: «Вступающий в брак добровольно сковывает себя кандалами по рукам и ногам». Действительно, так оно и есть. Сохранилось в моей памяти маленькое психологическое наблюдение, потрясшее меня вскоре после вступления в счастливый супружеский союз. Юноша при вступлении в брак ничем не связан, единственное, что связывает его — это ответственность перед мамой. Мама ждет своего сына, выходит на дорогу в старом шушуне. Память о родителях влечет юношу к родному очагу, к отеческому гнезду. Но любовь родителей, если она здоровая, милующая, всепрощающая, не сковывает жизненной активности, личной инициативы человека. Любовь — начало взгревающее и питающее. Любовь родительская чужда эгоизма, любовь материнская воплощается прежде всего в желании счастья ее кровиночки и слезиночки.

Помню, как мы с супругой оказались как раз в родном для нас университете по делам дипломного характера и нужно было найти некое лицо, от которого зависело многое относительно сдачи диплома. Она была уверена, что на девятом этаже гуманитарного корпуса находится нужная нам инстанция, а я был убежден, что не на девятом. Я — глава, так меня, вроде бы, научили, она — ребро[2]…

Супруге моей, как и всем ее сокурсницам, университет привил чувство независимости… Итак, она пошла по девятому этажу, а я остался на месте, потому что без ребра как-то охромел и скрючился, и с трудом мог подняться на десятый этаж. Такая тяжесть вдруг на меня навалилась, сейчас очень отчетливо это вспоминаю… Такая тяжесть вдруг подступила, и раздражение, и уныние, и какой только винегрет, хоровод чувств не пронесся в моем сознании и тут-то я осознал, о чем говорит Апостол Павел: «Мне вас жаль, – это он обращается к желающим жениться,– ибо вы будете иметь скорби по плоти», скорби земного характера: болезни детей, взаимные недомолвки, непонимание. Именно тогда я впервые почувствовал, что супружество — это воистину крест, причем крест взятый добровольно.

Обычно, прежде чем решиться на этот шаг, христианин придет к своему духовнику и скажет:

– Батюшка! Как вы считаете, жениться мне или не жениться?

Направо пойдешь… налево пойдешь… Рассудительный священник знает, что человек вынесет только ту дорогу, которую выберет сам, ничто навязанное извне, административное, приказное, он нести не будет. Последствием этого может быть жизненная катастрофа, фиаско, поражение.

Господь говорит: «Если хочешь, то возьми крест свой, – (свой, а не чужой) – и следуй за Мной».

Когда на меня навалилась тяжесть принятия жизненного решения, я пришел к духовнику:

– Батюшка, вот как вы скажете, есть одно лицо, с которым как-то я познакомился…

Батюшка, прост как правда, говорит:

– Ну что вы, полюбили друг друга?

– Я хочу это у вас узнать, полюбил я или нет?

Есть такая тенденция: все свалить на духовника. Все! Чтобы он вам рассказывал: любит — не любит, ромашку перед вами оторвал по лепесткам… Есть такая тенденция у современной православной молодежи.

– Вот разберись, разберись дорогой, — скажет батюшка — и тогда я благословлю. Ты должен сам принять решение!

Поистине мудрый ответ. Когда ты сам принимаешь решение, решаешься, тогда и Бог благословляет, потому что именно тогда ты несешь полноту ответственности за сделанный шаг. Именно тогда ты подлинно берешь крест свой и несешь его сознательно, хотя и величайшим трудом.

По большому счету супружество — это монастырь, если под монастырем подразумевать школу терпения, школу смирения, школу, которая подлинно созидает личность, высвобождая ее из оков эгоизма, себялюбия и прочих греховных сторон человеческой природы.

* * *

…Вернемся к повествованию о венчании. После обручения можно приступать к венчанию. Священник вновь объединяет руки жениха и невесты. Уже наученные, они все делают правильно. Невеста и не пытается накрыть своей нежной рукой длань жениха, персты держит смиренно, теперь он покрывает ее руку.

Итак, священник,  объединив руки брачующихся, и, возложив епитрахиль сверху, влечет их, ведет их в самую средину храма, где уже разостлан чистый белый плат. Он подобен снегу, по которому еще никто никогда не ступал.

Раздаются слова священных песнопений:

— Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе! Блаженни вси боящиися Господа! Жена твоя, яко лоза плодовита в странах дому твоего…

Так в библейской ветхозаветной древности пророк Давид воспевал счастье супружеское.

Батюшка возлагает епитрахиль, ту священную ленту, которая ниспадает с его плеч, на их рукопожатие в знак того, что Сам Бог благословляет наше человеческое желание счастья, наши человеческие усилия выстроить хрупкое здание семейного союза, Сам Бог ведет, опекает, покрывает и недостающее восполняет.

По мере движения жениха и невесты в храм, священник воспевает стихами из псалмов Давида счастье супружеское. Библейские слова выражают мысль о том, что это счастье дается в награду за благочестие, а Сам Бог — Источник этой полноты. В этом псалме говорится, что дети, стоящие окрест трапезы мужа и жены, подобны маслинам, человек, вступающий в супружество, видит духовный Иерусалим, т.е. ему открыто само Царство Божие, начаток которого осуществлен в семье, где все зиждется на любви, мире, свободном подчинении младших старшим.

Вот уже супруги приблизились к белому плату, ступить на который могут только лишь они, утверждают на нем свои стопы. Это движение обрученных к месту венчания означает готовность жениха и невесты к созиданию семейного счастья. Жених и невеста становятся трепетно и радостно на белый плат, который указывает на непорочность их душ и телес, на чистоту их намерений. Здесь стоя, они будут приносить клятвы верности друг другу Самому Господу, Который приемлет эти обеты, и в ответ изливает на нас Свои благодеяния.

Но прежде священнику подобает сказать малое слово, слово-поучение, слово-вразумление, слово-научение, ибо слишком велик этот дар, чтобы воспринять его сердцем неподготовленным, мыслью непросвещенной.

Скажем и мы вам несколько слов о супружестве, о том, как его осмысливает и понимает Церковь.

Супружество — есть служение Самому Богу. На это служение впервые были поставлены Адам и Ева еще в раю. В Едеме сладости они услышали глас Отца Небесного: «Плодитесь, и множитесь, и наполняйте землю». Первозданная чета, Адам и Ева, образовали собою Церковь, единство верных, главою которых стал Сам Бог.

Итак, супружество — это служение. Есть и иное служение для христиан в мире сем, служение высшее и не всем, быть может, доступное, служение ангельское: монашество.

Как мы уже упоминали в начале нашего повествования, брак, по изъяснению святого Иоанна Златоуста, — добродетель, достойная удивления. И наши благочестивые предки, зная немощь человеческой природы, старались своих детей, сыновей и дочерей, женить или выдать замуж, как можно раннее, естественно, по достижению юношеского, девичьего возраста. Почему? Потому что основа супружеского союза — это девство, невинность, целомудрие жениха и невесты. Они не должны знать никого, но только друг друга, и после совершения над ними таинства венчания. Итак, великое дело сохранить себя до законного брака, венчания в чистоте.

«О времена, о нравы!» — восклицал древний мудрец. Сегодня не все приходят в незапятнанности к венчанному супружеству. Но Бог приемлет всех, лишь бы было намерение очистить совесть покаянием, покаяться в ошибках юности и ступить на плат верности, веры, дабы созидалась семья, о которой говорят: «Мой дом — моя крепость».

Как страшно в вопросе выбора спутника жизни ошибиться, сделать неправильный выбор. Браки, действительно, заключаются на Небесах. Счастье супружеское должно быть вымолено.

Когда я сам был ведом священником к месту венчания, ощущал его крепкую руку, видел рядом с собой свою невесту, то особенно остро в этот торжественный и неповторимый час переживал раскрытость Неба над главой, близость святых угодников Божиих, не без молитв которых свершается это чудо.

Кстати, какие святые покровительствуют супружеству? Кому молиться о супружеском счастье? Вступив в брак, кого особенно призывать, дабы счастье было тихим, безмятежным, ненарушимым серьезными скорбями, драмами и трагедиями. Мне кажется, в доме православных супругов, во-первых, должна быть икона трех святых, пострадавших в разное время, но соединенных узами любви: это мученики Гурий, Самон и Авив, покровители христианского брака. Уже после своей земной кончины они совершили удивительное чудо. По молитвам Гурию, Самону и Авиву мать обрела живой и невредимой дочку, опрометчиво выданную замуж за лукавого человека, который, как оказалось, уже был женат в далекой северной стране и который возненавидел доверившуюся ему девушку, ставшую его наложницей и чуть было не сжил ее со свету. Гурий, Самон и Авив — вот те, чьи молитвы делают счастье супружеское прочным.

Из русских святых преимущественно хочется указать на святую блаженную Ксению Петербургскую. Эта святая в начале XVIII столетия, потеряв горячо любимого мужа, стала называть себя Андреем, по имени мужа. Она несла подвиг юродства, сокрывая великую мудрость в сердце своем. Особенно зорко блаженная Ксения всматривалась в человеческие сердца и, не будучи «сватьей бабой Бабарихой», но безусловно близким к Богу человеком, имела власть указывать, ненавязчиво, конечно, жениху его будущую невесту. Даже нерелигиозные молодые люди, размышляя о супружестве, охотно принимают мысль о том, что она — единственная, несравнимая и неповторимая, где-то есть. Многие и по сей день считают: надо найти святого человека и он поможет. Итак, блаженная Ксения — покровительница супружеских уз.

Назовем еще другого святого покровителя супружества, которого любила вся Россия, хотя жил он преимущественно в Кронштадте – святой праведный Иоанн Кронштадтский. О нем особенно долго можно было бы говорить… А ведь молиться ему мы можем и дома, в своей собственной келье:

– Святый праведный отче Иоанне, умоли Господа, да перстом Своим укажет мне избранницу сердца моего!

Или просто:

– Святый праведный отче Иоанне, помоги!

Иногда к священникам подходят так, словно все они — Иоанны Кронштадтские:

– Батюшка, он или не он?

Иногда, к сожалению, приходится встречаться с таким суеверным отношением к делу:

– Батюшка, благословите меня найти моего будущего супруга.

– Вы хотите замуж?

– Не то слово, – невтерпеж!

– А Вы замуж хотите с мягким знаком или с твердым?

– С мягким!

Я так спрашиваю детей в воскресной школе: «замуж» с мягким знаком? – С мягким, чтобы все было помягче в нашей жизни.

– Бог да благословит Вас!

А потом через три дня приходит и говорит вам:

– Батюшка, что Вы сделали со мной?

– Что?

– Да Вы меня благословили, а я загадала про себя: первый, кого встречу, будет мой муж! И вижу: батюшки мои! Ну ладно что он бомжик, но без ноги… и с палочкой! Что ж Вы сделали со мной?

Разве это правильно? Батюшка — это не цыган, который отгадывает, где краденая лошадь сокрыта.

Существует еще и икона, покровительствующая женихам и невестам в их молитвенном усердии, икона, через которую сама Божия Матерь устраивает супружеское счастье. Икона эта чудотворная, и называется «Взыскание погибших». Она находится в самом центре Москвы, рядом с Моссоветом, в храме Воскресения на улице Неждановой. Она написана не по византийским канонам, а в живописном стиле, но словно излучает из себя тепло и любовь. Часто можно видеть возле нее, даже после службы, девушку, женщину, которая затепливает свечку, поверяя Деве Марии какие-то, может быть, даже священнику не высказанные, тайны.

* * *

…Когда священник довел до белого плата жениха и невесту, они боятся ступить, и священнику иногда приходится с усилием ставить их на этот плат, говоря им:

— Вступайте, это ваше, ваше счастье — белый снег супружества.

Так вот наш народ воспитан, это не бесстрашный американец, он и по цветам и по шипам пройдет в своих импортных калошах, а у нас народ боится на белый плат ступить, потому что непривычно как-то: на чистое полотенце ногами. И вот, они в трепете стоят за спиной пастыря, как бы представшие пред лицо Самого Христа. Плат в идеале символизирует телесную непорочность жениха и невесты.

И тут наступает самый ответственный момент…

К сожалению, мне приходилось видеть, как иногда священники (не знаю почему, и кто их этому научил), небрежно, торопливо совершая венчание, не доносят до брачующихся ответственность этого момента, я имею ввиду момента произнесения клятв и обетов веры и верности.

Любое таинство Церкви совершается с клятвами и обетами. Например, таинство священства. Будущий священник становится перед избранным духовником епископом на колени, кладет два пальца на Евангелие и произносит клятву будущего священника, в которой свидетельствует, что избирает стезю священства не ради гнусной корысти, но ради славы Божией, и обязуется ни в чем не подавать соблазн своей пастве. Эту клятву нам всем, священникам, полезно вспоминать.

Клятва совершается при таинстве исповеди. Покаявшись,  христианин говорит:

– Каюсь, Господи и обещаюсь с Твоею помощью блюстись, хранить, себя от всех исповеданных мною грехов! Ты же, честный отче, помолись обо мне и разреши меня от них.

Итак, клятва обязательно должна войти в жизнь мужа и жены. Мне кажется, что именно это прежде всего отличает христианский брак от нехристианского, языческого союза. Часто бывает, к священнику приходит женщина, прожившая с мужем вроде бы по-доброму, лет эдак двадцать пять. Как бобры, они построили свой семейный уголок. Пережили и нужду и относительный достаток, все делили пополам. И вот, пережив столько радостей, трудов, дети в университетах учатся, приходит со своей болью женщина уже не молодая, ей даже как-то нелепо думать о чем-то новом, о том, чтобы строить на новом основании. Священник инстинктивно догадывается, ее привела в храм скорбь. И, как правило, эта скорбь выражена в немногих словах:

– Муж ушел к другой!

И поражаешься степени безответственности, отсутствию не то что каких-то высших этических переживаний, но отсутствию чувства долга, отсутствию совести. Поражаешься тому, насколько человек неукрепленный в исполнении заповедей Божиих, легко может стать игралищем страстей, легко может, как бы играючи, зачеркнуть все прожитое. Он, бедный, и не догадывается, что поправ обет супружеской верности, он никогда счастливым не станет. Священники знают по опыту пастырскому, что такой изменник через два-три года обязательно пожнет то, что посеял. Но скорбь женщины от этого не становится меньше. Эту рану совести может исцелить только Господь. И дай Бог ей найти внимательного пастыря, который словом раскроет и вычистит в ране гной и наложит целительный компресс. Как правило, когда такую женщину священник призывает к исповеди, она вдруг рассказывает, что сама, конечно же, пред Богом не ангел.

И тут пастырю нужно снять с души тяжесть, накапливаемую годами, чтобы благодать Божия пришла, осенила и помогла перенести это несчастье.

Насколько чрезвычайно легковесны, опрометчивы, поверхностны бывают в своих переживаниях супруги относительно друг друга! Я не хочу никого обвинить и никого осудить, но говорю об этом потому, что священнику ныне слишком часто доводится быть свидетелем подобных драм. И поэтому ответственное слово, обет здесь необходим. Нужно, чтобы он и она прежде всего осознали свою ответственность перед Богом, осознавали, что когда венчанный супруг простирает руку к тому, что запрещено этой клятвой, он становится врагом Божиим, становится богоборцем, играет с огнем, голой рукой берет жало скорпиона. Попираемая совесть протестует, бунтует, и прилагаются поистине титанические усилия, чтобы замолчала совесть венчанной души.

Слишком великая благодать дается в таинстве венчания, только бы сохранить ее.

* * *

…Приспело время  для торжественных обетов, клятв венчания. Священник будет обращаться к жениху и невесте, предлагая им два вопроса. Но так как совершается таинство, то его устами будет вопрошать Сам Бог, Всевидящий Судия, от Которого не укрывается ни единая мысль человеческая.

– ….Имеешь ли, – вопрошает священник в клятвах супружества, – твердую решимость и крепкую мысль, не будешь ли колебаться, взяв себе в супруги сию рабу Божию, ее же видишь пред собой? Имеешь ли эту решимость, добровольно ли вступаешь в этот союз, все ли продумал, хватит ли силы нравственной, берешь ли на себя ответственность, не поворотишься ли тылом, не бросишь ли щит на поле брани?

Жених, собравшись духом, еще раз взвесит все — ведь Христос принимает наш обет, отвечает:

– Имею, честный отче.

Осеняет себя крестом, печать Божия ложится на сердце.

– Не обещался ли иной невесте? Не тяготит ли тебя совесть? Не лукавишь ли? Не сидишь ли на двух стульях?— строго вопрошает пастырь Божий, испытывая совесть жениха.

Будущая жена учит его: крестись, крестись, говори:

— Не обещался, честный отче…

Жених отвечает:

— Не обещался никому, честный отче, имею такую решимость, чтобы вспять уже не оборачиваться.

Вот почему венчанный брак считается браком законным. Ибо на сердцах жениха и невесты, которые обещаются принадлежать друг другу во вся дни жизни их, златыми буквами написуется Закон Господень.

Немыслимо совершать таинство венчания, не поисповедовав современных людей. К сожалению, слишком редко приходят чистыми, непорочными. Священнику, как реставратору, надо возвратить иконе, т.е. поврежденному грехом человеческому образу, ее былое сияние, дабы потом поставить эту икону в иконостас. Муж и жена — единое существо.

В такой волнующий момент отнимается воображение.

А вот дело доходит до невесты:

– Имеешь ли ты решимость, раба Божия, взять себе в супруги сего?

Он смотрит на нее выжидательно, насторожено.

– Имею, честный отче!

Прямо из глубины сердца выдыхает ответ…[3]

– Не обещалась ли иному жениху?

Смотрит на нее.

– Не обещалась, честный отче!

Я глубоко верю, что и в нашем обществе еще осталось место для русской женщины, о которой говорили поэты:

Ему навек я отдана,
Ему пребуду я верна.

Не померкли эти идеалы, которые столь живы были даже в сознании декабристок: «В горящую избу войдет, и мужа от огня сбережет».

С этого момента обеты остаются навсегда написанными золотыми буквами в недрах нашей души. В этих обетах наша жизнь, наше будущее. В свете этих обетов мы будем судимы на Суде Господнем. Именно в награду за чистоту сохранения этих обетов Бог дает нам благодать любви, которая делает светлыми и радостными немалые труды супружества.

Священнику приходится встречаться и с такой психологией:

– Ну как Вы живете с мужем, есть ли у вас общий язык, взаимопонимание?

– Да, конечно, муж не пьет, не забулдыга!

– А вы венчаны?

– Батюшка, да я хоть сегодня!

– А он что?

– А он говорит, что это слишком ответственно!

Вот именно! Душа чует! Но как, разве это дает основание безответственно жить? Правильно душа чует ответственность, но ведь в награду за это Сам Бог входит в вашу семью. Разве можно безответственно войти в Царство Божие? В Апокалипсисе прямо сказано: ни блудники, ни прелюбодеи, ни чародеи, ни боязливые, в Небесный Иерусалим не входят. Как же можно жить без груза благого этой ответственности?

* * *

…Вот клятвы принесены, и перед вами открывается стезя  супружества, по которой вы уже не идете, а летите. Если супруги живут дружно, то они не ходят по земле, у них остается примерно вершок зазора между дорогой и подошвой. Лучший прообраз для такого супружеского союза — бригантина с алыми парусами, несущаяся по волнам.

Когда на женихе и невесте венцы, они действительно удивительно напоминают царственных особ. Я часто говорю во время венчания:

– Посмотрите друг на друга, внимательно, посмотрите и запомните, кто вы сейчас!

Молодые люди в белоснежных одеяниях в день венчания подобны небесным видениям. Как преображаются лица! В них нет ничего будничного, ничего приземленного, житейского. Воистину Бог преображает человека, возвращает ему и чистоту, и веру, и любовь.

— Благословенно Царство Отца, и Сына, и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков, — священник произносит возглас, который вводит брачующихся в Царство Верности и Любви.

Затем произносятся прошения супружества:

— О еже подати сим целомудрие, плоду чрева на пользу, Господу помолимся!

— О еже даровати им благочадие…

Церковь молится об умножении любви в сердцах жениха и невесты, молится, чтобы их супружеское ложе сохранено было неоскверненным. Измены, прелюбодеяния являются смертным и страшным грехом.

Затем три пространные молитвы, в которых священник, или, лучше сказать, народ церковный, устами иерея испрашивает у Господа Его спасительной благодати. Трижды в этих молитвах мы слышим слова, древние как мир: «То, что Бог сочетал, человек да не разлучает».

Да, действительно, ныне Бог соединяет в единое целое существо мужа и жены. Он и она, два лица, а естество — одно. Столь тесен в нравственном смысле боговенчанный супружеский союз. Услышим мы в молитвах венчания имена святых праотцев, тех верных супругов, которые прославили Бога, сохранив благодать супружества.

— Благослови их, Господи Боже наш, якоже благословил еси Авраама и Сарру… — Священник умоляет благость Божию, подъемля горе очи и персты.

— Благослови их, Господи, якоже благословил еси Исаака и Ревекку!.. Благослови их, Господи, якоже благословил еси Моисея и Сепфору!..

Эти древние супружеские пары представляют собой звенья одной златой цепи праведности, которая соединяет небо и землю.

Жених и невеста в этих молитвах уразумевают, что ныне им даровано стать последним звеном, а златая цепь угодников Божиих, прославивших Бога супружеством, восполняется этим звеном. По этой цепи ныне стекает Божественная благодать, освящая супругов.

И вот уж перед нами венцы. Это венцы царские и венцы мученические. Царские — потому что царственна любовь христианских мужа и жены, она упорядочена, она подчинена высочайшей цели — чадородию. Мученические — потому что нелегко любить. Любить — это значит не столько приобретать, сколько отдавать. Любовь требует непрестанной и сознательной жертвы. Почему  и говорит наш мудрый русский народ: «стерпится — слюбится». А мы добавим: «подобает христианским супругам терпя любить, любя терпеть».

— Венчается раб Божий (имярек) рабе Божией (имярек) во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Аминь.

Бережно возлагает священник на главу жениха, а затем и невесты венцы.

И вот кульминация, а лучше сказать, полнота венчания. Священник, обратив к Богу, к Небесам взор свой, подымая руки, произносит священные слова, значение которых невозможно переоценить:

— Господи Боже наш, славою и честию венчай их! — И осеняет еще жениха и невесту, десницей:

— Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Аминь.

Трижды мы слышим эти священные слова.

Действительно, любовь крепка как смерть и сильнее самой смерти. Затем слышатся слова Священного Писания. Сначала Апостола Павла, из Послания к Ефесянам: «Мужи! любите жен ваших. Жены, будьте послушны вашим мужьям, как Господу». А завершается апостольское чтение такими словами: «Жена да убоится своего мужа». Будем понимать их правильно: жена да сохранит в своем сердце священный трепет венчания, да воспринимает своего мужа, как данного Богом главу и покровителя.

Евангелист Иоанн Богослов возвестит нам о том, как Христос, посетив Кану на берегу Галилейского озера, освятил Своим пришествием супружеский союз. Но на брачном пиру оказалась недостача вина. По ходатайству Своей Пречистой Матери Спаситель велит слугам наполнить кувшины водой, и когда архиклин — распорядитель пира — отведает из одного из сосудов, убеждается, что на устах его крепкое и сладкое вино. Это было первое чудо, которое Христос сотворил, явив Свою Божественную силу перед учениками.

Почему именно это место из Евангелия читается ныне? Да потому что жених и невеста принесли в храм в своих сердцах, словно в сосудах, воду дружества, человеческого согласия и решимости основать семью. В таинстве венчания сама десница Божия чрез простертые Небеса опускается на главы новобрачных; обыкновенная вода человеческого дружества претворяется и изменяется в крепкое и сладкое вино супружества. Муж и жена, венчанные Богом, уйдут из храма не такими, какими они пришли в него. Но они унесут в сосудах сердца неизреченную радость, Божественный мир и самое главное — силу к нравственному подвигу супружества.

* * *

Во время совершения таинства венчания случаются разные интересные случаи. Наш храм раньше не отапливался, мы никак не могли провести отопление, но венчать-то приходилось. Однажды пришлось уговаривать невесту:

– Наденьте шубку, вы ведь можете простудиться.

Русский характер не таков:

– Нет, я хочу венчаться как положено.

И вот она, бедненькая, стоит (я старался побыстрее молитвы прочитать), а она стоит, терпит, а потом и говорит:

– Батюшка, когда вы сказали: «Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа», и осенили нас, то я, — говорит, — согрелась.

– Как так согрелась?

– А вот стою, и мне вдруг перестало быть холодно!

А, может, это была та степень замерзания, когда становится тепло?… Во всяком случае, в конце венчания она мне это чудо поведала.

Наконец священник износит пред очи мужа и жены златой ковшик с вином. «Пей до дна!» — может эта поговорка родилась как раз от обряда венчания. Трижды, во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа, муж и жена  пригубляют, испивают вино из чаши, свидетельствуя о своей готовности пить чашу жизни, исполненную радости и скорби, благом и трудностями, всем тем, что ни пошлет нам Промысел Божий для того, чтобы закалить  семью, очистить ее, словно злато, в горниле от вредных примесей, возвести с земли на Небо, поставив пред престолом Своей славы мужа и жену, которые не только на земле вместе идут стезей веры и любви, но и на небесах пребывают словно два светильника, которым не суждено померкнуть никогда.

Супруги призваны добровольно испить эту чашу до дна, сначала — муж, затем — жена.

Священник, наблюдая, что и как совершают супруги, иногда может сделать некоторые замечания. Ведь в малом проявляется великое. В каком-то одном жесте можно угадать определяющее душевное настроение, доминанту человека. Бывает, батюшка испытывает супругов. Муж пригубил от чаши первый раз, священник говорит:

– Если супруга хочет иметь некоторую независимость от своего мужа, то пусть она возьмет ковшик из руки мужа и самостоятельно пригубит, потом ковшик ему возвратит, а если она голубка, которая не мыслит вообще ни одного шага вне благословения, дозволения, рассуждения мужа, то пусть он держит в руках ковшик, а она пригубляет.

Бывает что новоиспеченная супруга на время смиряется, у нее, видимо, характер-то сибирский. Она нагибается, а он, недогадливый, даже чашу-то не может наклонить…

Иногда при совершении таинства венчания падают в обмороки. За последние годы в обмороки стали падать женихи! Помнится, на заре моего священнического служения, лет восемь назад, у меня в обмороки невесты падали. Их переполняет такое счастье, что душа как птица рвется из клетки. Священник сразу замечает: появляется бледность или испарина, нужно не пропустить момент.

Обычно я заранее говорю: если вы почувствуете, что вам изменяют силы, напряжение достигло предельного момента, смотрите на вашу половину, возможно нужно будет поддержать.

* * *

Чаша жизни испита, вновь соединяются руки, свечи по-прежнему горят, епитрахиль опускается на это рукопожатие, у священника в одной руке крест, другой рукой он держит их соединенные руки, и они движутся вокруг Евангелия, расположенного в середине храма на аналое. Глубокий этот символ — впереди священник-духовник, а позади супруги. Трудно и невозможно даже венчанной паре победоносно завершить жизненное шествие, если они не будут прибегать постоянно к духовнику, к духовному отцу, которому единому можно и должно рассказывать о всех трудностях супружеской жизни. На престоле — иконы, которыми батюшка в конце чинопоследования венчания благословит состоявшуюся пару.

Во время троекратного обхождения вокруг аналоя, во образ вечности, открывшейся над главами мужа и жены, поются три песнопения: в честь Божией Матери, Христа и святых мучеников. Это глубоко символично — впереди батюшка с крестом, во образ духовного водительства, во образ того, что у нашей пары должен быть один духовник. Кому мы принесем все наши недоумения, горести, кому будем жаловаться друг на друга, кому печалиться, с кем разбирать все огорчения семейные, (а их будет немало)? Невозможно, чтобы галька, всегда пребывающая в движении под действием жизненной воды, не притиралась в морском прибое.

Многие из нашей молодежи, вероятно, не знают вовсе, что духовная мудрость не позволяет делиться тайной супружеской жизни с кем бы то ни было, кроме священника, батюшки. Ни тете Моте, ни бабе Клаве, ни даже родной маме, ибо мама — плохой судья. Может совершиться непоправимое, если мы позволим маме сунуть свой носик под балдахин супружеской жизни. Если что и доверить, то только священнику, только его сердце способно все взвесить на весах Божественной правды и любви: кого нужно — пожурить, кого нужно — утешить, а самое главное — силою Христа уврачевать и восполнить то, чего недостает кому-либо из супругов. Из уст священника мы призваны получать советы супружеской жизни. А советы эти бывают очень оригинальные:

– Батюшка, кто из нас должен первый уступать? Вот объясните ей!

Священник подумает, закусит ус, потом изрекает:

– Кто из вас умнее, тот пусть первый и уступает.

– Батюшка, в чем именно я должен уступать ей?

– Уступайте во всем том, что не относится ко спасению души.

Иногда супруга, в некотором смысле, заменяет мужу-христианину старца. Старец это кто? Старец — это такой благодатный пастырь, который приняв новоначального, возводит его к духовному совершенству, отсекая его волю, и через послушание превращает из гадкого утенка в прекрасного лебедя. В этом смысле супружество — это монастырь, наподобие древних учреждений в Египте IV столетия. Жена заботится о том, чтобы отсечь все ваши желания, одно за другим, методично. Если вы разумно относитесь к браку, он вам будет очень полезен в самых глубинных вещах. Что значит полезен? Человек, живущий один, если захочет — телевизор включит, захочет — выключит, захочет — сосиску разогреет, потом опять включит телевизор, т.е. что хочет, то и делает. Слава Богу, мужу этого не дано! Вот вы попробовали взять маслинку, сами достали из холодильника баночку с маслинами, а супруга говорит:

– Петр Петрович, что вы взяли?

– Как что, маслины!

– Утром маслины в этом доме никто никогда не ел, это оставлено на обед.

– Да я хочу маслинку!

– Хочется — перехочется!

Если вы разумно относитесь к супружеству, в вас все кипит, держишь эту банку с маслинами, как «лимонку» какую-то, думаешь: «Я сам за это боролся, ведь я сам допекал батюшку, ведь батюшка меня благословил, сказав:

– Ну брат, терпи, казак — атаманом будешь!

Ведь это, наверное, мне награда за детское своеволие, ведь я же воровал у бабушки леденцы, брал, что хотел. Ведь было же в моей жизни: мы пошли с братом на кухню, чтобы взять спички, и прекрасно знали: спички детям не игрушка. Мама в это время готовила обед и мы, два маленьких-маленьких мальчика, взяли спички. Мама была и остается самой правдой, посмотрела тогда на нас. Мы уже выходили из кухни, операция почти что осуществилась. Мама посмотрела и говорит:

– Дети, что у вас за спиной, что вы взяли?

Мамины глаза!… Мы говорим:

– Пирожки!

Пирожков в доме никаких не было.

– Пирожки?…

Что было! Как стыдно вспомнить!..»

Кто бы обо мне так позаботился сейчас, когда всем все равно, что там у меня на душе! А тут: такой контроль, такой учет, такая работа, чтобы все было на своем месте, все было вовремя, все было бы с чувством, с толком, с расстановкой.

Когда вы сознательно поставили назад эту баночку с маслинами, вдруг скорбь уходит, поднимается радость. Радость, потому, что действительно вы чувствуете себя спасающимся, ибо отлагая собственные желания ради мира в семье, пусть делая самое малое, вы бываете нравственно укрепляемы Богом и Божией благодатью…

— Может ли первый брак быть препятствием для совершения венчания второго?

— Если первый брак не был венчанным и дело совместной супружеской жизни совершенно невосстановимо, то через исповедь Господь уврачует раны сердца и брак может быть повенчан второй раз.

Если первый брак был венчанным и распался, то лицо, неповинное в этом распаде, например, один из супругов, оскорбленный изменой, получает от епископа свидетельство о церковном разводе с дозволением венчаться второй раз. По большому счету, Церковь признает только два венчания — первое и второе. Второе — в случае подобной драмы.

Кстати, если дети уже рождены, то существует хороший обычай: привенчивать детей, если они не достигли, конечно, супружеского возраста. Обычно детки идут вслед за мамой и папой в таинстве венчания как два маленьких пажа, сзади, как гуси-лебеди. Это зримый образ благодати Божией, которая освящает уже рожденных детей.

Венчание — это событие, происходящее вне времени и пространства. Вся наша земная жизнь — это стезя веры, надежды, любви… Любви, совместной любви к Богу. В ретроспективе неким образом освящается все то, что там, за плечами. Освящаются дети. Особенно это важно, когда ребеночек от другого папы, ведь не тот отец, кто родил, а тот, кто воспитал, как говорит еще римская античная пословица. Дети, рожденные от другого брака, узакониваются через таинство венчания.

* * *

В заключение, священник, сняв благоговейно венцы, (а духовные венцы остаются гореть на главах супругов), возносит над ними поочередно икону Спасителя и Божией Матери и благословляет их, дабы эти иконы стали светочем святости в семье, оплотом духовного союза. Эти венчальные и потому всегда чудотворные иконы, хранятся дома вместе со свечами в красном углу. Пред ними муж и жена будут совершать утренние и вечерние молитвы. Этими иконами будут благословлены дети, в их светлый час венчания.

Священник, взяв крест, возглашает «Многая лета» супругам, прося Бога сохранить жизнь новобрачных в мире, безмятежии и целостности. Супруги подклоняют свои главы под осеняющий их крест, выражая тем самым свою готовность быть послушными Матери-Церкви, к которой они будут припадать, как дети к материнской груди, черпая от нее и силу, и веру, и любовь.

Муж и жена принимают поздравления сродников, благоуханные цветы, подарки.

Затем священник награждает венчающихся особой хартией, юридическим церковным документом с печатью храма, за подписью пастыря, хартией, которую не следует терять. Это уже не серпасто-молоткастое свидетельство. На хартии, как правило, изображается Ангел с двумя венцами и надписание о свершении таинства венчания в таком-то храме, такого-то числа, с именами и фамилиями мужа и жены, с печатью и росписью священника. Эта хартия является свидетельством, юридическим документом. Если юноша решил свои стопы направить в семинарию, то ему обязательно нужно будет предъявить свидетельство о том, что брак освящен свыше.

В некоторых государствах, например, на Кипре, браком считается только венчанный брак, метрическая система только сопутствует церковному браку, и если муж и жена на полгода захотят поехать на Кипр маслины пособирать, то им понадобится это свидетельство. Дома православные супруги хранят и эту хартию и свечи рядом с венчальными иконами.

Существует традиция оставлять в храме на память венчальное полотенце, может, пара придет неимущая, будет что под ножки подстелить. Но в нашем храме полотенечко оставляется на память брачующимся. Что делать с ним? Хранить как святыню. Будут у вас дети венчаться, вы хлеб-соль вынесите им на этом рушнике, или на икону венчальную повесите.

Однажды одна не в меру ревностная юная прихожанка спросила меня:

— Батюшка, допустимо ли после венчания устраивать застолье?

— Но если ваш жених в обморок упал от волнения, а вы еще лишите его, непонятно по каким соображениям, трапезы, что от него останется к концу дня? Конечно, допустимо! Как же без застолья?

Конечно, не только не грешно, но и отрадно, и благочестиво порадовать весь семейный клан общей трапезой. И батюшку пригласить хорошо бы. На невенчанный брак священник не может придти, он не может благословить «гражданское бракосочетание» с пирушкой. А на трапезу после венчания — можно. Он вам и трапезу благословит, и — подложите ему кусочек повкуснее.

Только будем помнить слова Апостола Павла, относящиеся к христианам: «Все у вас да будет чинно», на христианской свадьбе не должно быть никаких излишеств, непотребств.

* * *

Императрица Александра Федоровна дает важные советы супругам. Главный из них: «Поймите, что любовь — это не нечто дающееся изначала, но то, что должно быть растимо, взращиваемо подобно тому, как взращивают драгоценные растения, не жалея трудов, пропалывая почву, лишая себя сна, лишь бы растение заплодоносило. Любовь требует хотя бы ежедневных маленьких трудов».

«Трудами» Императрица именует ласковое слово, нежный взгляд, тактичность, учтивость в отношении избранника (избранницы), а это труднее всего. Когда мы привыкаем друг к другу, то покровы деликатности, то, что называется хорошим тоном, покровы внимательности, каким-то образом, в быту, суживаются. Только человек высокой духовной культуры навсегда остается перед своей супругой джентльменом. В этом смысле лишь сознательно усвоив себе эти царские принципы общения мы действительно созидаем здание супружества.

Иногда из простой житейской истории можно извлечь глубокое назидание. Одну из таких историй мне хочется рассказать вам. Однажды подходит ко мне женщина и говорит:

– Мы с вами больше никогда не встретимся, но я вам расскажу нечто.

Она выступала не как ученица, а как учительница, видит – молодой, и рассказывает свою драму.

– Я вышла замуж по любви, за друга, студента, он польских кровей, такой изящный молодой человек, но с холодным умом. Еще в застойное время попался на какой-то операции с валютой, и попал в тюрьму…

У той женщины большие связи в обществе и поэтому она предпринимает титанические усилия, чтобы сбавили сроку молодому человеку. Сейчас он, может быть, и попался бы, ибо сегодня спекуляция называется коммерцией, а воровство – бизнесом (хотя бизнес — это не обязательно воровство). И вдруг она узнает, что он совершил такую безумную вещь – решил сбежать из тюрьмы. Из советской тюрьмы почти никто не убегал, сейчас — пожалуйста. Ему срок «наматывают», «пришивают» статью, а для нее это как будто бы камень, который она поднимала на гору, и вот камень вновь падает с горы. Она вновь начинает с величайшим трудом все инстанции обходить и говорит мне:

– Батюшка, если бы вы знали, какого труда мне это стоило улыбаться чиновникам, потому, что все подобные проблемы могут решиться только через личный контакт. Я прекрасно знаю, что все они от меня хотят, а я-то им ничего не позволила!

Вот какая женщина!

Вдруг она получает от своего мужа письмо, которое ее убило и сразило. Он, между прочим, описывая, как он в тюрьме живет, (негрустно и невесело) пишет ей: «… Галочка, неужели ты думаешь, что я могу поверить, что ты меня ждешь?..»

…Посему священники советуют: не спешите выходить замуж за иностранцев, не спешите. Уедете вы в Никарагуа или в Осло — это еще не основа для счастья, основа совсем в другом, чтобы вы были одной душой, а люди смотрят так по-разному на мир, даже поляки, хотя не польское королевство в этом виновно…

«… Неужели ты думаешь, что я могу поверить, что ты меня ждешь? Я надеюсь, что ты не строишь подобных иллюзий относительно меня…»

Это письмо ее убило, это был камень, который она не могла поднять, она его ждала и еще нужно ждать пять лет — и вдруг такое письмо. В заключение она мне говорит:

– Батюшка, я Вас больше не увижу, но я Вам хочу одно сказать. Вы должны знать, что нам, бабам, много не надо, но нам нужно очень мало, хотя бы одно ласковое слово, хотя бы вот один цветок…

Такие вот мудрые вещи сказал человек, жизнью выносив эту боль…

* * *

Императрица Александра Федоровна пишет в своей книге:

«То, что более всего любимо и сохраняемо, ни в коем случае не должно приноситься в жертву бранному слову. Одно грубое слово, бранное слово может намного лет удержать слияние душ, приостановить рост супружеского союза. Ничего не вредит делу супружества, как грубость по отношению друг к другу».

Как хорошо, если бы мы исполняли этот простой совет, ибо самая любимая женщина на свете — это ваша жена. Самый любимый мужчина на свете — это ваш муж. Берегите ваше счастье, не разменивайте его на пятачки, гнутые медяки и черепки перебранок! А по опыту я мог бы сказать: существуют и в наши дни семьи, где по истечении десяти лет супружества муж и жена не утратили умения по-человечески общаться друг с другом.

Святитель Феофан Затворник, замечательный церковный писатель, говорит: «Супруги, помните день вашего венчания, старайтесь о нем вспоминать хотя бы понемножку, но каждый день, и само это воспоминание убережет вас от многих и многих бед».

Зачатие и воспитание

Третьей беседой завершим наше повествование о тайнах благодатного супружества. Тема беседы: отцы и дети, воспитание детей, взаимоотношения в семье века минувшего и века нынешнего.

Иногда приходится слышать обвинение: вот, Вы очень любите говорить о идеальном, в идеале у Вас бывает так и так, а в жизни бывает  совсем иначе. Конечно, жизнь всегда делает свои коррективы. Но, по-моему, необходимо в сознании слушателя живописать идеал, особенно, когда речь идет о молодежи. В наше время все изменилось так стремительно и, кажется, так бесповоротно. Кажется, что страшные изменения произошли в нравственной жизни, в жизни сердца человека разрушен идеал. Невозможно осуществить задачу нравственного воспитания, невозможно научить детей, если не будет места идеалу, если не будет задана правильная жизненная программа, если не будет места подвигу. А подвиг приходит в нашу жизнь тогда, когда мы стремимся осуществить требования нашей совести, достигнуть поставленной цели. Вот почему священник, описывая взаимоотношения жениха и невесты, мужа и жены, конечно же, прекрасно зная нашу немощь и греховность, обращаясь к палитре своего ума и сердца, выбирает особо яркие, контрастные краски.

«Дети — чудо Божией благодати. Дети — дар милости Божией. Дети — это бесценный подарок Небесного Отца мужу и жене». Так говорят старые добрые люди.

Отвечая на различные вопросы о житии-бытии супругов, можно услышать легкое недоумение, даже иронию, а, может быть, и досаду: неужели сводить супружество к детям, неужели все это только ради чадородия, неужели не существует в жизни человека места для бездетного секса? Мне кажется, что задавать такие вопросы свойственно молодежи, еще не утвердившейся в нравственной жизни, еще лишь размышляющей о будущности своей, еще ищущей счастья: «где ты? — Отзовись!»

Священникам, наблюдающим за жизнью человеческого сердца, свойственно вглядываться за покровы внешности в самые глубины души. Священники, которые интересуются людьми более чем доходами храма — это не холодные обозреватели, наблюдатели действительности, но состраждущие, сопереживающие врачи, которые отмечают внутренне для себя то, что из окружающий их жизни более всего поражает сознание. У каждого священника, доброго пастыря, есть какие-то особенные воспоминания, какие-то случаи из пастырской жизни, которые забыть невозможно.

* * *

Когда я был еще молодым священником, мне довелось быть близко знакомым с одним талантливым режиссером, родом грузином, по вероисповеданию православным человеком по фамилии Микеладзе, который в свое время много лет отсидел в лагере, но не за «уголовщину», а по политическим мотивам. Отец его был замучен в сталинских застенках. Он снимал документальный фильм, названный автором таким взаимопротиворечащим названием: «Серые цветы», ведь цветы не могут быть серыми. Фильм этот посвящен детям, которых искалечил советский образ мысли, которых искалечило безбожие, которые оказались без вины виноватыми. Фильм посвящен душам, сломанным машиной макаренковского воспитания, вздумавшей на материалистической подкладке взрастить цветы грядущих побед социализма.

Одна из особенностей его творческого метода состояла в том, что в фильме доминировало черно-белое изображение, но когда повествование достигало эмоционального накала, изображение медленно преображалось в цветное. Автор умело пользуется скрытой камерой, посещает детские колонии, женские, мужские, пользуясь связями МВД, беседует с самыми ужасными преступниками, которые совершили убийства.

Мне запомнился один фрагмент из фильма, который был монтируем на моих глазах. Скрытой камерой снимается комната в тюремной больнице. Матери, лишенные свободы за какие-то преступления, кормят своих детей, их приводят в больницу к часу кормления. На первом плане — молодая женщина, уголовница. Медсестра передает ей на руки ребенка, которого она прижимает к себе, а затем кормит его грудью. Камера весьма тактично, как бы в профиль, снимает эту сцену и крупным планом снимает лицо матери, не подозревающей, что она находится в объективе… Происходит чудо. Входит женщина озабоченная, какая-то печать лежит на ее лице, ибо невесело живется в колонии, там царствует особая жесткость, произвол, хаос… Но вот она принимает на руки свое дитя, прикладывает его к своей груди, смотрит на него и мало-помалу ее лицо преображается. Незаметно из серо-белого фон становится цветным, и вдруг вы видите, что за окошком свешивается веточка уже краснеющей рябины, зеленые листья, лицо женщины и музыка за кадром, торжественная, возвышающая душу. И хотя я не считаю себя сентиментальным человеком, когда смотрел эти кадры, я не мог удержаться от внутренних слез,.

Нет прекраснее лица женщины, которая держит на руке свое собственное дитя. Все лучшее, идеальное, возвышенное, святое, небесное, вечное выступает на ее лике, личина становится лицом, лицо становится ликом, и вы невольно, под знаком вечности, всматриваетесь в лицо матери, живущей своим чадом, это лицо всегда прекрасно.

Как бы ни был груб человек, какую бы он не вел отвратительную, грешную, грязную жизнь, как бы он не ожесточился, но если такому грубому мужчине дать на руки годовалого младенца, лицо его невольно просветлится, уголки губ раздвинутся, в глазах появится намек на нежность, в глазах, которые привыкли только ненавидеть, подозревать, но никак не любить.

Итак, ребенок — это, безусловно, чудо Божие. И тот, кто стал причастником этого чуда, уже не задаст, как мне кажется, подобного вопроса о сексе, который довелось мне услышать в одной из бесед с молодежью:

— Хотелось бы получить от современных батюшек внятный ответ: есть ли в христианском браке место той душевно-телесной радости, называемой ныне сексом? Есть ли место эротизму в браке?

И категорично добавили:

— Только не надо говорить о детях, вопрос детопроизводства здесь не затрагивается.

Что ответить на эту категоричность от имени «современных батюшек» молодой аудитории?

Повторюсь еще  и еще раз: Церкви не известно такое понятие: секс. Церковь знает радость супружеской любви. Если вы почитаете учебник по сексологии, там «интимностями» называются те виды плотских отношений, которые квалифицируются церковным пониманием как извращения. Учитель по тантра-йоге гораздо компетентнее православного священника может рассказать о радостях секса…

Супружество — это совокупность духовного, душевного и телесного общения. Внешним выражением этого единства является жизнь супружеская, но при этом он и она могут себя осознавать разумными орудиями воли Божией, а могут искать чего-то своего и изобретать такое, о чем не только по микрофону, но даже на ушко не скажешь. По существу, в браке человек может дойти до великой высоты, а может опуститься ниже уровня животного.

Итак, есть ли место телесной радости в общении? Церковь признает такой термин — «родовая жизнь человека»… Это не «детопроизводство». Это гораздо возвышеннее… Но если человек не хочет думать о Заповедях Божиих, если он на себя «тянет одеяло», не понимая, чего ради Бог вложил в нас родительные желания, то для него, безусловно, есть…

Что же касается секса, то здесь очень легко ниспуститься в область не просто чувственную, но стать демонически одержимым человеком, потому что сердце человеческое не может насытиться ничем земным. Если будешь этому давать слишком много места в своем сердце, то тогда  такие слова, как «супружеская неверность», «измена» полностью потеряют свой истинный смысл и никогда не вызовут чувства раскаяния, стыда…

Брак — это не легализованная возможность «делать все, что хочешь», брак именуется Церковью «пристанью целомудрия».  На определенном этапе жизни все эти «радости» отойдут. Но если в сердце кипят страсти, то свершается страшная трагедия, вплоть до состояния отчаяния, отчуждения от жизни, злобы на все живое и молодое, потому что телесное не само по себе существует в браке, по Божьему благословению дано нам ради чадородия.

Священникам ведомо, что люди погрузившиеся в разврат, или, по крайней мере, живущие исключительно наслаждениями плоти, упивающиеся плотью, как правило, если это женщины, по отношению к детям испытывают чувство какого-то недовольства и, как правило, не любят стариков.

Мне, как пастырю, приходилось беседовать с профессиональными блудницами, однажды случай свел. И поразило меня, что эти, еще достаточно юные существа, не верят в любовь. Такое впечатление, что их душа выжжена как вьетнамские джунгли и остался только мертвящий след, черная полоса, на которой уже ничему не суждено вырасти. Самое страшное, что человек свыкается с таким состоянием. Им казалось невероятным, что женатый священник хранит верность своей супруге. Для них обыденно: новый день — новые встречи. По существу, больше жизни обретается на дне мертвого моря, чем в сердце такой несчастной, которой остается только подвести резюме своей жизни: «Как много прожито — как мало пережито!»

По сравнению с этим мраком, по сравнению с этим ужасом жизни без Бога и против Бога, дитя — это чудо, ослепительное и сияющее чудо, будучи дарованное нам, преображающее всю нашу жизнь.

Мне ведомо, как женщины, подобные описанным только что, возрождены были к вере, любви, духовности в связи с появлением ребенка. Прекраснее материнства может быть только монашество, но только то, которое не внешностью лишь, но самим существом определяется как духовный, нетленный союз девственной души со Христом. Сколь многоценны перед Богом эти два служения: уневещение себя Христу в монашестве и раскрытие личностных качеств сердца, особенно жертвенной любви в венчанном супружестве и чадородии!

Часто приходится слышать вопрос, который, опять-таки, задается людьми, не знающими жизни, категорично настроенными, либо же почему-то предубежденными против святой веры:

— А почему дети должны страдать за родителей?

— Почему Бог так с ними поступает?

Этим вопрошением возводится косвенная, скрытая хула через этот бунтарский ропотливый вопрос, на Того, Кто созидает в утробе матери из небытия душу, превосходящую по ценности своей все, что только не обретается в этом подлунном мире, душу бессмертную, душу свободную, душу, различающую добро и зло, душу, стремящуюся взойти к Богу, т.е. ощущающую в себе потребность измениться от худшего к лучшему, душу разумную.

В Библии встречаем такие слова: «Сын не понесет вины отца своего» и  «Бог наказывает детей за грехи родителей до седьмого колена»… Приходится иногда слышать, что здесь сокрыто какое-то противоречие.

Никакого противоречия здесь нет. Ибо еще сказано: «Если отцы ели кислый виноград, у детей на зубах не будет оскомины», то есть, если ребенок живет благочестиво, а отец живет нечестиво, то грехи родителей никак не сказываются на судьбе детей. И если дети живут нечестиво и родители жили нечестиво, то иные грехи, вопиющие на небо об отмщении за них, отражаются и усугубляются детьми. Стало быть, если дети грешные, как и родители, то грехи родителей усугубляются в квадрате, кубе детьми, а если дети благочестивые, то грехи родителей на них не переходят.

Я думаю, теперь понятно, почему дети вынуждены страдать за грехи родителей. Если мы будем господствующее место в наших мыслях отдавать так называемому сексу, если мы с вами святейшую область деторождения, чадородия, семьи, зачатия, ношения, рождения, воспитания ребенка низведем в область чувственности, служащей самоцелью, то, конечно  же, будут страдать наши дети. Бог не вложил в человека влечения к существу иного пола ради самого обладания плотского, ради насыщения похоти. Такой потребности у человека нет. Но в человека вложена Творцом глубокая потребность, проявляющаяся в родительском желании. Это потребность, найдя свою Еву, исполнить замысел Божий о человеческом роде. Это потребность чуда. Это потребность служения тому, что выше нас, ибо когда супруги думают о детях, они не упиваются плотью, но осознают, что совершается нечто помимо них, вне их, совершается что-то чудесное, вышеестественное, то, чему они являются лишь свидетелями, приставниками, подобно садовнику, приставленному к прекрасной розе.

Если наши мысли, наши пути трагически отойдут от Божьих путей, если мы будем исследовать самих себя вне света Божьего откровения, то вложенные ради созидания в нас дары и способности, мы можем замкнуть на них самих, и отчуждившись от истинного разумения супружеской тайны, ниспадем в область, которая неизвестна и животным.

Итак, если дано нам ощущать сколь велика эта тайна: явление нового человека в мир, мы благоговеем перед этой тайной. Всякий православный по духу, не по имени только, человек благоговеет перед чадородием, ибо воспитан и взращен в духе благоговения самой Церковью.

Иногда священнику задают и такие вопросы:

— Как Церковь относится к противозачаточным средствам?

Как на этот вопрос ответить? Есть в Библии достаточно ясные указания, что Бог отдаляет свою милость от тех, кто ищет плотского общения, но не ищет осуществления тайны супружеской. В книге Бытия есть повествование об Онане, человеке, умерщвленном Богом за подобное отступление от идеала супружеской жизни.

А знаем ли мы наши праздники, которые Церковь посвящает зачатию, именно тому, что цинично осмеивается «Московским Комсомольцем», тому, что представлено в похабных рисунках и надписях на отечественных заборах, тому, что осквернено в сознании большинства юношей и девушек, не знающих святыни? Церковь посвящает этому праздники, именует святыней, и так же учит относиться к этому своих детей.

В двух праздниках: Зачатие Иоакимом и Анной Девы Марии, зачатии Захарией и Елизаветой Иоанна Предтечи Церковь прославляет само событие зачатия, благоговеет перед ним, ублажает праведников, зачавших праведное дитя. Если человек знает об этих праздниках, о том благоговении, которым окружено почитание самого момента зачатия младенца, то сам сможет ответить на вопрос о том, как Церковь относится к противозачаточным средствам, признает ли допустимым использование противозачаточных средств.

Однако, одно средство, пожалуй, признает. Какое? Даже в магазин не надо ходить. Лучшим противозачаточным средством является, по взаимному согласию, воздержание супругов от плотского общения. Безвредно, и достижимо, и необременительно, и в Писании прописано: по взаимному согласию муж и жена могут воздерживаться, на время посвящая себя молитвам, творческим трудам, воспитанию детей и добрым делам.

Итак, насколько тонка, свята, возвышена эта область, таким удивительным чудом является самое событие зачатия, развитие плода во чреве, явление ребенка на свет Божий, что ради этой тайны он и она должны беречь друг друга, хранить друг друга, боясь неосторожным движением повредить инструмент, орудие, через которое Бог являет в этот мир благую и совершенную волю. Мать Церковь учит своих детей и благоговению перед этой тайной, и святому служению этой тайне.

Кратенько можно вывести главные уроки, относящиеся к чадородию, к супружеской жизни в следующих положениях:

Если мы хотим, чтобы наши дети были счастливы, если девушка мечтает о супружестве, о гармоничной семье — необходимо сохранять невинность и девство, ради мирной, безмятежной и счастливой жизни, ради легких, благополучных родов, ради здоровья прекрасного дитяти. Современные американские и русские ученые установили, что жена,  имеющая полноту общения с мужем, сродняется с ним и душевно, и физически, так что кожа мужа может быть пересажена и усвоена телом супруги, что считалось ранее обычным для исключительно кровных родственников. Воистину сбываются слова: «и будут двое во единую плоть», в единый организм.

Иногда священнику приходится беседовать в светской аудитории, в каком-нибудь институте, банке или департаменте на тему измены, блуда, прелюбодеяния.

— Батюшка, ты что, с луны свалился? Ну как же? Ну все живут так!

Но есть и сердца, измученные скорбью измены, глубоко страждущие. Именно они несут священнику свою боль:

— Батюшка, как жить с мужем, который постоянно изменяет и остается мало надежды, что это когда-нибудь прекратится?

Хотелось бы утешить страждущую женскую душу, сказать слово помягче, объяснить, что, по существу, такой муж — это уже не муж. Если он изменяет и не думает каяться — отпустить его на все четыре стороны… А где найти силы его прощать? Прощать не значит попустительствовать. По существу, если муж живет нечисто, он является жилищем демонов и женщина вполне оправдано может брезгливо относиться к нему. К нему прикоснуться страшно. Хотя, безусловно, рана-то велика.

Прощать — это значит желать ему не погибели, но взывать ко Творцу: «Господи! Вверяю его милости Твоей. Господи, не дай ему погибнуть во грехах! Господи, дай ему покаяние!» Это и есть состояние прощающего сердца. Но, безусловно, в данном случае до его раскаяния нужно положить меч разделения, по крайней мере, плотского.

Иная женщина, живя, страдая от такой жизни, часто боится не опуститься до уровня своего мужа,  всеми силами старается спасти семью от развода, не потерять веру в Богу и не сойти с ума…

Хочется утешить ее и сказать: ни в коем случае не нужно терять веры во Христа, по возможности стараться  чаще причащаться. В отместку согрешить — это значит опуститься до его уровня. Встречаются случаи, когда женщины бывают искушаемы диаволом на подобный грех. И что же? Им становится от этого светлее, блаженнее, они чувствуют, что их уязвленное самолюбие удовлетворено?  Из опыта священнического скажу: нет! Приходят с ощущением такой мерзости, такой гнили, что и не приведи Господь. Нет, нет.! Только не это. Нужно выбежать как дитя навстречу Христу, взмолившись: «Господи! Помилуй, спаси и сохрани меня и моих детей от этого мрака!» Нужно жить со Христом в сердце, причащаясь Святых Таин с надеждой, что Сам Господь управит все ко благу.

К сожалению, иные умудряются жить и двойной жизнью. Вернее, не жить, а гнить. Муж не знает о том, что творит жена, а жена не ведает о мнимых «победах» мужа… Но Бог знает все, и «Бог шельму метит», даже в буквальном, а не в переносном смысле. Каким  же образом? Когда в естество женщины попадает хотя бы микроскопические частицы семени «человека со стороны», происходит определенное изменение на генном уровне. Простолюдины думают, что все это не задерживается в естестве женщины. На самом деле задерживается, входит в естество и сохраняется годы, в течение которых происходит расподобление мужа и жены. Расподобление происходит даже при одной-единственной измене. Организмы одного из супругов уже не усваивают часть тела другого в случае аварии. Даже на физиологическом уровне положена рознь. Далее. Когда женщина зачинает от законного мужа ребенка, дитя любви, дитя единой жизни мужа и жены, эти чужие клеточки вступают в яростную борьбу с оплодотворенной клеткой, в которую Бог уже вдохнул дыхание жизни. На генном уровне происходит Бородинская битва.

Нам, священникам Москвы, подробно рассказывал об этом православный биолог, руководящий этими исследованиями в своем научном центре, сам впоследствии ставший священником.

Оказывается, младенчик, который появляется у мамы, когда-то с кем-то согрешившей, наследует еще от утробы тяжелейшие болезни, внутричерепное давление… (он перечислил целый перечень этих болезней) и все это — по вине матери. Неужели в этом виноват Бог, Который предупредил человека, дав заповедь «не прелюбодействуй!», Бог, Который вложил в совесть женщины осознание преступления, за которым следует наказание?

Исповедуя людей, священник, конечно, не поставлен никого казнить, осуждать, священник кается вместе с пришедшей душою. Иногда священник, именно для того, чтобы ему лучше понять тайну человеческого сердца, праведного или грешного, может задать вопрос, не холодно, с участием, как бы невзначай:

— А скажите, пожалуйста, вот когда случился с вами грех… у вас было ощущение безоблачного счастья, какой-то радости, окрыляющей вас, вам открылась жизнь в ее новом качестве?

Я ни разу не слышал, чтобы кто-то ответил утвердительно на этот вопрос, как правило:

— Батюшка, это так мерзко, такая страшная тяжесть навалилась…

Вот примерно так отвечают. Стало быть, блудные грехи, до замужества содеянные, (а к браку не идут методом проб и ошибок!), могут оказать физиологическое воздействие на тайну зачатия младенца. А что сказать о тех, кто употребляет всякие противозачаточные «злохитрости», пичкает ими себя в течение пяти, десяти лет,  сначала защита диплома, потом кандидатская диссертация…

Помимо хранения себя в невинности до супружества, помимо сохранения супружеской верности после супружества, уставы и этика православного супружества подразумевает ради здоровья младенцев, ради их счастливого безоблачного будущего, сохранять себя в период беременности: уговаривать мужа, наставлять его, дать ему почитать законы Перикла. Был такой был законодатель Перикл Салон, при котором в Греции существовал закон однозначно запрещающий беременной плотское общение с мужем. Таких мужей уводили подальше, на Олимпийские игры, чтобы они гонялись друг за другом по стадиону, но только бы не приставали к женам. Этому же учат нас Барсик и Мурка. Мурка еще не родила котят, но они во чреве ее уже подросли немножко, а Барсик, по недоразумению, крадучись к Мурке-то подходит… Как она реагирует? Рычит, смотрит зверем на своего рыженького избранника, потому, что ей это уже не нужно. Неразумные животные иногда, оказывается, разумнее словесного разумного создания — человека.

Как-то подошел ко мне молодой человек и спросил, как быть, если его верующая жена считает, что физическая близость возможна только для рождения детей. А ребенок уже у них есть.

Как поступить в такой жизненной ситуации? Согласиться с мнением жены. Когда у вас будет пятеро, вы почувствуете себя счастливым человеком. А государство не останется равнодушным и вам выделит дотацию. Вот сколько я знаю многодетных семей — ни одна не оставлена Богом. «Нищету плодят» пьющие, точнее, нищета бывает там, где пьют, а там, где люди детей рожают и воспитывают их, всегда бывает достаток. Бог, даже если государство равнодушно, выводит на этих людей благотворителей. Сейчас ведь век благотворителей. Как это происходит?

Подходит однажды ко мне один дяденька, православный, венчанный  человек и говорит:

— Батюшка! Вот я имею свое дело, торгую португальской обувью и дело успешно идет. Мне хотелось бы помогать, но как?

Я пошутил:

— А чего же трудного? Пожалуйста. Видите, какой широкий рукав. Сюда влагаете, в левый рукав, а я за ваше здоровье распространяю. И действительно, у меня есть знакомая семья, муж и жена и семь детей. Каждый месяц он приносит примерно по миллиончику. Она его в лицо не знает, он ее в лицо не знает, а батюшка — как передающая инстанция. Таким образом, Бог их не оставляет…

Могу еще дать один совет мужьям, которым тяжело дается период воздержания: устройтесь-ка по совместительству на каменоломню работать. Добывайте гранит для храма Христа Спасителя и вы почувствуете, что загружены  предостаточно, ни на что другое времени нет.  Присел, поел,  на ходу уснул, а утром опять на работу.

Но если говорить серьезно, то вопрос этот очень деликатный, одного рецепта мало. Нужны взаимопонимание, доверие, дипломатичность… Случается, что  и супруги бывают виноваты, искушают, даже озлобляют своих мужей.

Если же отвлечься от идеальных ситуаций и нарисовать, к примеру, такую картину: перед нами семья — супруга верующая, а супруг — нет…  Как поступать в случаях, если у неверующего супруга нет снисходительности и масса агрессии?

Ведь жизнь ни в какие учебники не запишешь, не распишешь. Поэтому хотелось бы мне еще раз обратиться к женщинам — дипломатия, любовь, понимание должны преобладать в ваших отношениях. К примеру, вы недавно уверовали, а муж ваш — капитан дальнего плавания. Он пока еще Бога не знает, поклоняется Посейдону, морской стихии. Но, благо, крещеный. И вот возвращается он из дальнего плавания, с Коралловых островов, радостный приближается к вам…  А вы ему с порога:

— Руки прочь от Вьетнама, сегодня вторник под среду!

Он в растерянности и недоумении:

— Как? Ты мне жена или не жена?

— Я-то тебе жена! Зато ты в религиозном отношении пока нуль, ничего не смыслишь!

И бывает такого наговорит  мужу, что он  батюшку  начинает ругать и к Церкви плохо относиться. Словом, здесь очень нужно быть мягким человеком, иначе с водой можно выплеснуть и ребенка. И лучше пусть жена снизойдет к нему с сокрушением духа и муж для Бога тем приобретет…

Согласно Церковному учению, кормящая женщина должна уговорить мужа хранить воздержание. Опытные духовники и врачи говорят, что потеря молока у кормящей матери бывает связана с неблаговременной супружеской жизнью, хотя врачи нового поколения утверждают совершенно иное, — по принципу: «у кого что болит, тот о том и говорит».

В наши страшные времена православной девушке жутковато при мысли о том, что необходимо пройти диспансеризацию или консультацию. Пришла чистая девушка (в регентской школе учится), а врач, облизываясь, говорит:

— Вам нужен партнер, у вас какая-то бледность на щеках.

Хотя, конечно, не все врачи такие.

А кому молиться, если молоко у матери вдруг оскудело?  Молятся св. мученику Илиану:

— Святый мучениче Илиане, помоги! Даруй младенцу молочка!

А как долго кормить ребенка?

По нашей мудрости православной, Церковной, русской, чем дольше мама кормит младенца, тем лучше.

— А что будет с мужем?

— Укрепи, Господи! Помоги, Господи!

— Что будет с ребеночком?

— Ребеночек вырастет Ильей Муромцем и спасет Россию, прогонит с востока китайцев, в запада американцев, точнее не допустит в священные пределы.

Как бы там ни было, но идеал таков: родовая жизнь у супругов должна быть подчинена высшей цели.

Быть православным супругом труднее, чем монахом. Монах раз и навсегда принес обет воздержания, и смотрит уже только на Небо, а супруг — это подвижник. Но ради ребенка, ради счастья супружеского, он, конечно, должен быть на все готов.

Между прочим, на древнерусских свадьбах только что повенчанные муж и жена вина на застольях не употребляли. Им могли налить для вида бургонского, рейнского, шампанского, но они не пили, потому что тогда всем было известно, что не должно накануне супружеской жизни вино пить, ибо содержание в крови алкоголя отрицательным образом воздействует на зачатие младенца.

Если дитя находится в утробе, а мама живет невоздержанно по вине мужа или растлевается душевным любодеянием (это знали античные греки), то растлеваются душевные качества младенца: природно врожденное каждому человеку неприятие зла, всего нехорошего, природная склонность к добру ко всему хорошему. Оказывается, что плотское общение мужа и жены не ради ребенка, который там сидит барабанит в мамочкин живот: «Душно! Душно! Воздуха хочу! Ой снимите, ой освободите!» трагично сказывается на формировании душевных и телесных свойств младенца. Когда хорошенько вдумаешься, поставишь себя на место этого младенчика, становится так все ясно.

Кстати, иногда батюшек спрашивают, как  относиться к кесареву сечению, как Церковь относится к кесареву сечению? Лично я отвечаю так:

— Я сам родился через кесарево сечение!

Вот и рассуждайте, как к этому относится Церковь, да еще и не один, а в придачу братом близнецом. Он пианист, а я филолог, да теперь еще и батюшка.

— Батюшка,— рассказывает одна прихожанка,— я была на УЗИ (прямо какое-то в узилище), и мне сказали, что у младенца правая пяточка не развивается, а на левой ножке большой пальчик сросся со средним пальчиком…

— Что делать? Врачи советуют аборт!

Врачи современные, не все, конечно, даже раздражаются, когда узнают, что женщина второго рожает, а если третьего, то с трудом сдерживают гнев. Одна прихожанка наша рожала четвертого, так во время родов врач (слава Богу, младенчик все-таки родился!), говорил:

— Плодится, как кошка!

Откуда такое, когда и небо и земля радуются появлению новой жизни?!! Каким образом душа человека с такой легкостью подписывает смертные приговоры? В доброе советское время нужно было обойти психолога, физиолога, терапевта, невропатолога, кого только не надо было пройти, чтобы бумажку, разрешающую аборт, всеми неправдами подписали. А сейчас одна только инстанция — «аборт по социальным показателям»: прихожая три квадратных метра, коляска с новым младенцем не войдет…

Страшная это тема, но говорить о ней нужно, и особенно для молодых, которые, дай Господи, не повторят ошибок старшего поколения, ошибок наших родителей.

На всякий грех есть покаяние, нет такого греха, который бы превозмог милосердие Божие, но освободиться от греха, уврачевать незаживающую рану совести можно только с помощью Христа, в таинстве исповеди. Каявшись, не говори при этом: «жизнь такая была, все делали, меня бы дома не поняли». Конечно, жизнь была плохая, а может быть еще хуже будет, но дано ли нам право распоряжаться той жизнью, которой Бог, а не мы дали начало.

Так вот, когда мне задают вопрос, подобный вопросу о младенчике со сросшейся ножкой, я отвечаю:

— А вы его сами спросите: «Дитя мое, ты вот родишься неполноценным, врачи нашли уродливость какую-то, не развивается в тебе что-то, выбирай жизнь или смерть?»

— Жизнь, жизнь! — ответит младенчик, — О, как я хочу, хочу жить! Мамочка, дорогая, только не надо убивать меня, пусть я только рожусь, и если Богу неугодна будет моя жизнь, Он Сам заберет меня от тебя!

Опытный священник, если ему доводится стоять между жизнью и смертью, над пропастью во ржи, если ему доводится беседовать с женщиной, вынашивающей подобные черные планы, может сказать:

— Ты только роди, а за все остальное не беспокойся, если тебе не нужен будет младенец, о нем позаботятся! Только роди!

В большинстве случаев, вопреки прогнозам, дети рождаются полноценными. Естество матери, природа материнская с такой любовью обымает это выстраданное чадо.

* * *

Есть такое интересное стихотворение у духовной поэтессы Надежды Павлович:

«Дети, дети моей печали,
Дети, дети моей любви»…

Давайте задумаемся о том, отразится или нет на психике ребенка философский вопрос, который на первых месяцах беременности мама задавала себе самой: «быть ему или не быть?» Убить или не убить? Казнить или помиловать? Многие выкидыши случаются из-за того, что первый психический импульс матери проявляется как негодование по поводу новой, возникшей в ней жизни: «Ах, подзалетела!..». И плод, убитый таким душевным импульсом, исходит…

Конечно же, это то, что именуется невольным убиением. Ибо во всех случаях, когда случилось такое несчастье, хочется верить, что мать все-таки найдет дорогу в храм, с покаянием с повинной, как блудное чадо придет к Отцу Небесному в Его Отечество. Священник, приняв покаяние, вразумив женщину, обнадежив ее в милости Божией, должен прочитать над ней умилительную молитву, в которой просит прощение за женщину, виновную в убийстве, вольном или невольном.

Наследуют ли Царство Небесное младенцы, убиенные во утробе матери? Куда они попадут? Святые отцы высказывались, что они не наследуют муку, Богу несвойственно наказывать невиновных. Но, если я не ошибаюсь, Амвросий Оптинский символически как-то говорил, что там они имеют закрытые очи и не могут созерцать полноты Божественного Света. А что бывает с младенцами, убитыми во утробе матери не по вине матери? Если мама исповедывалась, причащалась, была православной христианкой, а младенец умер во чреве…  Церковь свидетельствует, что эти младенцы — христиане, они освящены мамиными молитвами, постом, покаянием, причащением Святых Таин через единокровность с матерью и наследуют Царство Небесное.

* * *

Итак, родилось дитя. Отражается ли на нем эта борьба противоположностей: быть или не быть? Конечно, отражается. Нравственное состояние матери жизненно важно для будущности младенца. Святые учителя Церкви даже говорят, что от состояния сердец родительских, сердец мужа и жены в час зачатия зависит интеллект, особенности душевного развития, конституция и прочие природные расположения дитяти. Если мама и папа, соединяясь в любви, благоговея перед Высшим, посвящают от чрева Ему свое дитя, то дитя рождается как Ангел Божий, смотрит на мир прекрасными глазами, рождается благодатный ребенок.

— Как святая Православная Церковь относится к родам в присутствии мужа?

— Об этом Церковь не изрекала суждений, но по большому счету, когда муж присутствует, держит за руку жену, поглаживает: «Машенька, потерпи! Господи, помилуй, Господи, помилуй!» — это преображает мужа.

Я помню, как один молодой человек, мой прихожанин, присутствовал, когда супруга рожала второго ребеночка (добродетельная пара, чистая, настоящая).  Он после того просто переменился. Для него это было такое большое потрясение, он говорил: «Примерно месяц чувствовал себя иным, потом все пережитое стало как-то стираться». Иными глазами смотрит на свою супругу муж, понимая, чего это стоит, понимая, как страдает ради счастья супружеского жена. По-моему, это хорошее нововведение.

Если дитя зачиналось без мысли о будущем ребенке, как бы само собой, да еще в табачном дыму да в угаре, да еще не известно с кем: «Батюшка, не могу сказать, от мужа или нет. Не могу сказать, на всякий случай покаюсь», то, конечно, на ребенке это отразится.

Опытный педагог, опытный классный руководитель, без особенных специальных знаний, только взирая на ребеночка, как он воспринимает урок, какие у него способности к сосредоточению на изучаемом предмете, как он вас слушает, как он себя ведет определит объем груза родительских ошибок, несомый ни в чем неповинной душой. Даже во время крещения дети ведут себя по-разному: одно дитя смотрит на священника, как будто сам Бог с ним общается, что-то говорит ему, а другой уж и вертится, и крутится, третий вцепился в купель, едва ли кусок не оторвал от золоченной купели. В чем же дело? Вода теплая, батюшка ласковый, в комнате не холодно, почему же прямо из кожи лезет ребеночек? Кто виноват в том, что он такой беспокойный? — Родительская чувственность, когда она проявляется не ради ребеночка, оставляет печать на нем.

А вы знаете, что скоро дети в детском саду будут учиться разным нехорошим вещам? Сейчас для школ разработана программа сексуального воспитания первоклассников. По этой программе уже в пятом классе планируется раздача контрацептивов детям, в Америке это давно принято. В Швеции в государственных детских садах детям зачем-то дают прекрасно иллюстрированные книжки про двух мам и про двух пап — Содом и Гоморра. Там эти браки официально заключаются и «благословляются» тем, что было когда-то церковью.

На этих уроках врачи-сексологи убеждают детей, учителей, родителей, что самоудовлетворение[4] является для человека необходимостью. Многие после таких занятий на исповеди говорят:

— А я не знал, что это плохо, а мне в школе сказали, что это нужно и целесообразно.

Иногда в современных детях замечаются проявления какой-то нездоровой сексуальности.

Мы же утверждаем, что если невинное дитя само собою дошло да таких грехов, это означает, что либо был совратитель — испорченный мальчик с соседней койки, либо то, что родители совершенно небрегли, не занимались воспитанием ребенка, либо все это можно еще объяснить нездоровой, плотской атмосферой, витающей вокруг родителей.

Плотский дух, дух сластолюбия, витающий в этом доме, привычный сердцу родителей, неким образом отражается на невинном ребенке, и дитя испытывает необъяснимое, нездоровое, непонятное влечение к тому, к чему еще не способна его природа. Мне приходилось просто удивляться, когда на исповеди припоминались плотские грехи, совершенные в три, в четыре года, пять лет. Откуда они в этом возрасте, когда у ребенка еще ангельская природа, ребенок — как бы бесплотное существо? Через сердце матери, которое — либо окно, через которое свет благодати Божией изливается на ребенка, либо плотные жалюзи, через которые чистый воздух благодати поступать не может.

Во многом душевный портрет наших детей написан руками родителей в период беременности посредством их поведения.

Особенно заметно это по школьникам. Есть дети, которые как губка впитывают урок: сообразительные, хваткие, на ходу понимают учителя, домашние задания им даются легко, они много времени не тратят, у них хорошая память, а есть такие дети, которых можно удержать во внимании не более двух минут: какое-то непрестанное броуновское движение, во многом, повторяю, все это обусловлено нашей родительской жизнью.

* * *

Теперь давайте перейдем к более светлому предмету рассуждения: к основам нравственного, духовного воспитания детей. Какая мама не хочет, чтобы у ее дитяти была светлая прямая дорога в жизнь, какая мама не желает, чтобы дитя шло, не спотыкаясь, тропой бесповоротной любви, какая мама, осознавая груз своих ошибок, своей жизненной запутанности, желает того же своему ребенку? — Никакая. Чем больше у нее отрицательного опыта, тем больше она скорбит и расположена рассуждать о будущности дитяти приблизительно так: «Пусть у тебя получится то, что у меня не получилось, пусть тебе будет даровано то, чего не было даровано мне».

Итак, в чем же секрет счастья вашего дитяти?

Если внимательно прочитать Библию, можно увидеть, что самые великие люди на земле: святые, праведные, пророки, угодники Божии, Пречистая Дева Мария — Прекрасный Цветок на тернистом кусте израильского народа — были детьми, которые не аллегорически, а самим существом, жизнью посвященными Богу. Это были дети, которые родились по обету. Многие, кстати, из праведников имели родителей, которые долгое время страдали неплодством. У них не было детей. Бог сразу не давал, а потом дал в награду за веру, любовь и покаяние.

Мы воспитываем детей на совершенно иных духовных основаниях, одно основание: «ты моя кровиночка, ты моя слезиночка, ты мой образ и подобие, тебя я породил тебя, я и убью» — собственническое чувство. «Ты слишком дорого мне дался, сын мой, чтобы уйти от меня к жене, ты будешь мой, и во время моей жизни, и после моей смерти». Я встречал случаи явно патологические, когда мать просто хищнически, дряхлеющими пальцами впивается в грудь своего ребенка: «никому тебя не отдам!». Жизнь многих таких детей бывает несчастной.

А есть и другое самосознание, когда мама смотрит на природные черты, на личико своего дитяти, на локон над ушком, дитя улыбается в ответ на мамочкины «ути… ути… ути…», мама вдруг смотрит в новом свете на свое дитя, и, как бы говорит: «неужели это я слепила твою жизнь, слепила эти прекрасные формы», мать удивляется, смотрит, рассматривает: «нет, вы посмотрите, какой мизинчик, какой ноготочек»…

И в Библии, в Псалтири есть такие слова царя Давида:

— Ты, Господи, сотворил состав мой. Не соделанное мое видели очи Твои.

Что такое «несоделанное мое»? Речь идет о телесном естестве младенчика, которое еще не сформировалось зрительно в совершенный полный организм, а Бог видит, ибо Он созидает, Он Создатель. Так вот, мама, удивляясь и радуясь непостижимости этой тайны, подобно Еве, говорит:

— Бог дал мне дитя!

Дитя — Божие, а только уже потом — мое. Если дитя — Божие, то мама должна сказать:

— Господи, Твоя от Твоих! Твое Тебе же я возвращаю! Посвящаю Тебе дитя мое!

Некоторые мамы, когда дети их впадут во все тяжкие грехи, приходят к священнику:

— Что делать, батюшка, сын пьет?

— А как долго пьет?

— Да год уже, он хронический алкоголик. Отец двадцать лет пьет и не стал алкоголиком, а сын вот мгновенно сжег свою жизнь. Батюшка, что делать? Помогите!

Что тут отвечать? Священник может ответить:

— Знаете что, мама…  (священник, бывает, женщину зовет мамой), — а вы вверьте ваше дитя Богу и Божией Матери.

— А как?

— А вот так: встаньте перед иконой, припомните жизнь вашего ребенка с детских лет и до последних, окаянных, нынешних, и скажите: «Матерь Божия — (Она слышит!) — Тебе вверяю мое чадо заблудшее! Матерь Божия, пусть оно будет не столько моим, сколько Твоим, потому что я бессильна ныне ему помочь! Пречистая Божия Матерь, покрой его Своим покровом, и сохрани, избави его от всякого зла!» Это — то же самое, что отдать вещь под залог. То, что вы отдаете под залог, не погибает, не пропадает, только через некоторое время нужно заплатить, и назад из ломбарда взять вашу вещь. То, что мы вверяем Богу, никогда не пропадает. А чем мы можем заплатить? Богу от нас не нужно ничего, кроме нашего сердца, чтобы жить нам по заповедям Божиим, чтобы мы были верны в большом и малом. Так вот, дарованное Богом наше дитя, Богу вверенное, Богу посвященное на сохранение, на взращивание, никогда не погибнет.

Одна женщина, святая Моника, имела мужем грешного человека-язычника. От этого брака родился сын, удивительно талантливый мальчик. Он изучил все науки. Мать пыталась приобщить его к христианству, а отец вкладывал свое — гордость житейскую, умение добиваться своего, искать степеней известных. Сын уехал из Карфагена, город в Африке уже не существующий, который был центром образованности, в Рим, где он стал юристом, оратором, и очень быстро заработал большие средства, на которые вел жизнь распутную, прожигал ее. Хотя он был человеком великого интеллекта, страсти, наследство отца, брали свое. Моника только молилась, и ничем не могла помочь ему, да и сын не склонен был слушать ее вразумления.

И Моника поехала в Италию, она знала, что в Италии, в Медиалане (нынешнем Милане), на епископской кафедре служит святой человек, молитвы которого слышит Бог, по имени Амвросий. Она приехала, в надежде на встречу с ним, и оказалось, что епископ очень доступен. У него был день, когда он отворял дверь своей кельи для всех. Она пришла к нему и начала плакать, потому что не могла словами выразить то, чем сердце дышало: скорбью, болью за сына. Он и без слов понял материнскую боль, и ей изрек слова, которые оказались написанными золотыми буквами в течение последующих столетий в сердце каждой матери-христианки. Слова эти в переводе с латыни звучат так: «Чадо молящейся со слезами матери погибнуть не может».

Наш русский народ говорит: «Молитва матери из огня изымает и со дна морского подымает». Если мать вся уходит в молитву, то она становится неугасающей свечей перед Богом. Ради этой молитвы Господь, милует, хранит, терпит и спасает.

В «Исповеди», книге, написанной блаженным Августином, сыном Моники, величайшим святым Православной Церкви, содержится описание, как после нецеломудренно проведенной ночи, утром встал с ощущением разбитости какой-то, неприкаянности, вышел в сад (это была латифундия его друга, патриция, предместье Рима), и его не радовало солнечное утро, не радовала нежная листва, пение птиц, ничего не радовало, потому что мир человека убитого смертными грехами становится серо-белым. Он вышел в мраморную беседку, извитую жимолостью, рядом журчал источник и увидел: в открытой Книге книг — Евангелии первые попавшиеся на глаза строчки: «Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное!»

И случилось чудо! Мать молилась за него всегда, и может быть она, как и нынешние матери, говорила когда-то :

— Батюшка, видно Бог, не слышит мои молитвы, грешные у меня молитвы!

Это неправильно! Мы грешные, но молитвы святы, особенно молитвы матери.

— Не слышит меня Бог!

Так говорить нехорошо, Бог слышит, даже то, что мы еще устами не произнесли. Бог испытует мысль, которая даже еще не родилась в вашем сердце. Молитвы матери за ребеночка, восходящие к Небу, находятся у Бога в Его хранилище. Но Бог не нарушает свободы человека, мы не бездушные создания, не фишки и не чурки, не бездушные орудия, мы — свободные сыны. Но молитвы матери свершают чудо, скорби умножаются, душа грешника испытывает томление, тело сжимается, болеет, и вот наступает такой момент, когда в этом сердце мрак гордыни рассеивается и обнаруживается чистое место для того, чтобы вместить в себя мысль о Боге, а дотоле всякая мысль о Боге была как пробка выталкиваема из грешного сердца водами страстей. Современным мамам иногда приходится объяснять:

— Вы не верите в силу ваших молитв? Сохрани вас Бог, не ходите ни к бабушке, ни к экстрасенсу! Сохрани Бог! Вы повредите вашему ребенку и себе. Но вы молитесь, потому что у Бога на облачках есть особое ведро в ручкой, и вот в это ведро ваши молитвы: кап, кап, кап. А сын грешит: уже второй раз развелся, занял под проценты большую сумму, попытался уехать в Америку (потом его вернули: «Нам, говорят, такой не нужен!»)… Кап, кап, кап — потом у сына перитонит случился, чуть не умер, но выжил — врачи спасли. Кап, кап, кап — потом поскользнулся, подвернул ногу, уже даже не может ковылять до подъезда. Кап, кап, кап — потом, когда ведро наполнится, оно вдруг — раз, — и переворачивается…

Вот и с Августином, почитайте в «Исповеди», именно так и случилось. Он вдруг увидел свою жизнь со стороны, как будто луч солнечный осветил сумерки его бытия. Он прозрел. Он изменился, принял крещение, ему Бог все простил, и он стал святым.

В день, когда мы прославляем блаженного Августина мы прославляем и святую Монику, его маму. А на «старый новый год» мы прославляем святого Василия Великого вместе с мамой его — святой Эмилией.

А как наших детей вырастить добрыми людьми? Это страшно трудно, особенно трудно в наше время. Маму никто не поддерживает, папа всегда на работе, улица несет только разорение детской душе, телевизор — враг номер один, потому что избирательно его смотреть может только один из ста, и лучше вовсе не смотреть, хотя не телевизор хорош или плох, но то, что его наполняет.

Телевизионная болезнь очень тяжелая и заразная, я тоже переболел в свое время этой болезнью. Помню, когда я был студентом, уже верующим, христианином, я стоял в храме, переминался с ноги на ногу, потому что по телевизору показывали полуфинал чемпионата мира по футболу: Бразилия — ФРГ. Знаете, что это такое Бразилия — ФРГ? Или Аргентина — Голландия? Марадонна… Когда я был молодой, его все знали — виртуоз футбола Марадонна… У меня сердце раздваивалось, такое борение было, но потом я выздоровел, слава Богу! А сейчас чувствую себя счастливым человеком, нет времени ни телевизор смотреть, ни газеты читать, нет времени книжки читать, но, оказывается, что все нужное ты знаешь, обязательно Бог пошлет человека, услышишь какую-то фразу… Все важные новости батюшка знает.

* * *

Итак, как вырастить доброго человека? От родителей тоже нужна какая-то жертва. Не просто же: посвятила мама ребенка Богу и на диване возлегла с Агатой Кристи в руках, ожидая благих всходов и плодов. «На Бога надейся, а сам не плошай!». «Под лежачий камень вода не течет!». А в Библии сказано: «Приблизитесь ко Мне, и Я приближусь к вам!»

Тунеядство и лодырничество — грехи, особенно разрушительные в деле воспитания. Любая мама знает — это самый тяжелый труд. И когда спросишь женщину:

— А вы кем работаете?

Она говорит:

— Я детей воспитываю!

И немножко покраснеет от стыда — не работает.

Батюшка всегда поддержит ее:

— Так это и есть самое высокое, это самое святое, это же жертвенник Богоугождения — детей воспитывать! У Вас — ни минутки свободного времени: в кухню, в комнату, там на режим поставили машинку, здесь еще какие-то постирушки, а там — ватрушки. Мама — это святой человек. «У занятой пчелы нет времени для скорби».

Необходимо тщательно продумать интерьер в детской. Современные родители недопонимают значения наглядной агитации, вывешивают в детской комнате какие-то американские игрушки, какие-то тряпочки со значками… Мне кажется, в детской должна находиться большая икона (чем больше, тем лучше!), пусть это даже литография, сейчас можно приобрести прекрасные плакаты очень хорошего качества. Желательно, чтобы взор ребенка, едва лишь он открывает свои глазки, падал на изображение Богоматери с Младенцем, перед которым приспособлена лампадочка: стаканчик, поплавочек, фителечик, маслице. Мерцающая лампада воспета в русской поэзии, классической прозе XIX столетия. Свет лампады согревает сердца на всю жизнь. И вот, вы уходите в сберегательный банк или в овощной магазин, а ребенок остается один, а вы говорите (успех будет великий, если только сами вы верите в то, что говорите, если живете так, как говорите):

— Дитя мое! Оставляю тебя Божией Матери.

Это — подтверждение того, что вы сказали еще до его зачатия: «Тебе! Тебе, Господи, посвящаю! Матерь Божия, пусть это дитя будет под Твоим покровом!»

Или просто, обращаясь к Пречистой Деве:

— Матерь Божия! Тебе оставляю дитя мое!

А потом к своему возлюбленному младенчику:

— Смотри, Сашенька, мамочка тебя не видит, а Господь и Божия Матерь видят, взгляни! Как ты думаешь, они смотрят только на носик твой, на ушко? Куда смотрит Божия Матерь?

— В сердце! — отвечает малыш у православных родителей. Это и называется страхом Божиим, в котором нет ничего ужасного, подавляющего, душного, разрушающего.

Сейчас в наших храмах осталось очень мало православных бабушек, наши храмы по большей мере наполняют бабушки, которые в молодости пели песню: «Комсомольцы, добровольцы…», но, со временем почувствовав, что спасаться надо, пошли в храмы, когда им уже стукнуло за шестьдесят, между тем как комсомольская напористость осталась.

Я помню свой первый приход в храм, я оказался там впервые на похоронах родной бабушки… и вдруг — согнулся, какая-то старушка острым локотком, просто какой-то японский единоборец, двинула меня прямо в солнечное сплетение. Где такие навыки приобрела? Отдышался, подумал: «какой же я грешный, что получил удар, видимо Сам Бог коснулся моей души…»  И уверовал во Христа.

Но другая женщина, светлая, пожилая, настоящая православная бабушка, мне рассказывала:

— Я всегда боялась Бога!

А я спрашиваю ее, уже будучи преподавателем Духовной Академии:

— А это как: «бояться Бога?»

Она отвечает:

— Я не знаю как это объяснить…

— Ну что вы под этим понимаете?

Я предполагал, что бояться Бога — это значит чувствовать Его присутствие, верить в то, что Он слышит, видит, и запрещает творить плохое.

— А я, — говорит бабушка, — лежу на печке, мама читает молитву нараспев перед горящей лампадкой и иконкой Христа. Я спрашиваю:

— Мамочка, а почему мне Спаситель вот так вот пальчиком показывает?

Мама говорит:

— Боженька все видит и все слышит, мысль знает наперед, тебя предупреждает, чтобы ты не грешила!

А я, получив этот ответ, все думала:

— Как это Боженька все видит, все слышит, и все у Него как на ладошке, по маминому объяснению. Нет, такого быть не может, вот сейчас от Боженьки спрячусь, а когда Боженька-то в другую сторону посмотрит, а я на Него и посмотрю!…

Я заинтересовался:

— И как это у вас получилось?

А сообразительная бабушка рассказывает:

— Я накрылась одеялом стеганым, а потом думаю: сейчас я в маленькую дырочку посмотрю, а Боженька-то и отвернулся от меня. И… сделала такую маленькую дырочку, смотрю… а Боженька-то мне все равно пальчиком грозит. И я, говорит, с тех пор твердо знаю, что Он меня видит и слышит. Я всегда Его боялась и никогда ничего дурного не делала. Мужу не изменяла, аборты не делала, но я, говорит, самый грешный человек на земле, великая я грешница.

Да, — подумал я, — но после меня!

В заключение своего повествования хочу еще немножко добавить. Хочется верить, что наши юные читатели вберут в глубину сердец своих то, что они прочитали, и если кто захочет приступить к этой благодати, пусть черпают ее даром, лишь только помня и сознавая, что за полученный дар нужно благодарить Его Подателя — Отца, и Сына, и Святаго Духа. Аминь.

Протоиерей Артемий Владимиров

Приложение. Афоризмы о влюбленности и семейной жизни
(По М.Е. Литваку)

1. Брак — вещь серьезная. Бывает даже, что любящий отказывается от брака именно потому, что любит, если понимает, что брак с любимым существом может нанести тому вред.

2. Не прибегай к помощи друга (подруги) в вопросах любви — здесь каждый старается для себя.

3. Любовь — одна, чувств похожих на нее — миллион.

4. В вопросах любви не связывайся с тем, кто советуется насчет тебя.

5. В вопросах любви не предъявляй прав, каждый раз начинай все сначала.

6. Влюбленность как дерево: когда оно только зародилось, его легко выкорчевать, когда разрослось — трудно.

7. Тот, кто в тебе нуждается и без тебя не может обойтись, тебя не любит.

Его к тебе влечет нужда. Но влечение это искреннее.

8. Влюбляющимся: сложный в общении человек устроен примитивно, простой — сложно. К примитивному следует приспособиться, сложный к тебе приспособится сам.

9. Право на женитьбу имеет мужчина, который может прокормить себя, жену и детей; право на замужество имеет женщина, которая способна прокормить себя, детей и мужа, если с ним что-нибудь случится.

Если мужчина (женщина) не удовлетворяет этому условию, больше не стоит рассматривать данный вопрос и читать остальные правила.

Но даже если он (она) удовлетворяет этому, это не значит, что жизнь твоя с этим человеком будет счастливой. Чтобы знать, что тебя ждет, прочитай и остальные правила. И если ты будешь готов их выполнить, тогда — в бой.

10. Физические и психологические качества супругов должны дополнять друг друга.

Полные лучше уживаются с худенькими, высокие с маленькими, блондины с брюнетами, горбоносые с курносыми и т.д. Хоть в чем-то нужно быть противоположностью супруге (у). Если во всем полное совпадение, то пусть хотя бы он будет мужчиной, а она женщиной.

В психологическом плане разговорчивым больше нравятся молчаливые, быстрым медленные, холерикам — флегматики, сангвиникам — меланхолики, общительным — замкнутые, интровертам — экстраверты и т.п. И не пробуйте изменить друг друга. Во-первых, это невозможно, во-вторых, с подобными себе не уживетесь тем более.

11. Ни в коем случае супругам нельзя работать под началом друг друга.

12. Любить тебя может только экономически независимый от тебя человек. Купить можно ласку, но не любовь.

13. Совпадение в мировоззрении, принципах, образовании и степени интеллигентности у супругов обязательно, особенно в последней. И если в мировоззрении, принципах и образовании в течении совместной жизни может произойти выравнивание, то в степени интеллигентности это маловероятно (разве что здесь может помочь планомерная работа над собой, под руководством опытного и интеллигентного психолога).

Несовпадение в степени интеллигентности особенно пагубно, когда она выше у женщины. Довольно часто наблюдается такое явление. Женщина, не найдя своего короля и боясь остаться одинокой, выходит замуж за человека ниже себя по образованию и уровню интеллигентности. Ей с ним неинтересно, и она старается дотянуть его до своего уровня. В плане образования это получается. Нередко он даже получает высокий пост, и так как интеллигентность у него отсутствует, начинает издеваться над женой или бросает ее. Дальше трагедия: «И это ничтожество еще меня бросило!» Мужчины более низкий интеллигентный уровень своей супруги переносят спокойнее.

14. Физическое приятие партнера — обязательное условие счастливого брака.

Нередко в человеке раздражает какая-то мелкая деталь: родинка на лице, слишком полные губы, небольшой дефект речи и т.п., но ты думаешь что такая мелочь не имеет существенного значения. Глубочайшее заблуждение, ибо здесь есть какие-то генетические моменты. Потом раздражение может привести к тому, что родинка разрастется в твоем воображении до гигантских размеров, губы превратятся в лопухи, а легких дефект речи — в жуткое косноязычие, вызывающее дикий гнев. Но особенно безнадежным выглядит неприятие запаха тела. Не то чтобы человек был грязнулей, нет, он может быть вполне чистоплотным. Это несовпадение по запаху. Применение косметики только ухудшает положение. Такое несовпадение выявляется довольно быстро, уже при первом объятии или поцелуе. Но, к сожалению, некоторые не понимают столь грозного сигнала, доводят дело до брака и делают свою жизнь несчастной. Сказанное в полной мере касается также и области половой жизни.

15. То, что приемлемо во время ухаживаний, нецелесообразно в семейной жизни: расточительность, дорогие подарки.

16. Вступая в брак помни, что перевоспитать другого человека невозможно.

В основном я обращаюсь к женщинам, ибо они часто хотят быть мамочками своим мужьям-детям. Когда становится ясно, что брак не удался, они клянут всех мужчин. Но ведь с мужчинами им не приходилось иметь дела! Да и мужчины с ними не захотят жить, ибо мужчине нужна подруга, а не мамочка, ему нужен союз, помощь, а не опека. Впрочем, мужчинам, которые хотят не только жениться, сколько взять девочку на воспитание, тоже неплохо прочитать это. Муж бросает все свои дела, помогает жене делать карьеру. Когда она ее сделает, то мужа бросит.

17. Если мужчина может выпить пол-литра водки и не опьянеть, не исключено, что он алкоголик.

18. Если мужчина пьет один раз в неделю и чаще, не исключено, что он алкоголик.

19. Если мужчина не помнит своего поведения в состоянии опьянения, не исключено, что он алкоголик.

20. Если в речи у мужчины звучит алкогольный юмор, не исключено, что он алкоголик.

21. Если мужчина ест с аппетитом только после выпивки, не исключено, что он алкоголик.

22. Если мужчина может напиться до «положения риз» (наркотические формы опьянения), не исключено, что он алкоголик.

23. Если мужчина в состоянии опьянения становится ревнивым и агрессивным, не исключено, что он алкоголик.

24. Наблюдай за человеком в состоянии опьянения. Когда он станет алкоголиком, он будет таким всегда.

Эти приметы в основном для женщины. Ей следует учесть, что пьющий человек — всегда незрелый человек. Кроме того, лечение алкоголика представляет большие трудности и для профессионала. Молодая неопытная женщина справится с этим сложным делом не сможет и загубит свою единственную и неповторимую жизнь. А если она от алкоголика заведет детей, то они, скорее всего, будут неполноценными. Женщины! Делайте что хотите. Не бросайте их, когда они делают вам гадости, обхаживайте их, когда они плюют вам в душу и поганят ваше тело. Это ваши проблемы! Только, ради Бога, не заводите от них детей!

25. Если мужчина за тобой красиво ухаживает, не исключено, что он бабник. Ведь где-то он этому научился. При выборе супруга лучше обратить внимание на не умеющего ухаживать. Хотя и тут можно влипнуть.

26. Веди себя с женихом так, как будешь себя вести с ним, когда он станет твоим мужем.

27. Ни одного дня не живите с родителями вместе: ни со своими, ни с родителями супруга (и).

«Мы с женой жили у моей мамы всего один год. Я его хорошо запомнил, потому что жил как в аду, хотя и мама и жена — чудесные люди. Плохо получилось потому, что я не знал этого правила», — говорил мне человек.

Как же быть, если своей квартиры нет, а пришла пора строить семью? Мое мнение, хотя я на нем не настаиваю, что для вас время строить семью еще не пришло. Вы еще не зрелый человек, раз не можете заработать на квартиру. Так устроена жизнь, что выросшие птенцы должны улететь из родительского гнезда и свить свое. И лучше силы, которых у вас еще недостаточно, сконцентрировать на росте квалификации и довести ее до такой степени, чтобы вы смогли заработать себе на квартиру. Не создавайте семью и не заводите детей, не оставляйте после себя потомство, не приспособленное к жизни, как и вы.

28. Первый месяц — медовый. Но и в нем порой много яда, который не замечается. Но не будем говорить о яде, чтобы не отравлять влюбленным может быть, единственный момент счастья.

29. Если жена не ладит с матерью, становись на сторону жены. Если муж не ладит с матерью, становись на сторону мужа.

30. Если у мужа есть любовница, то, следовательно, в семье появилась трещина. Не борись с любовницей, а заделай трещину.

31. Ревность всегда глупа: она возникает или слишком рано или слишком поздно.

32. Ревнует тот, кто сам изменяет, если не телом, то душой.

33. Многие родители живут по следующему девизу: «Я все сделаю для своего ребенка, чтобы он стал счастливым, при условии, что он останется несчастным».

34. С горя не женись.

35. Из жалости к мужчине не стоит выходить за него замуж.

36. Счастлив ли ты в семейной жизни? Ответь на вопрос: «Вступил (а) ты бы сейчас в брак с твоей (им) супругой (ом), если бы никак не зависел (а) от нее (го) и обстоятельств?»

Если да, то ты счастлив в семейной жизни. Если нет, ответь, что тебя удерживает в браке. Без ссылки на детей скажи об этом, а потом постарайся приобрести то, чего тебе не хватает. У тебя появится жизненная программа на несколько лет, и некогда будет конфликтовать со своей (им) супругой (ом). Когда ты приобретешь желаемое, снова задай себе первый вопрос.

37. Не ругай ребенка, ибо он все делает правильно.

Если он кричит, когда хочет есть или обмочился, разве он не правильно поступает? А что ему делать? Пропадать с голоду или задерживать мочу?

38. Перевоспитание — это возвращение к самому себе. Все остальное — убийство.

Перевоспитание целесообразно только при воспитании. Складывается впечатление, что любое воспитание неправильное. Нужно не воспитание, а взращивание.

39. Если дереву не мешать, оно растет вверх. Если ребенку не мешать, он вырастет достойным человеком.

40. Когда ругаешь ребенка, подумай, нет ли в тебе этих качеств, ведь это твой ребенок.

41. Воспитывают не слова, а поступок. Отсюда вытекает: если хочешь, чтобы твой ребенок стал счастливым, стань счастливым сам. Ребенку следует показать счастье, а не рассказывать о нем.

42. Ребенка невозможно обмануть.

43. Дети абсолютно послушны. Это родители не осознают истинного смысла своих требований и считают своих детей непослушными.

44. Не воспитывай ребенка запретами. Запрещай ему пить — и он станет алкоголиком, запрещай ему баловаться — и он станет хулиганом, запрещай ему общаться с противоположным полом — и он станет развратником.

45. Нередко в процессе воспитания способности не развиваются, а подавляются и уничтожаются.

46. Если хочешь увести ребенка с неверного пути, некоторое время пройди по этому пути вместе с ним и найди момент, когда его можно будет вывести на верную дорогу.

47. Не делай за ребенка то, что он по своему возрасту должен делать сам.

48. Ребенок не должен распределять материальные блага, которые он сам не добыл. Верно и обратное: если ребенок сам добыл материальные блага, он должен их распределять.

49. В бедности ребенок должен получать самое лучшее; в богатстве самое лучшее должен получать тот, кто его добыл. Он должен и распределять добытое.

50. Богат не тот, кто имеет много, а тот, кто доволен тем, что имеет, и не мыслит о другом. А теперь сам закон любви: «Желать то, что имеешь, не мысля о другом».

Примечания

[1] Жену все же иногда нужно слушаться, некоторые мужья имеют превратные представления о православном браке: «Жена, молчи! Молчи, жена!». В Библии действительно есть слова апостола: «Жена да не учит», но речь идет о том, что жене в Церкви не позволено занимать место предстоятеля, женщина не должна властвовать над мужем, повелевать им. В Церкви никаким образом она не должна проявлять своего господства, а дома жена очень даже может мужа наставлять, вразумлять, например:

– А не кажется ли вам, Петр Кириллович, что лучше нам будет сегодня не в сельскохозяйственный магазин идти, а посетить нашу дорогую тещу.

[2] В чем заключалось несчастье Евы? Несчастье Евы, ее ошибка заключалась в том, что она отлучилась от Адама. Если бы Ева держалась поближе к мужу своему, то когда змий показал свою главу меж листьев, Ева, бы повернулась к нему Адаму:

– Адаме, что глаголет змий сей?

Адам бы помолился Богу и получил бы откровение, что это искушение. Взял бы какую-нибудь райскую дубинку и пригрозил бы змию, чтобы в другой раз неповадно было. Оказавшись одна, по простоте души, Ева вступила в диалог, в общение и, конечно же, льстивое существо этот немощный сосуд прельстил.

[3] Как долго она ждала этого часа! Почти что всерьез еще три месяца назад приняла совет священника:

– Батюшка, ну как мне своего привести к Вам? Как я хочу, чтобы он поговорил с Вами!

А батюшка и говорит:

– Вы его спрысните газовым баллончиком, и приносите.

[4] Порочный грех, который по богословской классификации относится ко греху содомскому, вопиющий на Небо об отмщении, да и физиологи знают, если этот грех укоренится и человек не пытается с ним бороться, то происходит инвалидность, неспособность к супружеской жизни, или наступает огромная ломка, непоправимое распадение душевной природы.

Источник: https://azbyka.ru

Поделиться материалом

Submit to FacebookSubmit to Google PlusSubmit to TwitterVKJJ

Православие и проблемы биоэтики

К XXV Международным Рождественским образовательным чтениям Патриаршая комиссия по вопросам семьи, защиты материнства и детства выпустила Сборник «Православие и проблемы биоэтики» по материалам сборников Церковно-общественного Совета по биомедицинской этике

Архив

    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      

Книги о семье