Понедельник, 30 октября 2017

Курс «Нравственные основы семейной жизни» может быть включен в школьную программу

С начала минувшей недели в СМИ обсуждается предложение Русской Православной Церкви о введении в школьную программу нового курса - «Нравственные основы семейной жизни». В числе ее разработчиков – представители уральского православного сообщества монахиня Нина (Крыгина) и член рабочей группы Патриаршего совета по вопросам семьи и защиты материнства, протоиерей Дмитрий Моисеев. Агентство ЕАН побеседовало с отцом Дмитрием о том, как создавался этот курс, о возможности его корректировки и о том, за что авторы программы готовы бороться.

- Отец Дмитрий, в связи с чем у вас возникла идея о необходимости создания образовательного курса для школьников?

- Все началось еще в 2000-е годы. В 2002 году в Екатеринбургской епархии был организован центр защиты материнства «Колыбель», который занимается помощью беременным женщинам, находящимся в трудной жизненной ситуации, и профилактикой абортов. По мере нашей работы мы пришли к выводу, что боремся со следствиями, а не с причиной. Это последствия еще более серьезной проблемы – кризиса семьи.

И возникла идея решать ее именно с помощью системы образования, чтобы готовить подростков к семейной жизни. У нас была создана программа «Нравственные основы семейной жизни», которая проходила апробацию в виде лекций в некоторых школах.

- Где проводились такие занятия? Какие были отзывы?

- Это была частная школа «Источник» и еще некоторые школы.

В 2007 году мы с монахиней Ниной Крыгиной начали создавать учебно-методический комплекс, а в 2009 году приступили к созданию и написанию учебников для старшеклассников. Это по сути первые учебники по семейной жизни в нашей стране – когда в советские годы преподавалась «Этика и психология семейной жизни», были изданы только материалы для учителей.

Сейчас он проходит апробацию в разных регионах. В основном в виде факультативов или курсов по выбору. По принципу инициативы снизу.

В целом отзывы положительные. В гимназии № 176  Екатеринбурга один из старшеклассников, изучавших курс, написал: «Наконец-то у нас появился предмет в школе, на котором с нами говорят о жизни».

У нас проблема в обществе в том, что к каким-то серьезным жизненным вещам у нас отношение более небрежное, чем, например, к покупке машины. Создание семьи – более важная жизненная задача, которая в настоящее время практически не обсуждается ни в семье, ни в школе.

Многие семьи, к сожалению, утратили традицию семейного образования. До революции в средней семье было по пять детей – и у русских, и у мусульманских народов, разводов было 3%, а сейчас - больше 70%.

- Вы упомянули о монахине Нине. Расскажите, какова ее роль в разработке курса?

- Вначале была группа из сотрудников «Колыбели», которые написали программу. Потом мы проводили апробацию этой программы в нескольких екатеринбургских школах. А с 2005 года монахиня Нина с сестрой, игуменьей Варварой, приняли постриг. И практически сразу владыка Викентий благословил монахиню Нину помогать «Колыбели».

В 2005 - 2006 годах был выпущен цикл видеолекций «Тепло домашнего очага», а с 2007 года мы начали трудиться над созданием образовательного курса. Она была удивлена, поскольку предполагала тогда, что, поступив в монастырь, полностью удалится от мира. То есть до пострига она в проекте не участвовала. Мы вообще тогда не были знакомы – она ведь жила в другом регионе (в Магнитогорске).

- Многих смущает, что основам семейной жизни учит монахиня…

- Монахиня Нина в прошлом занималась наукой – психологией. Она была профессором Магнитогорского университета. С одной стороны, мы священник и монахиня, с другой стороны – представители академической науки – я кандидат биологических наук. Кстати, на учебнике указаны только наши светские регалии.

Если курс написан монахиней и священником, то многие обращают внимание именно на это. А то, что мы представители науки, людям не сразу бросается глаза. Когда человек из науки видит проблему, у него сразу возникает вопрос, как эту проблему можно решить. Поэтому исходным мотивом создания образовательного курса был поиск решения проблемы, которая заключается в разрыве традиции семейного образования. Но духовный опыт в этом, безусловно, помогает. Основы нравственности коренятся в вере. Конечно, не у каждого человека есть вера. И веры есть разные. Но нравственность объединяет всех – и мусульман, и христиан, и иудеев, и буддистов, и атеистов. Поэтому мы создавали сознательно светский курс, который мог бы преподаваться для всех.

Там есть темы, где рассматриваются особенности брака в разных традициях. Где могли, мы постарались проводить межконфессиональное сравнение. Мы понимаем, что конфессиональный курс в общеобразовательной школе не будет так востребован, как светский. Мы не пишем там постоянно цитаты из Библии. Хотя в ряде случаев, наряду с цитатами из наследия науки и культуры, приводим и высказывания духовных лиц, фрагменты из Священного писания. Например, Гимн любви апостола Павла. Но их не побоялся в атеистические времена вставить в свой фильм и режиссер Андрей Тарковский. Основной материал – обобщение научного и культурного наследия: психологии, биологии, обществоведения. Это была попытка синтеза, научной, культурной и духовной традиции.

Я думаю, когда речь зайдет о преподавании на федеральном уровне, конечно же, можно будет еще раз рассмотреть учебники с точки зрения соблюдения интересов разных слоев общества.

- Политкорректности?

- Да, чтобы учесть позиции всех этнических и конфессиональных сообществ. Коррекция возможна. Но я думаю, что основной материал должен остаться. Там идет диалог о семье с точки зрения философии, психологии и нравственности. А многие журналисты, к сожалению, начинают рассуждения на тему, что авторы – священник и монахиня, даже не заглянув в учебник.

- Есть ли у вас семья?

- Да, у меня семья, двое детей. Матушка у меня помогает – на клиросе поет. Сам я продолжаю заниматься наукой.

- Каковы будут дальнейшие шаги по внедрению курса? Судя по публикациям в СМИ, его планируется ввести на федеральном уровне…

- Раньше была апробация по инициативе снизу. Сейчас министерство образования и науки Российской Федерации дало грант на апробацию этого курса в 15 регионах России: Архангельская, Псковская, Тверская, Самарская, Нижегородская, Ярославская, Астраханская, Сахалинская области и другие. Свердловской области в этой программе нет, но апробация у нас уже проходила.

Проект достаточно краткосрочный, он идет с начала этого учебного года и рассчитан на полгода. В декабре планируется конференция на базе Российского университета дружбы народов в Москве. Там мы хотели бы собрать учителей, преподающих семейный курс из регионов, и обменяться опытом. Помимо курса для старшеклассников необходимо обращать внимание на темы семьи также и в средней, и в младшей школе.

Если говорить об уровне принятия административных решений, курс был неоднократно презентован в министерстве образования и науки в нынешнем составе. Последняя встреча была с представителями родительской общественности, и социальный заказ был озвучен со стороны родителей.

Вопрос, конечно, технический – как это включать в образовательный процесс. Сейчас Российская академия образования трудится над созданием типовой программы. На базе типовой программы могут быть приняты решения по базисному учебному плану – как найти место для этого курса в сетке часов для старшеклассников. Тогда возможно решение на уровне министерства.

Я надеюсь, что сейчас складывается ситуация, когда возможно принять решение на уровне министерства в том или ином виде. В каком именно, зависит от министра.

- Как вы сами видите этот курс – должен он быть обязательным или нет? Сколько необходимо часов в неделю?

- Если даже курс будет введен как необязательный, но в сетке часов, большинство старшеклассников будет его посещать. Конечно же, если он будет вестись профессионально, на что мы надеемся. Потому что заинтересованность есть, прежде всего, со стороны молодых людей. Это неформальный курс. Мы берем по минимуму – хотя бы один час в неделю, понимая, что и этого при нынешней загрузке старшеклассников трудно добиться.

- А оценки? Как можно проверять нравственность?

- Это проблема. Потому что у нас для всех предметов действует оценочная система.

Проверка будет касаться только фактической составляющей – конкретной информации о семье. А как человек это будет применять – другой вопрос. В этом ему оценку поставит сама жизнь.

- Встречаете ли вы сопротивление?

- Когда мы все начинали, мы понимали, что если нашу инициативу выдвигать на федеральный уровень, будет очень большое противодействие – в 2000-е годы. Слава богу, с тех пор отношение общества и государства к семье у нас существенно изменилось. Хотя недопонимание, конечно же, еще остается. Необходим длительный, предметный и содержательный общественный диалог на эту тему. Тогда многие вопросы и недоразумения отпадут.

- Отец Дмитрий, вы уже упоминали, что люди обращают внимание на конфессиональную принадлежность. Учитывая непростое отношение общества к церкви, может быть, нужно привлечь какого-то светского автора?

- А где его взять? К сожалению, на этом поле делателей очень мало. Почему-то предметно, серьезно и содержательно о семье говорят в основном как раз люди верующие, церковные, такие как отец Георгий (Шестун) – доктор педагогических наук, отец Илья Шугаев, написавший «Один раз и на всю жизнь» – замечательная книга бесед со старшеклассниками. Там нет конфессиональной подоплеки. Есть светские психологи, ученые, которые занимаются семьей, у них есть ценные труды на эту тему. Но таким специфическим языком науки с подростками говорить не всегда получится – есть проблема популяризации научных знаний.

Если люди укажут на какие-то недоработки, объективные замечания по существу, мы только спасибо скажем.

Меня беспокоит, что многих журналистов и респондентов, участвующих в дискуссии о необходимости преподавания семейного курса в школе, волнуют не столько проблемы семьи, сколько наша конфессиональная и профессиональная принадлежность. На мой взгляд, это прямой увод темы от актуальных и значимых вопросов. То, что люди делают аборты, разводятся в 70% случаев, живут в сожительстве до брака, изменяют друг другу, бросают детей в мусорные ящики, – это многих людей, участвующих в дискуссии, мало волнует. А ведь многие люди несчастны в наше время – у них не сложилась семейная жизнь.

- Если говорить предметно, что вам особенно дорого в этом курсе? Какие темы считаете наиболее важными?

- Во-первых, это беседы о счастье, заключается ли оно в деньгах, высоком социальном статусе или в чем-то другом. Во-вторых, проблема личности. На Западе ее понимают как персону, это некая социальная роль, маска. А в нашей традиции это ипостась, то есть то, что содержит человеческую природу, не даёт ей уклониться в животное состояние. То есть внутреннее, а не внешнее начало. Проблема межличностных отношений – как не впасть в одиночество в толпе. Проблема добрачных сожительств, которые являются фактором риска для создания крепкой благополучной семьи. Тема иерархии – за советские годы у нас сложился матриархат, но властвовать – не характерно для природы женщины. Ей не сладко от ее власти в семье – слишком большая нагрузка. А мужчине в такой ситуации остается только проводить вечера с друзьями за бутылкой пива. И так далее.

- Можно предположить, что обозначенные вами взгляды не совпадают с мировоззрением части общества…

- Я надеюсь все-таки, что большинство родителей хотят детям семейного счастья. Но сопротивление обязательно будет. И все же из той, почти тупиковой ситуации, в которой находится наше общество в плане семейных отношений, надо как-то выходить. Конечно, курс направлен не только на старшеклассников, но и на их родителей. Кто-то будет против, но без борьбы, без дискуссий ничего не бывает. В наше время ценности отцовства и материнства – это ценности, за которые надо бороться, их необходимо сознательно отстаивать. И в ходе этого диалога кто-то может и пересмотреть свои взгляды на семью и семейное воспитание в лучшую сторону.

- Курс в тех или иных формах преподается уже достаточно давно. Как вы урегулировали вопрос с родителями-противниками?

- Я, честно говоря, ни одного такого случая не встречал. Может быть, до меня не доносили. От обсуждения ведь никто вреда не получит.

А сейчас у нас получается безальтернативный вариант – детей настраивают только на то, что многие ненормальные вещи в семейной сфере нормальны.

Важные вещи замалчивают, маловажные обсуждают – футбол, хоккей, жизнь звезд и так далее.

Вот юные люди друг с другом дружили – год, два, а потом один из них изменил. Представляете, какая рана у другого? И второй вправе сказать: «Мы же только пробовали». Он цинично, но озвучивает правду – был нарушен естественный порядок развития семейных отношений, обоим не хватило мужества принять ответственное решение. И такие трагедии в настоящее время мы, к сожалению, встречаем на каждом шагу.

Источник: http://eanews.ru

Поделиться материалом

Submit to FacebookSubmit to Google PlusSubmit to TwitterVKJJ

Православие и проблемы биоэтики

К XXV Международным Рождественским образовательным чтениям Патриаршая комиссия по вопросам семьи, защиты материнства и детства выпустила Сборник «Православие и проблемы биоэтики» по материалам сборников Церковно-общественного Совета по биомедицинской этике

Архив

    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      

Книги о семье