Пятница, 27 октября 2017

Гармония в семье и браке

Предисловие автора

О чем эта книга? О том прочном основании, на котором по­коится здание брака и семьи, о тех духовных и психологичес­ких закономерностях, следование которым делает все счастли­вые семьи похожими друг на друга.

Потребность в написании этой книги обусловлена несколь­кими обстоятельствами.

Во-первых, болью и горечью, связанными с той ситуацией, которая царит во многих наших семьях. Утрата духовных кор­ней и традиций, следование принципу «бери от жизни все» де­лают свое черное дело, все дальше и дальше уводят современ­ного человека от ценностей брака, от крепкой многодетной семьи, от материнства. Им на смену приходят суррогаты-заменители («гражданский» брак, «свободная» любовь, выбор «парт­неров» и т. д.).

Во-вторых, размышлениями, которые возникли в результате многолетнего опыта работы в сфере медицины, психологии и образования в качестве врача, психолога, педагога. В частности, мы очень тщательно и всесторонне изучаем человека; в медици­не мы добрались до генетического и хромосомного уровней, проникли практически во все тайны человеческого бытия. В пси­хологии мы разложили по полочкам психику человека, его со­знательное и бессознательное, вычленили отдельные составля­ющие, но... В погоне за деталями мы утратили что-то очень важное, то, что служит объединяющим и интегрирующим нача­лом личности любого человека.

Что же это? Ответ прост и одновременно сложен: это духов­ность, это тот аспект, который позволяет человеку выйти за рам­ки своего «я», разбить свою эгоцентрическую «скорлупу» и выст­роить отношения с Богом. Именно эту связь мы зачастую утра­чиваем в повседневной суете, в заботах о хлебе насущном. Но эта утрата постоянно дает о себе знать...

Исследования подтверждают, что в основе большинства про­блем, как в сфере семейных, супружеских отношений, так и в сфере личностных дезадаптаций (неврозов, алкоголизма, пси­хосоматических расстройств) лежит вытеснение и подавление духовного аспекта бытия человека, от которого он бежит в «ра­дость жизни». Но чем быстрее человек пытается убежать, тем быстрее настигают его собственные проблемы, сложности, ко­торые являются не чем иным, как призывом остановиться, заду­маться: а куда и от кого я бегу?

Поэтому очень важно восстановить, укрепить, вернуть в лич­ность, в семейные отношения духовность, веру, жертвенность, которые помогают человеку действительно стать человеком как носителю образа и подобия Божия. Помочь в этом может, конеч­но же, в первую очередь Православная Церковь, пастырское сло­во; ведь, как известно, воцерковление человека, приобщение его к церковным таинствам и жизнь во Христе может исцелить, смяг­чить, скомпенсировать любые болезни и дезадаптации. Таких примеров можно привести сколько угодно.

А могут ли помочь в этом процессе психология, психотера­пия? Не так давно среди известных богословов по этому поводу развернулась дискуссия: нужна ли Церкви психология как наука? Ведь, по большому счету, все истины есть в православной вере, богословских дисциплинах, нужно только их использовать. И это действительно так. Церкви, теологам, богословам вряд ли нужна психология, но в какой-то степени ее знания могут сослужить добрую службу: помочь увидеть нюансы человеческой психики, причинно-следственные связи и закономерности, как правило, на уровне ветхого «я».

Конечно же, психология и психотерапия в большей степени нуждаются в поиске духовных основ, чем богословие в поиске психологических корней. Однако воцерковленный православный психолог, наверное, может оказать немалую помощь обративше­муся к нему человеку, испытывающему душевные страдания (а мы знаем, что таких людей обращается к специалистам немало).

Эта помощь состоит в открытии в себе духовного уровня, осознании голоса совести и того конфликта с ней, который час­то лежит в основе большинства проблем. Другими словами, пра­вославный специалист может выступить в роли своеобразного катализатора, способного помочь выбрать правильный вектор поисков, размышлений и поступков. Но для этого самому врачу- психологу важно иметь крепкие методологические основания.

Серьезной опорой в работе могут стать духовно-нравствен­ные христианские православные ориентиры, о которых в про­цессе профессиональной подготовки необходимо говорить бу­дущему психологу. Необходимо говорить и о том, что существуют универсальные нравственные законы, данные нам Богом, нару­шение которых влечет за собой психологические и соматичес­кие проблемы.

Важно опираться на внутренние и внешние нравственные законы, данные нам Богом в двух видах: ветхозаветном законе Моисея и полном и совершенном евангельском законе. Все де­сять заповедей актуальны и сегодня, когда повсеместно внедря­ются законы «живи одним днем», «бери от жизни все», «после нас хоть потоп». Подготовленность специалиста в этом вопросе мо­жет серьезно помочь человеку, обратившемуся за помощью.

Что касается евангельских заповедей блаженства, то они мо­гут являться ориентирами, показывающими, куда, в каком на­правлении нужно двигаться, стать фундаментом, на котором воз­можно построение крепкого здания психологического и духовного здоровья.

Необходимо оговориться, что деятельность психолога не дол­жна подменять деятельность пастыря, однако знание, глубокий анализ заповедей поможет создать нравственный ориентир, прежде всего для самого психолога. «Врач! исцели себя самого» (Лк. 4, 23). Особенно это относится к специалистам в области духовного здоровья.

Что касается еще одного серьезного основания в деятельнос­ти специалиста, в его понимании личности - им может выступить христианская антропология, христианское видение человека, основанное на многовековых традициях. Это видение можно на­звать универсальным вне зависимости от приверженности к той или иной теории. Человек в данном контексте рассматривается как носитель образа Божия, в то же время имеющий свободную волю и возможность перерастания в подобие Его.

Центральным положением христианской антропологии яв­ляется положение о троичности и иерархии личности. Это иерархия: дух - душа - тело. Об этих уровнях и их проявлениях в супружеских и семейных отношениях подробно говорится на страницах книги.

Знание духовных и психологических закономерностей семьи и брака, взаимоотношений супругов, родителей и детей может помочь любому человеку выстроить гармоничные отношения, построить крепкий дом, в широком смысле этого слова, обрес­ти духовное и душевное здоровье.

Хотелось бы выразить огромную благодарность тем людям, которые внесли большой вклад в написание этой книги: Архи­епископу Самарскому и Сызранскому Сергию; заведующему ка­федрой православной педагогики и психологии Самарской Пра­вославной Духовной Семинарии игумену Георгию (Шестуну); за­ведующему кафедрой теологии СамГУПС, протоиерею Димитрию Лескину; доценту кафедры православной педагогики и психоло­гии Самарской Православной Духовной Семинарии Подоровской Ирине Анатольевне; начальнику РИО СамГУПС Шиминой Ирине Александровне; редактору Красновой Елене Александровне; мое­му мужу Георгию и дочери Виктории; студентам Самарской Пра­вославной Духовной Семинарии, Самарского государственного Медицинского университета, Самарского государственного уни­верситета путей сообщения.

Кандидат психологических наук,
доцент кафедры теологии СамГУПС
Е.А. Морозова

Вступительное слово

Книга посвящена актуальной проблеме - созданию и сохра­нению семьи. Особая острота этого вопроса связана с тяжелым кризисом, в котором находятся наши семьи: приоритет отдает­ся эгоцентрическим ценностям, растет число разводов, падает рождаемость, ужасает количество абортов, которые совершают­ся ежедневно - кризис дал глубокие корни. Поэтому важно воз­рождать ценность семьи и брака, актуализировать их духовные начала.

Как построить отношения между мужчиной и женщиной, как избежать вечного конфликта «отцов и детей», как сохранить эмо­циональные теплые отношения в браке, каковы духовные осно­вания брака и семьи, - эти и другие вопросы автор поднимает в своей работе.

Существует немало работ, посвященных семье и браку. Одна­ко большинство авторов делает акцент либо на их духовных ос­нованиях в контексте православия, либо на психологических ас­пектах, что не позволяет получить целостной картины. Однознач­но позитивным моментом является то, что автор данной работы предлагает рассматривать семью и брак в контексте двух взаимо­дополняющих друг друга аспектов: духовного и психологическо­го. Это позволяет получить некий стереоскопический эффект за счет более объемного видения этих вопросов. Принципиальным является то, что красной нитью в работе автора проходит базо­вое положение христианской антропологии о трехуровневом иерархичном строении личности: дух - душа - тело. При этом брак рассматривается как встреча именно двух личностей, но личностей разного пола (само слово «пол» может пониматься как половина целого), а целое и есть единение в браке.

В чем же важность учета трехуровневого строения личности? Если рассматривать человека в контексте телесно-душевном (что чаще всего и происходит в современной психологии), то, к сожа­лению, такая личность становится как бы урезанной, усеченной. При этом усекается самая важная составляющая - духовность. Духовность очень неоднозначно понимается в психологическом контексте, чаще всего как возможность выхода за рамки собствен­ного «эго». Только встает вопрос: а выхода куда, в какую плоскость? На этот вопрос в психологии ответа, как правило, нет. Чаще всего духовные люди в светском понимании - это люди, принявшие высшие образцы человеческой культуры, высшие ценности бы­тия как свои собственные. Другими словами, духовный человек в светском понимании - это культурный человек.

Духовные люди в православном понимании - это, скорее, не те, кто «включен» в мир человеческой культуры, а кто родился духом и стал человеком духовным, обладающим духовным умом, духовно открытыми очами. Человек, вставший на путь воцерковления, очищая свою душу покаянием, постом, смирением от стра­стей, становится все более чутким к духовному миру.

Таким образом, включение духовной составляющей в кон­текст личности позволяет рассмотреть вопросы семьи и брака под принципиально иным углом зрения.

Что же выступает в качестве духовных аспектов семьи и бра­ка? Глубокие православные корни брачно-семейных отношений, которые как никогда актуальны сегодня: жертвенность, правиль­ная иерархия, избавление от собственного эгоцентризма, еди­нение супругов, становление «одной плотью» на уровне духа, души и тела. Автор проводит мысль о том, что именно следова­ние этим принципам позволяет выстроить действительно проч­ное здание семьи, не зависящее от внешних влияний.

Психологические аспекты жизни в семье и в браке также под­робно рассматриваются в данной работе. Это те обстоятельства, которые кажутся мелочами, но, накапливаясь, способны служить поводом для разногласий и конфликтов: общение в семье, спо­соб разрешения конфликтов, сложившиеся эмоциональные сте­реотипы, особенности психологии мужчины и женщины... Зна­ние этих психологических закономерностей позволяет значи­тельно расширить способность членов семьи реально оценивать причины разногласий и увеличивает способности к их разреше­нию. Основным «инструментом» для этого является рефлексия, другими словами, постоянное внимание к себе, своим помыслам, эмоциям. В православном контексте отцы церкви говорят о трезвении как необходимом ежеминутном внимании к себе; именно оно позволяет глубоко познать себя и осознать страстные движе­ния души.

Интересным моментом в книге является параллель, проводи­мая автором между православными духовными закономернос­тями и психологическими аспектами. Например, в контексте важности эмоциональных позитивных отношений матери и ребенка, родительских директив. Характерно, что современные психологические исследования являются подтверждением ис­тин, высказанных отцами церкви, и не противоречат, а лишь подтверждают их с научной точки зрения. Другими словами, можно говорить о сопряженности светского (психологическо­го) и православного (духовного) взглядов на семью и брак. Та­ким образом, рассмотрение духовных и психологических аспек­тов семьи и брака значительно расширяет диапазон восприятия этих важных вопросов, помогает выстроить по-настоящему гар­моничную семью.

Настоятель храма в честь преподобного Сергия Радонежского,
профессор, доктор педагогических наук,
заведующий кафедрой православной педагогики и психологии
Самарской Православной Духовной семинарии
игумен Георгий (Шестун)

* * *

Книга написана опытным психологом, кандидатом психоло­гических наук Морозовой Еленой Анатольевной, много лет по­святившей изучению проблем брака и семьи. Детально разра­ботав проблему на психологическом уровне, после своего воцерковления автор дополнила и переосмыслила труд, вклю­чив в него духовный компонент семьи и брака. В результате по­лучилась книга, с одной стороны, психологически добротная, грамотная и высокопрофессиональная, а с другой, освящающая духовные аспекты брака в русле православной традиции, право­славного предания. Это сочетание является несомненной удачей.

Автор - человек живой и искренний, вдохновенный и энер­гичный. Имея высокий профессиональный статус, она не побо­ялась снова стать студенткой, сесть за парту и получить теологи­ческое образование. Поэтому православное осмысление раскры­ваемой темы в книге выполнено богословски точно. Автор является доцентом кафедры теологии Самарского государствен­ного университета путей сообщения.

Студенты и слушатели ЕА Морозовой отмечают простоту и ясность изложения ею материала, иллюстрируемого примера­ми из многолетней психологической практики. Живой и яркий язык автор сохраняет и в своих печатных работах. Данная книга не исключение. Работа легко читается, сохраняя всю глубину, серьезность проблем, не упрощая их.

Работа публикуется в сложное время, когда институт семьи переживает острейший кризис. Люди мечтают о счастливой се­мье, так же как и много лет назад, но не умеют построить ее, со­хранить любовь, уберечь семейный очаг.

Книга будет полезна студентам вузов, практикующим психо­логам, широкому кругу читателей.

Доцент кафедры православной педагогики и психологии
Самарской Православной Духовной семинарии,
кандидат психологических наук
И.Л. Подоровская

* * *

Монография Е.А. Морозовой представляет собой глубокое многогранное исследование семьи. В начале книги автор под­робно рассматривает причины кризиса, которые многообраз­ны и имеют глубокие корни. Как врач сначала ставит диагноз, а затем назначает лечение, ЕАМорозова последовательно вскры­вает и анализирует психологические и духовные проблемы се­мьи, показывает путь восстановления семьи через возврат к ду­ховным ценностям и традициям православия.

Книга интересна широтой охвата сложных вопросов семей­ных отношений и подробным их анализом с позиций православ­ной антропологии. Рассмотрен весь жизненный цикл семьи, дана характеристика стадий этого цикла и семейных кризисов, пред­ложены стратегии преодоления возрастных кризисов, рассмот­рены острые проблемы материнства.

Большим преимуществом книги является профессиональный психологический анализ нестроений в семейных отношениях на разных этапах существования семьи. Автор приводит в каче­стве примеров образы православных супругов, их семейных отношений, их любви, доверия, верности, как бы предлагая образ­цы выхода из сложных ситуаций, намечая пути преодоления кон­фликтов на духовном уровне.

Материалы книги могут быть использованы в различных учебных курсах для молодежи, посвященных семье и браку. Про­чтение книги поможет каждому в решении личных проблем.

Доктор психологических наук,
профессор кафедры методов психологического познания
РГПУ им. А.И. Герцена
Е.К. Веселова

Введение

«Умирает семья в России» - такую пессимистическую фразу все чаще и чаще можно услышать повсеместно. И постепенно из нашей жизни уходят такие слова и понятия, как честь, верность, мужество, целомудрие, достоинство. К сожалению, многое ока­залось утрачено, забыто, растоптано. Происходит переоценка ценностей, в результате которой некоторые вещи становятся сегодня не актуальными: хранить верность, иметь несколько де­тей, женщине заниматься домом и семьей.

Актуальным становится следование потребительским, эгои­стическим принципам, насаждаемым в наше сознание в первую очередь средствами массовой информации: «бери от жизни все», «удовлетворяй свои потребности», «живи здесь и сейчас». Все это на пользу семье, конечно же, не идет. Современная семья нахо­дится в глубочайшем кризисе. Тяжело болен и разрушается сам институт семьи. Причем, не лучшие времена семья переживает не только в России, но и во всем мире.

Семейный кризис стал глубоким, разветвленным, он, как ра­ковая опухоль, буквально разъедает весь институт семьи и име­ет различные уродливые проявления. Назовем некоторые из них.

Фактически оказались разрушенными нравственные пред­ставления о браке и семье. Супружеские отношения перестали восприниматься как проявление духовного единства и жертвен­ности, но переродились в эгоистическое удовлетворение соб­ственных потребностей в браке. Это привело к утрате чувства сопричастности, любви, доверия, нежеланию стать «одной пло­тью», поступиться чем-либо ради своего супруга.

Нередко критерием благополучия брака выступает именно чувство удовлетворенности или неудовлетворенности в основ­ных сферах семейной жизни. Мы забыли о том, что трудности и их преодоление являются необходимым компонентом семейной жизни и условием духовного роста членов семьи.

Почти полностью утрачено представление о верности супру­гов и нерасторжимости брака. Так, по статистике Самарской об­ласти за последние годы на 1ООО образовавшихся пар приходит­ся 786 распавшихся. По сравнению с Россией начала XX века, число разводов в целом выросло на 700%! Сегодня, по данным ВЦИОМ, каждый четвертый ребенок в стране воспитывается в неполной семье, и все больше женщин рожает, не состоя в бра­ке. В 1994 году их было 20%, в 1997 году - 25%, сейчас это число приближается к 30%.

Направленность на создание семьи сменила направленность на свое «я». Система «семьецентризма» с ориентацией на ценно­сти долга, семейную ответственность, рождение и воспитание детей, заботу о старости родителей уступает место системе «эго­центризма», независимости, личных достижений, доминирова­нию ощущений сильного «эго».

В обществе возрастает количество молодых людей, стремя­щихся к так называемым альтернативным формам устройства собственной жизни. В частности, все больше молодых людей и девушек выбирают сознательную установку на одиночество. Бо­лее половины российских девушек и лишь пять процентов швед­ских считают, что замужество необходимо для женщины.

Одинокие люди принимают подобное решение по различ­ным причинам, среди которых психологи выделяют следующие:

- негативный опыт, вынесенный из родительских семей;

- рост образования женщины, что часто меняет ее взгляды на представления о самореализации. Она отдает приоритет про­фессиональному росту, карьере и эти установки, естественно, все дальше и дальше уводят ее от «обременяющих» семейных уз. Кро­ме того, получение образования, становление в качестве специ­алиста требует времени, поэтому женщина пропускает детород­ный период;

- распространенная точка зрения (чаще у мужчин), что лег­че прожить одному, в том числе и из экономических соображе­ний. Низкий материальный уровень, недостаточность государ­ственной поддержки семьи, неопределенность и нестабильность будущего - все это попытки рационального прикрытия соб­ственного нежелания брать ответственность за семью.

Распространенными формами альтернативных семейных отношений стали сожительство и так называемый гражданский брак. Объединяет их в первую очередь то, что мужчина и жен­щина строят свою совместную жизнь без официальной регист­рации и духовного соединения в Таинстве венчания. А различия связаны с двумя моментами: с продолжительностью и стабиль­ностью совместного проживания и с характером социальной представленности своих отношений.

В случае сожительства продолжительность совместного проживания может быть относительно невелика и сопровож­даться неоднократными разъездами и воссоединениями, семей­ные роли недостаточно определены и аморфны, границы такой «семьи» расплывчаты и нечетки, пара публично признает отсут­ствие брачных обязательств.

Гражданский брак характеризуется длительностью и ста­бильностью отношений, наличием достаточно четкой структу­ры семейных ролей: пара может иметь совместных детей, и от­крыто признавать свои отношения как супружеские. Не хватает только самого главного - духовного и юридического соедине­ния. В итоге получается как бы игра в семью, где женщина и муж­чина живут семейной жизнью «понарошку». Почему же они пред­почитают такой вариант совместного существования (другими словами этот союз и не назовешь)?

На эту тему существуют психологические исследования, в ча­стности В.В. Кондратьева показала, что в основе гражданского брака в большинстве случаев лежит психологическая неготов­ность партнеров к принятию ответственности за семью. Сами «супруги» объясняют свой выбор тем, что семью они содержать не могут (не хватает денег), не уверены в правильности выбора (а вдруг встретят кого-то другого, но семья уже есть), желают «по­лучше узнать друг друга». Можно сказать, что в основе таких от­ношений лежит лукавство, недоверие друг к другу, желание под­страховаться. Хотя пользы от такой «страховки» не бывает, один только вред, так как, если люди живут в грехе, то страдают дети, разрушаются души.

Исследования подтверждают, что такого рода опыт совмест­ной жизни не оказывает влияния на благополучие последующе­го брака, то есть можно и «тренироваться», и «совмещаться», но никакой гарантии на будущее нет. Лишь пять процентов таких пар официально регистрируют свои отношения. Как правило, такие пары распадаются.

Большое количество супружеских пар предпочитает откры­тый брак, фактически узаконивающий право на измену. Сторон­ники такого типа брака считают, что если брак существует толь­ко на уровне долга, то он по сути себя исчерпал. А самое главное в браке, по их мнению - это свобода. Но свобода от чего? От дей­ствительно близких отношений, от любви, от заботы? Итог та­ких «свободных» браков в своем большинстве плачевен - смерть супружеских отношений, любви, опустошенность и депрессия.

Все более набирает силу тенденция - появление так называ­емых «двухкаръерных» семей. Это такие семьи, где оба супруга, а не только муж, как в традиционной семье, ставят перед собой задачи профессионального роста и самореализации. В таких со­юзах семейные ценности отходят на второй, третий план, а суп­руги превращаются в «партнеров», коллег, сотрудников.

Во многих семьях в нескольких поколениях отсутствуют муж­чины, все чаще появляется так называемая «материнская семья», где женщина рожает ребенка «для себя» и семья состоит из мамы, бабушки и ребенка.

Попыткой построения искаженных альтернативных отноше­ний являются и гомосексуальные пары, свингерство, конкубинат. Эти грубые пародии на семью неизбежно завершаются глубоки­ми личностными расстройствами, депрессиями, психосоматичес­кими заболеваниями.

Это далеко не полный перечень «альтернативных» вариантов.

Повреждены устои семьи.

..Фактически разрушена традиционная семейная иерархия: зачастую муж не является главой семьи. В силу слабости и пас­сивности он вытесняется на периферию, эмоционально дистан­цируется, в то время как жена начинает занимать лидирующую позицию, становясь добытчиком и кормильцем. Но, как отмеча­ет игумен Георгий (Шестун), семья существует до тех пор, пока главой семьи является муж, и умирает - распадается тогда, когда жена «победит» своего мужа.

Утрачена система послушания детей. Традиционные отно­шения уважения, почитания старших сменились игнорировани­ем их мнения, «самостью», активным противостоянием автори­тету взрослых. В итоге оказалась утрачена старая истина: «ребенок, не почитающий своих родителей, не бывает долголетен»;

Нарушены связи между поколениями. Зачастую мы оказыва­емся «Иванами, не помнящими родства», «перекати-поле», забы­ваем и утрачиваем свои корни, традиции, ценности, разрываем духовные нити, связывающие членов семьи в единое целое.

Утрачено традиционное восприятие родительства и дет­ства.

Катастрофически упал престиж материнства и отцовства. Им на смену пришли культы жизненного успеха, эгоцентризма, про­фессионального роста. По своему составу семья из расширен­ной перешла к «атомарной», состоящей из родителей и одного ребенка.

Как отметил митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл на семинаре комитета по демографической политике, современные люди не хотят иметь несколько детей не потому, что они беднее своих родителей, дедов и прадедов, а, прежде все­го потому, что желают жить комфортно, не возлагая на себя до­полнительных обязательств... Человек не желает жертвовать со­бой, а ведь готовность к жертве ради другого - важнейший признак любви. Любовь и жертвенность - синонимы.

По результатам исследования ВЦИОМа, 51,9% опрошенных считают идеальной семью с двумя детьми, но реально планиру­ют иметь двух детей лишь 20,7%; идеальной считают семью из трех детей - 17,9%, а планируют иметь трех детей только 3,4% опрошенных.

Увеличивается число бездетных семей. Это те ситуации, ког­да супруги сознательно отказываются от рождения детей, отда­вая приоритет жизни «для себя». Родители все чаще видят в де­тях ненужную обузу и препятствие для достижения жизненных целей.

Продолжает снижаться рождаемость. С1979 по 1990 год сред­негодовой естественный прирост населения РСФСР составлял 769 тыс. человек А в период с 1992 по 2002 год убыль населения достигла одного миллиона человек в год. С учетом утраченного прироста общие потери нации за десятилетие составили около шестнадцати миллионов человек

Последствия подобной тенденции могут быть подобными ситуации, сложившейся в Косово. Академик И. Бестужев-Лада го­ворил о том, что сто лет назад на этом месте (в Косово) жило 2% албанского населения. Но сербские женщины сидели на собра­ниях и таскали шпалы, а албанские женщины сидели у люлек и таскали детей. К концу девяностых годов (притом, что никто туда не приезжал) албанцев стало 90%. И албанцы потребовали при­знания своих прав. Когда вымирает одна цивилизация, ее место тут же занимает другая. И мы не застрахованы от подобного фи­нала. Только политика, проводимая руководством страны в по­следнее время, внушает надежду, что все-таки с нами такого не произойдет, нация сумеет встать на ноги.

Однако пока статистика свидетельствует о том, что две трети всех беременностей в нашей стране заканчиваются абортами. Ежедневно совершается десять тысяч прерываний беременнос­ти. При этом 5% бюджета здравоохранения тратится на аборты. Как итог - ежегодно 50 тысяч женщин утрачивают способность к деторождению.

Здоровье детей также находится под угрозой. Отмечается значительный рост детской заболеваемости. Так, по статистичес­ким данным за последние годы, в России всего 14% детей здоро­вы, 50% детей имеют отклонения в здоровье, 35% - хронически больны. По данным ВОЗ, в высокоразвитых странах, к которым относится Россия, доля новорожденных, у которых фиксируют­ся признаки олигофрении (включая слабые и промежуточные формы) достигает 10-12%. В тяжелой форме болезнь поражает 3-3,5% детей.

Нередко на первый план выступают не только соматические болезни, но и психологические дисфункции, так называемые антропогении. Часто эти нарушения носят латентный, субклинический характер. Как отмечают В.И. Слободчиков и Е.И. Иса­ев, суть их состоит в подавлении и вытеснении духовного уров­ня, что влечет за собой обеднение личности, незрелость, утрату базовых ценностей. Отсутствие четких нравственных представ­лений о добре и зле толкает подростков на путь криминала, ал­коголизма, наркомании.

Семейный кризис проявляется и в особенностях семейного воспитания. Утрачено представление о воспитании как жертвен­ной родительской любви, добровольном «крестоношении», ежедневном труде. Зачастую родители, в силу духовной и пси­хологической безграмотности, откупаются от ребенка дороги­ми подарками: компьютером, одеждой... Тем самым они лишают детей духовной общности, эмоциональной сопричастности, жи­вого общения, обрекая их на одиночество в собственной семье.

Оказались прерванными и педагогические традиции. Дети на­ходятся в условиях постоянных непродуманных экспериментов в школе. Родители проявляют удивительную педагогическую не­подготовленность в вопросах развития и воспитания ребенка, не имеют элементарных представлений о духовно-нравственной сфере и особенностях ее формирования.

Причины кризиса семьи многообразны и имеют глубокие корни.

В первую очередь они связаны с утратой духовности и глобаль­ной ломкой социальных стереотипов. Современный человек заблудился в понятиях «можно», «нельзя», «хорошо», «плохо», пре­сытившись вседозволенностью и свободой. Но свободой от чего? Все больше и больше напрашивается вывод, что свободой от сво­ей совести и тех духовных, нравственных законов, которые были всегда и которые никто не отменял. Формальная отмена про­изошла с момента октябрьской революции, когда все стало «мож­но», когда церковь, православие стали топтать, убивать, а вместе с этим стали убивать целомудрие, верность, любовь и, по боль­шому счету, весь институт традиционной семьи. Возвышенная христианская этика любви все более стала вытесняться представ­лениями о «свободе» секса и праве каждого человека потворство­вать своим желаниям.

Людям «разрешили» создавать и вторую, и третью семью, из­менять, отменили венчание. Была развернута целая программа по социализации женщин. Женщина стала «бороться» за равно­правие с мужчинами, эмансипироваться (как правило, в ущерб семье). Семья как институт начала умирать медленной и мучи­тельной смертью. Сколько лет потребуется на ее восстановле­ние? Этого никто не знает.

Следующая причина связана с глубинным духовным кризи­сом личности, наступившим в результате «экспериментов» со свободой. Об этом подробно говорил Архиепископ Самарский и Сызранский Сергий на форуме, посвященном демографичес­кой политике в Самарском регионе. По словам Владыки, кризис личности порождает кризис семьи. Спасем личность, возродим духовность - спасем наши семьи.

В этой связи доктором медицинских наук, профессором Рос­сийской медицинской академии, экспертом Госдумы И.А. Гундаровым были проведены исследования по анализу причин суще­ствующего кризиса общества и депопуляции русского народа. Автор задумался о страшном росте смертности среди работо­способного населения, начавшемся в 1990-е годы. С этого вре­мени величина депопуляции (вымирания населения России) со­ставила примерно 0,7% в год. Почему?

Для ответа на этот вопрос исследователем была проанализи­рован ряд различных факторов: ухудшение экологии, злоупот­ребление спиртными напитками, курение, бедность, гиподина­мия, стрессы, гипертония... Но в итоге значимость этих факторов не была подтверждена, оставался загадочный «фактор икс», ко­торый и отвечал за вымирание нации.

Автор задался вопросом, а не связан ли он с духовными при­чинами, которые ранее во внимание не принимались. В связи с этим Гундаров и группа исследователей стали изучать влияние нравственности, распространенности грехов на современное состояние в демографии и выяснили следующее. Да, действитель­но, эта связь существует. Доказано, что смертность в обществе всего на 30% определяется экономическими и другими причи­нами, а на 60-85% обусловлена именно духовными искажения­ми. В частности, ростом таких грехов, как гордыня (которая есть не что иное, как самость, амбициозность, нацеленность на ре­зультат любой ценой), уныние (депрессия), сребролюбие, жад­ность, когда материальное благополучие ставится во главу угла.

Существенное возрастание греховного неблагополучия в об­ществе дало толчок к резкому скачку смертности. Анализируя причины демографической катастрофы в России, Гундаров ут­верждает: «Наука не предполагала, что существует народ, обла­дающий столь высокой духовной организацией и реагирующий так драматично на нравственное насилие». И, по словам автора, выход один - это путь каждого из нас к Храму, духовное возрож­дение личности, которое приведет к духовному возрождению общества.

Другая причина семейного кризиса связана с агрессивной эк­спансией западных стереотипов и некритичным их усвоением. Насилие, секс, культ непрекращающихся развлечений в любых вариантах активно насаждаются средствами массовой инфор­мации, все более превращая людей в плоть.

В наших школах усиленно насаждаются очень тонко завуалиро­ванные деструктивные программы, такие как «Планирование се­мьи», «Ответственное родительство», «Умение сказать нет», програм­мы «толерантности» по отношению к сексуальным извращениям и «легким» наркотикам, которые являются не чем иным, как скры­тым методом негативного воздействия на души детей.

Одно из опаснейших западных движений, которое активно насаждалось в нашей стране и повсеместно внедрялось во всех школах - деятельность ассоциации «Планирование семьи». Под внешне благовидными целями - «безопасный» секс, контрацеп­ция - протаскивались идеи, направленные на развал института семьи и сокращение численности населения. Не так давно одна известная женщина-политик призывала к массовой стерилиза­ции малоимущих женщин, чтобы «нищету не плодить». И вот, мы «не плодим» уже почти никого.

Все идеи «Планирования семьи» можно представить в виде слоеного пирога. Самый верхний слой - коммерческий: фарма­кологические компании стремятся как можно шире распрост­ранять свою контрацептивную продукцию, аборты тоже прино­сят прибыль, источник заработков есть и в проведении школь­ных секс-программ. Второй слой - это слой нравственный, вернее, безнравственный. В «половом воспитании» весьма заин­тересованы дельцы от порнографии. Это позволяет им выращи­вать кадры потребителей и производителей соответствующих товаров и услуг. Следующий слой - идеологический, геополити­ческий: снижение рождаемости ослабляет государство и в конеч­ном итоге ведет к его уничтожению. В самом низу находится потаенный, оккультный слой. Известно, что основателем движе­ния «Планирование семьи» является Маргарет Зангер, которая предлагала планировать численность населения, уничтожая не­полноценных, убогих, больных. И мы знаем, к чему привела эта точка зрения в годы Второй мировой войны.

Маргарет Зангер утверждала, что люди, оставшиеся на свобо­де, «создадут поистине рай земной» путем высвобождения сво­ей сексуальной энергии, которая в союзе с научным подходом позволит создать расу гениев. И тогда «человечество облагоро­дится и приобретет бессмертие», «откроет секрет вечной жиз­ни». «Старая традиционная мораль с ее представлениями о по­роке и болезни, с ее осуждением беспорядочных половых связей и проституции, постепенно отмирает... она слишком безответ­ственна и опасна как для отдельной личности, так и для соци­ального благополучия в целом», - провозглашала Зангер.

Основной постулат «Планирования семьи» - снятие всячес­ких запретов, ограничений, норм; ведь все это мешает раскры­тию внутреннего потенциала ребенка. «Каждый должен выраба­тывать свои собственные законы, которые бы действовали на определенном этапе его жизни...», «Устраните моральное табу, связывающее человечество и телесно и духовно, освободите индивидуума от рабства традиции» - такие призывы буквально пропитывают подобные школьные программы.

Слава Богу, в 2000 году эксперты МВД отнесли Российскую ассоциацию «Планирование семьи» к оккультным центрам. Од­нако экспансия Запада еще не окончена.

Еще одна причина кризиса семьи - разрыв родственных тра­диций и связей. Как отмечал Архиепископ Самарский и Сызранский Сергий, с корнем оказался вырванным традиционный се­мейный уклад.

Молодые люди стремятся к самостоятельности и пренебре­гают родительскими советами, считая, что они-то уж лучше зна­ют, что им нужно. Утрачена традиция родительского благосло­вения, родителей перестали почитать. Юношей и девушек убедили в том, что можно иметь не одного мужа или жену на всю жизнь, а несколько «партнеров». Можно и изменять, можно, если разлюбил, полюбить вновь и разойтись с надоевшей супругой или супругом. Семьи распадаются, потому что ими не дорожат, они перестали быть ценностью.

Так есть ли выход из кризисной ситуации, сложившейся в на­стоящее время в сфере семьи и семейного воспитания? Каким бы кризис ни был глубоким, тем не менее выход из него суще­ствует. Помочь в преодолении кризисной ситуации в первую очередь может восстановление в общественном сознании тра­диционной ценности брака, семьи, престижа материнства и от­цовства, что неразрывно связано с православной традицией. По словам Архиепископа Самарского и Сызранского Сергия, наше спасение, спасение семьи состоит в возврате к духовным кор­ням, традиционным ценностям. То есть, к духовной личности, семье, патриотизму, ответственности перед Богом, опыту благо­честия.

Возрождение отечественной культурно-исторической и духов­ной православной традиции возможно через систему образования, преподавание курсов «Православная культура», «Православная семья» в вузах и школах. Вернем православие в образование - спа­сем будущее наших детей. Очень важно с детства, юности форми­ровать правильную иерархию ценностей, среди которых на пер­вом месте должна быть семья, уходящая своими корнями в духов­ные православные традиции, так как только через возрождение традиционного семейного уклада возможно сохранение и укреп­ление современной семьи. Другого пути нет, ибо «дом беззакон­ных разорится, а жилище праведных процветет» (Притч. 14, 11).

Часть I

Семья и брак: основы

Глава 1

СУЩЕСТВУЮЩИЕ ПОДХОДЫ К БРАКУ И СЕМЬЕ

Семья и брак это «остаток рая на земле...»

Брак - это Божественный обряд. Он был частью за­мысла Божия, когда Тот создавал человека.
Это самая тесная и самая святая связь на земле...
Брак - это соединение двух половинок в единое це­лое.
Две жизни связаны вместе в такой тесный союз, что это больше уже не две жизни, а одна.
Каждый до конца своей жизни несет священную ответственность за сча­стье и высшее благо другого.

Из дневника святой мученицы и страстотерпицы царицы Александры
о значении семьи и семейной жизни

Семья и брак: с точки зрения психологии и церкви

Для того, чтобы говорить о природе семьи и брака, посмот­рим, как определяют значение этих понятий различные источ­ники. Перед этим хотелось бы привести обзор метафорических представлений о семье, предложенных школьниками старших классов. По их мнению, семья - это:

- город, который нам предстоит построить и сохранить;

- психологически замкнутый круг;

- веник, который трудно сломать;

- четыре ножки стола, объединенных общей столешницей;

- гавань, где тебя ждут;

- моя тень в солнечный день;

- красивый букет;

- ванна, наполненная теплой водой и обильной мягкой пеной;

- гнездо ласточки;

- грибница опят;

- те люди, с которыми хорошо в жизни;

- молекула;

- оркестр, играющий одну музыку;

- раковина;

- зонтик, который защищает от дождя;

- моя крепость;

- маленькая вселенная.

Можно заметить, что практически все определения содержат общие признаки. Во-первых, это целостность; во-вторых - за­щита. Эти характеристики можно отметить и в традиционных определениях семьи и брака. Вот наиболее распространенные из них.

В современной психологии семейных отношений общепри­нятым является определение Н.Я. Соловьева. По мнению авто­ра, семья - это малая социальная группа, важнейшая форма организации личного быта, основанная на супружеском союзе и родственных связях, то есть отношениях между мужем и же­ной, родителями и детьми, братьями и сестрами и другими род­ственниками, живущими вместе и ведущими общее хозяйство.

Понятно, что это определение не охватывает всей полноты семейных отношений, в нем не хватает нескольких важных зве­ньев. В Российской педагогической энциклопедии говорится: «Се­мья - это основанная на браке или кровном родстве малая груп­па, члены которой связаны общностью быта, взаимной моральной ответственностью и взаимопомощью». Таким образом, подчерки­вается не только общность быта и кровного родства, но и взаим­ные нравственные обязанности членов семьи. Однако основы семьи не только нравственны, но и духовны по своей природе.

В православной традиции семья - это «малая церковь». По­чему именно церковь? Вспомним, что понятие «церковь» изна­чально означает собрание, объединение, единство людей в Боге. Поэтому и христианскую семью можно понимать как единство нескольких любящих друг друга людей, скрепленное живой ве­рой в Бога.

Мы знаем, что Церковь никогда не была гарантом благополу­чия, безмятежного спокойствия. С момента своего основания она подвергалась непрерывным гонениям, переживала беды, паде­ния, но неизменно выживала, укреплялась за счет единения и живой веры ее членов. Так и семья: ей приходиться переживать и бури, и трудности, а иногда и лишения. Но эти невзгоды в лю­бящей семье лишь еще больше укрепляют ее членов и позволя­ют им духовно возрасти.

В основе семьи лежит брачный союз. Между понятиями «брак» и «семья» существует тесная взаимосвязь, но в сути этих понятий есть и немало специфического. Социальный психолог А.Г. Харчев определяет брак как исторически меняющуюся социальную форму отношений между женщиной и мужчиной, посредством которой общество упорядочивает и санкционирует их половую жизнь и устанавливает их супружеские и родительские права и обязанности.

Данное определение, конечно, не раскрывает всей полноты и глубины брака, который есть, прежде всего, таинство, тайна. В христианской традиции брак «есть таинство, в котором при сво­бодном обещании верной любви освящается супружеский союз жениха с невестой для чистого рождения и воспитания детей и для взаимного вспоможения во спасении».

Таинство брака состоит в свободном соединении двух лич­ностей, но личностей разного пола. Само слово «пол», как отме­чает игумен Георгий (Шестун), означает «половина». Бытие пол­ноценное, которое каждый человек ищет, обретается через благодатный союз мужчины и женщины, когда два будут «одна плоть».

Брак, по словам апостола Павла, «тайна сия великая есть». И се­мья - это естественное раскрытие тайны пола в нас. Все богат­ство, вся полнота личности раскрывается в браке, когда супруги начинают видеть окружающий мир через призму личности дру­гого, тем самым расширяя свое восприятие и делая его более объемным.

С проблемой брака тесно связана проблема двуединства че­ловеческой природы, которую подробно раскрывает ИА Подоровская. В чем заключается смысл двуединства человеческой природы? Обратимся к Священному Писанию, которое повеству­ет нам о том, что сотворением собственно человеческой приро­ды творение человека не заканчивается. В Бытии (1,26) говорит­ся: «И сотворил Бог человека (в единственном числе), мужчину и женщину сотворил их (число множественное)». Согласно пер­вой книги Бытия, изначально человек представлял собой две че­ловеческие ипостаси (мужскую и женскую), существующие в единстве природы.

Все творение Божие «весьма хорошо». Это вечное определе­ние тварного бытия, данное ему Богом. Но после того как Бог, завершая творение мира, создает высшее существо, венец тво­рения - человека, Он как бы высказывает неудовлетворение тем, что Сам создал, и говорит: «Не хорошо быть человеку одному. Сотворим ему помощника соответственного ему» (Быт. 2, 18). «И создал Господь Бог из ребра, взятого у человека, жену, и при­вел ее к человеку» (Быт. 2, 22). Таким образом, Бог берет часть человеческих качеств (свойств) от Адама и творит Еву, т. е. берет от Адама Еву.

Единое человеческое существо, полнота становится разделен­ной на две половины, на две взаимодополняющие части. Обра­зуется два пола: мужской и женский. И эти две половины стре­мятся отныне соединиться вместе онтологически, бытийно. Из этого можно сделать следующий вывод о том, что разделил Бог, то только Он и может соединить снова. И это происходит в та­инстве венчания. По словам игумена Георгия (Шестуна), в таин­стве венчания два отдельных человека умирают, но рождается новое «существо» - семья, «мы».

После того как среди животных не нашлось Адаму помощника соответственного ему, Бог приводит к нему жену, и Адам говорит: «Вот плоть от плоти моей, и кость от кости моей». Интересно, что слово «вот», в славянском переводе «се» является в данном случае бледным переводом с еврейского. В еврейском тексте стоит меж­дометие, выражающее восклицание, при этом наиболее точным его переводом на русский язык является восклицание «Ура!».

Таким образом, как отмечает иерей Олег Давыденков, анализ Священного Писания позволяет сделать вывод о том, что разде­ление полов совершается с целью удовлетворения потребности в общении и соединения в любви свободных и отличных друг от друга ипостасей, созданных по образу и подобию Божию. Как предвечно соединяются между собой энергиями любви Три Ипо­стаси Божиих, так и человек призван соединиться со своей по­ловиной.

В синодальном переводе говорится о жене как о помощнице, которая сотворена для мужа. Однако некоторые исследователи-библеисты считают, что правильнее было бы перевести: сотво­рим ему восполняющего, который бы был перед ним.

Профессор Троицкий в книге «Христианская философия бра­ка» замечает, что в Священном Писании говорится не о воспол­нении в труде, а о восполнении в бытии. Жена, прежде всего, нуж­на мужу, как его alter ego, второе «я». Итак, библейское повество­вание постулирует истину о двуединстве человека, реализуемо­го в брачном союзе мужчины и женщины как равносущных, со­единенных любовью ипостасей.

Значимость брака высока, о чем свидетельствует Святое Еван­гелие: Господь Бог свое первое чудо по претворению воды в вино совершил именно на бракосочетании в Канне Галилейской.

Однако существует и другой, альтернативный вариант бы­тия - монашество, который является уделом избранных. В этом случае через единение с Богом человек еще при жизни обретает ангельские свойства и полноту своей личности. Профессор, про­тоиерей Глеб Коледа говорил о том, что монашество подходит для тех, кто богат любовью, человек же обычный научается люб­ви в браке.

Для того чтобы рассмотреть цели брака и условия его суще­ствования, необходимо коснуться положений психологии и хри­стианской антропологии о строении личности.

Дух, душа и тело

Мы знаем, что в психологии понимание личности зачастую зависит от того угла зрения, под которым ее рассматривает ис­следователь. Именно он, руководствуясь своими субъективными критериями, будет определять значимость тех или иных фраг­ментов личности. Понятно, что подобный подход значительно сужает ее восприятие и не дает возможности увидеть целостную картину.

Понимание личности в христианской антропологии значи­тельно отличается от светского психологического: раздвигая рамки ее узкого мирского восприятия, оно говорит о том, что личность - это прежде всего духовное проявление человеческой природы.

И, как отмечает игумен Георгий (Шестун), «личность является показателем человека как особенного творения Божия. Лич­ность - это перерастание человеческой природы». Именно выход за рамки врожденных, исходных данных, прорыв в вертикальную систему координат, духовное возрастание делает человека лич­ностью.

Духовность в традиционном психологическом и православ­ном понимании имеет разный смысл. Так, в «Кратком психоло­гическом словаре» духовность определяется как «высший уро­вень развития и саморегуляции зрелой личности, на котором основными мотивационно-смысловыми регуляторами ее жиз­недеятельности становятся высшие человеческие ценности».

Современные отечественные психологи В.И. Слободчиков и Е.И. Исаев констатируют тот факт, что «в философско-психоло­гической литературе духовное начало человека связывают с об­щественным и творчески-созидательным характером его жиз­недеятельности, с включенностью человека в мир культуры». При этом духовные искания человека фиксируются в продуктах его художественно-эстетической деятельности - произведениях литературы, изобразительного искусства, музыки, театра. Таким образом, в психологии духовный человек - это прежде всего культурный человек.

С точки зрения христианской антропологии духовный уро­вень личности рассматривается как системообразующий ком­понент, интегрирующий человека в единое целое, в личность, созданную по образу и подобию Божию. Дух, духовность, по сло­вам Григория Богослова, есть «частица Бога», которая есть в каж­дом человеке, и делает человека действительно человеком.

Дух не является материальным, однако мы можем «узнать» его по следующим проявлениям. Это голос совести, служение, спо­собность к самопожертвованию, безусловной любви, патрио­тизм, страх Божий, жажда познания Бога.

Архимандрит Рафаил (Карелин) пишет, что «обычно дух че­ловека находится в неком спящем состоянии, ибо погребен на­шими страстями и как бы оцепенел, омертвел. В сердечной мо­литве пробуждается человеческий дух». Именно молитва способна восстановить разрушенную духовную связь человечес­кого духа с божественным духом, ту связь, которая была разор­вана в результате грехопадения.

Святитель Тихон Задонский пишет, что «духовный человек - внутренний человек. Рождается он в момент крещения от воды и духа. Духа никто не может поработить, связать, пленить, и по­этому все духовные - свободны». Сходным образом высказыва­ется епископ Игнатий Брянчанинов: «Человек называется духов­ным, если имеет в себе духа Божия».

Таким образом, духовные люди в православном понимании, это не те, кто включен в мир культуры (хотя понятно, что одно другому не мешает), а кто родился духом и стал человеком ду­ховным, обладающим духовным умом, духовно открытыми оча­ми. Раскрытие духовного уровня в личности происходит по мере воцерковления, очищения души от страстей постом, смирени­ем, Таинством покаяния.

К сожалению, в настоящее время частым бывает наличие ла­тентной духовности, пребывание ее в некоем «дремлющем», по­давленном, вытесненном состоянии. Это та ситуация, когда чело­век, возможно, и не подозревает о наличии духовности или имеет об этом весьма слабое представление, руководствуясь в своей повседневной жизни голосом страстей наличного «я». Это весь­ма типично для невоцерковленного современного человека, на­целенного на приобретение жизненных благ «здесь и теперь» в этой временной, земной жизни, далекого от Церкви и Бога.

И эта ситуация представляется чрезвычайно опасной. Много­численные исследования подтверждают, что в основе многих се­мейных и личностных проблем лежит глубинное подавление именно духовного уровня человека. Невозможность увидеть и осознать себя как творение Божие формирует устойчивые стерео­типы «твари» с соответствующими эмоциональными и поведен­ческими комплексами вне морали и нравственности, во главе угла которых - удовлетворение любых своих желаний и потребнос­тей, несмотря ни на что, жизнь по принципам «хочу» и «мне».

Поэтому очень важным видится «взращивание» духовного уровня личности. Это позволит человеку услышать голос Бога в своей душе и перейти из горизонтальной в вертикальную систе­му координат, в которой определяющей станет именно духов­ное возрастание.

Важнейшим в этом процессе будет и иерархическое выстра­ивание личностных уровней, о которых подробно говорят отцы Церкви. И эта иерархия: дух - душа - тело. Так, Святой Иустин писал: «Тело есть жилище души, а душа - жилище духа; и эти три сохраняются в тех, которые имеют надежду и веру в Бога».

Душа, душевный уровень соприкасается как с вышележащим Духовным, так и нижележащим телесным. Ее внутреннее содер­жание включает: чувства (аффекты), волю, разум, которые свя­заны между собой духовно-нравственными стержнями. При ослаблении этих связей происходит распад этого уровня и всей личности в целом.

Человек, имеющий иерархическое устроение личности с до­минантой на душевном уровне (душевный человек) ограничен рамками земного бытия и нацелен на развитие в горизонталь­ной плоскости: карьера, профессия, развитие способностей, эмо­циональная жизнь - все это, будучи оторванным от духовного контекста, может увести далеко в сторону от жизни вечной. Апо­стол Павел так говорил о душевном человеке: «Душевный чело­век не принимает того, что от Духа Божия, потому что он почи­тает это безумием; и не может разуметь, потому что о сем надобно судить духовно» (1 Кор. 2, 15).

Телесный уровень в личности - инстинктивный уровень, ко­торый нацелен, прежде всего, на удовлетворение потребностей в еде, крове, продолжении рода. В то же время, это внешняя фи­зическая оболочка, в которой обитает душа. Человек, центриро­ванный на этом уровне (плотский человек), ограничен потреб­ностями тела и, как правило, не замечает в повседневной жизни проявлений Божественного. Апостол Павел так говорил о плот­ских людях: «И я не мог говорить с вами, братия, как с духовны­ми, но как с плотскими, как с младенцами во Христе. Я питал вас молоком, а не твердою пищею, ибо вы были еще не в силах, да и теперь не в силах, потому что вы еще плотские. Ибо, если между вами зависть, споры и разногласия, то не плотские ли вы и не по человеческому ли обычаю поступаете?» (1 Кор. 3, 1-3).

Как отмечает профессор В.В. Медушевский, правильное уст­роение человека иерархично. Слово «иерархия» переводится как священноначалие. Ведущее место, как отмечалось выше, должен занимать дух человеческий, который, питаясь Духом Святым, оду­хотворяет душу, которая, в свою очередь преображает и освяща­ет тело.

А каким образом может воплощаться иерархичность лично­сти в супружеских отношениях? Следует отметить, что проблема иерархичности находится на пересечении двух глобальных ка­тегорий: личности и семьи. Они являются тесно сопряженными между собой, т. к брак, лежащий в основе семьи, как отмечалось выше, - это встреча и соединение двух личностей разного пола в единое целое. При этом и семья и личность являются непостижи­мыми рациональным путем тайнами, которые тесно переплетены.

Хочется сделать акцент на том, что современная семья страда­ет в большой степени потому, что в ней встречаются душевные или плотские люди с усеченной духовностью. Они искренне пред­полагают, что наипервейшая задача в браке - удовлетворить соб­ственные потребности и нужды, и если этого не происходит, на­чинают искать причину неудовлетворенности в своей половине. С этой позицией сопряжен целый комплекс психологических проблем и сложностей, в основе которых лежит эгоцентричес­кая нацеленность супругов. Именно она толкает их на поиск «ви­новного» в семейных проблемах. Однако такая установка изна­чально проигрышна, т. к вне духовного роста супругов приводит к хроническим семейным конфликтам и зачастую к распаду се­мьи. Поэтому духовный рост отдельной личности есть предпо­сылка к сохранению всей семьи. И если супруги встанут на этот путь, то постепенно они смогут открывать друг в друге образ Бо­жий, который является ядром личности.

И еще один аспект проблемы воплощения иерархичности в семье обусловлен тем, что в браке могут соединяться люди с про­тивоположным иерархическим устроением. В этом случае воз­никает другой комплекс проблем, в основе которых лежит несо­ответствие базовых потребностей супругов. Например, одна половина тяготеет к духовному, живет церковной жизнью, лю­бит молитву и пост, а вторая имеет преобладающие телесные или душевные потребности. Как говорил в этой связи апостол Павел «мне вас жаль», так как такой брак неизбежно содержит страда­ние, обусловленное мощным взаимовлиянием и взаимопроник­новением личностей супругов.

Поэтому еще до создания брака важно оценить, с кем будет создаваться единое целое. Однако здесь содержится антиномия, которая определяется тем, что чудо и тайна брака в том и со­стоит, что Господь часто соединяет, казалось бы, несоединимое. И это происходит неслучайно.

В связи с этим святые отцы говорили, что «неверующий муж спасается через верующую жену» и наоборот. Это происходит тогда, когда более духовный супруг или супруга сумеет смирить­ся с тем, что «отстающий» не принимает их ценностей и будет терпеливо молится за свою половину и любить безусловно. И в этом случае, возможно, Господь рано или поздно откроет духов­ные очи «отстающего» и поможет ему стать «новым» человеком.

И если супруги не оставят путь духовного самораскрытия, то они смогут построить действительно крепкую семью.

А если более духовный супруг не желает смиряться и его тя­готит крест семейной жизни? В этом случае возможен развод и поиск новых, более гармоничных отношений. Однако, как по­казывает практика, в новом браке разведенные супруги сталки­ваются с теми же проблемами, которые были не разрешены в предыдущей семье, возможно, даже в более тяжелом варианте. И тогда опять человек встает перед дилеммой: смиряться, любить и просить помощи Божией или разрывать отношения и искать что-то другое. Каждый человек определяется сам в своем выбо­ре, так как обладает величайшим даром свободы.

Соответственно трем уровням в личности человека можно выделить и три стороны в браке. Это телесная (биологическая), душевная (социальная) и духовная стороны. В свою очередь этим трем сторонам соответствуют основные цели в браке.

Основные цели в браке

На телесном (биологическом) уровне, как отмечал святой Иоанн Златоуст, смысл брака - это удовлетворение естествен­ного телесного физиологического влечения, которое заложено в нас изначально. Другими словами, брак есть узаконенное сред­ство поддержания общественной нравственности.

Результат телесной, биологической близости - дети, которые являются важнейшим плодом брака. Однако телесная близость не всегда необходимый атрибут. Известны случаи, когда супру­жеские пары соблюдали невинность и целомудрие. Например, так жили святой праведный Иоанн Кронштадский и его жена. Каждый из них дал обет целомудрия еще в юности, и соедине­ние в супружестве было поистине ангельским. Люди, знавшие этих супругов, поражались необыкновенной нежности, с кото­рой они относились друг к другу. Но понятно, что на подобные отношения в браке способны немногие.

На душевном (социальном) уровне цель брака - это взаимная поддержка, преодоление изолированности, обретение эмоцио­нальной близости, чуткости через разделение всех радостей и бед. На этом уровне в браке расцветает глубокая нежность, смысл которой заключается в живом чувстве взаимного восполнения друг друга.

Как отмечал профессор, протоиерей В. Зеньковский, «...исче­зает чувство своего «я» как отдельного человека, во внутреннем мире и внешних делах муж и жена чувствуют себя лишь частью какого-то общего целого - один без другого не хочет ничего переживать, хочется все вместе видеть, делать, быть во всем все­гда вместе». И эта нежная забота друг о друге помогает сформи­роваться заботе о других людях, когда муж и жена, преодолев свой изначальный эгоизм, становятся открытыми для всех лю­дей. Так рождается социальная, душевная чуткость.

На духовном уровне цель брака глубока: это восстановление своей изначальной целостности, первообраза по образу и подо­бию Божию через безусловную любовь и принятие другого как самого себя. Это раскрытие через другого человека всей полно­ты личности.

В браке происходит преображение человека, расширение его личности, преодоление экзистенциального одиночества и зам­кнутости на самом себе. В браке человек начинает видеть мир по-особому, через другую личность, с которой соединяется в еди­ное духовное целое.

Реализация этой задачи в браке - это «создание остатка рая на земле». Это тот островок, который не был уничтожен катас­трофами, катаклизмами, это тот оплот, который созидают двое в великом таинстве любви.

Для каждого из членов семьи брак, семья становятся школой любви, в которой постоянно учатся отдавать себя другим, забо­титься, оберегать. На основании взаимной супружеской любви рождается родительская любовь, ответная любовь детей к роди­телям, бабушкам, дедушкам, братьям и сестрам. В духовно здо­ровой семье все общее: радость и горе. Все события семейной жизни объединяют и усиливают чувство взаимной любви.

Профессор, протоиерей Глеб Коледа говорил о том, что чело­век научается любви в браке. Люди же современные часто ищут в супружестве не школы любви, а самоутверждения и удовлетво­рения своих страстей. Такой брак изначально обречен на распад. В православной традиции семейная жизнь воспринимается как «путь ко спасению» через другого человека, восхождение к кото­рому связано с несением «креста» повседневных обязанностей, взаимных забот, сотрудничества, понимания, согласия.

Единение супругов в браке очень глубоко, и оно происходит на всех личностных уровнях: духовном, душевном, телесном. Это единение столь велико, что часто можно наблюдать, что супру­ги, прожившие вместе длительное время, становятся похожи те­лесно и душевно.

О единении в браке прекрасно сказала святая мученица ца­рица Александра:

«Еще один важный элемент в семейной жизни - это единство интересов. Ничто из забот жены не должно казаться слишком мелким, даже для гигантского интеллекта самого великого из мужей. С другой стороны, каждая мудрая и верная жена будет охотно интересоваться делами ее мужа. Она захочет узнать о каждом его новом проекте, плане, затруднении, сомнении. Она захочет узнать, какое из его начинаний преуспело, а какое нет, и быть в курсе всех его ежедневных дел. Пусть оба сердца разде­ляют и радость, и страдание. Пусть они делят пополам груз за­бот. Пусть все в жизни у них будет общим. Им следует вместе хо­дить в Церковь, молиться рядом, вместе приносить к стопам Бога груз забот о своих детях и обо всем дорогом для них. Почему бы им не поговорить друг с другом о своих искушениях, сомнени­ях, тайных желаниях и не помочь друг другу сочувствием, слова­ми ободрения. Так они и будут жить одной жизнью, а не двумя. Каждый в своих планах и надеждах обязан подумать и о другом. Друг от друга не должно быть никаких секретов. Друзья у них тоже должны быть только общие. Таким образом, две жизни со­льются в одну жизнь, и они разделят и мысли, и желания, и чув­ства, и радость, и горе, и удовольствие, и боль друг друга».

Глава 2

УСЛОВИЯ СУЩЕСТВОВАНИЯ БРАКА

Оставит человек отца своего и мать свою, и прилепится к жене своей; и будут одна плоть.

Быт. 2,24

Есть нечто святое и вызывающее почти благоговейный страх в том,
что жена, вступая в брак, сосредотачивает все свои интересы на том,
кого она берет себе в мужья.
Она оставляет дом своего детства, мать, отца, разрывает нити,
которые ее связывают с прошлой жизнью.
Она оставляет те развлечения, к которым раньше привыкла...
жена в полном смысле слова все отдает своему мужу.
Дня любого мужчины это торжественный момент -
принять ответственность за молодую, хрупкую, не­жную жизнь,
которая доверилась ему, и лелеять ее, защищать, оберегать,
пока смерть не вырвет из рук его сокровище или не поразит его самого.

Из дневника святой мученицы и страстотерпицы царицы Александры
о значении семьи и семейной жизни

Для того чтобы брак существовал, необходимо выполнение некоторых серьезных условий, служащих фундаментом для прочного здания семьи. О главном из них сказано в Священном Писании: «Оставит человек отца своего и мать свою и прилепит­ся к жене своей; и будут одна плоть» (Быт. 2,24). Что значит «оста­вит отца и мать свою»? «Оставит» - это не значит забудет, уйдет навсегда, но выстроит другую систему отношений с родителями, Другую иерархию. Для выполнения этого условия необходимо обрести в первую очередь эмоциональную, затем физическую и экономическую независимость от родителей, ограничить роди­тельское влияние.

Независимость от родителей

Независимость необходима, иначе семья не состоится как семья не станет самостоятельной. Родители, конечно, при этом не будут забыты, просто они займут в семье молодых новое место. Для женатого человека на первом месте должна быть жена, для за­мужней - муж, и только потом отец и мать. Святой старец Паисий Святогорец так писал об этом:

«Задача родителей завершается как только их дети создают собственную семью... После этого дети должны родителям лишь две вещи: огромное уважение и столько любви, сколько нужно питать к своим родителям. Я не хочу сказать, что муж и жена не должны любить своих родителей. Нет. Но сперва они должны иметь большую любовь между собой и только потом любить сво­их родителей. ...Чтобы в семье были мир и согласие, очень помо­жет вот что: муж должен любить свою жену больше, чем свою мать, и больше, чем кого бы то ни было из своих близких и род­ных. Любовь супруга к родителям должна литься через его жену. Конечно, и жена должна вести себя так же».

Проблемы возникают тогда, когда взрослый мужчина пыта­ется одинаково любить мать и жену. Изначально эта ситуация обречена на неуспех: жена чувствует, что она не первая, мать рев­нует сына к жене, - конфликты вырастают из ничего. Если есть малейшая возможность, необходимо жить отдельно от родите­лей. Понятно, что это сделать в наше время не всегда просто, од­нако для этого необходимо приложить максимум усилий: сни­мать квартиру, менять жилье, жить в общежитии... Почему это желательно? Поскольку брак - это духовное таинство, муж и жена в результате его становятся одним целым друг с другом, но не с родителями. Какие бы ни были замечательные мать и отец, но они уже не могут иметь прежнего значения для супругов. Роди­тели при этом должны смириться и ждать, когда дети их позовут на помощь, хотя так бывает не всегда. Нередки ситуации, когда отцы и чаще матери активно внедряются в жизнь молодых, же­лая «держать руку на пульсе». Иногда при совместном прожива­нии с родителями дело доходит до абсурда. В связи с этим вспо­минается ситуация из жизни молодых супругов, только-только вступивших в брак.

Поженившись, молодые решили жить в большой, удобной квартире вместе с матерью мужа, рассудив так и матери веселее, и молодым проще. Где надо, она подстрахует, приготовит, пости­рает. Вначале все так и было. Но мать стала проявлять чрезмер­ную заботу о супругах, переступая грани допустимого. В любой момент она могла зайти в комнату молодоженов и спросить: «А как там мои голубки поживают?» Понятно, что такая «забота» вскоре стала тяготить, а потом и приводить к конфликтам. Муж оказался «между двух огней»: и мать страшно обидеть, и семей­ной жизни как таковой нет. В конечном итоге восторжествовал разум и любовь к жене. Квартиру срочно разменяли и молодые поселились отдельно. Только тогда они смогли начать строить действительно свою семью, при этом отношения с мамой мужа не испортились, а, наоборот, окрепли, встречи с ней стали при­носить большую радость.

* * *

Отдельно хотелось бы сказать об эмоциональном отделении от родителей. Это очень сложный момент, и процесс отделения может длиться долгие годы, так как «эмоциональная пуповина», связывающая родителей и детей, может быть очень и очень креп­ка. И это понятно: действительно тяжело после стольких лет со­вместной жизни с родителями перестроиться, дистанцировать­ся и все основные вопросы решать внутри своей семьи со своей половиной.

Часто можно увидеть пары, отношения в которых не строят­ся из-за того, что эмоционально мужчина ближе к матери, чем к жене. Это может проявляться даже в таких мелочах, когда он предпочитает обедать у своей мамы, потому что она лучше гото­вит. Понятно, что в таких случаях ревность становится частым проявлением в семье.

Такие сильные эмоциональные связи с родителями в психо­логии носят название симбиотических. Своими корнями они, как правило, уходят в далекое прошлое, в детство, когда ребенок был чрезмерно привязан к матери, и мать сама не способствова­ла эмоциональному отделению ребенка и обретению им само­стоятельности.

Очень часто в основе такого явления лежат неосознаваемые психологические проблемы самой матери. Наиболее распрост­раненными являются страх остаться одной после взросления Детей, конфликт с мужем, профессиональная несостоятельность и т. д. Все это может «закрываться» близостью с ребенком, чрез­мерной заботой и опекой о нем. Это попытка личностно и ду­ховно незрелой женщины убежать от проблем, выстроить «по­литику страуса».

Страдает, как правило, ребенок. Даже став взрослым человеком, он не может отделиться от матери, стать самостоятельным и вы­строить гармоничные отношения с собственной женой. А часто такие повзрослевшие инфантильные мальчики так и не могут создать собственной семьи, продолжая «держаться за юбку» мамы.

По этому поводу можно привести такой пример.

Женщина (Татьяна), около 40 лет, жаловалась на то, что муж­чина (Игорь), с которым она встречается больше десяти лет, не хочет официально регистрировать брак, создавать семью. В те­чение всего времени они периодически встречаются, ходят гу­лять, в гости, вместе отдыхают, но не более того. Оба свободны: он не женат, она не замужем. В принципе, как отмечала Татьяна, есть любовь, доверие, но... вместе жить не получается. Большую часть времени Игорь проводит возле мамы, как он сам отмечает: «Она сильно скучает, переживает, когда я задерживаюсь, не мо­жет долго без меня». Поэтому он все время рядом, старается не расстраивать мать, старается быть с ней как можно чаще, ведь «ей нельзя волноваться, сердце больное».

Однажды Татьяна решила рискнуть: «Будь, что будет, рожу от Игоря ребенка, может быть, таким путем мы будем вместе». Она не удержалась и рассказала Игорю о своих планах. Итог оказал­ся плачевен. Окончательно испугавшись, он сделал свой выбор: оставив Татьяну, он предпочел коротать жизнь возле матери. Та­тьяна, что называется, осталась у разбитого корыта - без потен­циального мужа, без друга и без ребенка.

* * *

Такова сила симбиотических эмоциональных уз. И если че­ловек сам не захочет духовно возрастать и разрывать туго обви­вающую его «пуповину», он не сможет построить действительно взрослых и любящих отношений с представителем другого пола.

Итак, соблюдение принципа оставления родителей является условием построения собственной семьи. Однако это не озна­чает, что родителей надо бросать. Отнюдь. Родителей надо и на­вещать и помогать им, но приоритеты должны быть расставле­ны правильно.

Другим важным условием существования брака является на­личие правильной семейной иерархии.

Семейная иерархия

Иерархия, или соподчиненность, есть во всем. Естественно, она существует и в семье. Традиционная иерархия, это Бог - муж - жена - ребенок. Муж подчинен Богу, жена подчинена мужу, ребенок - родителям.

Апостол Павел говорил: «Хочу также, чтобы вы знали, что вся­кому мужу глава Христос, жене глава - муж, а Христу глава - Бог. Ибо не муж от жены, но жена от мужа; и не муж создан для жены, но жена для мужа. Впрочем, ни муж без жены, ни жена без мужа, в Господе. Ибо как жена от мужа, так и муж через жену; все же - от Бога» (1 Кор. 11, 3,8-9,11-12).

Таким образом, православная иерархия устанавливает едине­ние мужа и жены, не лишая при этом каждого из них своего осо­бого пути, особого служения. В подчинении жены мужу нет ни­чего унизительного, постыдного, так как женщина и мужчина обладают изначально разной природой, «ибо прежде создан Адам, а потом Ева» (1 Тим. 2, 13).

«Жена да боится мужа своего» (Еф. 5, 33), - сказано в Священ­ном Писании. «Боится» - это значит не бояться, а, прежде всего, уважать, почитать. Именно почитание мужчины мы сейчас, к сожалению, практически утратили. Женщина берет на себя муж­ские функции, но в семье от этого, как правило, счастливее ник­то не становится: муж начинает выпивать, заводить внебрачные связи и часто совсем уходит из семьи.

Как подчеркивает игумен Георгий (Шестун), «семья существу­ет до тех пор, пока главой семьи является муж». Муж сам должен всегда помнить о том, что содержать и хранить семью - его пря­мая обязанность. Если он не является и не осознает себя главой, то бессознательно начинает страдать, а женщина, стремясь ком­пенсировать супружеские проблемы достижениями, карьерой, искажает свою природу.

Семейная иерархия заключается в том, что жена почитает и уважает мужа, а муж чтит Бога и «любит свою жену как самого себя» (Еф. 5, 33). В этом случае и дети слушают своих родителей. Это и есть спасение друг через друга; мы выполняем свою роль в семье и помогаем ближнему занять свое место.

При этом проблема распределения власти супругов исклю­чается: ни тот, ни другой не должны иметь друг над другом аб­солютной власти, так как величайшая мудрость христианского брака - дать полную свободу тому, кого любишь, ибо земной брак - подобие Брака небесного - Христа и Церкви, в основе сво­ей имеющего полную свободу.

Соответственно, следующее условие существования брака - условие свободного выбора.

Свободный выбор

Свобода, свободный выбор человека являются камнем пре­ткновения в современной психологии. В связи с этим есть две полярные точки зрения - детерминизм и индетерминизм.

Детерминисты (например, сторонники психоаналитическо­го направления в психологии) не признают в человеке свободы воли. Они утверждают, что человек действует только под влия­нием объективных и субъективных причин и подчиняется наи­более значимой из них в данной момент. Христианская право­славная психология разделяет точку зрения индетерминизма, согласно которой человек создан Богом изначально свободным и способным делать свой выбор.

Преподобный Макарий Египетский говорил таю «А ты создан по образу и подобию Божию, потому что как Бог свободен и тво­рит, что хочет... так свободен и ты». Действительно, человек сво­боден в выборе, в поступке и несет за это полную ответственность. Свобода человека неизмеримо высока и велика, но и страшна - это величайшая ответственность человека перед Богом.

Итак, человек свободен, но свобода без духовности, без приобретенной в духовном опыте мудрости превращается, по АС. Пушкину, в «безумство гибельной свободы», в «чад небытия». Это то, что Ф.М. Достоевский называл своеволием.

Именно свобода лежит в основе выбора мужчины и женщи­ны; свободное движение навстречу друг другу - это тоже вели­кая тайна встречи и брака. Понятно, что если брак заключается из-под палки, если в основе его лежит принуждение со стороны, любовь и единение не станут плодами его. Хотя в прежние вре­мена не редкостью были ситуации, когда родители молодых, даже не спрашивая их согласия, устраивали свадьбы. Характер­но, что браки были крепкими, супруги и жили в согласии, и де­тей рожали, и на ноги их ставили, и хозяйством занимались.

С чем же связана такая стабильность отношений даже без «свободного выбора»? По всей видимости, дело в силе послуша­ния детей родителям, смирении, уважении родительского выбо­ра, полном доверии родительской воле. Где сейчас найдешь та­ких детей?

И еще одно условие существования брака: преодоление эго­центризма, который заложен в каждом из нас изначально.

Преодоление эгоцентризма

Вспомним о двух уровнях «я» в личности любого человека. В этом контексте ТА Флоренская выделяет т.н. наличное «я». По К Роджерсу, это «я»-концепция; по А Маслоу, «я»-реальное. К. Юнг в этой связи говорит об «эго». Это тот уровень «я», который обус­ловлен средой и воспитанием. В какой-то степени он является результатом наследования прародительского греха. Другими словами, это падшая природа человека, искаженная первород­ным грехом и страстями, которая живет и действует по эгоисти­ческому принципу.

Как отмечает И.А. Подоровская, если непредвзято отнестись к богатому экспериментальному материалу, накопленному со­временной психологией, то многие социальные эксперименты как раз и свидетельствуют о глубокой греховности и падшем со­стоянии человека.

По большому счету, результаты известных экспериментов Милгрэма, Зимбардо и др., хорошо объясняются наличием по­врежденности человеческой природы. Так, в эксперименте Зим­бардо обычные «среднестатистические» люди, в частности сту­денты, проявляли удивительную жестокость по отношению к своим же собратьям студентам (в условиях вседозволенности они доводили показания электрического тока до критической отметки, превышающий предельно допустимый порог, за кото­рым наступает смерть, не зная о том, что это имитация). Не ожи­дав подобного поведения у большинства испытуемых, сам Зим­бардо вынужден был прекратить свой эксперимент

Современный богослов, профессор Московской Духовной Академии А.И. Осипов так говорит о глубинной поврежденности человеческой природы: «...Мы нигде, кроме христианства, не встречаем той трудной и часто встречающей протест мысли, что наша так называемая естественная природа повреждена, ненор­мальна, хотя доказательств этой христианской истины достаточ­но. И человеческая история, и личная жизнь прямо свидетель­ствуют о глубоко неразумной деятельности человека. Мы, в конечном счете, делаем не то доброе, святое и истинное, что хотели бы, о чем мечтали, к чему стремились, а большей частью прямо противоположное. Также наша ненормальность обна­руживается в чувствах, желаниях, страстях, которые возникают у нас, на первый взгляд, ни с того ни с сего.

Прекрасной иллюстрацией этого явления служат статисти­ческие данные на Западе, где, оказывается, более половины на­селения испытывают глубокую неудовлетворенность жизнью, душевную тоску. Поэтому там обращений к психиатрам значи­тельно больше, нежели к другим врачам. Все эти примеры одно­значно свидетельствуют о том, что внутри человека есть нечто такое, о чем он даже сам не знает. В богословии этот «икс» назы­вается первородным грехом. Это - не личный грех, это - не акт воли, нет. Это наследственная настроенность человеческой при­роды, передающаяся из поколения в поколение. Этим первород­ным грехом в значительной степени обусловлены наши личные грехи, которые в свою очередь порождают общественные и меж­государственные проблемы».

Что же произойдет, если супруги будут выстраивать отноше­ния в браке только на уровне «я»-наличного? Проблемы очевид­ны и неизбежны; в первую очередь они будут обусловлены вза­имным эгоизмом супругов, которые непрестанно будут «тянуть одеяло на себя», пытаясь удовлетворить в первую очередь свои потребности и желания.

...Но в личности присутствует и другой уровень - «я»-духовное.

В отличие от «я»-наличного, «я»-духовное - это образ Бога в душе человека. Это тот замысел о нас, который мы мучительно пытаемся разгадать.

Образ Божий есть семя, росток, посаженный в человеческую природу при ее творении, однако он может раскрыться, стать подобием, если человек выбирает дорогу, ведущую к Богу. В этом образе заложена наша уникальность и неповторимость, которая, так или иначе «просвечивает» через все толщи страстей налич­ного «я». И важно увидеть этот свет в другом человеке.

Выход за рамки эго, наличного «я» есть главное условие в по­стижении духовного «я». В основе этого процесса лежит преодо­ление собственного эгоцентризма, разбивание скорлупы налич­ного «я», что возможно, в первую очередь, в браке. Именно брак, семья позволяют избавиться от эгоизма, сосредоточенности на себе. И это избавление идет через заботу о другом, жертвенность. Если это в браке есть, тогда муж и жена становятся открытыми в своем сердце не только друг для друга, но и для всех людей.

Глава 3

ВЛЮБЛЕННОСТЬ, СТРАСТЬ, НЕВРОТИЧЕСКАЯ ЛЮБОВЬ

Когда в сердце вспыхивает любовь...

Одно слово охватывает все - это слово «любовь».
В слове «любовь» целый том мыслей о жизни и долге,
и когда мы при­стально и внимательно изучаем его,
каждая из них выступа­ет ясно и отчетливо.

Из дневника святой мученицы и страстотерпицы царицы Александры
о значении семьи и семейной жизни

Встреча: психологический и духовный смысл

В истоке, в начале любого брака лежит встреча юноши и де­вушки, мужчины и женщины, которая зажигает искру любви. Встреча абсолютно не случайное, но промыслительное событие в жизни двух людей. Однако встреча - это не обязательно мо­мент знакомства, хотя эти два события могут совпадать (напри­мер, любовь с первого взгляда). Иногда настоящая встреча мо­жет состояться и несколько лет спустя после создания брака. Когда супруги, съев «семь пудов соли», пережив совместные скор­би, с удивлением и радостью открывают друг в друге образ Бо­жий, уникальность и неповторимость. Но бывает, что люди так и не «встречаются» личностно, даже прожив в браке много лет.

Встреча почти всегда промыслительна. Это явление может быть открыто святым людям. Вот один пример из жития препо­добного Серафима Саровского:

 «Один молодой офицер посетил отца Серафима и просил у него благословения поступить в монахи. Выслушав его, прозор­ливый старец сказал: «Ты не ходи в монахи, - тебе надо женить­ся и невеста твоя здесь. Ступай сейчас же в монастырскую гости­ницу, там найдешь мать и дочь: вот эта дочь и есть твоя невеста. А от меня ты им скажи, чтобы они поскорее ко мне пришли».

Офицер не только поверил словам преподобного, но и бес­прекословно отправился искать свою невесту. Не найдя в гости­нице никакой матери с дочерью, он пошел по дороге и вдруг уви­дел приближающуюся к обители дорожную карету, в которой сидели две дамы. Они подъехали к монастырской гостинице, и офицер, следивший за ними, удостоверился, что это мать с до­черью. Твердо веря словам отца Серафима, офицер решил от­правиться к прибывшим, передать им поручение святого старца и кстати, взглянуть на свою будущую невесту.

Дамы были поражены, когда неизвестный офицер передал, что старец приглашает их к себе, однако немедленно отправились к нему. Отец Серафим приветливо встретил пришедших, благосло­вил их, потом взял и соединил руки дочери и офицера, говоря: «Господь вас благословит», а обернувшись к матери, сказал: «Это жених твоей дочери». Все трое были крайне изумлены, но подчи­нились и поступили по указанию прозорливого старца».

* * *

Этот пример является иллюстрацией того, что «браки совер­шаются на небесах». Это есть откровение. Любовь пронизывает всю нашу жизнь. И это не случайно. Вспомним слова из Библии: «Бог есть любовь». Святые отцы говорили, что весь мир сотво­рен Божественной любовью. Три лица Святой Троицы - высшее проявление любви. Любовь имеет много ликов, граней, оттен­ков: любовь к Родине, любовь к матери, отцовская любовь, лю­бовь мужчины и женщины. Некоторые авторы выделяют такие проявления любви:

- секс как вожделение, либидо;

- эрос как стремление к духовному единению с противопо­ложным полом;

- филию, или дружбу, братскую, бескорыстную любовь;

- агапе как заботу о благе другого человека, как жертвенность, прототипом которой является Божья любовь к человеку.

Все эти виды любви, как отдельные ручейки и реки, соединя­ются и вливаются в океан Божественной любви.

К сожалению, мы часто ошибаемся, принимая за любовь что- то еще. Не редкость такая ситуация, когда молодые люди женят­ся вроде бы по любви, но проходит не так много времени и суп­руги «прозревают»: «А ведь это не любовь» или «я его больше не люблю», в итоге разочарование, уныние, разрыв отношений, поиск новой любви. Так в чем же причина таких ошибок?

По всей видимости, часто за «любовь» мы принимаем что-то еще, что вначале на нее так похоже, но впоследствии оказывается чем-то другим. В связи с этим очень важно различать такие поня­тия как влюбленность, страсть, потребность быть любимым (не­вротическая любовь), истинная любовь. Постараемся в них разоб­раться.

Как правило, люди, особенно молодые, за истинную любовь принимают влюбленность.

Влюбленность и ее проявления

Часто любовь ассоциируется именно с этим словом. Бывает так, что молодые супружеские пары, не прожив вместе и года, несут в ЗАГС заявление о разводе. Они жалуются на то, что когда создава­ли семью, все было так красиво - романтика, любовь, избранник казался самым замечательным. Но спустя короткое время все ку­да-то исчезло, и на смену безмятежному счастью пришли раздра­жение, недовольство, отчаяние. Вначале постараемся понять, а что же такое влюбленность? Перечислим ее основные проявления.

В первую очередь, это - пылкость чувств. Давно замечено, что внешние проявления отношений мужчины и женщины да­леко не всегда соответствуют истинной глубине чувств. Вспом­ним строчки из сонета У. Шекспира: «Люблю, люблю, но реже говорю об этом...» У Н.В. Гоголя есть прекрасный рассказ «Старо­светские помещики», в котором талантливо показывается разни­ца между влюбленностью и истинной любовью. Главные герои - старые помещики Афанасий Иванович и Пульхерия Ивановна. Их жизнь носит размеренный характер, течет плавно, без потря­сений и катаклизмов, с маленькими радостями и повседневны­ми заботами. Пульхерия Ивановна заранее знала и исполняла все желания мужа. Так проходили годы. На первый взгляд - какая скука! Но, что характерно, отношения старых помещиков буквально пронизывает какая-то тихая радость от общения друг с другом, такая глубокая забота, такой неподдельный интерес друг к другу даже спустя столько лет, что невольно думаешь: «Это и есть настоящая любовь, несуетливая, тихая, спокойная».

Но проходит время, и умирает Пульхерия Ивановна. Перед смертью все ее мысли устремлены на дорогого супруга: как он останется один, кто о нем позаботиться... Во время похорон Афанасий Иванович молчал, как будто не понимал, что происходит. Лишь вернувшись, домой, он стал рыдать горько и безутешно.

Рассказчик вновь попадает в это местечко лишь спустя пять лет. По дороге в гости к Афанасию Ивановичу он размышляет: «Пять лет прошло с того времени. Какого горя не уносит время? Какая страсть уцелеет в неровной битве с ним?»

И далее автор приводит пример, показывающий, что время лечит самую сильную влюбленность и страсть: «Я знал одного человека в цвете юных еще сил, исполненного истинного бла­городства и достоинства, я знал его влюбленным нежно, страст­но, бешено, дерзко, скромно, и при мне, при моих глазах почти предмет его страсти - нежная, прекрасная, как ангел, была пора­жена ненасытной смертью. Я никогда не видел таких ужасных порывов душевного страдания, такой бешеной палящей тоски, такого пожирающего отчаяния, какие волновали несчастного влюбленного. Я никогда не думал, чтобы мог человек создать для себя такой ад, в котором ни тени, ни образа и ничего, чтобы сколько-нибудь походило на надежду... Его старались не выпус­кать из глаз; от него спрятали все орудия, которыми он мог бы умертвить себя.

Две недели спустя он вдруг победил себя: начал смеяться, шу­тить; ему дали свободу, и первое, на что он употребил ее, это было купить пистолет. В один день внезапно раздавшийся выстрел пе­репугал ужасно его родных. Они вбежали в комнату и увидели его распростертого, с раздробленным черепом. Врач, случившийся тогда, об искусстве которого гремела всеобщая молва, увидел в нем признаки существования, нашел рану не совсем смертельной, и он, к изумлению всех, был вылечен. Присмотр за ним увеличи­ли еще более. Даже за столом не клали возле него ножа и стара­лись удалить все, чем бы мог он себя ударить; но он в скором вре­мени нашел новый случай и бросился под колеса проезжавшего экипажа. Ему раздробило руку и ногу; но он опять был вылечен».

Описанные страдания действительно ужасны, но далее Гоголь продолжает: «Год после этого я видел его в одном многолюдном зале; он сидел за столом, весело говорил «петит-уверт», закрыв­ши одну карту, и за ним стояла, облокотившись на спинку его стула, молоденькая жена его, перебирая его марки».

Итак, палящая тоска, бешеные страдания, две попытки покон­чить жизнь самоубийством, но всего через год - все хорошо, у не­го молоденькая жена, он счастлив, он веселится, все забыто! С та­кими мыслями автор едет в гости к Афанасию Ивановичу. Пять лет... Уж он-то, наверное, давно забыл свою супругу! Афанасий Иванович угощает своего гостя. Наконец, подают на стол мнишки. И тут происходит нечто неожиданное для гостя.

«Это то кушанье, которое по... по... покой... покойни... - Афана­сий Иванович не смог договорить этого слова, из его глаз брыз­нули слезы, и он рыдает так же безутешно, как рыдал после по­хорон. Время нисколько не смогло ослабить боль потери близкого человека!»

* * *

Итак, бурность чувств, их пылкость нисколько не говорят об их глубине. Истинное чувство, как правило, выглядит тихо, скромно и неприметно, в то время как избыточные внешние проявления влюбленности, скорее всего, свидетельствуют о не­достатке внутреннего переживания, когда все силы расходуют­ся вовне. И часто получается так, что «весь пар уходит в свисток».

Другой признак влюбленности - достаточно быстрое обрат­ное развитие чувств. Другими словами, влюбленность может придти неожиданно и развиваться быстро, но перевалив опре­деленную критическую точку, может начать угасать. В итоге все чувства быстро сдуваются, как воздушный шарик. Эта динамика чувств ярко показана в приведенном выше отрывке.

И еще один признак. Часто в основе влюбленности лежит эго­изм. В этом случае человек влюблен в другого для себя, для удов­летворения каких-то своих потребностей: в престиже, по прин­ципу «моя девушка самая красивая» или «мой избранник очень обеспеченный и влиятельный человек». Бывает и стремление не отставать от других: «все встречаются с ребятами, а чем я хуже». Кто-то нуждается в опеке, заботе или элементарном удобстве, когда отношения не доставляют особых хлопот.

Но если люди влюбляются и строят отношения по такому принципу, существует много «подводных камней». Если другого человека рассматривать через призму полезности - неполезно­сти, то рано или поздно и потребности могут удовлетвориться, и сработает принцип сравнения; ведь всегда можно найти и луч­ше, и привлекательнее, и обеспеченнее. Человек, идущий по это­му пути, будет легко относиться к поиску нового «партнера», спо­собного удовлетворить все возрастающие желания. В связи с этим вспоминается следующая ситуация.

Ирине уже исполнилось 27 лет, а она была все не замужем, несмотря на то, что была внешне очень привлекательная: высокая стройная блондинка с голубыми глазами, работала медсестрой в больнице. Все ее знакомые, подруги говорили: «Поспеши, а то останешься старой девой. Ирина все чаще и чаще стала за­думываться над словами подруг. Но возможная кандидатура в мужья у Ирины все же была: за ней вот уже два года ухаживал молодой человек, ее ровесник. Причем ухаживал он очень кра­сиво: каждый вечер с цветами встречал после работы, поздрав­лял со всеми праздниками, дарил дорогие подарки, водил в кафе, признавался в любви, но все это всерьез Ирина почему-то не вос­принимала.

Но пробил час, и она все чаще и чаще стала думать: «А может, Олег и ничего, он заботливый, любит меня, хозяйственный. Для мужа ведь это самые ценные качества». Было одно небольшое «но»: Ирина не любила Олега. Несмотря на этот «пустяк», свадь­ба все же состоялась: все было красиво, подарили дорогие по­дарки, молодые зажили в отдельной квартире. Через полтора года родилась дочка. Все вроде было нормально. Муж заботился, доч­ка росла, на работе стабильно. Но случилось неожиданное: на­чалась перестройка и Олег разбогател. Он стал зарабатывать большие деньги, общаться с обеспеченными людьми, покупать дорогие вещи, стал вести «красивую жизнь». Так продолжалось два года, по окончании которых Олег подал заявление на раз­вод. Ошарашенная Ирина спросила: «Почему?» «Я встретил дру­гую. Она работает в фирме, знает несколько языков, много чита­ет, мне с ней приятно поговорить и на людях показаться не стыдно, у меня ведь теперь, сама знаешь, какой круг общения», - ответил Олег. На том и расстались.

Итак, почему случился разрыв отношений, вроде бы «любовь» была? Во-первых, чувства были только со стороны Олега, а во- вторых, главное, что мотивировало его настойчивость - жела­ние достичь заветной цели, удовлетворить амбиции. После того, как все потребности и желания были удовлетворены, Олегу ста­ло неинтересно с Ириной, и он начал поиски нового «объекта», более привлекательного и подходящего. Конечно, такой вари­ант отношений не есть истинная зрелая любовь, это проявление элементарного эгоизма.

* * *

Часто человек влюбляется во что-то, и это тоже отличитель­ный признак влюбленности. Во внешности или характере чело­века, в которого влюбляются, как правило, есть некая особая чер­та, которая покоряет сердце влюбленного. Обычно это красивое лицо или фигура. Это может быть и ум, и общительность, и оба­яние. Часто можно услышать такой разговор между девушками: «Он такой сильный, такой умный, такой обеспеченный, поэто­му я его очень люблю». В этом случае влюбляются во что-то.

В связи с этим встает вопрос: а может ли это что-то служить надежным основанием для брака? По всей видимости, нет. Если при выборе спутницы жизни мужчина смотрит, прежде всего, на внешность, то в итоге он рискует сильно разочароваться. Извес­тно, что внешность со временем меняется, особенно после ро­дов, что является нормальной физиологической реакцией орга­низма, однако первоначальная привлекательность может быть утрачена. Но даже если человек влюбляется не во внешность, а, например, в блестящий интеллект, манеры, эрудицию, то и это чувство будет ненадежным, зыбким. Интеллект можно утратить в результате сильной черепно-мозговой травмы, эрудиция со временем способна поблекнуть...

Итак, влюбляясь во что-то, человек не имеет твердой почвы под ногами, такой выбор порождает тревогу и страх. Но в своем гимне любви в Первом послании к коринфянам апостол Павел говорил: «...в совершенной любви нет страха, ибо совершенная любовь изгоняет страх, так как в страхе есть мученье...»

Таким образом, влюбленность не есть истинная любовь. Но о первой любви стоит сказать особо.

Первая любовь

Этому событию посвящены многочисленные романы, музы­кальные произведения, картины. Известные творения зачастую созданы под влиянием сильного чувства первой любви. Для не­которых уже взрослых людей первая любовь является поводом для самых светлых воспоминаний и легкой грусти. Но не всегда бывает так. Иногда трагическая первая любовь наносит глубо­кие раны, оставляет след в душе на долгие годы и служит пово­дом для возникновения серьезных психологических проблем.

Вспомним строки М.Ю. Лермонтова:

Гляжу назад - прошедшее ужасно;
Гляжу вперед - там нет души родной.

Более оптимистичен Б. Заходер:

Не бывает любви несчастной,
Может быть она горькой, трудной,
Безответной и безрассудной.
Может быть смертельно опасной.
Но несчастной любовь не бывает,
Даже если она убивает.
То, кто этого не усвоит,
И счастливой любви не стоит.

Итак, в любом случае первая любовь - это событие в жизни каждого человека, воспоминание о котором, как правило, оста­ется на всю жизнь. Чаще первая любовь бывает в молодом возра­сте, когда, как прекрасно об этом пишет психолог протоиерей Борис Ничипоров: «...нежданно-негаданно в детстве или юности у мальчика или девочки открывается сокрытый до времени ис­точник любви - любви огромной, нежной, огромной как океан. Ребенок, подросток впервые ощущает в себе любовь не к при­вычным маме или сестренке, но совсем иное - любовь к дальне­му, незнакомому человечку. Душа впервые обретает великий опыт любви. Первая любовь лишена эгоизма. Она не ищет выго­ды. В ней мы не найдем хитрости или лукавства. В этом чувстве все драгоценно: абсолютная чистота и жертвенность, страдание от неразделенности и тревожная радость неожиданных встреч.

И слова, слова, которые всегда не те: «давай дружить». Драго­ценно и само чувство! - оно больше души. Оно объемлет все - и эту простенькую девочку... поле и лес, звездное небо и закат над Волгой... И вот в этом чувстве и через него впервые возникает у человека переживание тайны, которую философ красиво назвал благоговением перед жизнью. Первая любовь — это начальное постижение Бога.

Читаем Новый Завет, книгу Апокалипсис: «Ты много перено­сил, - говорит Господь таинственному Ангелу Ефесской Церк­ви, - и имеешь терпение, и для имени Моего трудился и не изне­могал. Но имею против тебя то, что ты оставил первую любовь твою. Итак, вспомни, откуда ты ниспал, и покайся, и твори пре­жние дела...»

О чем это? Ведь с годами предмет нашей любви улетучился, а чувство переродилось. А наш ребеночек стал совсем взрослым дядей, тетей. Но... вновь и вновь в святые (но, увы, редкие!) мину­ты сердечных раздумий, мы возвращаем свою бедную душу - осуетившуюся и унылую, озлобленную и сварливую - к той пер­возданной Любви, которая уже, кажется, случилась вовсе и не с нами... Путь к любви лежит через покаянный Крест и оплакива­ние нашей жизни, которая мчится куда-то «без божества, без вдохновенья».

Первая любовь - это опыт безусловной, часто несбывшейся любви, которая часто, к сожалению, далека от реальной жизни.

Оля, так звали девушку 15 лет, училась в восьмом классе обыч­ной средней школы. Училась неплохо, успевала по всем предме­там, особых хлопот родителям не доставляла, и они решили ее вознаградить путевкой в международный лагерь, в Болгарию. Нужно ли говорить, сколько по этому поводу было радости. В то время такие путевки были редкостью.

Настал день приезда в другую страну. Все незнакомо: другая речь, хотя очень похожая на русскую, открытые, загорелые лица, обустроенные пляжи, дискотеки. Это было так необычно. На вто­рой день после приезда Оля на дискотеке познакомилась с мо­лодым красивым парнем, который представился как Константин. Он был старше на три года. Молодые люди потом признались друг другу, что это было как вспышка молнии, когда оба подума­ли про себя: «Это и есть любовь с первого взгляда».

Дальше отношения развивались стремительно: все свободное время молодые люди проводили вместе - гуляли, купались и, са­мое главное, говорили, говорили и говорили. Все было ясно и по­нятно, и ощущение у обоих, будто они знакомы друг с другом всю свою жизнь. Все свои мысли, потаенные желания, мечты можно было обсудить и найти понимание, одобрение и поддержку. Все было прекрасно, но наступил день отъезда в другой город.

Расставание было тягостным, тяжелым, но ехать-то нужно. По приезде в другой город Ольга не могла есть, спать, она все время думала о Константине. Ей пришла мысль сообщить по почте но­вый адрес пребывания, чтобы побыть вместе еще хотя бы два дня. Она отправила телеграмма: «Жду...» И Константин действитель­но приехал. Эти два дня были незабываемыми: они проводили вместе все свободное время и продолжали говорить, говорить, говорить, словно предчувствуя, что это в последний раз.

Они договорились созваниваться, писать письма, и, конечно же, пожениться, как только Константин вернется из армии. Все было ясно, понятно, просто, и возникла твердая уверенность, что все так и будет. И, наконец, окончательная разлука: слезы, после­дние слова, надежда.

Что переживала Ольга в дальнейшем, сложно передать: она вновь и вновь покручивала каждое слово, вспоминала каждый жест, улыбку и надеялась, надеялась, надеялась. Возвращение в родную страну было ужасным. Комсомольские «вожаки» приехавшим встречать Ольгу родителям наговорили много чего, возводя в квадрат все, что было и не было. Родители сделали ка­менные лица и не спрашивали дочь о поездке. Так продолжалось долго, родители старались не затрагивать эту тему, а Ольга писала письма. Через некоторое время молодые люди стали получать друг от друга письма через день на пяти-восьми листах. Это было единственным утешением и спасением от боли разлуки, которая буквально раздирала сердце Ольги. Чтобы как-то унять эту боль, она выучилась играть на гитаре, неожиданно для себя и для всех стала прилично рисовать, петь, часто выступала на концертах в школе. Сверстники и родные ее перестали узнавать: она изменилась кардинально.

Время шло. Константин служил в армии, Ольга ждала и писала письма, радовалась ответу, молодые строили планы на будущее. Но окончилась школьная пора, сданы выпускные экзамены, надо думать о будущем. Одновременно из армии вернулся Константин. Наступило время выбора и принятия решения. Вот он долгожданный момент! Теперь можно соединиться и быть всегда вместе.

Но... что-то произошло в этот период: Ольга все чаще и чаще стала думать о возможности выезда в Болгарию, все больше и больше находя аргументов против поездки. А как же учеба? Как родные? Друзья? И окончательный выбор был сделан: в Болга­рию не ехать, а строить жизнь здесь, в своей стране. Письма прекратились, прекратилось ожидание, но как будто что-то оборвалось в душе у Ольги, осталась огромная незаживающая рана. Годы ушли на то, чтобы края ее стали срастаться. Но воспоминания о прошлом, о первой любви остались самым ярким, светлым лучом, который иногда опять освящал уголки памяти.

* * *

Первая любовь, как отмечалось выше, часто бывает несбыточ­ной, нереалистичной, идеализированной. Ей свойственны неко­торые отличительные черты. Первой любви предшествует неко­торая готовность, предчувствие любви, навеянное, возможно, рассказами старших товарищей, книгами, кинофильмами. По­этому первая любовь - это, скорее, желание любви, желание ис­пытать незнакомое романтическое чувство. В юношеской пер­вой любви часто много фантазии. В образе любимого сочетаются качества реального человека и воображаемого, обладающего набором желаемых качеств. На первой любви лежит печать ото­рванности от жизни и хрупкости, она не заглядывает в будущее и оказывается похожей на интересную игру. Но в любом случае, первая любовь - это опыт безусловной любви, опыт встречи с Богом, который может открыть человеку путь к дальнейшему возрастанию по лествице, ведущей в небо.

...Страсть, доминирование полового влечения тоже часто при­нимают за любовь.

Признаки страсти

Святитель Феофан Затворник сравнивал любовную страсть с болезнью. Причем, как замечал он, «больному порой самому до безумия хочется мучиться этой болезнью». И в любом случае сло­во «страсть» в контексте христианства имеет негативный отте­нок Страсти, если с ними не бороться, разрушают душу, удаляют человека от Бога. Однако часто страсть путают с любовью. Как понять разницу? Страсть, как образно отмечает великий писа­тель, классик И. Бунин, это «солнечный удар».

Православный автор М. Кравцова предлагает учитывать такие «дифференциально-диагностические» различия, примерно так, как врач выставляет больному диагноз.

Настоящая любовь преодолеет все искушения, страсть исто­мит душу и потухнет, - отмечает автор. И с этим трудно не со­гласиться. Время - лучшая проверка любого чувства. Именно доб­рачная дружба, а не добрачный сексуальный опыт позволяет проверить истинность чувств.

Страсть - это желание обладать. Она часто оказывается чувством разрушительным. Желание обладать означает включе­ние объекта в нашу жизненную сферу и превращение его в часть нас самих. Поэтому желание умирает после того, как оно удов­летворяется. Его осуществление равно смерти. И, наоборот, лю­бовь проникнута активным началом,- мы стремимся к объекту любви и заботимся о нем. Страсть же заботы не подразумевает.

Страсть - своего рода безумие. И с этим сложно не согласить­ся. Душа человека, иссушенная страстью, напоминает комнату больного, в которую не поступает свежий воздух. Выходя же из этого исступления, мы испытываем чувство, близкое к пробуж­дению, освобождению из плена.

Вот пример страсти, толкающей женщину на бездумные по­ступки по отношению к мужчине, который приводит в своей книге Марина Кравцова.

Ольга была уверена, что влюблена в Вадима. Она рассказыва­ла всем, как любит его. Но что говорить! Главное - это челове­ческие поступки, только по ним можно судить о чувствах и на­мерениях человека. Ольга безумствовала, потому что Вадим не подавал никаких признаков ответного чувства. По вечерам, по­теряв всякую гордость, она стояла у подъезда его дома в надеж­де, что он обратит внимание и заговорит с ней.

Однажды ей удалось пригласить его к себе домой. Но Вадим недолго пробыл у нее в гостях и, быстро распрощавшись, ушел. После его посещения Ольга показывала подругам сохраненную недокуренную сигарету, оставшуюся в пепельнице. Она часто звонила ему и молчала в трубку. Она похудела, потеряла всякий интерес к жизни, перестала общаться с подругами, забросила учебу. Весь мир был сконцентрирован на Вадиме. Вернее, на стремлении заполучить его, сделать «своим». И небо услышало молитвы несчастной! Он сдался. Стал приходить к Ольге все чаще. Они стали неразлучны.

И что же Ольга? Ощутила ли она свое счастье в полной мере? Нет. Очень скоро он стал ей безразличен. Когда Вадим ей сделал предложение, Ольга расхохоталась ему в лицо. Нет, она не соби­рается жить с ним! Все подруги Ольги были немало удивлены: «Ты же любила его!» - «Да, любила, а теперь разлюбила!»

Он стал доступен, а значит неинтересен. Желание обладать получило свое удовлетворение.

* * *

Как же формируется страсть? Первые признаки сексуальнос­ти проявляются в человеке достаточно рано. Но до полового со­зревания (у девочек до 11-13 лет, мальчиков в 12-14 лет) жизнь пола носит нейтральный характер. Затем формируется так на­зываемая сексуальная доминанта. По определению А.А. Ухтом­ского под доминантой понимают господствующий очаг возбуж­дения, который захватывает и подчиняет себе все остальные мотивы. Порой уже в раннем подростковом возрасте дети могут интересоваться проблемами сексуальности, искать соответству­ющую литературу, просматривать эротические фильмы. Этому способствует и сегодняшняя ситуация в нашем социуме, когда молодым навязываются стереотипы доминирования наслажде­ний, удовольствия (в первую очередь, сексуального), вседозво­ленности и отсутствия запретов.

Это становится преградой для психического и духовного раз­вития. В итоге иерархия ценностей оказывается перевернутой: высшие психические и духовные потребности оказываются по­давленными и вытесненными, а сексуальные влечения занима­ют доминирующее место.

Но известно, что пол в человеке представляет собой единство двух полюсов. На одном полюсе сосредоточивается сексуаль­ность, которая включает в себя чисто телесную сторону пола, а также все проявления психики, которые связаны с полом. На дру­гом полюсе сосредотачивается эрос, то есть искание истинной, духовной любви, приводящей в движение всю психику и весь духовный мир, позволяющей преодолеть свое одиночество.

Человек един, целостен, един и его пол, который включает в себя и сексуальное, и эротическое, и каждый ищет в другом со­единения двух полюсов. Но возможна и сосредоточенность на сексуальности, которая в случае доминирования страсти явля­ется основным мотивом в установлении отношений. В итоге - распад личности, распад брака, если он построен на подобных основаниях. У значительной части супругов, решающих развес­тись, эта ситуация встречается часто. Такие люди, как правило, не способны к длительной привязанности, так как у них слиш­ком выражена потребность в смене объектов удовлетворения сексуального влечения.

Подобная ситуация может носить патологический характер. В сексологии даже описан соответствующий синдром, который носит название синдрома Казановы. Он характеризуется потреб­ностью мужчины в частых и поверхностных контактах с жен­щинами, причем количество «побед» рассматривается как при­знак состоятельности и успеха. Но глубинные корни этого синдрома заключаются в страхе установления действительно близких, духовных отношений, который такой мужчина маски­рует бурной сексуальной жизнью.

В случае доминирования страсти необходимо искать те под­водные камни, которые послужили основой для ее формирова­ния, и помогать человеку выстраивать правильную личностную иерархию дух - душа - тело, с ведущей ролью духовности.

...Еще один вариант «нелюбви» - преувеличенная потребность быть любимым, часто переходящая в патологическую, невроти­ческую любовь.

Невротическая любовь

Мы знаем, что потребность в любви свойственна каждому человеку с раннего детства. Малыш нуждается в материнской любви не меньше, чем в молоке и заботе. Впоследствии ее нор­мальное развитие выражается в способности к ответной любви, когда маленький человечек, напитавшись в детстве материнской любовью, в более зрелом возрасте отдает ее другим.

Но нередко потребность в любви направляется исключитель­но на себя. Эта потребность эгоцентрична, хотя она может мас­кироваться внешне различными формами поведения. В этом случае мы говорим о невротической, искаженной любви. Каким же образом формируется такая «любовь»?

Известный психолог К. Хорни описывает механизм возник­новения невротической любви. Она считает, что нарушения любви связаны с неудовлетворенной потребностью ребенка в безопасности. Ощущение безопасности формируется в младен­честве и раннем детстве и зависит от качества родительского (материнского) ухода, безусловного принятия, ласки, любви.

Ведущая роль в формировании такого типа любви отводится неблагополучным отношениям с родителями, особенно с мате­рью. Парадоксальная ситуация: мать оказывается неспособной любить своего ребенка или любит его обусловлено. С чем это связано? Это может быть продиктовано ее собственным печаль­ным жизненным опытом. Не научившись любить сама, не полу­чив этого в детстве, она транслирует искаженную любовь своим детям, а те своим... «скованные одной цепью».

При недостатке любви ребенок воспринимает окружающий мир через призму грусти, обиды, враждебности и страха. Ребе­нок сосредоточен на травмирующих переживаниях, восприя­тие мира становится суженным, односторонним и искаженным. В результате формируется направленность на себя, эгоцентри­ческая доминанта. Ведущим базовым аффектом у такого ребенка, с точки зрения К. Хорни, становится «базальная тревожность» - восприятие мира как всесильного, враждебного, агрессивного, и ощущение себя в этом враждебном мире как беспомощного, уязвимого, отверженного.

Будучи взрослым, такой человек пытается «добрать» то, что он недополучил в детстве, выстраивая определенные отношения с окружающими: играя или роль «жертвы», вымаливая любовь, или роль «агрессора», силой выбивающего любовь, или устраня­ясь от мира, обижаясь на всех в нем живущих. Все это, конечно, не позволяет достичь истинного тепла и близости, в которых так нуждаются такие люди.

...Катерина была единственной дочерью в семье. Казалось бы, она должна была стать любимицей своей матери, однако этого не случилось. Мать, не получив сама в детстве любви и ласки, с самого рождения отвергала малышку. При избытке грудного молока, она не захотела кормить дочь грудью «чтобы грудь не потеряла формы», не брала ее лишний раз на руки «чтобы не из­баловать дочь». Первое время она сильно плакала, стараясь хоть как-то привлечь внимание матери, но затем крики стихли, де­вочка, что называется, ушла в себя.

Катя росла замкнутой, не по годам серьезной. Она быстро ста­ла самостоятельной. Когда дочь достигла подросткового возра­ста, родители развелись. Катя осталась с отцом, которого очень любила. Мать стала мстить за это дочери, буквально растапты­вая ее как личность. Она обзывала ее самыми грязными словами и еще больше отвергала попытки девочки к сближению.

Катя была в отчаянии. Чтобы как-то унять боль, она всю себя посвятила карьере, достижению успеха, материального благопо­лучия. Про себя девушка думала, что ее успехи, возможно, смяг­чат ожесточенную мать. Однако этого не произошло, материнс­кое сердце не тронуло и это. Катерина стала искать любовь в ок­ружающих людях. Ей хотелось получать ее все больше и больше. Для этого она создала образ привлекательной и успешной жен­щины. Ей нравилось ловить на себе восторженные взгляды муж­чин, чувствовать их интерес к себе. Это затягивало как наркотик. Было только одно «но»: ей самой было очень страшно полюбить по-настоящему. Буквально по пятам за ней ходил страх отвер­жения, который пророс в душе. И только воцерковление и ощу­щение себя духовной личностью помогли Кате постепенно ос­вободиться от липких пут страха и стать самой собой. Вот тогда она и встретила настоящую любовь.

* * *

Невротическая любовь, в отличие от любви здоровой лично­сти, имеет свои особенности.

В первую очередь, она характеризуется:

неразборчивостью - носителю этой любви хочется, чтобы его любили все. Зрелая любовь избирательна - здоровая личность ждет любви, уважения и признания лишь от тех людей, кого лю­бит и ценит сама;

ненасыщаемость - другая особенность, которая проявляется в том, что человеку постоянно требуются подтверждение своей значимости и исключительности, доказательства любви словом и (или) действием, в то время как «в норме» подтверждение сло­жившихся отношений и чувств супругов, их своеобразное «озву­чивание» становится необходимым лишь в некоторых случаях;

навязчивость - выступает как стремление любыми средства­ми сохранить свое исключительное положение для другого по принципу «цель оправдывает средства»: угрозами, шантажом, взыванием к жалости, попыткой купить любовь партнера;

преувеличенная потребность человека в эмоциональной привязанности, положительной оценке себя со стороны окру­жающих и преувеличенная чувствительность к блокированию этих потребностей. Это может проявляться в непомерном стра­хе отвержения со стороны значимых лиц.

Известный психолог Э. Фромм выделил несколько видов невро­тической любви, каждая из которых может иметь свои очертания.

Нарциссическая любовь. Это в чистом виде эгоистическая любовь. Проявляется в том, что человек предпочитает «брать», а не «давать», быть любимым, но не любить самому. Отношения носят ярко выраженный потребительский характер.

Невротическая любовь (в узком смысле слова, поскольку все перечисленные виды любви относятся к невротическим). В этом случае на избранника проецируются неразрешенные проблемы детства. Часто отношения в таких браках выстраиваются как бес­сознательная попытка «доиграть» то, что «не доиграно» в детстве.

В качестве примера можно привести такую ситуацию из прак­тики психолога Оксаны Лавровой.

Мужчина 34-х лет, женат, имеет сына, работает в службе ох­раны. Обратился к психологу с жалобой на нерешительность, которая проявляется во всем. В настоящее время неспособность принимать ответственность за решения сделала его жизнь осо­бенно мучительной. Жена, по его словам, буквально помыкает им, изменяет прямо у него на глазах, унижает его в присутствии сына. Полгода назад у клиента появилась женщина, которая ка­жется прямой противоположностью жены: добрая, заботливая, верная. Однако решиться на развод он не может, так как очень страшится сделать этот шаг.

Михаил вырос в семье, где отец страдал алкоголизмом, а мать была властной и мрачной женщиной. Воспоминания его о сво­ей семье болезненные, тяжелые, мрачные, сопровождаются ост­рым чувством стыда. Сам он спиртное категорически отвергает. Все положительные качества Михаила - сила, решительность, ответственность, целеустремленность - вытеснены и задавлены стыдом.

Главные причины психологических сложностей - бессозна­тельное отождествление себя со слабой и неуверенной фигурой отца и страх отвержения и наказания со стороны матери. Соб­ственная семья Михаила - это бессознательная попытка воспро­изведения отношений в семье родителей, которая давала хоть какую-то защиту.

В течение четырех лет он жил в гражданском браке с той жен­щиной, которую любил, не решаясь развестись со своей суро­вой супругой, но однажды, после ситуации, в которой Михаил едва не потерял возлюбленную, последовал развод. Через неко­торое время в новой семье появился ребенок.

* * *

Любовь-поклонение. Отличительной ее особенностью являет­ся равнодушие к истинной личности предмета любви и к реаль­ным отношениям с ним. Любовь-поклонение строится в мире грез, фантазий и воображения, в какой-то степени как попытка бегства от реальности. Приведем в этой связи пример, описан­ный Мариной Кравцовой.

...Клавдия Николаевна была замужней женщиной, но до семьи ей не было дела. Главным в ее жизни было ежедневное посеще­ние оперного театра. Она была влюблена в тенора и уверяла всех, что он ей отвечает взаимностью. Ей казалось, что он видит ее со сцены, улыбается ей одной и вообще поет только для нее. Она ходила на все его спектакли. Ворчливый муж, надоедливые дети, скучная работа - это был навязчивый сон, от которого можно было сбежать только в театр, где начиналось истинное суще­ствование. В зале Клавдия Николаевна чувствовала себя необык­новенно хорошенькой. Она так ни разу и не подошла, не заго­ворила с предметом своего обожания. Но всю жизнь прожила с мыслью, что он любит ее любовью платонической, великой и невысказанной.

А умирала она практически одна. Муж ушел в другую семью, дети не любили мать, которая не замечала их. Все лучшее в ее жизни заменили иллюзии.

* * *

Маниакальная любовь, или любовь-преследование, характе­ризуется одержимостью, страстной влюбленностью, навязчиво­стью и настойчивостью в достижении цели. Она наступает вне­запно, отличается неустойчивостью, резкими перепадами чувств и отношений к избраннику. Его личность в этом случае не имеет значения. Предмет увлечения далек от реальности, недостижим и возведен на пьедестал, превращен в кумира.

Часто маниакальная любовь заканчивается тем, что кумир низвергается с пьедестала, невротическая личность вновь пере­живает отвержение, повторяя травмирующую ситуацию детства, и все повторяется по кругу. По большому счету, маниакальная любовь очень напоминает страсть. Вот еще один пример.

Ольга привыкла всегда добиваться того, чего хотела. Все цели, поставленные ею, реализовывались несмотря ни на что. В расчет не шли никакие отговорки: неудобно, тяжело, сложно, - все это было непринципиальным. Эта позиция касалась и отношений с мужчинами. Для Ольги не существовало слова «нет», вместо него было «хочу».

Однажды на дне рождения ее подруга познакомила девушку со своим молодым человеком (Сергеем), о котором до этого мно­го рассказывала. Каково же было удивление приятельницы, ког­да она увидела, что ее самые близкие люди увлеклись друг дру­гом. Обоих сразу потянуло друг к другу. Под благовидным предлогом они сбежали со дня рождения.

Быстро вспыхнувшие чувства со стороны мужчины так же быстро и угасли. Вероятно, одумавшись, он все же понял, что за­шел слишком далеко. Но Ольга думала иначе: «Я добьюсь его вни­мания любой ценой». Охлаждение Сергея ее даже подстегивало. И она начала действовать по уже знакомой программе: частые звонки, различные поводы для встреч, просьбы о помощи, - ар­сенал средств был большим.

Однако, к удивлению Ольги, проверенные ранее способы не действовали. Больше всего ее ошарашила фраза, сказанная од­нажды Сергеем: «Не все получается так, как ты хочешь, смирись со своим поражением». Но смиряться девушка не хотела, она продолжала «осаду». Результата Ольга все же добилась: молодой человек вновь стал проявлять интерес к девушке, польщенный ее пристальным вниманием к себе.

Вот тогда и наступил перелом в их отношениях. Добившись своего, Ольга быстро нашла массу недостатков в своем прежнем кумире и отвергла все его попытки поддержания отношений.

* * *

Во всех перечисленных случаях неспособность любить в со­четании с сильной потребностью быть любимым приводит к состоянию хронического напряжения, которое проявляется в отношениях с близкими людьми в бурных, неуправляемых эмо­циональных взрывах, не адекватных ситуации.

Таким образом, все перечисленные варианты «любви» по сути истинной любовью не являются, а служат попыткой удовлетво­рения своих потребностей, желаний, решения своих психоло­гических проблем и сложностей.

Глава 4

ИСТИННАЯ ЛЮБОВЬ

...Исчезает чувство своего «я» как отдельного человека, во внутреннем мире и внешних делах
муж и жена чувству­ют себя лишь частью какого-то общего целого...

Не может быть глубокой и искренней любви там, где правит эгоизм.
Совершенная любовь - это совершенное самоотречение.

Из дневника святой мученицы и страстотерпицы царицы Александры
о значении семьи и семейной жизни

Признаки любви истинной

Так что же такое истинная, настоящая любовь? Каковы ее про­явления? Обратимся к Библии. Суть истинной любви раскрыта апостолом Павлом в его знаменитом гимне, в Первом послании к коринфянам.

«...В совершенной любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх, потому что в страхе есть мучение; боящийся не­совершенен в любви. Любовь долготерпит, милосердствует, лю­бовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бес­чинствует, не ищет своего, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине, все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит. Любовь никогда не перестает, хотя и пророчества пре­кратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится. А теперь пребы­вают сии три: вера, надежда, любовь, но любовь из них больше».

К сказанному сложно что-то добавить, однако можно выде­лить отдельные моменты и рассмотреть их более детально.

«Любовь никогда не перестает». Очень важной чертой истин­ной любви можно назвать вечность. Все, что не может быть веч­ным, не имеет права называться любовью. А что исчезает из от­ношений? Страсть, влюбленность. После их угасания возникает в лучшем случае пустота, равнодушие, иногда светлые воспо­минания, в худшем - негативные тягостные эмоции: ненависть, отчаяние.

Если любовь действительно истинная, то брак, построенный на этом основании, должен быть вечным. В идеале верность суп­руги хранят всю жизнь, даже после их смерти. Конечно, не каж­дый, овдовев, может не вступать более в брак, поэтому в церкви допускается повторное венчание как снисхождение к нашей не­мощи. «Лучше бы тебе не вступать больше в брак, но если ты не можешь понести этот подвиг, то вступай», - говорит Церковь.

И несомненно, что единение душ, которое возникает у супру­гов при жизни, если супруги любят по-настоящему, будет иметь место и после смерти, поскольку вечность любви распространя­ется не только на земную жизнь, но переходит границу смерти.

Можно привести пример из жития Ксении Петербургской.

Она овдовела, будучи двадцати шести лет от роду и не имея детей. Неожиданная кончина горячо любимого ею мужа так силь­но поразила Ксению Григорьевну, что перевернула все ее пред­ставления о земном мире и людском счастье. Она восприняла уход мужа в мир иной как свою собственную смерть.

Житие подвижницы сообщает, что она не вступила в новый брак и добровольно взяла на себя подвиг юродства Христа ради. Людям она казалась умалишенной; на самом же деле ее поступ­ки были наполнены глубоким духовным смыслом. Отказавшись от своего прежнего имени, Ксения присвоила себе имя покой­ного мужа и носила его костюм. Блаженная уверяла, что умерла именно Ксения, и охотно откликалась, если ее называли Андре­ем Федоровичем. Таким образом, своим мнимым безумием она обличила безумие мира сего, в том числе легкомысленное отно­шение к супружеской близости и верности.

* * *

 «Любовь не ищет своего». То есть человек любит другого ни за что, в отличие от влюбленности, когда часто любят за что-то и потому что: он сильный, красивый, умный, обеспеченный и т. д. Истинная любовь - это любовь безусловная. Как это понять? Вспомним своих родителей или детей. Если спросить: «За что мы их любим?» - то на этот вопрос ответить сложно, так как отдель­ные характеристики, конечно, не являются поводом для безус­ловной любви.

И родителей, и детей мы любим только за то, что они есть, такими, какими являются. В браке при настоящей любви супруги любят друг друга только за то, что именно этот человек явля­ется твоей половиной (независимо от внешности, материально­го положения и т. д.).

Иногда встречаются супружеские пары, где муж или жена да­леко не красавцы, но какие трепетные, нежные отношения, какая забота друг о друге! Как образно отмечает священник Илия Шуга­ев: «Внешность человека - это мутное стекло. Издали ты видишь только само стекло, а что находится за ним, разглядеть не можешь. Но когда прильнешь к такому стеклу, ты видишь только то, что находится за эти стеклом, а самого стекла уже не видишь».

В связи с этим можно вспомнить известную сказку «Аленький цветочек». Младшая купеческая дочь полюбила безобразное чу­довище за его любовь и доброту к ней. Любовь к невидимому другу помогла девушке преодолеть страх и отвращение к его ви­димому образу. Уродство, безобразный облик - все это победи­ла любовь. Внешность отступила на второй план. В итоге про­изошло преображение: «зверь лесной» стал принцем молодым, «красавцем писаным, на голове с царскою короною».

«Любовь долготерпит», и действительно, терпение, преодо­ление всевозможных трудностей и преград являются централь­ными характеристиками зрелой, истинной любви.

В сказках, легендах тема брака, любви тесно связана с темой испытаний, трудностей, которые приходится преодолевать суп­ругам. Это типичный финал народных сказок: пройдя через огонь, воду и медные трубы, преодолев и искупив свои ошибки, он и она обретают друг друга, находят, как говорили раньше сво­его «суженого».

Интересное слово «суженый». В нем выражается вера: с из­бранником суждено было встретиться. И когда двое встречают­ся, они узнают друг друга. Часто люди ищут друг друга, как в из­вестной сказке: «Пойти туда, не знаю куда, принеси то, не знаю, что». Но сразу понимают, когда происходит та самая - судьбо­носная встреча.

Вспоминается одна ситуация.

Оксана и Степан уже, будучи уже несколько лет вместе в счаст­ливом, благополучном браке, не переставали удивляться, вспоми­ная о своей первой встрече. Будущие супруги познакомились не­ожиданно: Оксана опаздывала на работу и остановила попутную машину, за рулем которой был Степан. Как потом оба признались друг другу, они сразу поняли, что настоящая встреча состоялась. По каким признакам? Словами это объяснить сложно. Оба почув­ствовали, что сердце словно перевернулось в груди и потом стало ускоренно биться, слова и не требовались. Дальнейшая жизнь под­твердила истинность первых чувств, переросших в настоящую любовь.

* * *

Реальная жизнь супругов наполнена всевозможными испы­таниями, преодолев которые двое действительно становятся «од­ной плотью». В связи с этим вспоминается еще один пример, описанный православным автором Мариной Кравцовой.

Наташа и Алексей поженились рано, сразу после школы. В двад­цать лет у них уже было двое детей. Родились двойняшки, Ирочка и Лариса. Все шло прекрасно. Была своя квартира, Алексей рабо­тал, Наташа с удовольствием занималась домашними делами. А потом случилось страшное: Алексея сбила машина. И молодой красивый человек лежал, прикованный к постели. И, что гораздо страшнее, он был приговорен к пожизненной немощи и недвижи­мости. Трагедия, разыгравшаяся в семье, не сломила Наташу. Ни од­ного дня она не сомневалась в том, что останется с мужем. Хотя все, кто знал ее, - подруги, бывшие учителя, - настаивали на том, что рано или поздно ей надо будет устраивать свою женскую судьбу.

Пойми, - говорили они доброжелательно, - ты еще девчон­ка, а он калека. Неужели так и пройдет твоя молодость? Посмот­ри на себя, ты же красавица, на тебя все на улице заглядываются.

Это было правдой. Наташа очень хороша собой. И не только лицо красиво, но и душа прекрасна.

Я однажды сделала свой выбор, - сказала она, как отрезала. И больше ни один «доброжелатель» не посмел открыть рта. Во­семь лет Наташа самоотверженно ухаживала за Лешей. Росли де­вочки. Она работала, почти не встречалась ни с кем из друзей, просто некогда было. А главное, Наташа не верила врачам, кото­рые лечили Алексея. Она все время пыталась найти такого специ­алиста, который мог бы поставить ее любимого на ноги. И нашла. То, как верила она в исцеление мужа, то, как беззаветно и предан­но служила она семье, не могло пройти даром. Алексей встал на ноги. Он чувствует себя полноценным человеком. И, конечно, в этом заслуга Наташи, женщины, которая умеет любить.

* * *

Любовь ''милосердствует'', - другими словами, все прощает. И действительно, прощение - один из основных признаков ис­тинной любви. Все мы разные, со своими особенностями харак­тера, привычками, пристрастиями. И часто не все нравится в суп­руге. Как хочется иногда начать перекраивать, переделывать своего мужа или жену. Ведь, кажется, что вот еще чуть-чуть и он (или она) все поймет и станет лучше себя вести, изменится. Од­нако если этого не происходит, как часто мы испытываем обиду, гнев: «Ведь я же для него так старалась!»

В связи с этим стоит вспомнить ситуацию, описанную святым старцем Паисием Святогорцем.

Юноша, живший по-мирски, стал испытывать чувства к девуш­ке, которая жила духовной жизнью. Чтобы девушка ответила ему взаимностью, он тоже старался вести духовную жизнь, ходить в церковь. Они поженились. Но прошли годы, и он вернулся к пре­жней мирской жизни. У них уже были взрослые дети. Но, несмот­ря ни на что, этот человек продолжал жить распутно. Он зараба­тывал много денег, но почти все тратил на свою развратную жизнь. Бережливость несчастной супруги удерживала их домашнее хо­зяйство от краха, своими советами она помогала детям устоять на верном пути. Она не осуждала мужа, чтобы дети не начали испы­тывать к нему неприязни и не получили душевную травму, а так­же для того, чтобы они не были увлечены тем образом жизни, ко­торый он вел. Когда муж приходил поздно ночью домой, ей было сравнительно легко оправдать его перед детьми: она говорила, что у него много работы. Но что ей было говорить, когда средь бела дня он заявлялся в дом со своей любовницей?... Он звонил своей жене и заказывал разные кушанья, а днем приезжал обедать с одной из любовниц. Несчастная мать, желая уберечь детей от дурных помыслов, принимала их радушно. Она представляла дело таким образом, что любовница мужа якобы была ее подру­гой и муж заезжал к этой «подруге» домой, чтобы привести ее к ним в гости на машине. Она отправляла детей в другие комнаты учить уроки, чтобы они не увидели какую-нибудь неприличную сцену, ведь ее муж, не обращая внимания на детей, даже при них позволял себе непристойности. Это повторялось изо дня в день. То и дело он приезжал с новой любовницей. Дело дошло до того, что дети стали спрашивать ее: «Мама, а сколько же у тебя подруг?» «Ах, это просто старые знакомые!» - отвечала она. И, кроме того, муж относился к ней как к служанке, и даже хуже. Он обращался с ней очень жестоко и бесчеловечно. Кошмар продолжался не­сколько лет. Однажды этот человек мчался на машине и сорвался в пропасть. Машина разбилась, а сам он получил очень серьезные увечья. Его отвезли в больницу. И врачи, сделав, что могли, отпра­вили его домой. Он стал калекой. Ни одна из любовниц его даже не навестила, потому что больших денег у него уже не было, а лицо было изувечено. Однако супруга заботливо ухаживала за ним, не напоминая ему ни о чем из его блудной жизни. Он был потрясен, и это изменило его духовно. Он искренне раскаялся, попросил пригласить к нему священника, исповедался, несколько лет про­жил по-христиански, имея внутренний мир, и упокоился о Госпо­де. После его кончины старший сын занял его место в бизнесе и содержал семью. Дети этого человека жили очень дружно, пото­му что унаследовали от своей матери добрые принципы. Для того чтобы спасти семью от распада, а своих детей от горькой печали, она выпила их горькие чаши сама.

* * *

 «Любовь все переносит». Настоящая любовь жертвенна. Как это понять? Жертвенность - это возможность отодвинуть свои интересы на задний план ради другого, даже тогда, когда они кажутся такими важными. Это возможность ради ближнего от­казаться от чего-то ценного для себя. Вариантов может быть множество. В этой связи вспоминается такой пример.

Оксана и Николай поженились еще в институте. Она, подаю­щий большие надежды будущий детский доктор, он - научный работник. Все окружающие считали их блестящей парой с ог­ромными перспективами в плане карьеры. Но жизнь расставила другие акценты. Первый ребенок, девочка, появившаяся в семье, полностью перевернул планы Оксаны. Она не ожидала, что по­требуется столько внимания к малышке. Все силы, вся забота были направлены на нее. Кроме этого навалившиеся хозяйствен­ные дела отнимали все силы. Помощи ждать было неоткуда. Муж был вынужден отказаться от научной карьеры, брался практи­чески за любую работу, если она давала хоть какие-то деньги.

Девочка подросла, Оксана наконец-то смогла выйти на люби­мую работу. Только-только ощутив себя профессионально востребованной, она поняла, что ожидает второго ребенка. Ситуация усугублялась тем, что руководство учреждения, в котором рабо­тала Оксана, собиралось отправить ее на дорогостоящую стажи­ровку по специальности, что в дальнейшем открывало большие перспективы. Что делать? Николай был непреклонен: «У нас будет ребенок», - отрезал он. Оксана вынуждена была смириться. Ро­дился мальчик Трудно передать, что пришлось пережить Окса­не, оказавшейся с двумя малышами на руках. Муж практически не бывал дома, пытаясь найти доход. Болезни, воспитание, дет­ский сад, учеба, дополнительное образование, музыкальная шко­ла... С мечтами о карьере Оксане пришлось расстаться.

Конечно, это очень серьезное самопожертвование ради де­тей. Но жизнь состоит и из повседневных, на первый взгляд мел­ких уступок, а иногда любящие люди отдают друг другу самое дорогое, что у них есть.

* * *

Прекрасный пример жертвенности описал известный автор О. Генри в своем рассказе «Дары волхвов».

«Один доллар восемьдесят семь центов. Это было все... А завт­ра Рождество. Единственное, что тут можно было сделать, это хлопнуться на старенькую кушетку и зареветь. Именно так Дел­ла и поступила... Делла кончила плакать и прошлась пуховкой по щекам. Она теперь стояла у окна и уныло глядела на серую кош­ку, прогуливающуюся по серому забору вдоль серого двора... Она вдруг отскочила от окна и бросилась к зеркалу. Глаза ее сверка­ли, но с лица за двадцать секунд сбежали краски. Быстрым дви­жением она вытащила шпильки и распустила волосы.

Надо сказать, что у четы Юнг было два сокровища, составляв­ших предмет их гордости. Одно - золотые часы Джима, принад­лежавшие его отцу и деду, другое - волосы Деллы...

И вот прекрасные волосы Деллы рассыпались, блестя и пере­ливаясь, точно струи каштанового водопада. Они спускались ниже колен и плащом окутывали почти всю фигуру. Но она тот­час же, нервничая и торопясь, принялась снова подбирать их. Потом, словно заколебавшись, с минуту постояла неподвижно, и две или три слезинки упали на ветхий красный ковер.

Старенький коричневый жакет на плечи, старенькую корич­невую шляпку на голову - и, взметнув юбками, сверкнув невы­сохшими блестками в глазах, она уже мчалась вниз, на улицу.

Вывеска, у которой она остановилась, гласила: «Всевозмож­ные изделия из волос».

Не купите ли мои волосы? - спросила она у мадам.

Я покупаю волосы, - ответила мадам. - Снимите шляпу, надо посмотреть товар. Снова заструился каштановый водопад.

Двадцать долларов, - сказала мадам, привычно взвешивая в руке густую массу.

Следующие два часа пролетели на розовых крыльях... Нако­нец она нашла. Без сомнения, это было создано для Джима, толь­ко для него. Это была платиновая цепочка для карманных часов, простого и строгого рисунка...

Дома оживление Деллы поулеглось и уступило место предус­мотрительности и расчету. Она достала щипцы для завивки, заж­гла газ и принялась исправлять разрушения, причиненные ве­ликодушием в сочетании с любовью... Джим неподвижно замер у дверей, точно сеттер, учуявший перепела. Его глаза остановились на Деле с выражением, которого она не могла понять, и ей стало страшно... Он просто смотрел на нее, не отрывая взгляда, и лицо его не меняло своего странного выражения...

Ты остригла волосы? - спросил Джим с напряжением, как будто, несмотря на усиленную работу мозга, он все еще не мог осознать этот факт... Джим достал из кармана пальто сверток и бросил его на стол.

Не пойми меня ложно, Делл, - сказал он. - Никакая причес­ка и стрижка не могут заставить меня разлюбить мою девочку. Но разверни этот сверток, и тогда ты поймешь, почему я в пер­вую минуту немножко оторопел.

Беглые проворные пальчики рванули бечевку и бумагу. Пос­ледовал крик восторга, тотчас же - увы! - чисто по-женски сме­нившийся потоком слез и стонов, так что потребовалось немед­ленно применить все успокоительные средства, имевшиеся в распоряжении хозяина дома. Ибо на столе лежали гребни, тот самый набор гребней - один задний и два боковых, - которым Делла давно уже благоговейно любовалась в одной витрине Бродвея. Чудесные гребни, настоящие черепаховые, с вделанны­ми в края блестящими камешками, и как раз под цвет ее кашта­новых волос.

Тут она подскочила, как ошпаренный котенок, и воскликну­ла. Ведь Джим еще не видел ее замечательного подарка. Она поспешно протянула ему цепочку на раскрытой ладони. Матовый драгоценный металл, казалось заиграл в лучах ее бурной и ис­кренней радости...

Делл, - сказал Джим, - придется нам пока спрятать наши подарки, пусть полежат немножко. Они для нас сейчас слишком хороши. Часы я продал, чтобы купить тебе гребни. А теперь, по­жалуй, самое время жарить котлеты»...

* * *

Итак, прекрасная история жертвенности молодых любящих людей, которые отдали самое дорогое, что у них было, чтобы порадовать друг друга. И это, наверное, и есть настоящая любовь, которая является самым ценным подарком, который только мож­но подарить друг другу.

Что еще характерно для настоящей любви?

Настоящей, истинной любви присуще чувство самообновле­ния. Если брак строится на изначально правильных духовных основаниях, то момент встречи (как переживание постоянно обновляющегося чувства) всегда присутствует у супругов. Быва­ет так, что супруги большую часть времени проводят вместе: вме­сте работают, вместе отдыхают, вместе радуются и грустят. И, что самое главное, не устают друг от друга, а, наоборот, все больше и больше открывают друг в друге новые грани, новые черты. По­чему так происходит?

В истинной любви личность раскрывает себя и помогает рас­крыться любимому человеку. Если чувственные удовольствия, страсть неизбежно приводят к пресыщению, то зрелая любовь не насыщаема - близкий человек не надоедает: любовь раскры­вает друг в друге образ Божий, который неисчерпаем и непозна­ваем. Такая любовь через все маски, черты характера, привычки, телесную оболочку видит истинный духовный лик любимого. И часто уже на склоне лет муж и жена как бы вновь обретают себя, но уже на новом уровне отношений.

Истинная любовь включает в себя заботу о другом. Забота есть проявление способности отдавать, не связанной соображения­ми выгоды и корысти. Психолог и философ И. Ялом выделяет следующие характеристики истинной заботы:

- отрешение от сознательного внимания к себе, не думать о том: что он обо мне подумает? Что в этом для меня? Не искать похвалы, восхищения, сексуальной разрядки, власти, денег;

- забота активна. Зрелая любовь любит, а не любима. Мы лю­бяще отдаем, а не влекомы к другому;

- зрелая забота вытекает из богатства человека, а не из его бед­ности, из роста, а не из потребности. Человек любит не потому, что нуждается в другом, не для того, чтобы существовать, спас­тись от одиночества, а потому, что по-другому не может;

- зрелая забота не остается без награды. Через заботу чело­век получает заботу. Награда следует, но ее нельзя преследовать.

Истинная любовь предполагает уважение личности другого. Уважение - это признание права супруга или супруги на свой выбор, свой индивидуальный взгляд, даже если он кажется нам необоснованным, неверным. Иногда это очень трудно сделать. Однако очень важно не пытаться втискивать своего супруга в прокрустово ложе собственных идей, установок, точек зрения, даже, казалось бы, из самых благих побуждений. Это, конечно, на пользу отношениям не идет. По этому поводу вспоминается пример, описанный святым старцем Паисием Святогорцем.

«Однажды, живя в монастыре Стомион, я встретил в Коннице женщину, лицо которой сияло. Она была матерью пятерых де­тей. Ее муж был плотником... Если заказчики делали этому чело­веку какое-нибудь пустяковое замечание... то он точно с цепи срывался. «Это ты меня, что ли будешь учить?!» - кричал он, ло­мал свои инструменты, швырял их в угол и уходил. Ты теперь представляешь, что он творил в собственном доме, если и в чужих-то домах он все крушил! С этим человеком невозможно было прожить вместе ни одного дня, а его жена жила с ним годы. Каж­дый день она переносила мучения, однако ко всему относилась со многой добротой и покрывала все терпением... «Ведь это же мой муж, - думала она, - ну что же, пускай поругает меня малень­ко. Может быть, и я, будь на его месте, вела бы себя точно так же». Эта женщина применяла Евангелие в своей жизни, и поэтому Бог ниспослал ей Свою Божественную Благодать».

Но как часто мы поступаем иначе! Пытаемся переделать, пере­воспитать, перекроить супруга, занимаемся увещеваниями, угово­рами, даем беспрерывные советы, тем самым постоянно нарушая свободу личности и ее суверенитет. Что же в итоге? «Благие» по­буждения, как правило, оканчиваются ссорой, конфликтом, и это вполне объяснимо: близкий человек не хочет «перевоспитывать­ся», и начинает совершенно законно сопротивляться. Наверное, чаще нужно вспоминать слова, сказанные Амвросием Оптинским: «Познай себя, и хватит с тебя».

Можно привести еще один пример.

Супруги (Ирина и Вячеслав) жили в венчанном браке, что на­зывается, душа в душу. Было согласие по всем основным вопро­сам: ценности, вера, взгляды на жизнь, интересы... Все было пре­красно, кроме того, что муж не мог избавиться от вредной, уже почти сорокалетней привычки курить. Это стало камнем пре­ткновения в отношениях супругов. Ирина из благих побуждений решила: «Я все сделаю для того, чтобы он избавился от своего пристрастия. Ведь это вредно для здоровья и православный че­ловек не имеет права на такую слабость». Ситуация осложнялась тем, что Вячеслав для себя такого же решения не принял.

Супруга стала решительно «искоренять» недостаток мужа: уго­воры, объяснение вреда никотина, угрозы... Но все развивалось по одному сценарию. Спокойный Вячеслав терпеливо и долго сно­сил все увещевания Ирины, но через какое-то время взрывался и обрушивался с гневом на жену. Отношения заходили в тупик Что делать? Ирина ответа на этот вопрос не находила. С этой пробле­мой она пошла к своему духовному наставнику, надеясь получить рекомендации по перевоспитанию Вячеслава. Но все вышло ина­че. Посмеявшись над неудачными попытками вразумления мужа, духовный отец сказал: «А ведь ты знала, за кого выходила замуж, почему ты считаешь, что можешь изменить взрослого человека?» Далее он продолжал: «Ты упустила из виду самое главное. Мужскую природу изменить женщине невозможно. Все твои вразумления воспринимаются Вячеславом как попытки вмешаться в его сво­боду, в его личность, поэтому в ответ на благие уговоры возника­ет сопротивление и раздражение. Смирись и люби мужа таким, какой он есть. А Бог все расставит по своим местам».

Ирине было над чем подумать - такого ответа она не ожида­ла, но твердо решила делать так, как сказал духовный отец. Како­во же было удивление женщины, когда она обнаружила, что пос­ле прекращения «вразумлений» отношения в семье резко изменились в лучшую сторону. Вернулся давно забытый мир и покой, а муж стал проявлять заботу и участие.

* * *

Прообразом любви без оговорок и условий является любовь Господа Иисуса Христа к человечеству, Который изначально любит каждого, несмотря на нашу глубинную греховную искаженность и несовершенство. Доказательство этой великой люб­ви - смерть Спасителя, Который отдал жизнь за избавление че­ловека от вечной смерти. Какие же еще нужны примеры! Остается только совсем «немного» — научиться любить ближне­го своего так, чтобы не думать: «Ну вот, пусть он вначале испра­виться, встанет на путь истинный, а потом я его полюблю, безус­ловно, и по-настоящему!»

В том-то все и дело, что полюбить нужно человека таким, ка­кой он есть сейчас, со всеми его достоинствами и недостатками. И тогда любовь растопит, преобразит, раскроет все самое луч­шее, все самое прекрасное в другом; нужно только терпеливо ждать и любить. Ведь мы бросаем в землю яблочное семечко и не приходим собирать урожай через месяц, а в течение многих лет терпеливо ухаживаем за деревом, и только тогда дожидаем­ся плодов. Плоды любви появляются тоже не сразу, человеческая душа намного сложнее растения. И не всякое дерево выживает, многие гибнут. И больше половины семей распадается, не при­нося никаких плодов, кроме брошенных детей и исковерканных душ. Священник Илия Шугаев сравнивает брак с двумя камнями, острыми и твердыми. Пока они не соприкасаются друг с другом, то все вроде бы хорошо, никто никого не задевает, но положи их в мешок и потряси сильно и долго!..

При этом возможны два варианта: либо камни обтесываются и уже не ранят друг друга, либо нет, и тогда рвется мешок, и кам­ни вылетают из него. Мешок - это семья, брак. И либо супруги через мелкие самопожертвования притираются, либо в злобе друг на друга разлетаются. Огромное количество разводов при­ходится на первые два-три года совместной жизни. Люди не по­нимают, что любви-то еще не было, а была только влюбленность. За любовь еще надо было бороться. И просто никто из супругов не захотел избавиться от своих острых углов. Затем возможен новый брак, а там продолжается то же, что в первом. Мужчина ошибочно полагает, что ему опять попалась плохая жена, а жена думает, что ей не повезло с мужем. На самом деле оба не хотят вытащить «бревно» из своего глаза и выстроить действительно зрелые и любящие отношения.

Итак, мы перечислили основные признаки истинной любви. Как отмечает игумен Георгий (Шестун), «...полноценной любви человек добивается всю жизнь. Это дар Божий, который дается по благодати. И чтобы достичь такой любви, ее нужно заслужить: нужно стяжать благодать и хранить ее. И самое главное - до люб­ви нужно дожить, ее заслужить нужно. И если это произойдет, тогда через несколько лет муж смотрит на жену, а жена на мужа, и он думает: «Какое счастье, что я женился на ней». А она думает: «Какое счастье, что я вышла замуж за него». Понимание того, что этот избранник единственный, другого человека рядом и пред­ставить невозможно - это и есть любовь. Но она приходит, ког­да корабль семейной жизни преодолел многие бури, сохранил­ся вопреки всему».

Любовь духовная, душевная, телесная

В истинных, зрелых отношениях присутствуют все три уров­ня любви: духовный, душевный и телесный. Духовная сторона любви проявляется милосердием, прощением обид, смирением, жертвенностью. Душевность в любви - это эмоциональная со­причастность, чуткость, внимание, умение разрешать конфлик­ты. Физическая сторона любви проявляется нежностью, лаской, гармоничными сексуальными отношениями.

Эти грани в браке взаимно дополняют и обогащают отноше­ния. В Священном Писании говорится, что Адам трижды по-но­вому познавал жену.

Первый раз это было тогда, когда он впервые увидел свою жену, созданную из его плоти, и впервые признался ей в любви. Он сказал: «Вот, это кость от костей моих и плоть от плоти моей» и дал ей первое имя «жена». Это любовь первая, совершенная, духовная, когда человек в любви видит другого человека таю это другой человек, но в тоже время, это я сам. «..Любящий жену свою любит себя самого»...

Второй раз Адам познал свою жену уже после грехопадения, когда пали оба, но первой пала жена... Адаму нужно было про­стить жену и примириться с ней. И он вновь дает ей имя - Ева (Жизнь), «ибо она стала матерью всех живущих». И эта любовь - любовь примирения, прощения - душевная любовь.

В третий раз «Адам познал Еву, жену свою; и она зачала...» и родила, и продолжала зачинать и рождать детей. Это третий вид любви - любовь детородная, телесная.

Как один род любви появляется за другим, так и угасает один за другим, но в обратной последовательности. Первой в жизни супругов угасает и утихает любовь телесная. Она утихает не по­тому, что она не хороша, а потому, что исполнилась. Она утиха­ет, но не исчезает. От нее остается нежность, память души и тела.

Если люди долго и хорошо прожили вместе, то утихает и вто­рая любовь - прощения и примирения. Почему? Муж и жена дав­но уже все друг другу простили, даже на будущее, и готовы прини­мать другого со всеми болезнями и странностями, особенностями характера. Вторая любовь утихает, но не исчезает. От нее остает­ся бесконечное терпение.

Первая любовь, духовная, не утихает никогда. Пока люди жи­вут на земле, муж глядит на жену: «Ты кость от кости моей, ты плоть от плоти моей». Так постепенно происходит реальное воп­лощение любви в супружестве. Господь открывает человеку внут­ренние очи его сердца и помогает узреть в любимом образ Бо­жий. Этот образ оказывается столь прекрасным, что даже видимые недостатки отходят на второй план, не замечаются.

Большого труда и терпения требует любовь, но плоды ее оку­паются сторицей. По словам христианского философа К. Льюи­са, когда человек «действительно научится любить ближнего как самого себя, ему будет дано любить и себя, как ближнего».

Часть II

Супружеские отношения

Глава 1

ПРЕДБРАЧНЫЙ ПЕРИОД

Впереди предстоит длинный и сложный путь пост­роения семьи.

Отношение к женщинам - вот лучший способ про­верить благородство мужчины.
Он должен к каждой женщине относиться с почтением, независимо от того, богатая она или бедная,
высокое или низкое занимает общественное положение, и оказывать ей всяческие знаки уважения.

Из дневника святой мученицы и страстотерпицы царицы Александры
о значении семьи и семейной жизни

Брачные мотивы

Известный семейный психолог В. Сатир сказала о том, что история семьи начинается с момента знакомства будущих суп­ругов. И часто от успешности или неуспешности протекания это­го периода зависит их будущая судьба. И действительно, навер­ное, нет в жизни периода более значительного и ответственного, чем выбор супруга и решение вступить в брак Однако правиль­но вступить в брак очень сложно - это всегда риск, так как зара­нее сложно предвидеть каким (ой) будет супруг(а) в будущем. Почему?

В супругах, как в матрешке, изначально сочетаются три роли: жених - невеста; муж - жена; мать - отец. Понятно, что все они различаются между собой и сложно предугадать, а как поведет себя избранник в браке. Для того чтобы не ошибиться в выборе, нужно вначале понять, как этот выбор происходит.

В первую очередь необходимо определиться с мотивами, ко­торые лежат в основе выбора. Мотив — это то, что движет чело­веком, это то, что создает определенную целенаправленность поступков, в частности, в отношении будущего брака. Все моти­вы можно разделить на две большие группы - осознаваемые и неосознаваемые. Характерно, кстати, что и конечная цель брака может быть неосознанна. И часто бывает так, что человек, созда­вая семью, решает какие-то другие, более значимые для него про­блемы, о чем мы скажем чуть позже.

Итак, мотивы осознаваемые. В свою очередь они могут быть разграничены на три подгруппы.

Первая группа: нацеленность на сам факт брака.

Главная движущая сила в этом случае - намерение заключить брак. Порой это происходит под влиянием других, ближайшего окружения, когда «все подруги по парам». И тогда в сознании может сработать команда: «Пора!». Очень часто такая позиция подпитывается распространенным в нашем социуме стереоти­пом, что одной быть стыдно. И, чтобы избежать этого неодобре­ния, девушка выходит замуж.

Есть понятие «фасадный брак». В нем присутствует только внешняя оболочка, а внутреннего содержания нет; при этом дру­гой человек является только средством для исполнения заветно­го желания. И, в общем, неважно, какой человек находится ря­дом. Важно, чтобы он был. Если такого человека нет, все силы тратятся на его поиски. Чем чреват такой брак?

Серьезные проблемы возникают в случае, если после свадь­бы встречается тот, который способен вызвать истинное чувство. Как выйти из этой ситуации, каждый решает сам, выбор будет на его совести: расторгнуть брак ради новой любви или жить до конца с нелюбимым супругом. Вспомним хотя бы произведение А.С. Пушкина «Евгений Онегин». Татьяна Ларина сознательно делает свой выбор - остаться в браке, заключенном на небесах: «но я другому отдана...»

Однако часто браки, заключенные на основании такой моти­вации, достаточно крепки, особенно в тех случаях, когда супру­ги осознают свои истинные чувства и получают определенные привилегии (защищенность, статус женатого человека или за­мужней женщины и т. д.). И может быть они, по словам И.С. Тур­генева, «когда-нибудь, доживутся до любви». Но часто бывает так, что в подобном браке исходные трудности не решаются, а усу­губляются.

По этому поводу можно рассказать следующую историю.

За плечами Марины была несчастная безответная любовь, пло­дом которой стала дочка, которую Марина решила родить, не­смотря ни на что. Жизнь матери-одиночки была несладкой: по­нимающие взгляды знакомых, «связанные» руки, необходимость продолжать учебу в институте, дальнейшее трудоустройство...

Но время шло, дочка подрастала, радовала молодую маму. Потихоньку Марина стала приходить в себя и задумываться о дальнейшей личной жизни. А мысли эти были невеселые, так как женщина прекрасно понимала, что с ребенком шансов выйти замуж очень мало. «Ребенку нужна семья, - твердо решила Ма­рина, - обязательно выйду замуж». Сказано - сделано, начались поиски, результатом которых стал сосед, моложе Марины на не­сколько лет. Он давно присматривался к молодой женщине и был приятно удивлен, когда она стала проявлять инициативу. Через некоторое время последовал брак, началась долгожданная се­мейная жизнь, но... почему-то все чаще и чаще у Марины на душе появлялась какая-то тяжесть, на которую женщина старалась не обращать внимания.

С течением времени тяжесть и ощущение неудовлетворенно­сти все нарастали и нарастали. Последовали связи «на стороне», в результате чего брак лопнул. Оформили развод, все вернулось «на круги своя».

* * *

Второй тип мотивации - на определенный тип брака. В этих случаях люди ориентируются на такого человека, который спо­собен осуществить их мечты, реализовать заветные желания, удовлетворить какие-то потребности (например, в повышении самооценки, преодолении чувства одиночества и т. д.), или вы­ходят замуж (женятся) из соображений престижности брачных отношений. Другими словами, это брак по расчету.

Или же, выбирая себе спутника(цу) жизни молодые мечтают увидеть в своем избраннике(це) какие-то определенные черты характера, качества личности. Например, девушки, выбирая бу­дущего мужа, ориентируются на ум, доброту, верность, заботли­вость, ответственность, надежность. В свою очередь, мужчины также ждут от своих избранниц чуткости, отзывчивости, нежно­сти, хозяйственности и т. д. И это тоже расчет.

Но ведь может случиться так, что за деревьями леса не уви­дишь, другими словами, ориентируясь на отдельные качества, можно и человека не разглядеть. И всегда в данном случае суще­ствует опасность пойти по пути сравнения с кем-нибудь еще.

Такой оценочно-сравнительный выбор может происходить в жизни многократно: всегда можно найти кого-то получше.

В качестве примера приведем небольшой рассказ А Красновой.

Один молодой человек, назовем его Петя, с юности проявлял несвойственное годам благоразумие. Насмотревшись на своих приятелей, которые чуть ли не со школьной скамьи женились, а потом так же быстро разводились, он стал скептически относить­ся к словам «брак по любви». И решил, что уж чего-чего, а любов­ной страсти в его жизни не будет.

И действительно, все в жизни у Пети было спокойно и разме­ренно. Благодаря уму, силе воли и твердому знанию того, чего он хочет от жизни, Пете удалось добиться хорошей должности в про­цветающей фирме. Успешно начав карьеру, он подумал, что вот теперь пора и жениться. Захотелось домашнего уюта, да и вооб­ще без жены как-то несолидно. Выбирал долго. Первой кандидат­кой на роль невесты стала Вера. Вера была подругой сестры и, ка­жется, была к Пете неравнодушна. Петя отметил все плюсы: веселая, никогда не ноет, умна, хорошо ведет себя в компаниях, с такой на людях показаться не стыдно. Он принялся осторожно ухаживать за Верой, тут открылись и минусы. Вера слишком стра­стная, слишком увлекающаяся, с Петей под руку идет, а сама ло­вит взгляды прохожих мужчин. Петя присмотрелся к потенциаль­ной невесте поближе, и вскоре Вера была забракована.

Следующей подругой стала Жанна, коллега по работе. Она, не в пример Вере, была человеком серьезным, основательным. Но с ней Пете скоро стало скучно. Все-таки немного романтики жен­щине не помешает. Так и отошел в прошлое служебный роман.

И вот Петя познакомился с Любой. Оказалось, Люба соответ­ствует всем его запросам - она умна, начитанна, красива, жен­ственна, с ровным приятным характером. А когда Петя пришел к ней в гости и наелся испеченных Любой пирогов, выбор в пользу новой подруги был сделан окончательно. Дело шло к свадьбе. Но время подготовки к бракосочетанию у Пети совпало с очень тя­желым периодом на работе. Петя очень устал и едва не получил нервный срыв. И тогда он решил сменить обстановку, отдохнуть от всего и от всех, отправился на дачу, в глухомань. Там-то все и произошло.

Проезжая на машине через железнодорожную станцию, он увидел, как с платформы спускается девушка, тоненькая, хруп­кая. Она еле несет огромную сумку и большой чемодан. Петя хоть и считал себя человеком расчетливым, но тут все-таки почувство­вал, что у него есть еще и сердце. Он притормозил около девуш­ки и предложил ее подвезти.

А я вас помню, - неожиданно сказала она. - Ваша дача по­чти рядом с домом моей бабушки. Нам по пути.

Тут и он вспомнил ее: когда в последний раз приезжал сюда, у старушки-соседки гостила нескладная застенчивая девчонка с длинной каштановой косой. Как ее звали, конечно, он не инте­ресовался. А девчонку звали Наташей, теперь это была очень сим­патичная, стройная девушка, все еще немного застенчивая. Пока ехали в машине, Наташа рассказала, что ее бабушка заболела, но категорически отказывается переезжать в город. И Наташа счи­тала, что она права, нельзя отрывать человека от почвы, от род­ных мест, тем более увозить из родной деревни, где бабушка про­жила всю жизнь, в большой, неуютный для нее город.

Как так, права? - возмутился Петя. - А как же она будет одна? Это неразумно. Вам надо ее уговорить.

Я сейчас и приехала к бабушке, чтобы она не была одна, по­живу у нее, сколько потребуется, надеюсь, она оправится. А угова­ривать человека делать то, к чему у него душа не лежит, не буду.

Петя довез Наташу до дома, помог втащить сумку и чемодан, и Наташа крепко и сердечно пожала его руку... На следующий день Петя, рассудив, что соседкам может понадобиться помощь по хозяйству, в котором нет мужской руки, наведался в гости. Но на самом деле, как он сам потом рассказывал, просто захотел вновь пообщаться с Наташей. Он не хотел себе признаваться в том, что девушка произвела на него сильное впечатление. Ведь она со­вершенно не вписывалась в его стандарты, совсем еще девчон­ка, никакой основательности, одна романтика в глазах. С ним произошло нечто странное, чему Петя сам потом, вспоминая, удивлялся; он совсем забыл, что у него есть невеста...

Однажды он не выдержал и спросил, есть ли у Наташи жених.

Да нет, - беззаботно отмахнулась она. - Кто меня замуж возьмет, балду такую.

И тут Петя неожиданно выпалил:

А если я возьму?

Наташа была очень естественна, она еще не научилась скры­вать свои истинные чувства от людей, и Петя понял по ее лицу, что девушка счастлива. Хотя она и возразила, что Петя, конечно же, шутит.

Нет, не шучу. Выходи за меня замуж.

И она... согласилась. Вот тут-то Петя и вспомнил о Любе. Всю ночь он не спал, наконец-то признавшись себе, что с ним про­изошло то, над чем он так смеялся и что считал ниже своего прак­тического разума. Он влюбился по уши, как восторженный маль­чишка, и не может жить без Наташи. Но он сделал предложения сразу двум женщинам. И теперь разорвать с одной из них - зна­чило сделать ей больно. Он, конечно, ни за что не обидит Ната­шу, но и Люба ни в чем не виновата.

Ситуация казалось безвыходной, а Петя привык, что у него безвыходных ситуаций не бывает, он все преодолевал, всегда находил решение, но теперь почувствовал себя совсем беспо­мощным. Он признался себе в том, что слишком долго полагал­ся только на себя, на свой ум... и теперь ему придется просить совета. И появилось вдруг неожиданное желание пойти в храм, который находился через дорогу от его дачи. Петя постоянно ходил мимо храма, пару раз заходил внутрь из любопытства на две-три минуты, а теперь решил выстоять службу полностью. Во время службы ему пришло успокоение и ощущение, что все раз­решится. Потом он подошел к священнику и, преодолевая чув­ство стыда, рассказал ему свою историю.

В основе брака должна быть любовь, - сказал священник. - Мы женимся, выходим замуж для того, чтобы вместе с любимым человеком идти по жизни, делить и радости, и беды, брать на себя скорби любимого, а не для престижа или удобства. Вам казалось, что вы поступаете разумно, выбирая невесту, словно нужную в хозяйстве вещь, а на самом деле поступили опрометчиво и под­вели человека. А если бы вы полюбили другую, уже будучи жена­тым? Сейчас все еще не так ужасно. Но вы должны молиться и просить у Бога помощи. Я тоже буду молиться за вас и за обеих ваших невест.

Петя на всю жизнь запомнил слова священника и потом го­ворил всем своим знакомым: «Жениться надо только по любви». А разрешилось все в высшей степени неожиданно для Пети. Вер­нувшись в Москву, он долго набирался решимости, чтобы начи­стоту поговорить с Любой, но она первая пришла к нему.

Знаешь, - сказала она. - Мне очень стыдно, но в это время, проведенное без тебя, я многое поняла. Прости, но мне кажется, что я не настолько люблю тебя, чтобы стать твоей женой. Совсем недавно я неожиданно встретила своего институтского прияте­ля. Понимаешь, мне сейчас кажется, что я любила его всегда, про­сто не разобралась до конца в своих чувствах. Теперь мы снова встречаемся...

Надо ли говорить, что у Пети свалился камень с души? Он ве­рил, что приятель Любы объявился вовсе не случайно, а по его молитве. Так Петя стал верующим. Вскоре он женился на Ната­ше. Не сказать, что у них все идет очень гладко, но они любят друг друга, и именно это спасает их брак во всех житейских не­урядицах.

* * *

Третий вид мотивации - на определенного человека. В этом случае избранник воспринимается как конкретный человек, со всеми слабостями и недостатками. И с этим человеком хочется делить и беды, и радости, вместе идти по жизни. Конечно, могут встретиться и лучше, и красивее, но это ничего не меняет, хо­чется быть только с одним, единственным и любимым. Но как понять, что это именно тот человек, который является судьбой?

Святые отцы говорят следующее:

- если вы осознаете, что любимый человек рано или поздно утратит молодость, постареет, может заболеть и это вас не оста­навливает;

- если вы хотите видеть продолжение вашей любви в детях;

- если вас не смущают материальные и другие жизненные трудности;

- если вы готовы к возможной боли и страданию, которое вольно или невольно может причинить вам близкий человек;

- если вас не раздражают самые неприятные привычки лю­бимого, и вы готовы их терпеть и после свадьбы, то, скорее все­го, это ваша судьба.

В связи с этим вспоминается ситуация из жизни счастливой супружеской пары.

Они встретились, когда оба уже почти потеряли надежду на возможное семейное счастье. За плечами Георгия было два не­удачных брака, после которых осталось двое детей, душевная боль и обида: «За что со мной так, ведь я всегда старался делать все для семьи, отдавал всего себя». Алина тоже недавно развелась. Жизнь с чуждым, нелюбимым человеком спустя больше десятка лет совместной жизни оказалась невыносимой. В итоге она ос­талась с дочерью в полуразрушенной квартире, решив пожить одна, разобраться в себе и в своих чувствах.

С Георгием они познакомились случайно. Их встречи стали регулярными, и скоро оба поняли, что не могут жить друг без друга. Решение жить вместе было нелегким: страх новой ошиб­ки, материальные сложности, разница в возрасте, дети... Помо­гало внутреннее ощущение правильности того, что происходит: откуда-то исходила спокойная уверенность, что все будет хоро­шо. Сказано - сделано, стали жить вместе как муж и жена в «граж­данском» браке, ведь «многие так живут». Недвусмысленные взгляды знакомых и соседей, осуждение родственников, болез­ни, проблемы с детьми, появившиеся конфликты, ссоры, попыт­ки «искоренения» недостатков друг в друге... пришлось съесть не один пуд соли. Иногда у обоих возникали мысли: как выдержать все, откуда взять силы?

Помощь пришла неожиданно. До этого изредка Алина и Ге­оргий заходили в церковь свечку поставить, молебен заказать, просто постоять, но при этом оба чувствовали себя не в своей тарелке. Но случилось так, что они стали заходить в храм все чаще; читали религиозную литературу, ездили в паломнические поездки, общались с верующими, познакомились с настоятелем храма. По мере воцерковления словно спадала какая-то пелена с глаз: а живем-то ведь в грехе, брак и браком-то не назовешь. Может быть, поэтому у нас в жизни так много трудностей?

И опять тяжелые месяцы до принятия окончательно решения. Не давали покоя прежние страхи, обиды, опасения. Алина часто ходила в храм и просила Бога сделать так, что если это судьба, соединить их в освященном браке, если нет, то не нужно тратить время, хотя с каждым днем они прикипали душой друг к другу все больше и больше. А принятие решения все откладывалось...

Летом Алина решила съездить в монастырь, помолиться, по­работать, а там видно будет. Так и было сделано, время в монас­тыре в приятных трудах и заботах пролетело незаметно, пора уезжать, а в душе появилась уверенность: Бог все расставит по своим местам.

Вскоре после приезда Георгий сам заговорил о необходимо­сти заключения брака.

Все хлопоты, связанные с предстоящими событиями, совер­шенно не утомляли, наоборот, оба чувствовали невероятный подъем. Венчание прошло как одно прекрасное мгновенье, все было торжественно и не покидало ощущение невероятной зна­чимости происходящего для обоих. Что-то кардинально изме­нилось в их жизни после этого события, словно невидимая пе­ремена произошла в душах супругов. Исчезли конфликты, перестали раздражать привычки, рассеялись все проблемы. С каждым днем нарастало и нарастало чувство любви и преданно­сти друг к другу. «Оказывается, такое бывает», - думали они, не смея поверить в свое с таким трудом обретенное счастье. И дей­ствительно, с Божьей помощью все возможно!

Через некоторое время после венчания в семье молодоженов родился ребенок.

* * *

Помимо осознаваемых мотивов вступления в брак есть мо­тивы неосознаваемые, или же осознаваемые частично. Психо­лог АБ. Добрович к этой группе мотивов относит желание само­утвердиться, романтическую настроенность и стремление компенсировать чувство неполноценности.

Примером самоутверждения может стать стремление моло­дого человека или девушки уйти из-под опеки родителей. При­чины возникновения такого мотива могут быть разные. Вот один из примеров.                                         

Светлана была старшей дочерью в семье из трех человек, кро­ме нее мать и младшая сестренка. Обычное детство, учеба, юность. Отец ушел из семьи, когда Светлане было тринадцать лет. Мать стала пить, пропадала на несколько дней, дома частыми были запустение, голод. Все хлопоты по хозяйству и забота о младшей сестре легли на Свету. Несколько лет она тянула эту лям­ку, но в семнадцать лет сказала себе: «Все, я так больше не могу».

Но семью-то не бросишь. Выход нашелся: Света стала встре­чаться с молодым человеком. Вскоре встречи переросли в бли­зость, решение жить вместе пришло быстро. Света переехала жить к мужу, через некоторое время родился ребенок. Так она оторвалась от тяжелых семейных отношений, но совесть не да­вала ей покоя.

* * *

Нередко встречается и романтическая настроенность (вто­рой вид мотивации), желание примерить на себя разные роли. Чаще это бывает тогда, когда молодые люди находятся под впе­чатлением прочитанного или увиденного. А третий вид мотива­ции - компенсация чувства неполноценности через брак - име­ет в своей основе стремление быть таким, как все.

...Вероника в юности считала себя несуразной и чрезмерно высокой. Про себя она думала: «Каланча, никому я не смогу по­нравиться, кому я нужна такая». Не помогали мамины увещева­ния, уговоры подруг, Вероника была непреклонна в убеждении о своей ущербности.

Шли годы, наступила студенческая пора. Вероника из гадко­го утенка постепенно стала превращаться в лебедя. Многие удив­лялись ее привлекательности и стройности, но ощущение внут­ренней негодности сидело в девушке крепко. Периодически она встречалась с молодыми людьми, но страх и скованность меша­ли ей развивать отношения.

Закончилось обучение в институте, пора определяться с се­мьей. Вероника вернулась в родной город, но поиски жениха были тщетны. Однажды знакомые родителей предложили позна­комить Веронику с племянником, который всем был хорош, но... любил внимание женщин и компании. Однако ему нужно было остепеняться, создавать семью, вот он и решился на знакомство. Вероника была поражена внешними данными Петра и решила: «Мы будем вместе, несмотря ни на что». Ее не останавливали пре­достережения родителей и осторожные намеки общих знако­мых. Свадьба состоялась. Вскоре после свадьбы Петр стал осно­вательно выпивать, уходить из дома. В итоге брак распался.

* * *

Повышение самооценки - еще один вид мотивации.

Сергей и Алена познакомились на новогоднем вечере. Часто видеться и общаться было невозможно, жили в разных городах. Переписывались, звонили друг другу, Сергей приезжал в гости к Алене. Не сказать, что он ее любил, скорее она его просто устра­ивала. Симпатичная, неискушенная девочка, она смотрела на него восторженно, ловила каждое его слово, а главное, слушала во всем. Сергею это льстило, он казался себе значительным, сильным, могущественным. А тут еще на работе квартиры семейным давали, вот он и сделал Лене предложение.

После свадьбы Сергей увез молодую жену к себе. Сначала жизнь радовала: красавица-жена, всегда приветливая, улыбчи­вая, доверчивая как ребенок. Она выполняла все, что он ни ска­жет. Одежду, косметику, прическу - и те он сам выбирал для нее, одобрял.

Молодая жена на работу устраиваться не спешила: то одни курсы закончит, то другие. «Ищет себя в профессиональном пла­не», - говорили все знакомые. Если Сергей ее куда-то устраивал, долго там не задерживалась: то опоздает на работу, то еще какие-нибудь неприятности случатся. Вскоре Алена сказала Сергею, что ждет ребенка.

Сын родился, тогда и схватился за голову Сергей. Во время беременности молодая жена то спала целыми днями, то каприз­ничала, изводила его своими слезами и ревностью, а он терпел, думал, что все это прихоти беременных. Но потом Сергей по­нял, что на самом деле в семье не один ребенок, а два.

Сергей боролся с этой ситуацией как мог. Он и ругался, и вос­питывал Алену, и к маме грозил отправить. Ничего не помогало. Алена все больше и больше требовала внимания к себе. Развес­тись Сергей не мог: и сына любит, да и жена без него пропадет, настолько она несамостоятельная. Так и живут. Все на муже: дом, уют, семейный бюджет, ребенок.. Сергей сам сделал Алену зави­симой эмоционально и материально, постоянно потакая ей, взращивая инфантилизм, лишая ее самостоятельности. Ведь так приятно чувствовать себя сильным...

* * *

Еще одним видом мотивации может быть стремление запол­нить эмоциональный вакуум. Чаще всего эта ситуация возника­ет в результате психотравмирующих отношений в родительской семье. В данном случае муж или жена выступает своеобразным заместителем матери или отца.

Сексуальное влечение, которое может приниматься за любовь, тоже можно рассматривать как вид мотивации.

Не последнюю роль играет и страх перед одиночеством, ког­да брачный союз воспринимается как спасение от своих про­блем, от самого себя, от страха будущей жизни.

...Ирина не так давно пережила крушение своей первой люб­ви. В итоге осталось одна, с чувством горечи, разочарования и ощущением, что все уже в жизни произошло и больше ничего не будет. Так, словно в полусне, она жила, по инерции занимаясь своими делами, пытаясь унять постоянную боль и чувство оди­ночества. Ничего не помогало: ни компании друзей, ни увлече­ния, ни новые знакомства. И тогда Ирина поняла, что все это бес­полезно. Одиночество прочно обосновалось в ее жизни. Что делать? Время, оказывается, не лечит.

Однажды подруги познакомили Ирину с молодым человеком: интеллигентный, симпатичный, деловой. Он проявил интерес к Ирине и стал ухаживать. Ирина ухаживания не отвергала - что будет, то и будет, терять-то нечего. Встречались больше года, и Ирина все чаще и чаще стала задумываться: «А не выйти ли мне замуж, может быть удастся уйти от гнетущего чувства и «стерпится-слюбится»?

Сыграли свадьбу, молодые получили квартиру, обставили... все вроде бы ничего. Но легче Ирине не становилось, наоборот: с каждым днем она все больше и больше понимала, что совер­шила серьезную ошибку. Держалась Ирина долго, больше деся­ти лет, но в один момент терпение кончилось, последовал раз­вод, пережить который было сложно обоим.

И еще один пример.

Девушка безоглядно влюбляется в черноволосого красавца и вскоре выходит замуж. Через некоторое время в семье появляет­ся двое сыновей. Известно, что жизнь прожить - не поле перей­ти, но, несмотря на неизбежные семейные сложности, семья крепла, а любовь супругов друг к другу и детям все возрастала.

И вот первый удар. Трагически погибает муж, и женщина в 32 года остается одна с сыновьями 10 и 6 лет. Коварный страх перед одиночеством, невозвратимой потерей, безысходность толкают женщину на необдуманный поступок - второе скоро­палительное замужество.

Муж оказался моложе на 12 лет, и, разрываясь между ним и детьми, она старалась изо всех сил удержать молодого мужчину, но при этом стала терять старшего сына. Сын - наркоман! Это звучало как страшный приговор.

Молодой муж все чаще стал уходить в запой, требовал удво­енного внимания, ревнуя свою супругу к детям. Вскоре появи­лись еще два сына - все ради любимого мужа... Но в этой семье все теснее становилось старшему сыну. Каков же итог этой жиз­ненной ситуации?

Спустя несколько лет муж стал хроническим алкоголиком, без работы и постоянных занятий; старший сын погиб, оставив после себя сноху и двоих детей, которые сидят на шее у своей бабушки, устраивая собственную жизнь; другой сын благополуч­но женат. Старший сын от второго брака вынужден жениться на 15-летней девушке по причине незапланированной беременно­сти (и они тоже собираются жить с матерью и учиться на ее день­ги). Младший сын особых хлопот не доставляет. В семье работает одна женщина, которая содержит мужа-алкоголика, снох, вну­ков, детей. И не ропщет, только иногда тихо плачет.

* * *

И еще одна мотивация, когда выбор спутника жизни и вступ­ление в брак совершают «назло обидчику». Часто этот мотив встречается у молодых, инфантильных людей, не повзрослевших и не умеющих прощать.

Исход брака, заключенного на основе подобных мотивов может быть неоднозначным.

Во-первых, в процессе совместной жизни эти мотивы могут быть осознаны, и тогда снова все будет зависеть от выбора супругов:

- жить вместе и «доживать до любви»;

- расторгнуть брак и строить новые отношения, при этом нет гарантии того, что прежняя ситуация не повториться.

Во-вторых, мотивы могут остаться неосознанными и служить источником неудовлетворенности и конфликтов в браке. Поэто­му очень важно сознательное отношение к себе и своим чув­ствам, постоянное духовное и душевное трезвение, к чему нас призывают все святые отцы.

Интересные исследования, касающиеся мотивов вступления в брак, были проведены психологом С.И. Голод, который показал, что наиболее прочными для создания и поддержания брака ока­зались мотивы общности интересов и любви, а наименее стабиль­ными - материальная обеспеченность и наличие жилплощади.

Как же происходит выбор будущего супруга(и)? Почему при­влекательным оказывается тот, а не другой человек? Что является определяющим в выборе? Постараемся ответить на эти вопросы с психологической и духовной точки зрения.

Выбор спутника жизни

С точки зрения духовной, встреча - это таинство. В психоло­гии есть много теорий, пытающихся объяснить процесс выбора. Одна из наиболее известных носит название «теории фильтров». Согласно этой теории, выбор будущего супруга представляет со­бой многоступенчатый процесс отсева возможных кандидатов через всевозможные фильтры.

Первым фильтром является возможность систематических и регулярных контактов с избранником. В более выгодном поло­жении как претенденты на заключение брачного союза оказы­ваются сотрудники, коллеги по работе, соученики и сокурсни­ки, знакомые и друзья, вовлеченные в совместную деятельность. На ранней стадии фильтрации более или менее серьезные пре­пятствия во встречах и общении нередко приводят к прекраще­нию общения и отсеиванию кандидатов.

Второй фильтр предполагает отбор претендентов по внеш­ней привлекательности с учетом телосложения, возраста и т. д. В каком-то смысле можно говорить о том, что мы ищем в избран­нике воплощение своего идеала красоты. Часто в основе выбора - поиск спутника жизни, похожего на мать или отца.

Третий фильтр определяет социальный базис, обеспечива­ющий принадлежность будущих супругов к одному социально- психологическому миру.

Четвертый фильтр учитывает сходство установок и ценно­стей в отношении семьи и брака, религии, супружеских ролей, понимания женственности и мужественности, установок в от­ношении рождения и воспитания детей, допустимости абортов и т. п. Значимость этого фильтра крайне велика, поскольку ис­ходная несовместимость взглядов и установок супругов в отно­шении семьи не позволит создать гармоничную семью.

Пятый фильтр оценки удовлетворения значимых потребно­стей определяет способности каждого из будущих супругов удов­летворять наиболее значимые потребности друг друга, в первую очередь потребность любить и быть любимым, чувство безопас­ности рядом с близким человеком.

Однако даже успешное преодоление всех пяти указанных выше фильтров еще не означает окончательного решения о вступлении в брак.

Последний, шестой фильтр - социальная готовность к бра­ку. Социальные «часы» вступления в брак определяются истори­ческой эпохой (вспомним, что в XIX в. в брак вступали с 16-ти лет и раньше), культурными и национальными традициями, при­надлежностью к той или иной социальной группе. В современ­ном обществе период готовности к браку наступает к 20-30 годам.

У мужчин социальные «часы» определены 27-28 годами, у жен­щин это время наступает в 22-23 года. Такое несовпадение соци­альных «часов» задает определенную противоречивость брачных интересов и является одной из причин того, что инициаторами брака все чаще выступают именно женщины, связывающие свою судьбу с ровесниками, а не с мужчинами старшего возраста.

Примерный возраст вступления в брак в современной России по данным социологических исследований составляет 21,7 лет у женщин и 24,4 лет у мужчин. Наметилась тенденция и к более позднему заключению брака, что отражает тенденцию карьер­ной самостоятельности супругов.

Что касается ранних браков, когда невеста моложе 18 лет, то почти половина из них заканчивается разводом. Среди женщин, вышедших замуж в 17-18 лет, считают свой брак удачным толь­ко 18%, а в 28 лет и старше удовлетворены своим браком 58%. Среди мужчин, женившихся в 18-21 год, рассматривали свой брак как удовлетворительный 28% опрошенных, а из тех, кто же­нился в 28-30 лет, браком удовлетворен 61%.

Понятно, что основная причина удовлетворенности или не­удовлетворенности браком связана со степенью личностной и духовной зрелости. Брак в более зрелом возрасте позволяет ре­альнее оценивать как себя, так и своего избранника. Об этом же говорит святой старец Паисий Святогорец:

«Для того, чтобы помочь себе, они (молодые люди) должны как следует разобраться в себе и разложить все по полочкам. Сперва нужно получить диплом, потом найти работу (юношам кроме этого следует отслужить в армии). И только после этого, уже будучи зрелым, можно принимать решение и, с помощью Божией, либо вступать в брак и создавать добрую семью, либо, если человек избрал монашескую жизнь, - поступать в монас­тырь, который им выбран».

Что главное до брака

Узнавание друг друга, уточнение и проверка принятого реше­ния - эти два момента тесно взаимосвязаны, но именно узнава­ние наиболее важно для принятия решения. Узнавание проис­ходит постепенно, по мере накопления опыта в различных жизненных ситуациях. Только при этом могут проявиться каче­ства, необходимые для последующей совместной жизни:

- готовность к сотрудничеству и компромиссам;

- взаимодополняемость;

- терпимость;

- сдержанность;

- способность к самовоспитанию;

- уважение друг друга;

- теплые отношения с родственниками будущего супруга;

- высокий уровень взаимопонимания.

Если этого нет и каждый «тянет одеяло на себя», это должно настораживать и наводить на размышления: а тот ли это чело­век, который мне нужен? Оптинский старец Леонид советовал жениху и невесте при усердной молитве смотреть на свое серд­це: если ощущается душевное спокойствие, то старец советовал решиться на такой брак. В противном случае, если чувствуешь сомнение, безотчетный страх, беспокойство, смущение, то это неблагоприятный знак, и старец советовал со свадьбой не спе­шить. По всей видимости, в этих советах есть немалый резон.

Очень важно определиться, что молодые ожидают от брака. В связи с этим социологами МГУ проводились интересные ис­следования среди студентов (потенциальных мужей и жен). Если расположить по степени значимости наиболее важные качества, которые ценят будущие жены в мужьях, то ситуация выглядит следующим образом:

- способность принимать решения;

- способность обеспечивать семью;

- уважение к женщине;

- ум;

- способность оказывать помощь по хозяйству.

В свою очередь, будущие мужья ценят в женах;

- нежность, заботливость;

- хозяйственность;

- умение готовить;

- верность;

- способность к профессиональному росту;

- ум;

- взбалмошность.

Полученные данные очень показательны. Несмотря на кри­зисные тенденции в современной семье, большинство молодых придерживается традиционных семейных стереотипов: муж - глава семьи, жена - помощница, хозяйка.

Исторически узнавание в предбрачных отношениях проис­ходило в рамках помолвки. Помолвка - это предварительный договор молодых о будущей брачной жизни, результатом кото­рого является обмен кольцами (обручение) и официальное объявление себя женихом и невестой.

Длительность этого периода была различна, чаще всего она составляла около года. За это время была возможность поближе познакомиться, понять друг друга, постепенно войти в семьи родителей друг друга.

К сожалению, в настоящее время такое явление в нашей се­мейной жизни фактически отсутствует. Ему на смену пришли предбрачное сожительство, гражданский брак, которые, конеч­но нацелены преимущественно на телесный уровень личности. В итоге происходит искаженное восприятие избранника лишь через призму приятности - неприятности, удобства, сексуаль­ной совместимости. В этом плане интимная «удача» до брака од­нозначно не является индикатором гармоничной семейной жиз­ни, так как гармоничные интимные отношения - результат единения на уровне духа и души, а единение на телесном уровне является лишь его продолжением.

Другая функция предбрачного периода - информационный обмен, который происходит, конечно же, не в форме допроса, а в виде доверительной беседы, когда хочется выслушать другого и раскрыться самому. Важно обратить внимание на следующие моменты:

- ценности, жизненные планы, религия;

- состояние здоровья;

- способность к деторождению;

- представления по поводу супружества и ролевые ожидания от брака;

- семейный уклад родителей жениха (невесты) и т. д.

Старец Леонид советовал при выборе жениха или невесты обращать внимание на то, «чтобы оба были здоровы, и чтобы было им чем жить, чтобы звание от звания резко не различались и чтобы по летам было мало различия». Вопрошавшим о выборе жениха старец говорил, чтобы обращали внимание на характер и достоинства его отца, а вопрошавшим о выборе невесты - на характер и достоинства матери, ведь «яблочко от яблони неда­леко катится».

Следующая функция - накопление совместных переживаний и впечатлений, когда молодые вместе куда-то ходят, общаются с друзьями, выезжают на природу и т. д. Значение этой функции часто недооценивается молодыми людьми, которые пытаются «перескочить» через этот период и спешат установить близкие добрачные отношения.

Однако именно на этом этапе создается своеобразный эмо­циональный потенциал, ресурс позитивных чувств, к которому супруги смогут прибегать в течение последующей жизни. Как часто бывает, в тяжелые периоды семейной жизни, пролисты­вая старый фотоальбом, в котором есть снимки и в добрачный период, супруги заново прикасаются к истокам своей встречи, получают возможность пережить приятные моменты.

Для успешности будущего брака важны некоторые дополни­тельные условия.

Условия для счастливого союза

Благословение родителей, духовного наставника. Что такое благословление? - это духовная основа брака.

Духовник, родители хорошо знают свое чадо и видят все его острые углы и особенности, поэтому такой взгляд со стороны может дать объективную оценку: подходит или не подходит для брака тот или иной человек. Причем известно, что браки, совер­шенные после благословения, распадаются реже.

К сожалению, сейчас этот момент утрачивается в неправос­лавных светских семьях, часто недооценивается его определя­ющая роль в благополучии будущей семьи.

В связи с этим можно привести несколько примеров.

Однажды к старцу Амвросию Оптинскому пришел молодой крестьянин, мать которого побуждала его к женитьбе. Старец не давал благословения и все откладывал решение. В последний приход к старцу крестьянин сказал, что не имеет более сил слу­шать упреки матери. Вздохнул старец и говорит: «Вижу, что не можешь ты более терпеть, а нельзя тебе жениться». Крестьянин женился, а через три месяца он умер, оставив жену в ожидании ребенка на горькую долю вдовы, а ребенка на сиротство».

* * *

А вот брак, совершенный по благословению духовного на­ставника, приведенный в качестве примера священником Анд­реем Овчинниковым.

У Л. было мало шансов выйти замуж. Ей было уже около двадцати девяти лет, и она страдала излишней полнотой. Только, как говорят в народе, «человек предполагает, а Бог располагает». Л. была единственным ребенком в семье, жила целомудренной жизнью, отец с матерью никогда даже не напоминали ей о том, что надо выходить замуж...

Однажды после исповеди Л. робко спросила: «Батюшка, а мне нужно замуж?» Священник благословил девушку молиться о том, чтобы Господь послал ей мужа, и сам старался поддерживать ее молитвой и словом.

Однажды священника, к которому Л. ходила на исповедь, при­гласили освятить квартиру. Ее жильцами были мать и сын. За чаем они разговорились, и батюшка узнал, что мама очень хотела бы видеть своего сына женатым человеком. Сыну было около тридца­ти лет, он был верующим. Священник предложил ему познако­миться с крестной своего сына (той самой Л.), и он согласился. Молодые люди договорились встречаться по вечерам после хра­ма. Стали ходить друг к другу в гости. Так продолжалось около года. За это время Л. сильно похудела. Но в какой-то момент их отно­шения зашли в тупик. Видимо, взрослым людям не так просто изменить сложившийся уклад жизни. Тогда батюшка понял, что дол­жен как-то помочь разрешению ситуации. Он посоветовал им вме­сте съездить к его собственному духовному отцу. Опытный духов­ник сразу увидел желание девушки понести труды семейной жиз­ни. А ее спутнику он сказал так «Молись, и Господь все устроит».

И вот, на Фоминой неделе после Пасхи Л. обвенчалась со сво­им женихом.

Эти люди с самого начала создавали православную семью, от­личительная особенность которой - ровные отношения. Кому- то может показаться, что в них есть некоторая холодность, но тем не менее это та семья, которая действительно похожа на храм. Его строительство еще не завершено, сейчас супруги только готовят­ся стать родителями, но это настоящий христианский брак.

* * *

Итак, благословение - прочный духовный фундамент буду­щего брака. А как можно возводить здание на песке? Оно неиз­бежно рассыплется.

Если же по каким-то причинам благословение получить слож­но, необходимо обратиться с молитвой к Богу, чтобы он открыл Свою волю тем или иным образом.

Осознавание мотивов, отношений и чувств своих и избранника(цы) - другое условие успешности будущего брака. При этом важно понять, а действительно ли это тот человек, который мне нужен, не решаю ли я какие-либо свои проблемы с помощью это­го брака (о чем уже говорилось выше). И на все эти вопросы, ко­нечно, надо дать ответ до свадьбы.

И еще одно условие - замена эмоционального, идеального образа избранника на реальный. Что это значит? Когда проис­ходит встреча и загорается любовь, любимый человек воспри­нимается под каким-то особым углом зрения: в его личности улавливается все прекрасное, все совершенное, удваиваются все достоинства, а недостатки вытесняются и отходят на второй план. Почему?

Это есть так называемая идеализация. Психологический и духовный смысл идеализации состоит в том, что мы сквозь вне­шнюю телесную оболочку в свете любви видим скрытую от дру­гих идеальную сторону, которая есть в каждом человеке как об­раз Божий, закрытый и подавленный внешними проявлениями, характером (который всегда вторичен).

В.  Соловьев рассматривал идеализацию в ее позитивном зна­чении как способность видеть в другом не только те свойства и качества, которыми он уже обладает, но и те, которые могли бы быть. Умение увидеть в любимом потенциальные, пока еще скры­тые от других достоинства и совершенства и отнестись к ним так, как будто бы они уже реальность, а также строить свое об­щение и поведение, уже учитывая эти достоинства, составляет великую мудрость любви. Идеализация образа - это своеобраз­ный кредит доверия, выдаваемый любимому человеку.

Однако опора только на идеальный образ избранника чрева­та некоторыми негативными моментами. Как правило, идеаль­ный образ очень далек от реального, поэтому через некоторое время может последовать разочарование, сбрасывание с пьеде­стала своего кумира.

Очень важно смотреть на избранника(цу) двойным зрением: один вектор направлен на реальный образ со всеми его досто­инствами и недостатками; другой - на идеальный, который пред­ставляет собой как бы то потенциальное направление, в кото­ром нужно двигаться

Совпадение базовых ценностей, идеалов, мировоззрения также является важным условием успешности будущего брака. Конечно, желательно, чтобы совпадения были по основным воп­росам, в первую очередь, вопросам веры. Жизнь с неверующим человеком или человеком другого вероисповедания тяжела. Не каждому под силу вынести такой крест.

В практике Церкви бывали случаи, когда духовные отцы да­вали разрешение духовным детям на брак даже с неверующими людьми, ставя при этом два условия:

- чтобы неверующий не препятствовал церковной жини супруга;

- чтобы он не препятствовал воспитывать детей в православ­ном духе.

В таких случаях духовным отцом дается разрешение, как бы вынужденное тяжелыми обстоятельствами, - но не благослове­ние. Обычно это происходит тогда, когда духовная дочь (или сын) очень хотят замужества (женитьбы). Избегая креста безбра­чия, верующий берет на себя другой крест, - крест совместной жизни с неверующим супругом. Но печальные примеры небла­гоприятного исхода браков с неверующими людьми нередки.

...Молодая женщина тянулась к Христу, регулярно посещала Церковь, но мужу нее был человеком неверующим, с очень силь­ной волей. В конце концов, его влияние победило: душа жен­щины не выдержала раздвоения, она не смогла служить двум господам и сделала выбор в пользу мужа. Оставила молитву, порвала с кругом верующих людей, чтобы ничто не напомина­ло ей о прошлом.

* * *

В любом случае, перед тем как «отрезать», вступая в брак с не­верующим человеком, нужно семь раз «отмерить». Духовный кон­фликт может возникнуть и с друзьями, и со знакомыми, но с ними можно порвать связь. От супруга уйти нельзя, и тогда придется или терпеть, или проводить жизнь в постоянной борьбе, поиске ду­ховной самозащиты и непрерывных глубоких страданиях души.

Поэтому при вступлении в брак необходимы неторопливость, основательное размышление о верности выбора, проверка пра­вильности своего решения в беседах с духовным отцом, родите­лями или людьми с богатым опытом духовной жизни.

Глава 2

СУПРУЖЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ

Для того, чтобы обрести действительно близкие от­ношения в браке,
супругам нужно стать «одной плотью» на уровне духа, души и тела.

Смысл брака в том, чтобы приносить радость.
Под­разумевается, что супружеская жизнь - жизнь самая счастливая, полная, чистая, богатая.
Это установление Господа о совершенстве.

Из дневника святой мученицы и страстотерпицы царицы Александры
о значении семьи и семейной жизни

Итак, решение о заключении брака принято, предбрачный период позади. Впереди приятные хлопоты, свадьба и планиро­вание будущей жизни. Однако если супруги действительно хо­тят быть вместе не только в этой временной жизни, но и в жизни вечной, необходимо в первую очередь подумать о венчании. Сей­час венчание становится модным, а некоторые венчаются про­сто так, на всякий случай, а вдруг пригодится. Но не будем забы­вать о том, что брак - это одно из семи таинств, поэтому венчание имеет глубочайший духовный смысл.

Само слово «таинство» указывает на потаенность, скрытую от внешних взоров. За обрядом венчания стоит духовное единение супругов друг с другом и с Богом, открывающее путь к жизни веч­ной. Духовный смысл брака раскрывается через таинство вен­чания, которое само по себе очень символично. Обратимся к чинопоследованию этого таинства.

Таинство венчания

Венчанию предшествует обручение. Жених и невеста проходят в середину храма, держа в руках зажженные свечи. Огонь симво­лизирует свет духовный. Священник вопрошает жениха и невес­ту о том, по доброй ли воле они вступают в брак Добровольность - непременное условие брака. Венчающихся священник спраши­вает, не связаны ли они обещанием другому или другой? Смысл вопроса в том, что нормой христианского брака является цело­мудрие жениха и невесты.

Обручение подразумевает обет верности. Символом вечнос­ти супружеского союза выступают кольца, которые священник надевает на руки жениха и невесты. Кольца освящаются священ­ником в алтаре и таким образом преобразуются из простых ве­щей в священные предметы. Во время обручения священник со­вершает троекратный обмен кольцами жениха и невесты, что символизирует взаимное отдание их друг другу, единодушие и полное согласие. Далее наступает непосредственно сам обряд венчания.

Венчание - это освящение супружества Божественной бла­годатью. Оно начинается возгласом священника: «Благословен­но Царство Отца и Сына и Святого Духа...» Этим провозглашает­ся сопричастность будущей пары Царству Божию. В молитвах, читаемых священником, вспоминается о тайне создания Евы из ребра Адама: муж и жена изначально были единой плотью, не­разделимы. Брачный союз благословлен Богом в раю и после грехопадения человека искуплен жертвой Спасителя.

В своих молитвах священник испрашивает у Бога дарования новой семье чадородия и «благодати в чадах», что является на­значением христианского брака, а также единодушия, долгоден­ствия, целомудрия, взаимной любви, обилия благ земных и вен­ца неувядаемого на небесах.

Главный момент таинства - увенчание. Это благословение же­ниха и невесты священным венцом, со словами: «Венчается раб Божий... Рабе Божией... во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь».

Духовный смысл увенчания венцами тройной:

- прежде всего, увенчание глав провозглашает честь и славу человеку как царю Божественного творения. Человеку как вер­шине замысла Божия воздаются должные почести;

- второй смысл - увенчание венцами мученическими, так как жизнь в браке подразумевает ежедневную жертву, ежедневное рас­пятие своего эгоизма, гордыни, своеволия, отказ от своих инте­ресов ради семьи, ради любимого человека. А сделать это, как из­вестно, не всегда бывает легко. И только Божья помощь может помочь в преодолении железной хватки собственного эгоизма;

- в-третьих - это венцы Царствия Божия. Другими словами, возложение означает надежду на соединение супругов не толь­ко в этой временной жизни, но и в жизни вечной.

Во время венчания читается Апостольское послание и Еван­гелие. В послании апостола Павла говорится о взаимной любви и послушании жены мужу: «Да боится жена мужа своего». И это прежде всего страх потери любви, когда страшно нарушить ду­ховное единение.

Евангелие от Иоанна, читаемое священником, повествует о чуде претворения воды в вино на браке в Канне Галилейской. Оно тоже имеет глубокий символический подтекст и означает пре­творение любви земной в любовь духовную.

Духовное единение венчающихся символизируется чашей вина, которой они трижды обмениваются, испивая ее до дна. Вечность их духовного союза выражается троекратным обхож­дением вокруг аналоя, на котором лежит Евангелие, вслед за свя­щенником с горящими свечами в руках. Оно сопровождается песнопениями, призывающими пророка Исаию и святых муче­ников. Пророк Исаия предсказал рождение Бога от Девы Марии, и вот теперь повенчанная пара приняла благодать Святого Духа, двое стали «одной плотью». Знаменательно и обращение к муче­никам: супружество - это подвиг самоотречения, несения крес­та жизненных трудностей и испытаний.

Так высоко духовное призвание в таинстве брака. Итак, в та­инстве обручения и венчания заключены основные нормы хри­стианского брака:

- брак совершается свободным избранием вступающих в него;

- он является пожизненным союзом мужа и жены;

- супруги должны хранить взаимную верность;

- добрачное целомудрие - условие христианского брака;

- продолжение рода - священная задача брачующихся;

- семья - малая церковь, главой которой является муж.

Эти основы были и остаются залогом прочности семьи. Без них семья лишается жизненных корней. И то, что мы видим в совре­менной семье, явно расходится с ее духовным призванием. Как отмечает игумен Георгий (Шестун), если таинство венчания не со­вершается, то два человека сожительствуют, совместно ведут хо­зяйство, а образования семьи как единого благодатного союза не происходит. Поэтому так легко и совершаются разводы и распад отношений, - двое не стали «одной плотью», распались на две отдельные единицы.

Святая мученица и страстотерпица царица Александра так говорила о дне венчания:

«День свадьбы нужно помнить всегда и выделять его особо среди других важных дат жизни. Это день, свет которого до кон­ца жизни будет освещать все другие дни. Радость от заключен­ного брака не бурная, а глубокая и спокойная. Над брачным ал­тарем, когда соединяются руки и произносятся святые обеты, склоняются ангелы и тихо поют свои песни, а потом они осеня­ют счастливую пару своими крыльями, когда начинается их со­вместный жизненный путь».

Однако даже правильные духовные основания брака не явля­ются залогом сказочного финала - «и зажили они счастливо...»; на самом деле после венчания трудности только начинаются. Потому что в каждом из нас очень сильно «я»-наличное, страст­ное, эгоистичное, желающее удовлетворить в первую очередь свои потребности и свои желания. На этом уровне прочные супруже­ские отношения не построишь, поэтому необходимо постоянно стремиться выйти на уровень «я»-духовного. Однако процесс пе­рерастания «я»-наличного в «я»-духовное - долгий и непростой, требующий совместных усилий супругов, желания и воли. Но если супруги сумеют преодолеть все трудности и испытания, возника­ющие на их пути, двое действительно станут «одной плотью».

Если не совершать постоянное, ежедневное духовное возра­стание, то, к сожалению, супружеские отношения могут не раз­виваться, а постепенно, шаг за шагом разрушаться. И если все пустить на самотек, то семья в один прекрасный момент может зайти в тупик. Деструктивное развитие отношений соответству­ет определенным стадиям, которые описаны в психологической литературе.

Стадии супружества

На стадии романтических отношений этапе цель у супру­гов одна - создать счастливую семью. Однако молодые часто не думают о том, как это сделать. Не смущают материальные, жи­лищные, бытовые трудности, разница в воспитании, особенно­сти характера, все затмевает собой влюбленность и идеализация. «У нас все будет хорошо», - так думают супруги и... все пускают на самотек. При таком ходе событий может наступить вторая стадия, переходная.

Ее отличительная особенность - периодически возникающие приступы разочарования. Начинают раздражать мелочи в пове­дении и манерах супруга или супруги, которые раньше не заме­чались. Приступы разочарования случаются все чаще, и вдруг словно спадает пелена с глаз. Наступает стадия реальности.

На этой стадии супруги «прозревают» и понимают, что избран­ник оказался совершенно не таким, каким казался вначале. На этой почве часто возникают конфликты и супруги предпринимают попытки перекроить, переделать друг друга, втиснуть личности в прокрустово ложе своих мнений, убеждений, взглядов.

Именно на этой стадии впервые приходит мысль: «А тот ли выбор я сделал?» И, как часто это бывает, супруги находятся на стадии реальности вместо того, чтобы совершать восхождение на совершенно другой, духовный уровень отношений, когда на­чинается безусловная любовь. Стадия реальности таит еще одну опасность: если не преодолевать возникающие сложности и не пытаться начать сознательно относиться друг к другу, то насту­пает отчуждение.

Если дело дошло до стадии отдаления, трещина в отноше­ниях растет. Супруги больше играют в семью, чем живут настоя­щей семейной жизнью. И если не пытаться сознательно изме­нить ситуацию, не обрести духовную и душевную близость, то семья еще долго может существовать в таком «законсервирован­ном» виде. И тогда наступит последняя стадия -развод.

Но развод - это не что иное, как смерть отношений, которая переживается очень тяжело. После некоторого времени, когда раны от распада отношений затянутся, бывшие супруги могут начать строить отношения с новыми людьми, надеясь, что в сле­дующем браке этого не повторится. Однако часто бывает, что ситуация идет по кругу, супруги в новых семьях повторяют те же ошибки, не понимая истинных причин своих невзгод.

Что же нужно для того, чтобы брак, супружеские отношения состоялись? Для этого необходимо действительно стать «одной плотью» на уровне духа, души и тела. Поговорим об этом более подробно.

Глава 3

«ОДНА ПЛОТЬ» НА ДУХОВНОМ УРОВНЕ

Долгом в семье является бескорыстная любовь.
Каждый должен забыть свое «Я», посвятив себя другому.
Каждый должен винить себя, а не другого, когда что-то идет не так.

Из дневника святой мученицы и страстотерпицы царицы Александры
о значении семьи и семейной жизни

Истоки эгоизма

На духовном уровне, как отмечалось выше, необходимо на­учиться осознавать и преодолевать свой эгоизм - то, что лежит в основе распада отношений и всех проблем вообще. Эгоизм, эгоистическая направленность буквально пронизывают всю нашу жизнь.

Часто родители, сами того не замечая, буквально закладыва­ют установку на эгоизм с самых ранних лет жизни ребенка. Всем нам известны такие выражения: «Пусть мой ребенок научится жить для себя», «Надо в этой жизни уметь постоять за себя», «Дашь палец - по локоть руку отхватят». Ребенок усваивает подобные директивы на бессознательном уровне. Маленьким человечком, естественно, они усваиваются без критики - ведь это же говорят родители. Так формируются интроекты - сгустки некритично усвоенных смыслов, которые встраиваются в психику ребенка и формируют соответствующую линию поведения по типу «бери от жизни все».

Г. Михайлов утверждает: ребенок, избавленный родителями от самостоятельного решения нравственных проблем, не различа­ющий всерьез добра и зла, не испытавший внутренней борьбы и сердечных переживаний, растет неблагодарным себялюбцем, жестоким и самоуверенным до глупости. Непуганый, избалован­ный подросток легко обижает окружающих, ибо ему непонят­но, что кому-то, кроме него, может быть больно или страшно. Эгоист не испытывает угрызений совести, наблюдая страдания ближних, но при виде чужого успеха недоумевает: почему вдруг первым или лучшим оказался кто-то другой?

В связи с этим вспоминается один пример.

Аня была единственной и любимой дочерью вполне состояв­шихся личностно и профессионально родителей. Девочка была желанным ребенком. Естественно, что девочка имела дорогие игрушки, нарядные костюмы и многое другое. Все старались ма­лышу сделать приятное. Да и родители думали: «Пусть у девочки будет все, пусть она вырастет счастливым человеком». Ее никог­да не наказывали, снисходительно прощая любые шалости и проделки. Да и бабушки с дедушками рвались принимать учас­тие в воспитании внучки, которое сводилось зачастую к испол­нению ее прихотей. Так и росла девочка в ситуации, которая в психологии называется «кумир семьи», в ситуации вседозволен­ности и безнаказанности.

Что случилось потом, легко предугадать. Девочка выросла, как говорят, «с характером», любила настоять на своем, сломить лю­бое сопротивление родственников, могла выпросить любую по­нравившуюся ей вещь.

С годами Анна становилась все более упрямой, своевольной, непослушной; мнение родителей, особенно матери, не было для нее авторитетом. «Откуда это? - удивлялись родственники. - Ведь мы всегда прививали только хорошее?» Однако бурные всходы эгоизма Ани появились далеко не на пустой почве.

* * *

...Наше общество тоже активно подливает масла в огонь, взра­щивая целые поколения эгоистов. Средства массовой информа­ции буквально напичканы рекламой типа: «Купи...», «Попробуй...», «Получи удовольствие...» Постепенно в сознание закладывается следующая установка: «Все в этой жизни только для меня». При­чем эта установка кажется настолько само собой разумеющей­ся, что даже не осознается и проявляется только тогда, когда кто- то «перебегает» нам дорогу.

Что же произойдет, если в семье встретятся два эгоиста? Неиз­бежны ссоры, конфликты, постоянное «перетягивание одеяла на себя». Такая семья долго не просуществует. Поэтому для создания крепкого фундамента семьи необходимо ежедневное усилие над собой, ежедневный маленький подвиг в переходе от «я» эгоистич­ного, страстного к «я» духовному, любящему и жертвенному. Но для этого важно осознать: «Да, эгоизм во мне есть, и он очень сильно влияет на наши отношения». Такая честность, прежде все­го по отношению к самому себе, может послужить первым ша­гом на пути духовного возрастания. Однако эгоизм часто быва­ет не так просто распознать, так как он может прикрываться, как отмечают психологи Михаил и Надежда Телеповы, различными благовидными масками.

«Маски» эгоизма

В основе «масок» могут лежать защитные механизмы лично­сти, являющиеся своеобразным буфером между собственным «я» и угрожающими ему нее факторами. Другими словами, защит­ные механизмы срабатывают тогда, когда затронуты интересы и потребности этого эгоистичного «я». Их роль состоит в под­держании самоуважения и самооценки человека. Причем защит­ные механизмы могут включаться бессознательно, при наличии мнимой или реальной угрозы. Эгоизм может тонко встраивать­ся в данные образования и создавать видимость приемлемости, приличия собственной позиции. Другими словами, человек де­лает хорошую мину при плохой игре, оправдывая себя и свои поступки.

В супружеских отношениях, по мнению Михаила и Надежды Телеповых, наиболее распространены следующие «маски».

«Маска» рационализации. В основе ее действия лежит следу­ющий принцип: «Я прав, потому что...» Объяснения могут быть разные, однако общий принцип таков, что чувства и состояние другого не столь важны. Вот пример.

В семье православных супругов ожидается пополнение се­мейства. Жена, конечно, очень беспокоится по поводу протека­ния беременности. Все складывается более или менее удачно, однако мужу явно не хватает ласки и внимания, он нуждается в близости, мотивируя это тем, что брак венчанный и супруга не хозяйка своему телу, оно принадлежит мужу. Жена вынуждена с усилием уступать, - муж по-своему прав и обижать его не хочет­ся. Только почему же эти «близкие» отношения ведут к отдале­нию и отчуждению супругов, ведь муж же прав?

* * *

«Маска» проекции. Это бессознательная попытка бегства от собственных недостатков, заблуждений, любых отрицательных качеств, которые не вписываются в концепцию своего «я». На­пример, мужчина говорит себе: «Я никогда не должен гневаться, так как я миролюбивый и смиренный человек». Однако в этом случае гнев никуда не исчезает, а приписывается кому-то из чле­нов семьи или социальному окружению. К примеру, такой чело­век начинает бороться с мировым злом посредством бичевания, осуждения мировых пороков. Он обвиняет во всех грехах пра­вительство, террористов, евреев и т. д. Так люди, носящие «мас­ку» проекции, поддерживают свое положительное «я» и создают иллюзию борьбы с грехами и пороками. Порой такая позиция может приобретать самые уродливые формы.

...Немолодые, практически уже прожившие жизнь супруги, далекие от веры и Бога, с горечью были вынуждены констатиро­вать, что на склоне лет они не испытывают удовлетворенности от прожитой жизни. Вроде бы честно работали, служили Роди­не, вырастили детей, но почему-то нет покоя на душе, нет ощу­щения радости и умиротворения. Эти люди не хотят себе при­знаться в том, что коммунистическая идеология, которой они свято верили, сыграла с ними злую шутку, и теперь ее место за­няло разочарование. Признаваться себе в ошибочности соб­ственных взглядов тяжело. Лучше найти причину неудовлетво­ренности в ближних. Вот, дочки выросли не такими, как хотелось бы, да и внимания маловато уделяют, можно бы и побольше. «Ведь мы для них ничего не жалели. А теперь они получили свое: обра­зование, квартиры, да и забыли стариков, - думают супруги. - Внуки тоже неблагодарные, да и вообще все кругом стали такие злые и черствые».

Примерно с такими мыслями и таким грузом они пытаются Убежать от чего-то очень важного в своей душе, но не получается...

* * *

 «Маска» регрессии. Регрессия представляет собой защитный механизм, когда человек при возникновении трудностей, угро­зы своему «я» «бежит» в детство, занимая незрелую, инфантильную позицию. Например, жена при предъявлении к ней вполне справедливых требований начинает капризничать, как ребенок, говоря мужу: «Ты меня не любишь». Другими словами, такой че­ловек живет по принципу «с ребенка и взятки гладки». Эта «мас­ка» помогает избежать множества взрослых проблем и спрятать­ся за чью-нибудь спину. Вот пример.

Вика была младшим ребенком в семье. Она росла всеобщей любимицей и была центром внимания. С детства она поняла, что ее непосредственность и ранимость влияют на окружающих. Поэтому главным способом получения необходимого для Вики стали обиды. Это был ее излюбленный «инструмент», который действовал безотказно.

Однако пришло время замужества. Вика встретила надежно­го, сильного парня, с которым рассчитывала жить как за камен­ной стеной. Начались будни: и хозяйство, и готовка, и стирка. Тяжело. Вика вспомнила свой излюбленный прием - обиды и слезы. Вначале это помогало. Муж становился заботливым, вни­мательным, все делал сам. Но в один прекрасный день, испы­танный метод перестал работать. Мужу просто надоело испол­нять капризы жены. Просуществовав еще какое-то время, брак распался.

* * *

 «Маска» компенсации. Компенсация представляет собой за­щитный механизм, создающий иллюзию благополучия отноше­ний при отсутствии таковых на самом деле. В данном случае, человек, испытывающий дефицит, например, в эмоциональной близости, может восполнить его другими способами.

Например, муж с головой уходит в работу или увлечения, мо­тивируя частые отлучки из дома чрезвычайной важностью сво­их дел. Жена может найти отдушину в общении с подругами, чрезмерной заботе о своей внешности или карьере. Варианты могут быть разные, но суть одна. При наличии «бурной» деятель­ности супругов оба могут чувствовать пустоту и неудовлетворен­ность. Но постоянная занятость и нежелание осознать свой соб­ственный эгоизм не позволяют изменить ситуацию.

.. Алексей и Женя производили впечатление гармоничной суп­ружеской пары. Но при более близком общении с супругами мож­но было заметить какую-то холодность и натянутость в их отно­шениях. Скорее, они были похожи на сотрудников, коллег, чем на действительно близких людей. Красной нитью в их совместной жизни проходило скрытое соперничество, которое мотивирова­ло Алексея и Женю действовать с удвоенной энергией.

* * *

 «Маска» отрицания. Этот защитный механизм позволяет скрыть любые противоречия и шероховатости в отношениях, отрицая их существование. Например, супруги могут называть свой брак счастливым, но при этом отвергать наличие очевид­ных для сторонних наблюдателей конфликтов. Иллюзия благо­получия позволяет супругам оставаться в привычном состоянии, однако духовно не сближаться, а отдаляться друг от друга.

Итак, любая «маска» ведет к отчуждению. Собственный эго­изм не позволяет выйти на новый уровень отношений. Но каж­дый человек свободен в своем выборе: идти дальше, духовно возрастать или остановиться и прятаться от собственных про­блем в «скорлупу» эгоистичного «я», находя оправдание своей позиции.

Первый путь - тяжелый, без помощи Божьей и постоянного душевного и духовного трезвения под руководством опытного духовного наставника его не одолеешь. Однако в конечном ито­ге он ведет к формированию истинной, безусловной, жертвен­ной, духовной любви, которая действительно является вечной. Если супруги все-таки сумеют разбить свою скорлупу и шагнут навстречу друг другу, то с Божьей помощью все возможно.

Второй путь - оправдания своего эгоизма - тупиковый. Че­ловек сохранит свое эгоистичное, наличное «я», но потеряет много больше. Сумеет ли он потом наверстать упущенное?

Глава 4

«ОДНА ПЛОТЬ» НА ДУШЕВНОМ УРОВНЕ

На душевном уровне в браке расцветает глубокая не­жность,
смысл которой заключается в живом чувстве вза­имного восполнения друг друга.

Если знание - это сила мужчины, то мягкость - это сила женщины.

Из дневника святой мученицы и страстотерпицы царицы Александры
о значении семьи и семейной жизни

Различия между мужчиной и женщиной

Становление супругов «одной плотью» на уровне души вклю­чает в себя много компонентов. В первую очередь, это осозна­ние различий между мужчиной и женщиной. Как было прекрас­но сказано: «Мужчина и женщина равные, но разные». Так в чем же состоит эта разница? Казалось бы, все ясно и известно, и са­мое распространенное мнение по этому поводу: мужчина - му­жественный, женщина - женственная. Все просто. Но из чего складывается женственность, из чего - мужественность? Одно­значно на этот вопрос не ответишь.

Вспомним о том, что человек имеет трехсоставное строение (дух, душа и тело), поэтому логично искать разницу на каждом из уровней. Начнем с уровня тела, так как разница здесь наибо­лее очевидна.

Различия телесные

Отличия напрямую вытекают из биологического предназна­чения мужчины и женщины. Известно, что для женщины глав­ное - это чадородие, изначально заложенное в ней как базовая программа, вокруг которой выстраиваются все остальные. Для мужчины изначально главное - выносливость, сила, интеллект, то есть все, что связано с защитой и сохранением своего про­странства. Понятно, что с течением времени эти свойства пре­терпевают изменения (и сейчас никто не удивляется, когда ви­дит женоподобных мужчин и мужественных женщин), но тем не менее от своего предназначения не уйдешь.

Различия на биологическом уровне существенные. Они каса­ются практически всех органов и систем и проявляются в следу­ющих особенностях:

- гормональном статусе. Половые женские гормоны - эст­рогены отвечают за развитие женских половых признаков (мо­лочные железы, типичные округлости и т. д.). Эти и другие гор­моны обеспечивают женщине гибкость, мягкость и способность быстро перестраиваться, особенно в период беременности. У мужчин преобладают андрогены, которые формируют муж­ские признаки;

- мышечном строении. Известно, что мышечный каркас бо­лее развит у мужчин, он обеспечивает большую выносливость, силу; в то время как для женщин характерно большее развитие подкожно-жировой клетчатки, которая является своеобразным ресурсом, позволяющим им при необходимости обходиться меньшим количеством сна, еды, быстрее восстанавливаться пос­ле усталости. В целом у мужчин мышцы составляют 40% общего веса, у женщин - 23%;

- работе сердечно-сосудистой системы. Сердце женщины бьется быстрее (80 ударов в минуту), чем у мужчины (72 удара в минуту). Артериальное давление у женщин по сравнению с муж­чинами в целом ниже на 10 мм. рт. ст., но чаще меняется в тече­ние короткого времени;

- функционировании щитовидной железы. У женщин она крупнее и более активна, что обеспечивает большую сопротив­ляемость женщины к простудным заболеваниям; ее деятельность влияет на гладкость кожи женщины и малое количество волос на теле;

- обменных процессах. Женщина тратит меньшую часть энергии на внешнюю деятельность, а в большей степени - на внутренние процессы. Мужчина же нацелен на отдачу энергии, расходование ее вовне, что также связано с его биологическим предназначением. Женщина легче, чем мужчина, переносит вы­сокие температуры, поскольку скорость ее обмена веществ сни­жается медленнее;

- уровне базовых инстинктов. Женщине в большей степени присущ инстинкт самосохранения, она более осторожна, стыд­лива. Мужчина в большей степени склонен к риску, способен на более решительные поступки;

- строении нервной системы. В основном отличие касается разницы в строении головного мозга. Вспомним анатомию. Мозг человека состоит из двух полушарий: левого, отвечающего за логику и факты, и правого, отвечающего за эмоции и построе­ние связей между предметами.

Эти два полушария соединены так называемым мозолистым телом, или «мостиком». На 6 неделе внутриутробного развития у ребенка начинает активно развиваться мозг. Причем это разви­тие идет по-разному у мальчиков и девочек. У девочек мостик развивается так же активно, как и полушария, у мальчиков он растет медленнее и значительно уже. Этим определяются суще­ственные различия между полами.

У женщин мостик между полушариями достаточно широк. Это обуславливает некоторые особенности, о которых подроб­но говорят психологи Михаил и Надежда Телеповы:

- информация из полушария в полушарие у них протекает быстрее;

- женщина одновременно может обсуждать несколько фак­тов и испытывать эмоции;

- эмоциональный фон у женщины более богат в силу боль­шего объема получаемой информации. В связи с этим женщина более впечатлительна, чувствительна, у нее чаще меняется на­строение, но в то же время она более адаптивна, ей проще при­способиться к ситуации.

У мужчин, как отмечалось выше, мостик уже, поэтому инфор­мация и эмоции медленнее «перебираются» из полушария в по­лушарие. И если мужчина «сидит» на фактах, то он только на фак­тах. Для того, чтобы перейти к эмоциям, ему нужно время. В то же время мужчина более ригиден в эмоциональном плане: его эмоции более стойкие и длительные.

Многие проблемы в супружеских отношениях проистекают из того, что люди не могут осознать этой, казалось бы, простой раз­ницы. Например, когда женщина перескакивает с предмета на предмет, чрезмерно эмоционально вовлечена в обсуждаемый воп­рос, мужчина может этого не понять, и будет призывать жену дер­жать себя в руках, хотя ей нужно, чтобы ее просто выслушали.

Или же, если мужчина занимается каким-либо делом, то при­глашение жены пойти погулять или поговорить, он просто не воспримет, так как ему нужно время для того, чтобы переклю­читься с одной программы - «работа» на другую - «отдых».

Подводя итог, можно сказать, что мужчина и женщина - раз­ные, и разные в первую очередь на телесном уровне.

По этому поводу П.Е. Астафьев пишет: «Была ли женщина же­ной или матерью или нет - процессы кроветворения и питания у нее все-таки энергичнее, чем у мужчины, а дыхание и трата живой силы вне организма слабее... Поставив женщину искусст­венно в несоответствующие ее организму условия, потребовав от ее организма свойственных только мужскому организму ра­бот, развивая... необходимые для этих работ формы живой дея­тельности... мы только искалечим ее».

Различия на душевном уровне

Пути мужчины и женщины на уровне души кардинально про­тивоположны и также исходят из предназначения полов. Мы помним, что, по большому счету, мужчина создан для дела, а жен­щина для семьи.

На душевном уровне для мужчины важны такие качества, как целеустремленность, настойчивость, твердость, решительность, способность к принятию на себя груза ответственности. Энер­гия мужчин в основном расходуется на внешнюю деятельность. Она требует большей концентрации, меньшей чувствительнос­ти, логики, сдержанности чувств («настоящие мужчины не плачут»), большего размаха, масштаба действий. Эмоциональные контакты мужчине скорее мешают, чем помогают.

Женщине дано быть помощницей, матерью, хозяйкой в доме. Крупномасштабные задачи она не решает, все ее интересы под­чинены семье и здесь ключевыми качествами женщины являют­ся терпение, уступчивость, смирение, эмоциональная отзывчи­вость, мягкость, умение прощать, нежность. Серьезно ошибаются те, кто считает, что можно изменить свое предназначение и уйти от семейных обязанностей, наращивая мужской потенциал, строя карьеру, добиваясь материальных успехов. Они за это по­том сурово расплачиваются одиночеством, внутренней пусто­той, болезнями.

В настоящее время женская эмансипация - массовое явле­ние, имеющее глубокие корни. В первую очередь, они связаны с приобщением женщин, девушек к производству, политике, науке. С другой стороны, общественное влияние подкрепляет­ся соответствующим семейным воспитанием, когда мамы, сами воспитанные на подобных позициях, приучают своих дочерей к «самости», умению постоять за себя.

Часто в формировании женской эмансипации играет роль так называемая обусловленная родительская любовь. Это ситуация, когда девочку любят за что-то конкретное. Например, можно встретить такие установки: «Мы будем тебя любить, если ты бу­дешь отличницей, если будешь соответствовать нашим стандар­там и представлениям...» И тогда девочка рано понимает, что если она будет достигать чего-то в своей жизни, ее будут любить, если нет - отвергнут.

Г. Михайлов утверждает, что явление эмансипации - не что иное, как вид богоборчества, когда женщина уклоняется от сво­его предназначения. А ее наивное желание стать богиней в ито­ге оборачивается трагедией для всех. Теряя женские свойства, женщина «порождает» слабых, безвольных мужчин, с которыми конкурирует и борется за власть и влияние. В итоге страдают все: несчастен мужчина, несчастна женщина.

Но, как правило, тяжелая броня и внешняя самодостаточность женщине не помогает. Вне семьи она чувствует себя неустойчи­во. Ей постоянно нужна опора. В детстве - это отец, в юности - друг, в зрелом возрасте - муж И никакие подруги мужской опо­ры ей не заменят. Если у взрослой женщины нет мужа, она будет искать прямо или косвенно, на кого можно опереться: на духов­ного наставника, учителя, родственника. И речь идет об опоре душевной, о чувстве равновесия. Не находя такой опоры, жен­щина вынужденно эмансипируется. Она начинает ругать муж­чин, высмеивать их недостатки, само утверждаться. И зачастую, оставив «неподходящего» мужа, эмансипированная женщина не испытывает облегчения. Новый муж, как правило, оказывается не намного лучше.

Другой путь, христианский - изменение себя в сторону жен­ственности, раскрытие в себе с Божьей помощью изначально заложенных прекрасных качеств. И если это происходит, муж­чина, находящийся рядом с такой женщиной, начинает посте­пенно меняться в сторону мужественности, раскрывая в себе нереализованный потенциал, становясь настоящим защитником и добытчиком.

Одно из основных женских душевных проявлений - красо­та Женщине более присуще стремление быть красивой. Для мужчины красота, очевидно, не является приоритетным направ­лением. Если это происходит, можно думать о том, что мужчина свернул со своего вектора развития.

Из чего же складывается красота? Понятно, что она продукт совокупный. Одна из ее составляющих - женская слабость. Сра­зу можно оговориться, что слабость понятие относительное, т. к женщина более приспособлена к неблагоприятным условиям, имеет большие ресурсы организма.

Другая составляющая красоты - естественность. Многие жен­щины вместо заботы о душе, пытаются похорошеть, корректи­руя лицо и фигуру. Понятно, что за собой следить необходимо, но важно помнить о том, что красота - это, в первую очередь, индикатор состояния души. Женщине, чтобы быть красивой, нужно не так уж и много: понять, какими качествами она обла­дает, постараться раскрыть их, стать естественной.

В основе популярного сегодня стремления изменить свою внешность при помощи хирургических манипуляций, нередко лежит так называемый синдром дисморфофобии. О. Мандельш­там писал: «Дано мне тело - что мне делать с ним, таким единым и таким моим?» И действительно, что делать с ним? Тело бренно, оно устает, болеет, предает. А телесный облик - это визитная кар­точка личности, души. И не всегда и не всем приятно, что имен­но это так. Недаром одно из чудес в русских народных сказках - «шапка-невидимка», - я есть, а тела вроде и нет.

Народная мудрость давно отметила соответствие внутренне­го состояния человека его внешним проявлениям: «Идет, как ар­шин проглотил», «у страха глаза велики», «глаза - зеркало души», «чуть не лопнет от злости», «что не весел, что буйну голову пове­сил?», «с печали не мрут, а сохнут».

Тело есть форма души, и это не случайное сочетание како­го-то тела с какой-то душой. Это есть единственное, уникаль­ное, бесподобное сочетание. Но не все принимают свою Богом Данную внешность. Тогда мы и говорим о синдроме дисморфо­фобии.

Словарь медицинских терминов определяет его как «тягост­ное переживание своей физической неполноценности в связи с реальным или воображаемым анатомическим недостатком (форма и размеры носа, ушей, губ; рост, вес тела и т. д.)...» При­чем, в большинстве случав причиной переживаний становятся не реальные, а воображаемые недостатки.

Часто бывает так, что женщина во всех своих бедах и неуда­чах винит свое «неудавшееся» тело: маленькую грудь, кривой нос... Не удается познакомиться с молодым человеком - винова­ты короткие ноги, мало друзей - причина в оттопыренных ушах и т. д. Происходит перенос основного конфликта в телесную сферу, которая становится виновной во всех бедах, и ей объяв­ляют непримиримую борьбу.

Н. Нарицын выделяет четыре основных признака дисморфофобии:

- активное недовольство своей внешностью;

- обвинение своей внешности во всех грехах, во всех своих неприятностях;

- перенос своих психологических проблем (неумения об­щаться и т. д. в телесную сферу;

- убеждение, что стоит только изменить к лучшему свою вне­шность, как тут же к лучшему изменится и жизнь.

Очень часто таким синдромом страдают подростки, которые в принципе не могут увидеть истинные причины своих невзгод и оценивают все происходящее через призму внешней привле­кательности или непривлекательности. Семейные отношения, отношения с матерью могут вносить свою «лепту» в формирова­ние дисморфофобии.

...На консультацию к врачу пришла мать, которая привела свою 14-летнюю дочь с жалобами на резкое снижение массы тела, периодические боли в животе, резкие перепады настроения. В 13-летнем возрасте при росте 170 см девочка весила около 65 килограммов. Тогда она впервые стала высказывать недоволь­ство своим высоким ростом, жаловалась, что у нее полные ноги, большая грудь. Особенно переживала по поводу того, что ее пол­нота стала предметом шуток среди сверстников. Несмотря на убежденность в полноте, самоограничений в еде не было.

Мать девочки, нервная, вспыльчивая, часто говорила, что ум­рет от рака печени. Постоянно устраивала разгрузочные дни, ела только постное, «с лечебной целью» голодала по неделе. В семье постоянно велись разговоры о болезнях, осложнениях, лечении. Девочка стала испытывать постоянный страх за здоровье мате­ри, прислушивалась к разговорам взрослых на эту тему и вскоре стала обращать пристальное внимание на свои телесные ощу­щения. Появилось опасение, как бы не заболеть самой.

Вскоре она стала жаловаться на боли в животе. Решила, что заболели печень и желудок. По примеру матери, стала ограни­чивать себя в еде «с лечебной целью». Ела одна, всех выгоняла из кухни. При попытках матери покормить дочь, девочка начинала кричать, плакать.

В 14 лет наступила аменорея, беспокоили мучительные запо­ры. Девочка сильно похудела, усилились боли в животе. Ела толь­ко огурцы. Вынуждена была вновь обратиться в больницу, три недели пролежала с диагнозом «ангиохолецистит». Ела плохо, сознательно ограничивала себя в еде. Девочка похудела на 24 ки­лограмма. Часами рассматривает свою фигуру в зеркале. Стара­ется больше находиться на ногах.

* * *

Этот пример показывает, как недовольство своей внешностью может перерасти в серьезную медицинскую и психологическую проблему, в формировании которой далеко не последнюю роль играет семья.

Дисморфофобия - не что иное, как еще один вид богоборче­ства, когда человек восстает против собственной природы, про­тив Богом данной уникальности и неповторимой индивидуаль­ности. Поэтому глубинные причины этого синдрома все же Духовные. Осознание этого момента, принятие себя как образа, Данного Богом, воцерковление - вполне могут исцелить любые объективные и субъективные «недостатки» внешности.

Другая важная составляющая красоты - нравственность. Дав­но замечено, что женщины, развивающие в себе нравственность, Добродетель, духовность, в зрелые годы становятся намного при­влекательнее, им не грозит страх утратить свою привлекатель­ность. Подобное состояние описано психологами как страх «зак­рытых дверей», когда женщина, переступающая определенный возрастной предел, начинает судорожно цепляться за уходящую привлекательность в попытке ее удержать. Для этой цели она использует косметические средства и часто завязывает отноше­ния с молодыми мужчинами с целью доказать себе и окружаю­щим, что она еще молода. Понятно, что конец такого пути пла­чевен: депрессия, пустота, страх одиночества - ведь природу не обманешь.

Приобщение к церковным таинствам, покаяние, молитва, доб­родетель - все это действительно делает женщину прекрасной. И сколько таких женщин можно увидеть в храмах. Может быть, просто одетые, без косметики, но с сияющими глазами и чисты­ми лицами.

Святитель Иоанн Златоуст учит: «Хочешь казаться прекрас­ною, довольствуйся тем образом, который дал тебе Творец... Об­лекись в милосердие... человеколюбие... в смирение и скромность. Все это дороже золота». Итак, подводя итог, можно сказать, что красота - продукт совокупный, результат внутренней целостно­сти, в которой ведущую роль играет духовный уровень человека.

Различия на духовном уровне

Вспомним, что такое духовный уровень, духовная составля­ющая в личности человека (и мужчины, и женщины). Как отме­чает игумен Георгий (Шестун), духовность - это вертикаль, со­единяющая человека с Богом. Можно добавить, что это высота, которая приподнимает человека над его «я» и позволяет пере­шагнуть через свой эгоцентризм. Это то, что позволяет выйти за узкие рамки собственной ограниченности и вступить на путь постижения Бога.

Но различия на духовном уровне существуют, и они также связаны с изначально разным предназначением женщины и мужчины.

Что же позволяет выйти женщине за границы «я»? Жертвен­ность и любовь. Но в каких рамках? Совершенно очевидно, что альтернатив не так уж много. Жертвенность женщины возмож­на как подвиг отречения себя ради ближнего. Прекрасным при­мером могут служить сестры милосердия, которые отдавали все свои силы и любовь без остатка раненым, убогим, больным.

...Известен подвиг Даши Севастопольской, которая делала все возможное и невозможное для спасения раненых. Из первых русских сестер ни одна не стяжала себе такой славы в народе, как она. Даша рано лишилась матери и отца - матроса, убитого при Синопском сражении. Сирота жила в ветхом отцовском до­мишке в поселке семей матросов, в Сухой Балке в окрестностях Севастополя.

Первого сентября 1854 года около крымских берегов пока­зался неприятельский флот. Севастополь был плохо защищен, и теперь ночью и днем кипела работа по укреплению города. Ра­ботали все, помогали и женщины, и даже дети. Работала и Даша. Она получила теперь верный заработок - стирку на солдат. Час­то поэтому приходила в лагерь, принося выстиранное белье и унося грязное. И здесь увидела всю муку раненых защитников Севастополя, и содрогнулось ее сердце. Вспомнился отец-герой, умиравший среди чужих людей без слова ласки и участия... И Да­ша надумала посвятить себя служению больным воинам.

Но сделать это было нелегко. Никогда ничего подобного не было в нашей армии, и никто не разрешил бы девушке жить сре­ди солдат. Тогда Даша решила переодеться матросом и поступить добровольцем в ряды воинов. Продан был за полцены еврею- маркитанту нищенский скарб сироты и куплен старый матрос­ский костюм, острижены длинные густые волосы, и юный мат­росик шел уже в рядах защитников отечества.

Матросик начал свое дело любви в сражении под Алмою. На небольшую лощинку начали приносить раненых. Гром выстре­лов, разрывавшиеся бомбы крики и стоны раненых вначале сму­тили девушку, но она скоро оправилась. Достала из своей котом­ки ножницы, корпию, тряпки и принялась, как умела, обмывать раны, перевязывать, утешать и помогать несчастным.

Так образовался случайный перевязочный пункт. Вскоре по­дошел фельдшер и немало удивился, видя, как работает матрос.

После Алминского сражения Даша дни и ночи работала то на перевязочных пунктах, то в госпиталях. Она могла, по отзыву известного хирурга Пирогова, даже ассистировать врачам при операциях.

Когда по окончании военных действий Даша перед уходом из госпиталя пришла прощаться со своими больными, то заме­тила, что готовится что-то необычное. Навстречу Даше двинул­ся, постукивая деревяшкой, старый инвалид с образом Спасите­ля в руках. - Родная ты наша сестрица, - громко, дрожащим голосом заговорил он. - Не пожалела ты для нас своей молодос­ти, обмывала наши раны и видела с нами много горя, приняла труды великие. Прими же ты от нас земной поклон и благосло­вение. Господь Батюшка пошлет тебе счастье... А мы станем за тебя вечно Господа Бога молить.

Рыдая, упала на колени молодая девушка и с благоговением приняла благословение солдатское. Они собрали свои трудовые гроши и купили икону любимой сестрице. Этих трогательных минут она никогда не могла забыть, и во всю ее долгую жизнь воспоминания о них приносили ей тихую отраду.

* * *

Другая альтернатива выхода за рамки собственного «я» - ча­дородие. Для женщины беременность - дар Божий, поэтому ее отношение к рождению детей - важнейший показатель жен­ственности именно на духовном уровне. Рожая, она отказывает­ся от каких-то других, даже очень важных целей, отдавая всю себя без остатка малышу. Но мало родить ребенка, нужно его еще и воспитать в православных традициях, несмотря на возможное сопротивление даже близких людей, осуждение знакомых. И это действительно подвиг во имя Христа.

В этой связи вспоминается такая ситуация.

Страшные 1930-е годы. Вытаптывают, вырубают под корень веру, разрушают церкви, сжигают иконы... В старинном селе на реке Волге гонения на веру были особенно жестокими, любое подозрение властей на причастность к православию проверя­лось, «виновные» преследовались. В этом селе жила семья, кото­рая продолжала исповедовать веру. В избе, за шторками, в месте, недоступном для посторонних глаз, висели иконы с ликами Спа­сителя и Богородицы, перед которыми супруги молились.

Родившийся в семье ребенок с первых дней своей жизни слы­шал слова утренних и вечерних молитв. Во время кормления грудью мать напевала малышу прекрасные слова «Богородица Дева, радуйся...», «Достойно есть...», которые впитывались букваль­но с молоком.

Прошли годы. Ребенок стал взрослым мужчиной, который пытался мучительно ответить для себя на вопрос: в чем смысл жизни? В обществе, буквально пронизанном коммунистической идеологией и атеизмом, сделать это было очень и очень непрос­то. Помогли ранние детские воспоминания. Именно они стали компасом, показывающим правильность вектора поисков. Спу­стя много лет этот человек сумел облечь в слова свои ощущения, став истинно верующим.

* * *

Некоторые выбирают путь невесты Христовой, решая пол­ностью посвятить себя Богу. Такие девы встают на тернистый путь монашеского послушания, смирения, поста, становясь мо­литвенниками за весь род человеческий. Они оставляют радос­ти мира и свое возможное земное счастье, но взамен получают дары духовные. Таких избранных мало, имена прославившихся своими подвигами известны, многие причислены клику святых... Ефросиния Суздальская была дочерью князя Михаила Чернигов­ского, убитого татарами в 1246 году. Потеряв жениха, когда ей было пятнадцать лет, она ушла в монастырь. Юная княжна, став монахиней, усердно занималась ручным трудом, постилась, учи­лась и прилежно читала Писание не только монахиням, но и посещавшим монастырь паломникам. Когда ее отец в 1244 году поехал в Орду, где его ожидало мученичество, она написала ему письмо, убеждая твердо стоять за веру. После смерти отца она оделась в рубище и отказалась носить нарядную одежду, кото­рую ей принес один из суздальских жителей. Она сказала: «Рыба на морозе не портится и даже бывает вкуснее; так и мы, иноки: если переносим холод, становимся крепче и будем приятны Хри­сту в жизни нетленной».

Иноческий подвиг оправдывает отречение женщины от семьи. Но это именно подвиг, его цель - христианское совершенство. Остальные жертвы (во имя науки, искусства и т. д.), не оправдан­ные спасением души, не являются жертвами для женщины, так как вольно или невольно она уходит от своего предназначения.

Но что делать, если женщина оставлена мужем, если она не­справедливо обижена, если не сложилось с рождением детей? Об этом пишет пророк Исайя: «Возвеселись, неплодная, нераждающая; воскликни и возгласи, немучившаяся родами; потому что у оставленной гораздо более детей, нежели у имеющей мужа, го­ворит Господь... Не бойся, ибо не будешь постыжена; не смущай­ся, ибо не будешь в поругании; ты забудешь посрамление юнос­ти твоей и не будешь более вспоминать о бесславии вдовства твоего. Ибо твой Творец есть супруг твой... как жену, оставлен­ную и скорбящую духом, призывает тебя Господь, и как жену юности, которая была отвержена, говорит Бог твой. На малое время Я оставил тебя, но с великой милостью восприму тебя... вечною милостью помилую тебя» (Ис. 54, 1,4-8).

Вот таков духовный подвиг женщины, у которой не сложи­лась семейная жизнь, - потерпеть, смириться, за все Бога благо­дарить, и тогда обязательно придет утешение. В какой форме это будет? Одному Богу известно.

К сожалению, Светлане в свои сорок с небольшим лет так и не удалось испытать, что же такое настоящее семейное счастье. Первый брак оказался неудачным: муж пил, и пил беспробудно, периодически избивал Светлану и маленькую дочь - с каждым днем жить вместе становилось все опаснее и опаснее. Светлана, будучи православным человеком, думала: «Буду терпеть до кон­ца». Но вышло иначе; неоднократно духовный наставник и дру­гие священники говорили: «Разводись, жить вам вместе нельзя, погибнешь». Светлана решилась на развод. Жить стало легче: подрастала дочь, работа была интересная и нужная людям - врач... Но так хотелось встретить свою настоящую любовь.

Казалось бы, это произошло. Любовь возникла, что называет­ся с первого взгляда: Светлану и Петра сразу потянуло друг к другу. Настрадавшись одна, Светлана, переступив через свой внутрен­ний голос, дала согласие Петру жить вместе как жена и муж. «Мы обязательно поженимся, - уверял ее Петр. - Вот только решим несколько проблем...» Решение проблем затягивалось: год, два, три, и Светлана поняла, что жить так больше не может - несмот­ря на сильные чувства к Петру, жизнь в грехе оказалась невыно­симой. «Я так больше не могу,- решила Светлана, - поговорю с Петей, нужно окончательно определяться». Так и сделала, внут­ренне надеясь на то, что Петр поймет ее и с радостью согласит­ся обвенчаться и официально оформить отношения. К сожале­нию, этого не произошло. Петр непонимающе воскликнул: «Мы живем вместе, я все делаю для тебя и семьи, чего же тебе еще не хватает?» Светлана поняла, что дальнейший разговор бесполе­зен. Нужно принимать окончательное решение: жить вместе, но в грехе или же расторгать отношения.

Выбор сделать было очень непросто - вполне понятно, что боролись самые противоречивые чувства, но... «Пусть я буду луч­ше одна, но против Бога и совести не пойду», - было окончатель­ным решение Светланы. Близкие, родные, знакомые не понима­ли ее выбора, но постепенно на душе у Светланы стали воцарять­ся мир и покой, которых она давно не ощущала. Все словно вста­ло на свои места: исчезли тревога, беспокойство, тоска. И, самое главное, Светлана с удивлением стала замечать, что она начала помогать как врач самым тяжелым, иногда даже безнадежным больным: наступало улучшение при тяжелейших состояниях. Все больше и больше людей стали обращаться к ней за помощью. Светлана недоумевала: «Откуда это?» Наверное, такое утешение получила она от Бога, приняв правильное решение и не поправ голоса Божия в своей душе.

* * *

В чем состоит духовная сторона мужественности? Мы гово­рили о том, что векторы мужчины и женщины направлены в раз­ные стороны. Мужчина в большей степени ориентирован на внешнее пространство, на поступок Само слово «поступок» име­ет общий корень со словом «поступь».

Как отмечал протоиерей Борис Ничипоров, поступок всегда нравственно окрашен, он или поднимает человека, или опуска­ет его вниз в бездну. Мерилом нравственности или безнравствен­ности поступков выступает совесть. Таким образом, основа ду­ховной стороны мужества - чистая совесть, поступок.

Какие проявления ее возможны? Долг, защита Родины, Оте­чества, жертвенность, способность жизнь свою отдать «за други своя» - вот основные проявления духовности мужчины. По сей день ежедневно воины совершают подвиги, которые часто ник­то и не видит и о них никто не знает. Эти люди просто выполня­ют свой долг, не потому, что их кто-то заставляет, а потому, что по-другому они не могут.

Особый вид мужества - мученичество за веру. Такими приме­рами буквально насыщена вся история православия, начиная с первых веков гонений, унижений, уничтожения христиан. По­чти все апостолы погибли мученической смертью за торжество Евангелия Христова, за истину, за веру.

…В годы Великой Отечественной войны огромную духовную и врачебную работу вел Святитель Лука (Войно-Ясенецкий). Хирург и богослов, святитель Лука совместил в своей жизни два служения, два подвига: духовный и научный.

Архиепископ Лука (в миру Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий) родился 27 апреля 1877 года в семье провизора. Детские годы будущего святителя прошли в атмосфере истинно христи­анской любви, благочестия и ответственности перед Богом за свои поступки. Очень рано Войно-Ясенецкий сформировал следующее убеждение: «Я не вправе заниматься тем, чем мне нравится, но обязан заниматься тем, чем полезно для страдающих людей». Это юношеское решение святитель Лука не отменил до конца своих дней. Всю свою жизнь он совмещал служение простым людям и Богу: перед каждой операцией он сосредоточенно молился и про­водил ее как священнодействие, и каждое богослужение прово­дил с тщательностью хирурга. В мае 1923 года епископ Уфимский Андрей (Ухтомский) постриг Валентина Феликсовича в монахи с именем Луки. 31 мая 1923 года иеромонах Лука был рукоположен во епископа Ташкенского и Туркестанского. А в июле 1923 г. епис­коп Лука был арестован сотрудниками ГПУ.

Так начался его одиннадцатилетний крестный путь сталинс­кого зэка: Новосибирск - Тюмень - Омск - Красноярск - Ени­сейск - деревня Хая - Туруханск - Плахино... При малейшей воз­можности святитель Лука помогал больным и совершал богослу­жение, в то же время продолжая написание научных трудов.

Начало Великой Отечественной войны застало епископа Луку в очередной ссылке, в Большой Мурте, откуда его в июле 1941 года перевезли в Красноярск. Там он был назначен главным хи­рургом эвакуационного госпиталя. Архиепископ Лука делал ис­ключительно сложные операции, в результате которых он спас жизнь и вернул в строй тысячи воинов. Врачебную деятельность епископ Лука неизменно совмещал с архиерейским служением, проводя богослужения и проповедуя. В мае 1946 года он был на­значен архиепископом Симферопольским и Крымским и до са­мой кончины духовно окормлял Крымскую епархию, восстановляя разрушенные храмы и возобновляя в них богослужения.

* * *

...Можно и нужно вспомнить русского воина Евгения Родионова, который в настоящее время почитается многими верующими. Этот молодой 18-летний православный воин, попавший в плен к чеченцам, не снял с себя креста, не отрекся от веры, несмотря на трехмесячные издевательства, надругательства со стороны чеченцев. Они не сумели сломить дух воина и даже с мертвого не смогли снять нательный крест.

* * *

Еще одним проявлением мужества является подлинная сво­бода, свобода выбора. Г. Михайлов пишет: «Не будет тот человек "свободным, который призывает к анархии под видом демокра­тии, или наоборот, рвется к авторитарной власти, ибо настоя­щая свобода - это свобода от зла. Истинно свободен тот мужчи­на, который умеет различать категории добра и зла и делать правильный выбор».

А правильный выбор всегда окрашен моралью и нравствен­ностью: это выбор мужчины, который встанет на защиту слабо­го, пресечет хулиганские выходки, несмотря на возможную опас­ность. Слово «муж» (женатый мужчина) содержит в себе и такие понятия, как родитель, кормилец, защитник. Мужчина, отец - глава семьи.

Святитель Феофан Затворник учил, что семья есть крепость, в которой все члены ее, особенно дети, имеют надежную защи­ту. И чем мужественнее отец, тем крепче семейный оплот, тем мощнее стена заступления. Ослабление роли отца в семье явля­ется главным источником большинства психологических и даже психиатрических проблем, особенно детей. Мужество, прежде всего, связано с главенством, но не в плане деспотизма, а умения взять на себя ответственность, защитить и отстоять свое про­странство.

Итак, мы проследили основные характеристики женственно­сти и мужественности. Подводя итог, можно подчеркнуть, что они продукт совокупный, складывающийся из составных частей на уровне тела, души и духа с ведущей ролью духа. Именно их сочетание составляет целостность, цельность, которая и позво­ляет полностью раскрыться прекрасной женственности и насто­ящей мужественности, которые друг без друга существовать не могут. Это две стороны одной медали.

Женщина и мужчина действительно разные, но именно эта разность создает предпосылки для взаимодополнения, объеди­нения в единое целое, «одну плоть», но не является поводом для конфликта и противостояния полов. Ведь слово «пол» означает половина, а половина стремится стать целым. Это становится возможным, когда соединяются женственность и мужественность.

Уровни общения в семье

Нужно советоваться с женой о своих делах, своих пла­нах, доверять ей.
Может быть, она и не так, как он, смыслит в делах, но, возможно, сумеет предложить
много ценного, так как женская интуиция часто срабатывает быстрее, чем мужская логика.
Но даже если жена не может оказать мужу помощь в его делах,
любовь к нему заставляет ее глубоко интересоваться его заботами.
И она счастлива, когда он просит у нее совета, и так они еще больше сближаются.
Если день благоприятный, она вместе с мужем разделяет его радость,
если неудачный, она помогает ему, как верная жена, пережить неприятности, ободряет его.

Из дневника святой мученицы и страстотерпицы царицы Александры
о значении семьи и семейной жизни

Другое важное условие построения супружеских отношений на уровне души - обретение истинной близости в общении. В семье мы общаемся постоянно, причем мы можем ничего не говорить, но общение происходит и без слов (невербально): с по­мощью взгляда, улыбки, нахмуривания бровей и т. д. Нельзя жить в семье и отгородиться от своего супруга(и) стеной.

Общение - процесс двухсторонний, ведущий к взаимному пониманию или, наоборот, к отчуждению супругов. А как нам всем необходимо понимание в семье! Ведь кто может понять, выслушать - только близкий человек. Но, к сожалению, не все­гда бывает так, что мы чувствуем себя понятыми, да и супруг(а) жалуется: «Ты меня не понимаешь!» Почему так происходит? Для того, чтобы ответить на этот вопрос, поговорим об уровнях об­щения супругов.

Американский психолог Джон Пауэлл в своей книге «Почему я боюсь рассказать тебе, кто я есть на самом деле?» выделяет пять уровней общения между людьми.

Самый нижний уровень - клише. Штамп. На этом уровне мы общаемся ежедневно с друзьями, соседями, знакомыми, колле­гами по работе, незнакомыми людьми. Клише не подразумевает ни самораскрытия, ни доверия. Чаще всего, это набор стандарт­ных фраз: «как дела?» «сколько времени?» и т. д. Понятно, что та­кой контакт людей не является личностно окрашенным.

Однако и супруги могут общаться на этом уровне постоянно. При этом как личности они далеки друг от друга. Доверие, от­крытость не свойственны для такого стиля отношений. Но, с дру­гой стороны, этот уровень безопасен, так как на нем не возника­ют конфликты. Их просто не может быть, потому что для них нет и повода.

На этом уровне часто возникают различные нарушения ком­муникации: «двойные ловушки», стереотипы общения, мистифи­кации; они поддерживают видимость нормальных супружеских отношений.

Суть «двойных ловушек» - подача одновременно противоре­чивой информации. Например, муж читает газету и одновремен­но говорит своей жене, что ему очень интересно то, о чем она рассказывает. Или супруга сообщает, что соскучилась по мужу, а когда он приближается, отстраняется от него. На что реагиро­вать: на слова или невербальную информацию? «Слова могут лгать, тело - никогда», - сказал однажды известный психолог. Часто это несоответствие, когда нет внимания к себе и своим помыслам, становится причиной скрытого конфликта между супругами. Поэтому необходимо постоянное духовное и душев­ное трезвление.

«Двойные ловушки» - это обман самого себя, ложь сознатель­ная, или чаще бессознательная, когда человек не желает призна­ваться себе и другому в своих истинных, обычно негативных чувствах. Иногда подобные искажения общения вызывают серь­езные нарушения душевного здоровья одного или обоих супру­гов. Приведем следующий пример.

...Ирину, 25-летнюю женщину стали беспокоить утомляемость, частые головные боли, рассеянность, бессонница, раздражитель­ность. Откуда все это? В браке она уже семь лет. Живут в кварти­ре вместе со свекровью с момента заключения брака. Внешне се­мейные отношения хорошие, доброжелательные, ровные. Однако проблема в семье возникла с момента замужества. Свек­ровь была очень привязана к сыну и тяжело переживала его же­нитьбу. Поэтому решили: будем жить вместе. Это и стало источ­ником проблемы.

Я с детства не выношу, когда кто-нибудь стоит и смотрит, как я что-то делаю, - рассказывала Ирина. - Свекровь же просто от меня не отходила. У меня все из рук валилось, а она тут же выхватывала и поучительно говорила: «Нет, не так, а вот так, по­смотри внимательно».

Ирина благодарила на словах свекровь за помощь, но в душе у нее все кипело от негодования.

Я себя чувствовала неловкой и неумелой. Если бы она от меня отстала, я сама понемногу бы во всем разобралась. А так получилось, что я все сразу должна была делать хорошо, - жало­валась женщина, но ничего не могла поделать, ситуация казалась ей безвыходной.

Мужу она пыталась что-то объяснить, рассказать о своих пе­реживаниях, но он ее не понял, полагая, что его мать делает все из лучших побуждений. Ирина призналась, что испытывала при­ступы ярости, когда свекровь, стоя за ее спиной, наблюдала за ней. С рождением сына конфликт ушел вглубь. Ирина очень пе­реживала, боясь что-то сделать не так. Свекровь буквально от­теснила ее от ребенка и взяла уход за ним в свои руки. Это вызва­ло еще большее ухудшение состояния женщины, которая продолжала переживать обиду, злость и разочарование. Так раз­двоенность между внутренним и внешним, внутреннее несмирение породили целый «букет» невротических проблем.

* * *

В. Сатир описала стереотипы общения, которые призваны скрыть неискренность, отсутствие близости. Она выделила сле­дующие варианты: «жертва», «обвинитель», «человек-компьютер», «отстраняющийся». Все они внешне разные, но суть одна: отсут­ствие истинной близости и доверия между супругами.

Например, стереотип «жертва»: на словах супруг или супруга демонстрируют покорность и послушание, а внутри все кипит от негодования, что находит свой выход во взглядах или инто­нациях.

Этой же цели служат и так называемые мистификации, кото­рые есть не что иное, как попытка страуса спрятать голову в пе­сок, то есть не видеть, не слышать и не желать различать противо­речий и что-то с ними делать. Все это, конечно, не способствует укреплению отношений.

Второй уровень - сообщение фактов о других людях или яв­лениях. На этом уровне мы разговариваем о ком-то или о чем- то. Это похоже на последние известия или просто сплетни. Муж и жена здесь чуть ближе друг другу. Однако соприкосновения личностей опять не происходит, они закрыты друг для друга.

Следующий уровень - выражение собственного мнения. Именно на этом уровне человек начинает проявлять себя как личность и рискует выйти из собственной «скорлупы», выражая свои мысли и суждения по какому-то поводу. Делает он это осто­рожно, и если чувствует, что мнение не принимается, забивает­ся вновь в свою «раковину».

Именно на этом уровне начинают общаться между собой два человека с собственным мнением о чем-либо. Муж и жена - лич­ности разные, и, естественно, могут возникать несогласия и кон­фликты. Что делать? Часто происходит возвращение на уровень клише, что, естественно, не является выходом из ситуации, так как противоречия не снимаются, а подавляются. Однако пробле­ма в том, что каждому из нас хочется быть принятым, понятым другим, близким человеком, с которым можно поговорить о вол­нующем, поделиться своими переживаниями. Это может моти­вировать супругов предпринимать следующие попытки к эмо­циональному раскрытию и сближению. И если они вновь встречаются с несогласием во мнениях, то могут снова отступать назад в свою «ракушку», так безопаснее.

Четвертый уровень - выражение чувств и эмоций. На этом уровне супруги делятся друг с другом своими чувствами и пере­живаниями. Именно здесь происходит личностное раскрытие и раскрытие собственного внутреннего мира. Например, супруги говорят о своих эмоциях: «мне неспокойно», «я волнуюсь» и т. д., не опасаясь осуждения и негативной оценки.

На этом уровне мужу и жене важно научиться прощать обиды и позволить друг другу быть самими собой без перекраивания и подгонки под собственные стандарты. Если это произойдет, то становится возможным переход на следующий уровень. Это уро­вень полной эмоциональной и личностной открытости, обре­тения духовной близости. На этой ступени супруги не боятся быть непонятыми, отвергнутыми, невыслушанными. И, по боль­шому счету, здесь уже можно много не говорить, общение мо­жет происходить и без слов, когда супругу(а) чувствуешь, пони­маешь, что называется, с полуслова.

Но что же мешает супругам обрести подлинную близость и раскрыться?

Что мешает самораскрытию супругов

Неумение делиться своими переживаниями. Таким людям трудно перекладывать свои мысли и чувства на язык слов. Суще­ствует понятие алекситимия - недостаток слов для выражения чувств. Этот своеобразный дефицит заключается в том, что че­ловек не может понять, что же он чувствует и не может это выра­зить словами. Вместо чувств у таких людей - ощущения: боль, жжение, покалывание. В момент возникновения сильной эмо­ции, например, тревоги, человек может сказать: «Что-то сердце колет» или «Голова разболелась». Понятно, что подобное обще­ние не способствует обретению близости в общении супругов.

Причина этого явления - в семье, в которой подавлялось сво­бодное выражение чувств в силу определенных запретов, мифов. Или же человек закрылся в результате перенесенной душевной травмы. Приведем пример.

В семье Михаила не принято было говорить о чувствах и от­ношениях. Главой семьи была мать - жесткая, властная женщи­на с командным тоном. «Тебе еще рано что-то чувствовать и иметь свое мнение», - с раннего детства слышал Михаил. Роди­тели развелись, когда мальчику было 12 лет, после этого отца он больше не видел и воспитанием «основательно» занялась мать.

«Закрой рот, когда тебя не спрашивают, замолчи, делай, как тебе говорят...» - вот такие были «эмоции» в этой семье. Мальчик рос, и с каждым годом понимал, что что-то не так, наверное, в дру­гих семьях бывает по-другому. Спасла Михаила армия, в 18 лет он поступил в военное училище и домой больше практически не возвращался. Армейские заботы, тяжелая учеба полностью вытеснили неприятные воспоминания о детстве. Сказались по­следствия тогда, когда Михаил решил создать собственную се­мью. Брак распался один раз, второй, после чего он задумался: «Что-то я делаю не так, как надо». Все время в семье повторялись одни и те же ситуации: жены обвиняли Михаила в том, что он «их не понимает и не чувствует их потребностей». А как надо чув­ствовать, он и не знал: все эмоции были под замком.

Только случайная встреча с будущей женой помогла Михаилу избежать окончательного разочарования в семейной жизни во­обще. Настоящая, искренняя любовь помогла залечить старые раны, сгладить прежние обиды, и впервые Михаил почувствовал, а как это, когда тебя понимают, и когда ты сам буквально кожей чувствуешь любимого человека.

Действительно, любовь исцеляет все.             

* * *

Низкая самооценка, сложности в самопринятии - следующая причина. Такие люди не верят, что могут сказать что-то достой­ное, поэтому они предпочитают молчать и скрывать свои чувства и потребности. В итоге возникает так называемая коммуникатив­ная проблема, которая заключается в том, что потребности в бли­зости, доверии, принятии есть, а их удовлетворения нет. Безуслов­но, это способствует росту напряженности в семье, атмосфера в которой может напоминать пороховую бочку.

Так, психологами проводился опрос женщин с помощью озна­комительной анкеты. В анкете имелся вопрос: «представьте себе, что вы несете тяжелую сумку, а ваш супруг идет рядом, но не дога­дывается вам помочь. Как вы поведете себя в этом случае?» Отве­чавшие могли выбрать следующие ответы: прямо скажу, чтобы помог; ничего не скажу, но буду недовольна; намекну; постараюсь что-то сделать, чтобы он сам понял; ничего не стану делать.

Самыми распространенными ответами были «ничего не ста­ну делать», «ничего не скажу, но буду недовольна». Часто такая позиция связана с укоренившимися стереотипами сильной жен­щины, которая «стиснув зубы» должна преодолевать трудности самостоятельно. Понятно, что подобный подход не способству­ет укреплению отношений в семье.

Низкая самооценка, ощущение себя гадким утенком также часто лежит в основе сложностей в установлении действитель­но близких отношений. Приведем пример.

Оксана росла с твердым убеждением, что представляет собой совершенно ничтожную, невзрачную личность, которую и личностью-то не назовешь - скорее какая-то «серая мышь». При встрече с психологом, к которому все же обратилась Оксана, уже достаточно взрослая девушка 28 лет действительно производи­ла впечатление маленькой серой мышки, которая, конечно, не была отвратительной, просто очень напутанной.

С самого детства над Оксаной висел дамоклов меч материнс­кой оценки. «Посмотри на свою старшую сестру - красавица, ум­ница, все у нее получается, а ты...» - часто говорила мать. Конечно, она имела благие побуждения и хотела «простимулировать» младшую дочь с тем, чтобы она стала более активной, деятель­ной, но почему-то все получалось наоборот.

Уже будучи взрослой девушкой, Оксана так и осталась в душе той маленькой серой мышкой, которая сразу пряталась в норку при приближении малейшей опасности. Знакомство с молоды­ми людьми вызывало у нее панический страх: она сразу начина­ла что-то мямлить или просто замыкалась в себе. Неудивитель­но, что все попытки установления доверительных отношений оканчивались ничем.

И только рост веры в себя и осознание себя духовной лично­стью со временем помогли Оксане обрести действительно близ­кие отношения.

* * *

Что касается низкой самооценки, в данном контексте еще хотелось бы отметить такой момент. Часто возникает вопрос, особенно у людей, начинающих воцерковляться: а как же я могу любить себя, ведь это же эгоизм, проявление гордыни? Здесь важ­но понять, что любовь к себе - это не одно и то же, что любовь и принятие в себе образа Божия. Человек духовный, с адекватной, зрелой самооценкой, естественно, любит не себя как носителя каких-то замечательных личностных качеств и свойств, а любит и принимает образ Божий в себе, который действительно пре­красен изначально. Понимание этого момента может помочь сформировать адекватную самооценку и самовосприятие.

Страх отвержения, возникающий при самораскрытии - следующая причина, препятствующая обретению близости в об­щении. При выражении чувств и мыслей может присутствовать страх оказаться в беззащитном положении, страх непринятия, отвержения, страх отказа, страх вызвать недовольство, потерять контроль над собой и т. д. Как правило, эти проблемы также «вы­растают» из детства. Но мы помним, что «в совершенной любви нет страха, потому что в страхе есть мученье».

Освобождение от страха - процесс длительный, требующий усилий обоих супругой. К сожалению, именно эта проблема ча­сто является камнем преткновения в отношениях между супру­гами. Многие так и предпочитают жить в своей «скорлупе», счи­тая, что так менее болезненно. И действительно, скрытность может сохранить свободу, избежать лишнего контроля, но бли­зости-то нет.

В связи с этим вспоминается следующая ситуация.

Людмила долгое время совсем даже и не помышляла о заму­жестве: сказывался глубинный страх перед возможной неудачей в браке. Мать девушки дважды выходила замуж, оба раза неудач­но: мужья вскоре после регистрации почему-то начинали пить, дебоширить, после чего следовал мучительный развод. Поэтому Людмила выросла с уверенностью, что замуж она не выйдет.

Однако в ее жизни все случилось иначе. В возрасте 29 лет она познакомилась с парнем, к которому ее сразу повлекло. Она впер­вые испытала, что значит душевная теплота, открытость, приня­тие. Молодой человек скоро занял в жизни девушки централь­ное место. Это была любовь, о которой можно было только читать в книгах. Игорь настаивал на свадьбе и при этом он не­пременно хотел провести обряд венчания, что было очень зна­чимым для девушки - ведь она была верующей. За несколько дней до свадьбы Людмила узнала, что ее избранник был женат и быв­шая жена шантажирует его попытками суицида, если он решит жениться повторно.

Жених уверил девушку в истинной любви и преданности, а через три дня после свадьбы молодой муж как обычно ушел на работу, ласково обняв жену и поцеловав ее на прощанье. Вече­ром этого дня он позвонил и без всяких объяснений попросил собрать его вещи и дать согласие на развод. Это была самая мощ­ная психическая травма, которую довелось испытать Людмиле. Она впала в депрессию, почти месяц ни с кем не разговаривала, только плакала. Ей часто приходили в голову суицидальные мыс­ли, но удерживала вера в Бога. Эта ситуация длилась два года, за это время Людмила замкнулась в себе, «обросла» множеством соматических проблем: болела голова, стало повышаться арте­риальное давление.

Только спустя пять лет она стала потихоньку приходить в себя, когда встретила мужчину, который постепенно сумел растопить ее покрытое коркой льда сердце. Однако долго еще Людмила не могла полностью раскрыться и довериться ему: в душе оставал­ся след от прежней глубокой раны.

* * *

Другая причина связана с низким уровнем эмпатии, то есть неспособностью встать на место своего супруга(и). Такие люди часто рассматривают все семейные ситуации со своей позиции, например: «Что в этой ситуации переживать, я-то спокоен, в дан­ном случае я не стал бы волноваться». А в это время, другой (ая) чувствует тревогу и беспокойство, что усугубляется непонима­нием со стороны близкого человека.

Неосознанность процесса общения. В этом случае все пуще­но на самотек, как идет, так и идет: я сказала - он ответил, потом почему-то повздорили. В данном случае нет внимания к себе и своим помыслам и внимания к супругу(е). Эта позиция тоже не направлена на укрепление отношений.

Что же может способствовать возрастанию близости между супругами?

Что помогает близости супругов

Во-первых, конечно же, это желание установить близкие от­ношения.

Во-вторых, доверие своему супругу. Ведь известно, что мно­гое зависит от того, кого мы хотим увидеть перед собой: если заранее предвидим, что нас отвергнут и не поймут, то, скорее всего, в конечном итоге так и произойдет.

В-третьих, развитие навыков эмпатии (способности вставать на место другого) и способность задавать себе такие вопросы: а почему он говорит сейчас это? а что он сейчас чувствует? Непло­хо бы получить и так называемую обратную связь, то есть све­рить свои догадки и предположения с реальным положением вещей, спросив об этом супруга. В любом случае важны внима­тельность и чуткость, ведь бывает так, что своими активными расспросами мы загоняем близкого человека в тупик и усугубля­ем его негативное состояние. Во всем должна быть мера: если мы чувствуем и видим, что расспросы неприятны, конечно, их нужно прекратить, а не выводить супруга на «чистую воду».

В-четвертых, надо стараться сохранить доброжелатель­ность, ведь чтобы не случилось, надо помнить, что перед тобой твой самый близкий человек, который может быть разным. Бы­вает так, что и солнце туча закрывает, но от этого солнце не пе­рестает быть солнцем.

В-пятых, важно научиться просто слушать близкого челове­ка, так как часто бывает так, что когда он начинает говорить, мы перебиваем, говорим о своем, забывая, что может быть супруг хотел поделиться чем-то важным. И в итоге у него может возник­нуть чувство неудовлетворенности, разочарования. Конечно, отношения это не укрепляет, поэтому важно просто иногда дать выговориться.

Будем помнить: «...всякий человек да будет скор на слышание, медлен на слова, медлен на гнев» (Иак. 1,19).

Существуют стереотипы слушания, которые могут мешать или способствовать общению. Мешают слушанию:

- притворное, поверхностное слушание, изображение инте­реса;

- избирательное слушание того, что нам полезно и интересно;

- защитное слушание, нежелание слышать неприятное для себя;

- проблемное слушание: угадывание, допрос,«чтение мыслей».

Помогают слушанию:

- желание понять, выслушать;

- принятие личности собеседника вне зависимости от зна­чимости его информации;

- желание услышать Бога, Который может говорить через супруга(у);

- уточняющие вопросы, если что-то непонятно, например: «Ты имеешь в виду... когда говоришь...» или «Я правильно поняла (понял), что ты хотел сказать...»

Кроме того, полезно придерживаться диалогических прин­ципов общения. Вот его основные положения.

Диалогический подход

Существенный признак этого подхода - доминанта на со­беседнике. Как это понять? Впервые понятие доминанты пред­ложил известный исследователь А.А. Ухтомский. Он писал, что доминанта - это такой господствующий очаг возбуждения, ко­торый втягивает в свое русло все прочие воздействия внешней среды. Например, если человек голоден, то он будет озабочен удовлетворением только этой потребности. Однако если в на­шей личности господствует какая-либо доминанта, мы не долж­ны относиться к этому, как к чему-то роковому, мы можем ее пе­рестроить. Доминанта формируется как результат преобладаю­щей деятельности. И в этом своем качестве она ограничивает возможности восприятия человека и искажает видение реально­сти. Например, человек, который хочет пить, скорее будет обра­щать внимание на продуктовые магазины, чем на магазины вер­хней одежды.

Существует два основных типа доминант - на себе и на дру­гом человеке.

Когда сформирована постоянная личностная доминанта на своем «я», когда собственные интересы превыше всего и важно только то, что мне полезно или вредно, тогда я не вижу и не за­мечаю других. Или же это происходит только с точки зрения полезности человека для своих интересов. При этом человек не видит другого таким, какой он есть. Он видит лишь проекцию, отражение себя, и становится подобным «Двойнику» - герою Достоевского, человеку эгоцентричному, занятому только собой.

Если человек эгоист, то другие вокруг будут тоже эгоисты, если человек завистлив, то другие тоже будут завистниками и т. д. Такой подход, к сожалению, присутствует у многих. Часто он яв­ляется неосознаваемым, так как формируется, как правило, в дет­стве, под влиянием соответствующего воспитания. Понятно, что этот подход в своей семье неизбежно ведет к конфликтам, к по­стоянному «перетягиванию каната».

Следующее важное понятие в диалогическом подходе - «вненаходимостъ»  - его предложил М.М. Бахтин. Центральной темой всех его произведений была тема «другости» другого. Как пишет ученый, другой «радикально вненаходим» по отношению ко мне. Чтобы понять индивидуальность другого, постичь его целост­ность, необходимо сохранять по отношению к нему определен­ную дистанцию, быть «вненаходимым» и только тогда мы смо­жем воспринимать его реально. Эту позицию можно сравнить с позицией беспристрастности. Когда мы пристрастны, эмоцио­нально вовлечены в ситуацию другого - мы не объективны. Мы видим какие-то фрагменты, но не видим целого. Вненаходимость, как отмечает автор, это эстетически завершенная пози­ция. Когда мы смотрим, например, на картину, нам бывает необ­ходимо найти определенную дистанцию по отношению к ней. То же самое и по отношению к человеку: надо найти правиль­ную дистанцию, чтобы чрезмерно эмоционально не вовлекать­ся и не отстраняться далеко.

Бахтин и Ухтомский - представители разных наук. Но они пришли к одному и тому же выводу. Чтобы понять другого чело­века, необходимо освободиться от себя. То есть, я должен осво­бодиться от своей корысти по отношению к нему, не ждать эмо­циональной подпитки, не проецировать себя на него, не навязывать ему своих установок. Видеть его таким, каков он есть, возможно, если мы познаем человека только одним способом - духовным. Такая позиция очень важна в семейных отношениях. Полезно иногда что-то не видеть, не раздувать пожара. Нужно видеть в супруге главное, хорошее, здоровое начало, а плохого не замечать.

Конфликты

Первый урок, который нужно выучить и исполнить, это терпение.
В начале семейной жизни обнаруживаются как достоинства характера, так и недостатки.
Иногда кажется, что невозможно притереться друг к другу,
что будут веч­ные и безнадежные конфликты, но терпение и любовь пре­одолевают все,
и две жизни сливаются в одну, более благо­родную, сильную, полную, богатую.

Из дневника святой мученицы и страстотерпицы царицы Александры
о значении семьи и семейной жизни

Конфликт - это столкновение противоположно направлен­ных тенденций в психике человека (внутриличностный конф­ликт), во взаимоотношениях людей (межличностный конфликт) или групп (межгрупповой конфликт).

Конфликт возникает, когда сталкиваются противоборствую­щие интересы, мотивы, точки зрения, позиции. Этот термин ис­пользуется для описания любой ситуации, в которой две и более силы противостоят друг другу. И эти силы могут быть духовны­ми, психологическими или социальными.

В зависимости от направленности противоборствующих сил конфликты могут быть внутренними и внешними. Внутренний конфликт возникает, когда психика человека становится «полем битвы» для противоположных тенденций. В этом случае мы гово­рим о внутриличностном конфликте; можно привести примеры:

- конфликт между стремлением соблюдать нормы и правила и желанием при возможности обходить их;

- конфликт между желанием добиться труднодостижимых целей и реальными возможностями их достижения;

- конфликт между необходимостью быть искренним и невоз­можностью сказать правду.

В клинической психологии внутриличностные конфликты в зависимости от преобладающих тенденций делятся на исте­рические, обсессивно-фобические и неврастенические.

Внутриличностный конфликт является наиболее распрос­траненным видом конфликтов. В свою очередь, он порождает конфликт внешний. Корни внутреннего конфликта, как отмеча­ет М.Я. Дворецкая, в наших желаниях, страхах, эгоизме. Чаще все­го это следствие противоречия, в основе которого лежит слож­ность выбора в стрессовой ситуации. Это бывает в тех случаях, когда морально-нравственные нормы «хорошо - плохо», «хочу - можно», «добро - зло» стерты, расплывчаты. В итоге получается ситуация «и хочется, и колется» или «между двух огней», когда человек оказывается перед выбором между двумя желательны­ми альтернативами. Что выбрать? Без каких-то внутренних ори­ентиров это сделать сложно. Однако у каждого из нас есть инди­катор правильности любых поступков. Это совесть.

В Священном Писании совесть называется сердцем. В Нагор­ной проповеди Иисус Христос совесть уподобил оку, посред­ством которого человек видит свое нравственное состояние. Через чистую совесть начинает действовать Божий свет, кото­рый руководит мыслями, словами и поступками человека. В свя­зи с этим игумен Филарет отмечал, что если бы падение в грех не омрачало душу человека, то он мог бы безошибочно и твердо направлять свой жизненный путь по указаниям своей совести, в которой выражается внутренний нравственный закон. Но грех настолько серьезно исказил всю природу человека, что оказались поврежденными не только ум, сердце и воля, но и совесть. При этом голос ее утратил свою безусловную ясность и силу. И мы знаем, что только постепенно, по мере воцерковления человека, этот голос начнет оживать и пробиваться через толщу страстей.

Часто совесть усыпляется путем искажения реальных собы­тий, причем конечная цель этого усыпления - сохранение свое­го лица. Самооправданий, как правило, великое множество. Со­циальные психологи обнаружили, что люди охотно принимают похвалу, относя успех на счет своих способностей и усилий. Не­удачу же любят приписывать влиянию посторонних факторов.

Д. Майерс выделяет несколько механизмов самооправдания:

- эффект ложной уникальности. Многие люди признают свои недостатки нормой, а свои добродетели редкостью;

- эффект ложного согласия. Мы успокаиваемся тем, что оп­лошности бывают у всех. А раз так, то ответственность несешь не ты один, а некое мифическое большинство.

Причина этих явлений в самолюбии. При этом известно, что любые попытки избежать ответственности вредят психическо­му здоровью. Расплатой за попытки усыпить, «обезболить», «ам­путировать» совесть служат расстройства настроения, чувство вины и отчаяние.

Игумен Филарет в «Конспекте по нравственному богословию» приводит такие примеры действия совести. Так, например, Адам и Ева, вкусив от запретного плода, почувствовали стыд и спрята­лись с намерением скрыться от Бога. Каин, убив из зависти свое­го брата Авеля, после этого стал бояться, чтобы и его не убил любой прохожий. Царь Саул, преследовавший невинного Дави­да, заплакал от стыда, когда узнал, что Давид, вместо того, чтобы отомстить ему за зло, пощадил его. Гордые фарисеи и книжни­ки, приведшие ко Христу женщину-прелюбодейку, со стыдом стали уходить, когда увидели собственные грехи, написанные Христом на земле.

Можно сказать, что каждый человек свободен, и он сам делает свой выбор: жить в согласии со своей совестью или отвергать ее.

Внешний (межличностный) конфликт возникает, когда су­ществует противоречие во взглядах, мнениях, убеждениях у двух и более людей. В нашем контексте мы говорим о супружеском конфликте. В этом случае проблему переживают оба супруга.

К сожалению, дело осложняется тем, что часто они не могут бесстрастно и объективно воспринимать разногласия и анализи­ровать их причины в силу нежелания изменять себя, признавать свою неправоту и вину. Опять мы встречаемся с проблемой эго­изма, которая буквально пронизывает нашу ветхую натуру.

Приведем примеры внешних конфликтов:

-   конфликт из-за расхождения взглядов на воспитание ребен­ка у родителей;

-    конфликт между супругами, принадлежащими к разным ре­лигиозным конфессиям;

-    конфликт по поводу распределения ролей и обязанностей в семье и т. д.

По степени выраженности конфликты могут быть:

- явные или открытые, - когда конфликт переживается дос­таточно ярко, супруги проявляют вербальную и невербальную агрессию, вступают в открытое противоборство;

- скрытые - в данном случае есть внешняя видимость благо­получия отношений, но внутреннего смирения и принятия по­зиции другого нет. Для этого типа конфликтов характерны: уход из травмирующей ситуации, усталость, длительное плохое на­строение супругов. В силу этого они имеют затяжной и болез­ненный характер, их труднее разрешить.

В любом случае конфликт и конфликтные отношения сопро­вождаются неприятными чувствами и переживаниями (страхом, тревогой, беспокойством, раздражительностью, потерей при­вычного чувства равновесия, гневом, обидой и т. д.).

В процессе взаимодействия супругов, имеющих различные точки зрения, может возникать психическое напряжение, кото­рое придает обсуждению эмоциональный накал и тем самым может способствовать превращению его в конфликт.

Остановимся на причинах супружеских конфликтов.

Психологически ориентированная литература насыщена раз­личными типологиями и классификациями причин конфликтов. Предлагаются различные варианты для анализа, среди которых наиболее полной является типология, предложенная О.А. Карабановой, которая в качестве причин конфликтов выделяет:

- неадекватную мотивацию брака;

- нарушение системы ролей в семье;

- неразрешенность проблемы лидерства и главенства: борь­ба за власть между супругами;

- несогласованность и противоречивость подходов в воспи­тании детей;

- дисгармоничность сексуальных отношений;

- отсутствие или дефицит эмоциональной поддержки и вза­имопонимания;

- ограничение возможностей личностного роста, професси­онального роста и самореализации каждого из членов семьи;

- нарушение общения в семье;

- низкий, неудовлетворительный уровень материального бла­гополучия, стесненные жилищные условия;

- ревность, супружескую измену и т. д.

Становится очевидным, что этот список можно продолжать очень долго. В основе данного подхода лежит выделение частных, узких проблем, возникающих во взаимоотношениях супругов.

Но, по всей видимости, все многочисленные проблемы мож­но свести к нескольким крупным группам:

- конфликт неизбежен, если вольно или невольно затронуты наши желания, ценности, убеждения или что-то угрожает нашим правам (здесь и ролевое несоответствие, и материальные про­блемы и т. д.). Другими словами, ситуация конфликта возникает, когда затрагивается эгоистичное наличное «Я», стремящееся удовлетворить свои потребности здесь и сейчас при нежелании идти на уступки, компромиссы, возможности поступиться чем- то своим ради другого;

- конфликт возникает, когда не оправдались наши ожидания, когда реальная жизнь и реальный супруг(а) не совпали с имею­щимися идеалами (отсюда могут вытекать и другие частые при­чины конфликтов - измена, утрата чувства любви и т. д. - что, безусловно, будет носить вторичный характер);

- конфликт возникает, когда сталкиваются различные темпе­раменты, личностные особенности супругов и не возникает же­лания понять и принять индивидуальность другого, когда пред­принимаются попытки втиснуть его (ее) в «прокрустово ложе» своих представлений о личности у супруга(и).

А если суммировать вышесказанное, то корень конфликтов один - это наша гордыня, нежелание смиряться и принимать другого таким, каким он есть. На этом моменте хотелось бы ос­тановиться подробнее.

Как отмечал преподобный Иоанн Лествичник, гордость - есть начало всякого греха, крайняя самоуверенность с отвержением всего, что не свое, источник гнева, жестокости и злобы, отказ от

Божьей помощи, «демонская твердыня». Гордость - это обращен­ность человека на самого себя, «самосозерцание» и «самовожделение». Гордый человек обычно не видит своего греха. Он искрен­не уверен в своем превосходстве над другими. В супружеских отношениях это проявляется как страсть к командованию, руко­водству. Такой человек берется за все, во все вмешивается, дает советы, как поступить, даже если его об этом не спрашивают. Гор­дый не слышит, что ему говорят, или слышит только то, что со­впадает с его собственным мнением.

На вопрос: «Как распознать в себе гордость?» - Иаков, архи­епископ Нижегородский пишет следующее:

«Чтобы понять, ощутить ее, замечай, как ты будешь себя чув­ствовать, когда окружающие тебя сделают что-либо не по-твоему, вопреки твоей воле. Если в тебе рождается, прежде всего, не мысль кротко исправить ошибку, другими допущенную, а неудо­вольствие и гневливость, то знай, что ты горд и горд глубоко. Если и малейшие неуспехи в твоих делах тебя опечаливают и наводят скуку и тягость, в том числе и мысль о Промысле Божием, уча­ствующим в делах наших, тебя не веселит, то знай, что ты горд и горд глубоко. Если ты горяч к собственным нуждам и холоден к нуждам других, то знай, что ты горд и горд глубоко... Если тебе оскорбительны и скромные замечания о твоих недостатках, а похвалы о небывалых в тебе достоинствах для тебя приятны, восхитительны, то знай, что ты горд и горд глубоко».

* * *

Понятно, что в семье жить с гордецом крайне тяжело, так как любое замечание у него вызывают бурю негодования и обиду. А если в семье встретятся два таких человека? В этом случае кон­фликты практически по любому поводу неизбежны.

Поэтому постоянное трезвение, работа, прежде всего, над со­бой и своими страстями - лучший способ профилактики любых конфликтов.

В психологии есть понятие динамики конфликта, то есть ста­дий, по которым проходит развитие отношений супругов в кон­фликте.

В частности, М.Я. Дворецкая выделяет следующие этапы в развитии конфликта:

- угроза, противоречие, когда супруги начинают осознавать, что их точки зрения не совпадают;

- ощущение нарастания давления. Причем субъективно это переживается как давление извне, хотя, как правило, давит сам супруг, или супруга, пытаясь отстоять свою правоту;

- конфликт - открытое столкновение, часто сопровождаю­щееся эмоциональным взрывом;

- дезорганизация - растерянность супругов, отсутствие трез­вой, реальной оценки ситуации;

- разрыв отношений - обида, уход из ситуации конфликта.

Понятно, что такой вариант развития событий ведет к нарас­танию напряженности, отчуждению супругов и, конечно, не спо­собствует их примирению.

Как же могут повести себя супруги в ситуации конфликта? Существует несколько известных в психологии стратегий. В пер­вую очередь, это:

- доминирование;

- уход, избегание;

- уступчивость;

- компромисс;

- сотрудничество.

Кратко рассмотрим основные из них.

Доминирование одного из супругов предполагает полное и безоговорочное подчинение другого путем силового воздей­ствия или даже подавления. В данном случае важна победа, а не то, какой ценой она досталась. Другой, «побежденный», супруг при внешнем смирении остается в проигрыше: его интересы не учтены, желания не рассматриваются как существенные. Понят­но, что эта стратегия не самая лучшая, так как представляет со­бой силовой вариант решения проблем.

Уход, избегание - это отказ от своих интересов в сочетании с неготовностью пойти навстречу интересам партнера. В этом случае при внешнем смирении и якобы принятии ситуации од­ним из супругов, внутри конфликт остается острым - бурлят эмоции и подавленные обиды. Понятно, что это тоже не конст­руктивно в плане разрешения конфликта, так как отчуждение супругов может нарастать.

Компромисс основан на поиске взаимоприемлемого решения проблемы путем взаимных уступок. В этом случае оба супруга заинтересованы в том, чтобы найти совместное решение и ка­ким-то образом конфликт разрешить. При этом супруги совершают над собой волевое усилие и, несмотря на силу противоречия, поиск компромисса происходит.

Сотрудничество - это поиск решения, в максимальной сте­пени отвечающего интересам обоих партнеров. В данном слу­чае супруги личностно заинтересованы в решении проблемы и урегулировании конфликта. Конфликт при этом воспринимает­ся супругами как средство сплочения и духовного возрастания. По сути дела они через противоречие приходят к еще большему согласию, сохраняя уважение и любовь друг к другу.

Таковы традиционные психологические стратегии разреше­ния конфликтов. Но жизнь показывает, что одного знания об успешных и неуспешных стратегиях в реальной ситуации мало. Почему? Потому что в данном случае учитывается лишь уровень душевный, искаженный страстями. В связи с этим важно пого­ворить о духовных основаниях конфликтов и их разрешении, исходя из святоотеческого наследия.

Православный взгляд на конфликты

Основными здесь будут такие понятия, как грех, примирение, прощение, покаяние. Особенности возникновения конфликтов и пути их преодоления в святоотеческой психологии разрабо­таны аввой Дорофеем.

Авва Дорофей так обозначает начало конфликта: «Случается, что между братиями произойдет смущение или возникнет не­удовольствие». Далее он насчитывает четыре этапа развития кон­фликтной ситуации: от случайной стычки до затаенного в душе зла, если конфликт зашел слишком далеко.

Стадии развития конфликтной ситуации:

Смущение состоит в оскорблении словом брата, возбуждении помыслов. Прекратить это можно молчанием, молитвой, покло­ном от сердца. Авва Дорофей сравнивает эту стадию с малым угольком, который дымится, бросает искры.

Раздражительность («острожелчие», вспыльчивость) - отмстительное восстание на опечалившего; раздражение и возбуж­дение сердца воспоминанием; «жар крови около сердца». Прекра­тить можно молчанием. Нужно перестать смущаться и возбуждать себя. Аналогия с воспламенением, подкладыванием дров в огонь.

Гнев (дерзость) состоит в продолжении смущения себя и воз­буждении помыслов. Авва Дорофей для прекращения советует сделать поклон, т.е. «заживить пластырем рану». Сравнивает эту стадию с раной и горящим углем.

Злопамятность - скорбь и помыслы против брата; воздавание злом за зло, делом, словом, видом, взглядом, неудовольстви­ем на брата в сердце в своем; злорадство, отсутствие радости от благополучия обидчика. Для прекращения нужно «пролить кровь свою», стараться не питать ни одного помысла в сердце; молить­ся за обидчика, то есть проявить к нему сострадание, любовь, смирение; «очистить внутренний гной зажившей сверху раны». Сравнение с угасшими углями, которые могут сохраняться не­сколько лет, не полностью зажившей раной, которая возобнов­ляется даже от легкого ушиба.

Таким образом, работа над решением конфликта в святооте­ческом контексте предполагает серьезные усилия по осознанию собственной роли и признания своей неправоты, вины, покая­ние на духовном уровне и восстановление личных отношений через примирение во взаимном прощении на социальном уров­не, что приводит к снятию тревоги и всех последствий стресса на психологическом уровне.

Конечный результат, как отмечает М.Я.. Дворецкая, - восстанов­ление целостных отношений, построенных на любви и взаимном доверии, когда уходит образ врага. При правильном разрешении конфликта человек приходит к Богу, а при неправильном удаля­ется от Него.

Психологи и социологи часто говорят, что конфликт являет­ся неизбежным спутником в браке, а конструктивный конфликт даже ведет к развитию отношений. Но не все так просто. Святые отцы, исходя из Евангельских заповедей, конфликт всегда счи­тали злом, он никогда не был нормой. Само наличие внутренне­го или внешнего конфликта они приписывали несовершенству, испорченности человеческой природы. Поэтому вся борьба с конфликтом и его разрешение связаны с восстановлением в че­ловеке образа Божия.

...В семье Николая и Ольги конфликты не были редкостью. Возникали они часто без каких-то серьезных причин. Дело в том, что у Николая была одна не совсем приятная для Ольги черта, он любил, чтобы в быту порядок был всегда и во всем (сказыва­лась работа с точной техникой). Ольга же не отличалась боль­шой любовью к аккуратности, поэтому ее задевали придирки мужа. Противоречия в семье нарастали. Стоило только Николаю сделать замечание, Ольга взрывалась и находила ответные по­воды для обвинения мужа. Он она понимала, что дальше так жить нельзя, и решила действовать «по науке» - проговаривать то, что ее задевает, анализировать мотивы поступков мужа. К удивлению Ольги, подобная тактика привела к еще большему обострению отношений.

Расстроенная Ольга обратилась к своему духовному отцу за советом: что делать? Батюшка сказал: «Все наши конфликты воз­никают из-за отсутствия смирения, неумения любить по-насто­ящему. Ведь если бы ты любила мужа, то терпела бы все его осо­бенности характера, привычки, прощала бы его слабости. Смирись и слушай мужа, и не надо обижаться по пустякам, не нужно быть такой серьезной».

Женщина не сразу осознала то, что сказал духовник. Однако жить-то в семье надо, деваться некуда. Внутренне смирившись, она стала выполнять советы своего батюшки и через некоторое время отметила, что очень приятно слушать мужа. И самое глав­ное, конфликты куда-то исчезли.

* * *

Совершенный человек целостен, в нем нет места противоре­чиям, все покрывает любовь, терпение, смирение. Путь к целос­тности связан с искоренением греха, приводящего к раздвоению личности, лицемерию и лжи. Поговорим более подробно о воз­можностях разрешения конфликтов.

Способы разрешения конфликтов

Прежде всего, нужно помнить о том, чего делать не нужно, что «подливает масла в огонь». А именно нельзя:

- использовать слова-обобщения. Такие высказывания, как «вечно ты опаздываешь», «никогда ты со мной никуда не ходишь» вызывают негативную реакцию и желание защититься;

- применять запрещенные приемы, «удары ниже пояса». Обычно это напоминание об интимных, личных моментах, ко­торыми супруг(а) мог поделиться ранее. Это все равно, что уда­рить по открытой ране;

- пытаться решить проблему в присутствии третьих лиц. Другими словами, не нужно выносить сор из избы. Игумен Геор­гий (Шестун) подчеркивает, что про внутренние семейные про­блемы никому не нужно рассказывать, делиться ими не надо ни с кем. Внутренняя жизнь семьи таинственна, ее надо беречь. Ведь человек может в семье и слабость проявить, и не сдержаться, но ведь он надеется, что близкие люди его поймут, простят. Печаль­но, когда в семье начинают насмехаться, рассказывать тайны, унижать - все это говорит об уровне порядочности человека;

- копить и складывать обиды «в мешок» тоже не помогает для разрешения конфликта. Старые обиды, негативные момен­ты семейной жизни не должны каждый раз «выниматься из шка­фа». Можно обращать внимание только на то, что произошло сейчас, но к тому, что было раньше, незачем возвращаться.

Но самое важное и сложное - научиться прощать друг друга. Известно высказывание: «Простить, значит, выпустить из темни­цы узника, которым являешься ты сам». По большому счету все се­мейные проблемы вырастают из непрощенных, затаенных обид.

В этой связи вспоминается одна забавная ситуация.

Наташа и Евгений были женаты уже двенадцать лет. Жили вро­де бы неплохо, но у Наташи была одна нехорошая привычка: чуть что, она сразу обижалась и могла не разговаривать с мужем не­делями. Надо отдать должное Евгению: на Наташу он не обижал­ся, старался сгладить ситуацию. Семейная пара профессиональ­но занималась собаководством, у них была своя ветеринарная клиника, питомник. Однажды они поехали в Минск за щенком. На обратном пути, недалеко от границы, супруги поругались. Наташа молча перелезла на заднее сиденье. На границе у них проверили документы, они немного отъехали от поста и реши­ли зайти в кафе; супруги разошлись при этом в разные стороны. Щенок остался в машине, накрытый одеялом. Женя, купив кофе, сел в машину в твердой уверенности, что жена уже там, на зад­нем сиденье, завел машину и поехал. Проехал более трехсот ки­лометров. Щенок проснулся, стал пищать и просить есть. Евге­ний попросил Наташу покормить щенка, а «в ответ тишина»...

Как рассказывал потом Женя, он первый раз сорвался и стал кричать на Наташу, а в ответ опять молчание. Когда Евгений ос­тановил машину, отдернул одеяло, то наступила немая сцена: жены не было. А в это время Наталья металась по границе под хохот пограничников. В итоге ее отправили на попутной маши­не и довезли до мужа. Но теперь она уже никогда не молчит, даже если очень сильно обижена на Евгения.

* * *

Господь заповедовал апостолу: «прощать виновного до семижды семидесяти раз, то есть бесконечно». Но, к сожалению, не все­гда в наших семьях так бывает. Почему?

Чаще всего это связано с тем, что мы боимся проявить сла­бость: а вдруг мне в следующий раз на шею сядут и будут мной помыкать?

Другая причина состоит в нежелании встать на позицию дру­гого и попробовать понять, а почему он так поступил: может, он был взволнован, расстроен.

И, как правило, причины нежелания прощать кроются в на­шей гордыне, самости, эгоизме, которые нашептывают на ухо: «Я не потерплю, чтобы так со мной обращались, я его (ее) про­учу, чтобы в следующий раз неповадно было, я должен (а) дать понять, как он(а) виноват передо мной». Вариантов может быть множество, но исход такого развития событий всегда один - стресс, горечь, чувство вины, недовольство собой, исчезновение любви. Но человек свободен и он делает свой выбор, по какому пути ему идти: прощать или оставаться с грузом старых обид...

Для того чтобы конфликты успешно разрешались, Господь Бог дал нам некоторые правила, следуя которым, мы можем разре­шать противоречия, не раня друг друга, не калеча словами, а вы­страивая мост взаимопонимания и доверия.

Апостолом Павлом сказано: «...отвергнувши ложь, говорите истину каждый ближнему своему, потому что мы члены друг дру­гу. Гневаясь, не согрешайте: солнце да не зайдет во гневе вашем; и не давайте места диаволу. Кто крал, впредь не кради, а лучше трудись, делая своими руками полезное, чтобы было из чего уде­лять нуждающемуся... Никакое гнилое слово да не сходит из уст ваших, а только доброе, для назидания в вере... будьте друг ко другу добры, сострадательны, прощайте друг друга, как и Бог во Хрис­те простил вас» (Еф. 4, 25-32).

Пожалуй, здесь описаны все духовные основания для разре­шения конфликта. Поговорим о них более подробно.

«Отвергнувши ложь, говорите истину каждый ближнему своему». Цель в данном случае в том заключается в том, чтобы, сохраняя нормальные отношения, открыто обсудить возникшую проблему. Если мы будем что-то замалчивать, то вскоре опять придется столкнуться с этой проблемой, которая, возможно, об­растет другими сложностями.

При этом важно во время конфликта больше говорить о сво­их переживаниях, использовать «я»-высказывания, например: «я очень волнуюсь», «я чувствую себя одиноко», «я не знаю, что пред­принять и совершенно растерян», вместо того, чтобы начинать со слова «ты» («ты»-высказывания): «ты бесчувственный», «тебе наплевать на семью». Понятно, что подобные слова вызовут от­ветную агрессию.

«Гневаясь, не согрешайте». Возможно ли это? С Божьей помо­щью, да. Гнев сам по себе неполезен, лучше, конечно, не допус­кать его появления, однако если такое случается, важно не обру­шивать волну негодования (вполне возможно и справедливого) на голову супруга(и), а переключаться на проблему, стараться разрешить ее. Нужно избегать оскорблений, обидных слов, «уда­ров ниже пояса» - все это разрушает отношения. И важно по­мнить, что прежде нужно ужиться с собой, со своими недостат­ками.

Как отмечает игумен Георгий (Шестун): «Раз меня чьи-то не­достатки раздражают, значит, меня лечить надо. Раздражитель­ность, невыдержанность - это мой грех. Я должна в этом каять­ся, церковные таинства на помощь призывать. Если внимательно последить за своим внутренним состоянием, то эти же недостат­ки, которые так раздражают в других, обнаружишь и в себе».

По большому счету, наши обидчики делают очень полезное дело: помогают осознать и увидеть собственные грехи, которые «невооруженным взглядом» и не разглядишь. Это то, в чем нуж­но каяться.

«Солнце да не зайдет во гневе вашем». Решение конфликта не нужно откладывать на потом. Лучше сразу решить возникающие противоречия. Однако если один из супругов чувствует себя за­детым, эмоционально вовлечен в ситуацию противоречия, мо­жет быть, и имеет смысл уступить, даже если и кажется, что вы в данной ситуации правы. Как подчеркивает игумен Георгий (Шестун), «мудрый уступает».

Доказать правоту можно, но какой ценой? Поэтому сильному надо проявить мудрость и понимание. Святой старец Паисий Святогорец по этому поводу говорил, что более духовный чело­век должен отнестись к несправедливости тоже духовно. И даже будучи правым, он некоторым образом «не имеет права быть правым».

Ведь если кто-то совершает ошибку, будучи слабым, то он не­которым образом имеет смягчающие вину обстоятельства. Од­нако другой, тот, кто находится в лучшем духовном состоянии и не относится к первому с пониманием, не идет к нему навстречу, согрешает намного больше, так как мирская логика здесь не сра­батывает. Если следовать ей, то мы постоянно будем выяснять отношения.

«Делайте полезное» - предлагайте конструктивные пути вы­хода из конфликта. Главное - не кто победил, кто проиграл, а поиск совместного решения. Вместо слов «в следующий раз я это­го не потерплю» лучше сказать «давай договоримся, что в следу­ющий раз, когда такое возникнет, мы будем вести себя так». В ко­нечном итоге, главное - взаимопонимание.

«Никакое гнилое слово не исходит из уст ваших, слова ваши должны доставлять благодать слушающим». Нужно воздержи­ваться от оскорблений, унижений и стараться сохранять уваже­ние и любовь несмотря ни на что.

«Будьте друг ко другу добры, сострадательны». На этом моменте хотелось бы остановиться более подробно, так как нуж­но помнить о глубинных причинах семейных противоречий. Понятно, что на пустом месте они не возникают.

Св. Иоанн Златоуст отмечает: «Откуда источник греха, оттуда и бич наказания... И ныне многие ведут войну в домах своих: один встречает войну от жены, другой осаждается сыном, иной тер­пит неприятности от брата... - и каждый мучится, досадует, сра­жается, причиняет войну и поражается войною; но никто не ду­мает... что если бы он не посеял грехов, то не возросли бы в доме его терния и волчцы, - если бы не подложил искр греховных, то не воспламенился бы дом его. А что бедствия суть плоды грехов и что исполнителями наказания грешнику Бог назначает домаш­них его. ...Злая жена есть бич за грех, об этом свидетельствует Божественное Писание; оно говорит, что злая жена дается греш­ному мужу» (Сир. 26, 3, 9). «Итак, узнав, братия, что войны от до­машних, родных и рабов и болезни телесные большей частью бывают за грехи, будем истреблять источник зол - грех».

Можно к сказанному добавить, что нужно действительно быть добрыми и сострадательными к своим домашним обидчикам, ибо они в данном случае выступают в качестве духовных врачей, которых назначил нам Бог для нашего же блага. И если мы сми­ренно потерпим, доброжелательно перенесем оскорбления, то духовное исцеление не за горами. В связи с этим отдельно хоте­лось бы поговорить о смирении и терпении и их роли в разре­шении конфликтов.

Смирение и терпение

Игумен Георгий (Шестун) отмечает, что практически все про­блемы в семье возникают из-за отсутствия смирения. «Мы все не хотим смиряться: мужья перед Богом, жены перед мужьями, дети перед родителями. Как только каждый встанет на свое место, все проблемы в семье начнут исчезать...» Далее он продолжает: «Надо понимать, что все же пожар следует тушить не бензином и не керосином. Нельзя раздражаться. А то получается, что муж вспы­лит, а жена еще больше масла в огонь подливает. Нужно заста­вить себя потерпеть. Смириться, потому что у зла есть одна осо­бенность: оно требует подпитки. Человек, когда раздражается, желает и других вывести из себя, заразить своей злобой... Нужно научиться этот пожар гасить. А гасит смирение, терпение. По­том, когда все успокоится, можно сказать, только не в раздраже­нии. И молиться об умягчении злых сердец пред «Семистрельной» иконой Божией Матери, святым, которые являются покро­вителями супружеской жизни.

И, конечно, нужно быть разумным, когда вступаешь в брак. Человек ни с того ни с сего не становится алкоголиком, не ста­новится жестоким. Если ты видишь такие проявления и все же идешь под венец, должна понимать, какой крест на себя берешь. А если уж берешь, то терпи, неси, смиряйся».

Итак, смирение, терпение - основа семейной жизни. Святой старец Паисий Святогорец подчеркивает, что любые противоре­чия, конфликты, недовольство - все это покрывается смирением.

Например, если близкий человек кипит негодованием, взвинчен, раздражен, что ему не говори, толку никакого не будет. В этот мо­мент нужно замолчать и творить Иисусову молитву. От молитвы он успокоится и потом можно будет придти с ним к взаимопони­манию. «... ведь и рыбаки не выходят рыбачить, если на море вол­нение. Они терпеливо ждут, пока погода не наладится».

«Претерпевший же до конца, тот спасен будет», - говорит Евангелие. Бог дает людям трудности, различные испытания ради того, чтобы они поднаторели в терпении. Старец Паисий Святогорец подчеркивает, что самые большие проблемы проис­ходят из-за пустяков, из-за несмирения в мелочах, когда один из супругов не хочет «терпеть причуды другого». И чем больше че­ловек смиряется, тем больше он стяжает Божественной благода­ти, «откладывая ее на свой духовный счет», в то время как другой, нетерпеливый и несмиренный, эту благодать от себя отгоняет и в итоге оказывается «пустым».

Семейные функции

В устройстве дома должен принимать участие каждый член семьи,
и самое полное семейное счастье может быть достигнуто,
когда все честно выполняют свои обязанности.

Из дневника святой мученицы и страстотерпицы царицы Александры
о значении семьи и семейной жизни

В психологии под семейными функциями понимается сфера жизнедеятельности семьи, непосредственно связанная с удов­летворением определенных потребностей ее членов. А какие потребности в семье удовлетворяются? Они всем известны:

- потребности, связанные с материнством и отцовством;

- потребность в духовной, психологической и физической близости;

- потребность в семейном общении;

- потребности, связанные с бытом, семейным уютом.

Разные авторы, перечисляя функции семьи, называют их по-разному, хотя смысл остается одинаковым. Большинство авто­ров используют перечень из 6-7 функций семьи, в первую оче­редь таких, как

- хозяйственно-экономическая функция. Она связана с пи­танием семьи, приобретением и содержанием домашнего иму­щества, одежды, обуви, благоустройством жилища, созданием домашнего уюта, организацией жизни и быта семьи, формирова­нием и расходованием домашнего бюджета;

- репродуктивная функция. Она связана с рождением детей, их воспитанием, социализацией. Только в семье возможно пол­ноценное развитие ребенка;

- регенеративная функция (лат. regeneratio - возрождение, возобновление). Она связана с наследованием статуса, фамилии, имущества, социального положения;

- образовательно-воспитательная функция, или функция первичного социального контроля. Эта функция состоит в удов­летворении потребностей в отцовстве и материнстве, самореа­лизации в детях, и в тоже время их воспитании, социализации, привитии моральных и нравственных норм;

- рекреативная функция (лат. recreatio - восстановление). Она связана с отдыхом, организацией досуга, заботой о здоро­вье и благополучии членов семьи;

- эмоционально-психотерапевтическая функция семьи позволяет ее членам удовлетворять потребности в симпатии, уважении, признании, эмоциональной поддержке, психологиче­ской защите;

- сексуально-эротическая функция связана с удовлетворени­ем сексуальных потребностей в браке;

- функция духовного общения связана с духовной близостью, потребностью стать «одной плотью», восстановить первоначаль­ную целостность.

Функции семьи иерархичны. Иерархия функций определяет­ся как особенностями конкретной семьи, так и историческим кон­текстом данной эпохи. Так, например, если в XIX веке на первом плане стояли хозяйственно-экономические, репродуктивные, функции материнства и отцовства, то постепенно, с течением времени, к XXI веку произошел сдвиг в сторону доминирования эмоционально-психотерапевтических и сексуально-эротических функций. Другими словами, деторождение как цель брака ушло на задний план, на первый план вышло удовлетворение индиви­дуальных потребностей супругов, их самореализация и развитие. Понятно, что в этом контексте дети воспринимаются как обуза и тяжелый груз.

Семейные роли: психологический и святоотеческий взгляд

Что же такое роль? В психологии под ролью понимается оп­ределенная социальная модель поведения, ожидаемая от члена семьи. Семейные роли могут быть классифицированы по различ­ным основаниям:

- в зависимости от статуса родственных отношений: ро­ли мужа, жены, родителей - матери и отца, детей - сына и доче­ри, брата и сестры, прародителей - бабушки и дедушки и пр.;

- в зависимости от половых особенностей. Основной лини­ей дифференциации ролей мужчин и женщин является линия «дом - работа». Например, от мужчины традиционно требуется в первую очередь, чтобы он стал профессионалом, занятым на постоянной, хорошо оплачиваемой работе. На женщину возла­гается ответственность за дом, семью, детей, профессиональная деятельность допускается, но как нечто второстепенное по от­ношению к семье;

- в зависимости от выполняемых функций выделяют следу­ющий набор ролей: кормилец семьи, хозяин (хозяйка) дома, от­ветственный за уход и воспитание младенца, воспитатель детей, семейный психотерапевт, ответственный за поддержание род­ственных связей, организатор досуга и развлечений, организа­тор семейной субкультуры.

Рассмотрим содержание этих ролей более подробно.

Роль кормильца соответствует выполнению функции обеспе­чения материального, финансового благополучия семьи. В тра­диционной семье эту роль исполняет муж В семье эгалитарной (демократической), как правило, этот вопрос супруги пытаются решать совместно. Роль хозяина (хозяйки) дома реализует функ­цию организации и поддержания быта. В традиционной семье эта роль отводится жене. В эгалитарных семьях эти ролевые функции распределяются примерно поровну с учетом культур­ных стереотипов и представлений о роли мужчины и женщины в поддержании семейного очага.

Роль ответственного за воспитание младенца выделяется из воспитательной функции семьи и выступает как отдельная, так как взаимодействие ребенка с близким взрослым в младенческом возрасте носит очень тесный характер, требует постоянного со­трудничества и присутствия взрослого. Традиционные нормы предписывают выполнение этой роли матери, однако некоторые чрезмерно эгалитарные семьи пытаются вовлекать в реализацию этой роли няню, бабушку с тем, чтобы быстрее вернуться на ра­боту и продолжать самореализовываться. При этом упускается тот важный момент, что материнский контакт, особенно в грудном возрасте, ничем и никем не заменить. Матрица эмоционального опыта в этот период закладывается на всю жизнь.

Роль воспитателя детей, предполагающая управление про­цессом социализации, морального развития, становления ком­петентности, как правило, осуществляется обоими родителями, но, конечно, приоритет в воспитании отдается матери.

Роль психотерапевта, обеспечивающая удовлетворение по­требностей членов семьи в эмоциональном взаимопонимании, поддержке, безопасности, чувстве личностной самоценности, является ключевой в современной семье. Традиционно эта роль отводится женщине в силу признания ее большей эмоциональ­ной чувствительности, однако в действительности дело обсто­ит так далеко не всегда. Наверное, «хороша ложка к обеду»; веро­ятно, что в идеале выполнение этой роли зависит в первую очередь от эмоционального состояния того, кто нуждается в по­мощи и сочувствии. И не важно, кто это, муж или жена; если люди любят друг друга.

Перечисленные роли выступают скорее как внутренние се­мейные роли, не предполагающие выхода за пределы границ семейной системы. Наряду с ними можно говорить и о семей­ных ролях, реализуемых в контексте более широкого социаль­ного окружения. К таким ролям относятся роли ответственного за поддержание родственных связей, организатора досуга и се­мейной субкультуры.

Роль ответственного за поддержание родственных связей предполагает лидерство в организации общения с родными и близкими, участие в семейных ритуалах, церемониях, праздни­ках, организацию и осуществление необходимой материальной и психологической поддержки нуждающимся членам расширен­ной семьи. Традиционно эту роль исполняла жена, в эгалитар­ных семьях эта функция распределена поровну. Роль организа­тора семейного досуга, как правило, принимает на себя мужчина, который отвечает за духовность семьи в целом.

Роль организатора семейного досуга, реализующего рекреа­ционную функцию семьи, направлена на планирование и орга­низацию проведения выходных дней и отпуска семьи. По всей видимости, эту роль может выполнять тот супруг, у которого для этого есть больше возможностей.

Роль организатора семейной субкультуры, своеобразного духовного лидера семьи, определяющего интересы, культурные запросы, увлечения семьи, иначе говоря, творца семейной суб­культуры, соответствует функции духовного общения. Как пра­вило, эту роль принимает на себя мужчина, который отвечает за духовность семьи в целом.

В святоотеческой традиции много говорится об обязанно­стях мужа и жены, что тоже неразрывно связано с проблемой семейных ролей.

Как отмечает святитель Феофан Затворник, «глава семьи... должен восприять на себя полную и всестороннюю заботу о доме... иметь неусыпное попечение о нем... Сия забота должна быть обращена: на благоразумное, прочное и полное хозяйство, что­бы всякий во всем мог иметь посильное довольствие, жизнь не­болезненную, безбедную... В семейном отношении он распоря­дитель и правитель дел. Дела духовные тоже на нем. Главное здесь - вера и благочестие. Семейство - церковь. Он глава сей Церкви. Пусть же блюдет чистоту ее... Способ и часы домашнего молитвования на нем... Способы просвещения семейства в вере на нем; религиозная жизнь каждого на нем: вразуми, укрепи, ос­тепени... Наконец, на нем лежит обязанность хранить семейные обычаи... особенно дух и нравы предков держать в семействе и память о них передавать из рода в род»...

Далее Феофан Затворник подчеркивает: «Муж - глава жене... Только сия власть должна быть не деспотическая, а любовная. Имей жену подругою и сильной любовью заставляй ее быть по­корною. Во всех делах должен считать ее первой... советницею, первой поверенной тайн. Должен смотреть на нее, заботиться о ее умственном и нравственном совершенстве, снисходительно и терпеливо отребляя недоброе и насаждая доброе... Но уж ни­как не позволяй себя развратить ее своим небрежением и вольностию. Муж - убийца, если смиренная, кроткая и благочести­вая жена становится у него рассеянною и своенравною...»

Об обязанностях жены святитель говорит следующее: «Жена же со своей стороны должна во всем слушаться мужа, всячески скло­нять свой нрав к его нраву и быть ему всецело преданною... В слу­чае несогласия быть уступчивою и терпеливо сносить все, что по­кажется не по нраву; иначе не сохранишь мира дорогого. Одна­ко ж это не отнимает у нее обязанности заботиться о добронравии супруга. Своею мудростью и влиянием она может изменить его нрав... Наконец помнить, что на ее доле блюдение домашних дел, хотя исполнительное только. Ее долг - делать положенное; видя какую нестройность, сказать и восстановить, или восполнить».

Конечно, современная женщина может не согласиться с та­ким распределением обязанностей и ролей, это ее право. Одна­ко нужно помнить, что в конечном итоге семейная гармония складывается именно из этих аксиом, выполнение или невыпол­нение которых ведет или к процветанию семьи, или ее краху.

Святая мученица и страстотерпица царица Александра так писала об обязанностях жены и мужа: «Некоторые жены думают только о романтических идеалах, а повседневными своими обя­занностями пренебрегают и не укрепляют этим свое семейное счастье. Часто бывает, когда самая нежная любовь погибает, а причина этого в беспорядке, небрежности, плохом ведении до­машнего хозяйства».

Марина Кравцова справедливо отмечает, что быт - это канва семейной жизни, на которой мы вышиваем узоры счастья и люб­ви или злобы и конфликтов. Все зависит от самих супругов. Ко­нечно, распределение ролей не строго предопределено. Как под­черкивает игумен Георгий (Шестун), муж может помогать жене в домашних делах, но не должен. Все же муж содержит семью, а жена хранительница семейного очага. Муж сам с удовольствием поможет, если видит, что жене трудно, но заставлять, призывать мужа насильно не нужно, это разрушит отношения.

К сожалению, в семьях часто возникают проблемы, связанные с распределением ролей. Бывает так, что муж выполняет не свой­ственные ему роли: моет, убирает, готовит, или жена взваливает на себя груз мужских проблем - становится добытчиком денег, кормильцем. Естественно, при этом у супругов возникает ощу­щение неудовлетворенности, дискомфорта, ведь изначальная мужская и женская природа страдает, от своего предназначения не убежишь.

Искаженные роли

Нередко в семьях с нерешенной проблемой распределения ролей появляются так называемые патологизирующие роли - искаженные, уродливые образования, призванные окольным путем удовлетворить потребности мужа или жены. Такие роли в большей степени характерны для личностно и духовно незре­лых супругов, не пытающихся глубоко разобраться в истинных причинах своих неудовлетворительных семейных отношений.

Общий принцип возникновения подобных ролей состоит в следующем: член семьи, испытывая дефицит в какой-либо сфере своей жизни, будет бессознательно его восполнять «окольным» путем. К примеру, часто бывает так, что мужчина, не занимающий законной иерархии главы семьи, пытается решить эту проблему, дискредитируя своего сына, находя в нем массу недостатков, тем самым косвенно повышая свой статус и самооценку. Или же суп­руги, имеющие сложности в эмоциональной близости, также мо­гут испытывать определенный дефицит, но ничего не делать для изменения ситуации. Но проблема-то есть. И тогда часто для ее «решения» в ситуацию вовлекаются дети, которые становятся сво­еобразными стрелочниками - «неблагодарными», «недостойны­ми» родительской любви и т. д. В этом случае супружеские слож­ности отходят на задний план, а виновными становятся дети. Таков общий принцип возникновения патологизирующих ролей.

«Репертуар» патологизирующих ролей большой и включает такие варианты, как «семейный козел отпущения», «позор семьи», «любимчик», «бэби», «больной член семьи» и другие. Например, роль «козел отпущения» выполняет функцию «громоотвода» и служит для эмоционального отреагирования остальных членов семьи. Причина возникновения этой роли кроется в наличии сложнос­тей общения супругов. Это бывает тогда, когда муж или жена не могут напрямую выразить свои эмоции, поделиться ими, или же если существует запрет на определенные негативные чувства. Эти чувства могут активно вытесняться, но никуда не деваются и ищут своего выхода - как правило, в излиянии «справедливого» гнева на голову одно из членов семьи, чаще ребенка. Приведем пример.

...В семье Ани жизнь шла по определенным правилам: это мож­но, а это нельзя, это поощряется, а это наказывается. К Ане предъявляли очень высокие требования, ее родители занимали высокие посты и всегда говорили: «Ты должна соответствовать своему положению и вести себя прилично». И это постоянное требование соблюдения «приличий» висело дамокловым мечом над головой девочки. Что бы она ни делала, она постоянно лови­ла себя на том, что оценивает каждое свое слово, каждый посту­пок, каждый жест с позиции «а правильно ли я делаю?» Окружа­ющие считали Аню скованной и нелюдимой. В семье она не могла поделиться своими проблемами, ведь родители так заня­ты, решают серьезные вопросы, да и они сами обращали на Аню внимание только изредка. Друг с другом супруги были достаточ­но холодны и говорили только о делах, но накапливались раз­личные эмоции, которые переполняли их. «Громоотводом» вы­ступала Аня. «Ты почему так себя ведешь?! Дочь руководителя должна держать себя в руках...» - часто с гневом обрушивались на нее супруги, объединяясь при этом.

Аня только старалась быть незаметной, никак не проявлять себя... Много лет ей потребовалось потом, чтобы постепенно расправить плечи.

* * *

 «Позор семьи». Эта роль во многом сходна с предыдущей. От­личие состоит в том, что свои собственные неудачи и промахи родитель или родители приписывают своему ребенку, объявляя его виноватым во всех невзгодах.

«Любимчик». Эта роль своеобразного посредника между кон­фликтующими членами семьи; выступает в качестве эмоцио­нального начала, объединяющего семью и препятствующего выходу на открытое решение проблемы.

«Больной член семьи». Это основа для ухода от реально суще­ствующих проблем семьи и объединения семьи в уходе за «стра­дальцем».

...Маше при рождении был поставлен диагноз: детский цереб­ральный паралич, легкая форма. Девочка стала передвигаться, обслуживать себя, но мать, у которой не сложилась ни личная жизнь, ни карьера, решила «перестраховаться», пытаясь убежать от чувства своей несостоятельности. «Посвящу себя ребенку, - решила мать, - все сделаю для нее». И она «сделала», посадив де­вочку в инвалидную коляску, таким образом закрепив заболева­ние, хотя оно могло вполне скомпенсироваться. Девочка на всю жизнь осталась инвалидом, а мама «героической женщиной» отдавшей свою жизнь ребенку.

Роли напрямую связаны с семейной иерархией.

Семейная иерархия

Следует отметить, что православное миропонимание глубо­ко иерархично, прежде всего потому, что оно личностно. Оно подразумевает, что для каждой личности есть свое, Богом пред­назначенное ей место. Реализовать себя на этом месте - смысл жизни личности. Это в полной мере относится и к семье, в кото­рой иерархия является ключевой характеристикой.

Традиционная иерархия, это Бог - муж - жена – ребенок. Муж подчинен Богу, жена подчинена мужу, ребенок - родителям.

Семейная иерархия включает в себя несколько контекстов'.

- соподчиненность одного члена семьи другому;

- доминирование, власть одного из членов семьи, главенство;

- ответственность за семью.

Священное Писание свидетельствует о строгом иерархичес­ком устроении семьи: «Всякому мужу глава Христос; жене гла­ва - муж» (1 Кор. 11,3); «учить жене не позволяю, ни властвовать над мужем, но быть в безмолвии. Ибо прежде создан Адам, а по­том Ева» (1 Тим. 2, 12-13); «Жены, повинуйтесь своим мужьям, как Господу... Как Церковь повинуется Христу, так и жены своим мужьям во всем» (Еф. 5, 22, 24); «Дети, повинуйтесь своим роди­телям в Господе, ибо сего требует справедливость» (Еф. 6, 1); «Дети, будьте послушны родителям во всем; ибо сие благоугодно Господу» (Кол. 3, 20).

Апостол Павел по поводу иерархии также писал: «Хочу также, чтобы вы знали, что всякому мужу глава Христос, жене глава - муж, а Христу глава - Бог... Ибо не муж от жены, но жена от мужа; и не муж создан для жены, но жена для мужа. Впрочем, ни муж без жены, ни жена без мужа, в Господе. Ибо как жена от мужа, так и муж через жену; все же - от Бога» (1 Кор. 11, 3,8-9, 11-12).

Таким образом, православная иерархия устанавливает едине­ние мужа и жены, не лишая при этом каждого из них своего осо­бого пути, особого служения. В подчинении жены мужу нет ни­чего унизительного, постыдного, так как женщина и мужчина обладают изначально разной природой. Женщине Богом изна­чально предназначено послушание, прежде всего потому, что она была создана позднее мужчины, из ребра Адама, как помощник ему, но при этом «помощник, подобный ему» (Быт. 2, 20).

Другими словами, иерархия, послушание жены мужу - это не усечение ее прав и свобод, а, как отмечает Ю. Максимов, «...такое устройство мира, в котором, с одной стороны, сохраняется не­повторимость каждой личности, а с другой - не разрушаются органическая и гармоничная связь ее с другими личностями и их всеобщее единство».

В светском понимании очень часто главенство, иерархия ас­социируется с правом накладывать запреты, давать указания, конт­ролировать, наказывать по принципу «будет так, как я сказал». В ответ рождаются внутреннее и явное сопротивление, нежела­ние подчиняться, попытки сбросить ненавистное ярмо. Одна­ко власть, это прежде всего самореализация личности, это от­ветственность за семью. А что значит ответственность? Это ответ за то, что происходит в семье, это постоянные мысли о том, как накормить, обеспечить, уберечь. Это необходимость прини­мать подчас непростые решения, делать выбор и многое, мно­гое другое.

Так на ком должна лежать такая ответственность? Конечно, на сильном, на мужчине. Нужны ли такие заботы женщине? Мно­гие современные жены гордятся тем, что муж и готовит, и стира­ет, и убирает. Но необходимо понимать, что если власть в семье начинает завоевывать женщина, то муж отодвигается на вторые роли. Это путь к распаду семьи. Безусловно, должен быть авто­ритет мужа и отца. Изначально весь традиционный православ­ный русский уклад подчеркивал это. Мужчина всегда садился во главе стола, и никто не брал ложку до тех пор, пока этого не де­лал глава семьи.

А что происходит сейчас? Сейчас жена в первую очередь спе­шит с тарелкой к любимому чаду, проходя мимо мужа и не заду­мываясь над тем, что она разрушает его авторитет. Часто возни­кает вопрос: а что делать, если муж не хочет быть главой семьи, а только лежит на диване и смотрит телевизор. Игумен Георгий (Шестун) по этому поводу высказывается однозначно: мужские обязанности на себя не брать. Все нужно делать для того, чтобы постоянно подчеркивать главенствующую роль мужа. И даже если муж безработный, а жена работает, все равно его надо са­жать на главное место и подчеркивать его авторитет, сохранять уважительное отношение. Власть не в том, кто больше денег при­носит, а в иерархии перед Богом.

По поводу иерархии, подчинения, прекрасно говорил гречес­кий богослов Эпифаний Феодоропулус, который в своей книге «Заветы жизни» приводит такой пример.

«Как-то раз отца Епифания посетила молодая обрученная пара с целью разрешить свое недоумение: кто кому будет подчиняться после свадьбы? Молодой человек настаивал, что жена во всем дол­жна слушать своего мужа, а девушка с этим не соглашалась.

Внимательно выслушав их, батюшка сказал, обращаясь к не­весте:

Послушай, дитя мое. Естественно, что у супругов могут быть различные точки зрения. Это вполне допустимо и логично. Если мы, к примеру, рассечем себя пополам, то уже не сможем точно соединить эти половины. Привести же к единому мнению двух людей куда сложнее! Таким образом, когда у супругов существу­ют различные мнения и каждый настаивает, чтобы было так, как он хочет, тогда, как ты понимаешь, произойдет разрыв. Следова­тельно, кто-то из двоих должен уступить. Теперь послушай, по­чему для тебя же будет лучше уступить. Если мнение супруга пра­вильно, то его результаты принесут пользу всей семье. Если же решение мужа будет неверно, тогда, естественно, оно не приве­дет ни к чему хорошему. Следовательно, он вынужден будет ска­зать себе: «Зачем я настоял на своем и не поступил так, как сове­товала жена?» Когда так повторится два-три раза, тогда без всяких уговоров и скандалов с твоей стороны он не будет делать так, как хочет. Следовательно, для тебя же лучше, если ты поначалу не­сколько раз уступишь супругу».

* * *

Однако не следует играть жене в послушание мужу, которого на самом деле слушать не хочется. Важна ее внутренняя готов­ность. И если уже сложились стереотипы женской власти, нуж­но постепенно, шаг за шагом возвращать власть мужчине и при­ходить к внутренней готовности уступать, смиряться.

А что же такое эмансипация? Это доминирование, власть жен­щины в семье, стремление ее в первую очередь самореализовать­ся, сделать карьеру и лишь затем, если останется время, уделить внимание семье и супругу. Существует и такой вариант, когда эмансипированная женщина в принципе не желает создавать семью, мотивируя это тем, что лучше быть свободной и не зави­сеть от какого-то «тупицы», «лентяя», «нахлебника», лучше жить для себя и встречаться с противоположным полом «для души».

Эмансипация в России - это печальный итог социализации женщин, которая началась после октябрьской революции. С это­го времени женщину стали призывать бороться за свои права с мужчинами, занимать мужские должности и делать карьеру. Но мы помним, что изначально женщина всегда была связана с се­мейным очагом, теплом, уютом. И только по бедности, когда мужу было нечем кормить семью, женщина шла работать. Все было на своих местах.

К сожалению, многое оказалось сегодня утраченным, сейчас во многих поколениях верховодят женщины, включая бабушку, мать, дочь, которые приобретают мужские качества и мужчину ни во что не ставят. В результате такой эмансипации мужчина феминизируется, начинает пить или заводит внебрачные связи.

В первую очередь в таких семьях страдают дети. Проводились многочисленные исследования, в частности В. Дружинин пока­зал, что основной причиной всех дезадаптаций (особенно у де­тей и подростков) является извращенная семейная иерархия: мужественная мать и женственный отец. В такой семье ребенок усваивает изначально искаженные образцы поведения. В резуль­тате этого он затем, будучи взрослым, путается в половых ролях и часто не может создать собственную гармоничную семью.

Дочери в таких семьях наследуют непримиримость, горды­ню, душевную черствость, недостаточную способность к любви и житейской мудрости. Не научившись почитать отца, сможет ли такая девушка уважать собственного мужа? Итог эмансипации для женщины в любом случае плачевен: выбирая карьеру, зара­батывание денег, она всегда за это сурово расплачивается оди­ночеством, внутренней пустотой, разочарованием. Ничто не может заменить женщине ее предназначения.

...Валентина не помнила своего отца: с матерью они развелись, когда девочка была совсем маленькой. Отец был известным ху­дожником, зарабатывал много денег, но семейная жизнь с ее ма­терью не заладилась. Мать много рассказывала о богатстве отца, о его достатке, и девочке так хотелось узнать, а что же это такое - жить в роскоши.

Сами с матерью они жили небогато; мать со своим средним медицинским образованием все время была озабочена поиска­ми очередного мужа и не обращала особого внимания на дочь. «Принеси, убери, сделай», - только и слышала Валентина от ма­тери. Ни ласки, ни похвалы она не знала. И тогда девочка реши­ла для себя: «Я все равно буду счастливой, я заработаю кучу денег, и у меня будет все». Потихоньку она стала претворять в жизнь свою идею. Окончила художественное училище и поставила себе цель стать известным художником, но, видимо, талант отца не передался дочери. Она стала ездить по селам и деревням, рисо­вать передовиков производства, деньги пошли немалые. Но это все было не то. Хотелось больших денег, большего успеха.

Валентина решила создать собственное дело и развернуться на всю область. Раздобыла и вложила деньги, дело поставила на широкую ногу: встречи с известными людьми, заказы, дела биз­неса. Все больше и больше Валентина входила во вкус, приобре­тая замашки «бизнес-леди». Было только одно «но»: не складыва­лись отношения с мужчинами. С первым мужем развелась, он быстро начал пить; потом был второй, третий, четвертый... Все развивалось по одному сценарию: начав командовать очередным мужем, Валентина сталкивалась с одной проблемой, - он или начинал пить, или просто убегал из дома. «Мужчины пошли не те, все выродились», - решила для себя Валентина. Она продол­жала зарабатывать и тратить деньги, но отчего-то с каждым днем в ее душе все прочнее и прочнее поселялось чувство отчаяния...

Типы семьи в зависимости от иерархии

В современной психологии в зависимости от семейной иерархии выделяют несколько типов семьи: традиционный (с доминированием отца), матриархальный (с доминированием матери), демократический (эгалитарный) и детоцетрический.

О традиционной семье с доминированием мужчины мы много говорили. Как правило, такая семья является психологически и ду­ховно здоровой, дети легко усваивают требования морали и нрав­ственности и вписываются в общественные структуры и социум.

Матриархальный вариант с (доминированием матери) представляет собой искаженный, нарушенный вариант семьи, порождающий различные формы дезадаптаций и серьезные суп­ружеские проблемы. Приведем пример.

Внешне, на первый взгляд, Вячеслав и Лариса выглядели иде­альной парой: Вячеслав - высокий статный мужчина, находя­щийся в отставке военный с командным голосом и манерами, Лариса - предупредительная, ласковая, выполняющая с полусло­ва все желания мужа. В семье две взрослые дочери. Однако, по­общавшись, можно было отметить, что это благополучие скорее показное. «Что-то не так», - думаешь спустя какое-то время, в общении мужа и жены чувствуется какая-то показная доброже­лательность друг к другу.

Однажды, разговорившись, Лариса рассказала следующее. С Вя­чеславом они познакомились в юности. Вячеслав был видным молодым человеком, а Лариса чувствовала себя дурнушкой, се­рой мышкой, но ей очень хотелось быть вместе с понравившим­ся ей парнем. «Я все сделаю для того, чтобы он стал моим, - твер­до решила для себя Лариса. - Я буду выполнять все его желания, все его причуды и сумею удержать около себя». Так Лариса и ста­ла делать, когда они поженились: все желания Вячеслава угады­вались и выполнялись с полуслова. Лариса избавляла своего из­бранника от всяких неприятных обязанностей, хозяйственных проблем, принятия каких-то решений. «Папу нельзя волновать, - говорила она подрастающим дочерям. - Мы все решим сами». Папа жил в счастливом неведении о расходах, текущих пробле­мах, болезнях супруги - все решалось тихо и незаметно.

Шли годы. Постепенно все полномочия и функции, в том чис­ле и мужские, оказались в руках у Ларисы - она стала настоящим главой семьи: сама планировала расходы, сама зарабатывала день­ги, сама делала ремонт, забивала гвозди («чтобы папу не трево­жить»), а Вячеслав все это время пребывал в счастливом неведе­нии. Единственной его обязанностью было - вкусно поесть и прилечь после трудового дня. Все бы ничего, только периодичес­ки на «главу семьи» накатывали какие-то тяжелые мысли, пережи­вания, он чувствовал, что что-то идет не так, но изменить ничего не мог. Да и Лариса почему-то стала болеть, перенесла тяжелую операцию, и две взрослые дочери так и не смогли устроить свою личную жизнь. А так вроде бы все ничего, все гладко...

* * *

Эгалитарный (демократический) вариант представляет со­бой некую социальную утопию, основанную на идее изначально­го равноправия мужчин и женщин, равномерного распределения функций, прав, обязанностей. В таких семьях всегда учитывают­ся взаимные интересы, в том числе и ребенка, прислушиваются к его мнению. Итогом такого воспитания становится якобы гармо­ничное развитие личности ребенка, свобода, самостоятельность, адаптивность.

Вместе с тем у таких детей отсутствуют навыки подчинения, такой ребенок, будучи взрослым, плохо уживается в коллекти­вах и пытается всегда опираться только на собственное мнение (часто во вред окружающим).

Детоцентрический вариант семьи также представляет собой искаженный вариант семейной иерархии, когда всем руководит ребенок, его интересы ставятся во главу угла, родители существу­ют только для удовлетворения его потребностей.

Как правило, в таких семьях существует симбиоз матери (реже отца) и ребенка, в основе чего лежат глубинные психологичес­кие проблемы. В результате у ребенка формируется неадекватно высокая самооценка, эгоцентризм, неумение вставать на точку зрения другого человека, душевная черствость. У таких детей ве­лик риск социальной дезадаптации, так как контакты с внешним миром во всем их проявлении несут прямую и непрямую угрозу самолюбию такого ребенка, удары по которому воспринимают­ся им очень болезненно. Приведем пример.

Валя была единственным ребенком в семье, причем желан­ным и любимым. Мать долго не могла забеременеть, пришлось даже обращаться к специалистам. Но после обследования и ле­чения зачатие произошло. Понятно, что когда родилась Валя, все усилия прилагались для того, чтобы девочка ни в чем не испы­тывала недостатка, все ее желания исполнялись. Многочислен­ные родственники - бабушки, дедушки, тети - все стремились сделать приятное малышке. Валя росла с твердым убеждением, что она имеет право выполнять любые свои прихоти - ведь ее так все любят, а значит, должны ее постоянно радовать.

Вале и в голову не приходило, что существует слово «нет». Постепенно Валя стала осознавать, что стоит только немного поднажать на своих родных или заплакать, как тут же все исполнится. Так девочка научилась манипулировать взрослыми. Иногда она даже грозила своим родителям: «Пожалуюсь на вас бабушке и дедушке, уж они с вами разберутся». Постепенно Валя стала занимать в семье роль лидера, вокруг которого все враща­лось. Только «почему-то» девочка выросла бесчувственной и рав­нодушной к проблемам родственников. Уже престарелые бабуш­ка и дедушка, у которых она часто бывает, так и не могут дождаться от любимой внучки, когда же она поможет прибрать квартиру, научится готовить. «Мне некогда, у меня дела, друзья», - вот все, что они слышат в ответ.

И сейчас основная проблема Вали - как сделать так, чтобы дедушкина квартира по наследству досталась ей. Родственники удивляются: «Откуда все это? Ведь мы так хорошо относились к ребенку, ни в чем не отказывали?» И им невдомек, что девочка не научилась самому главному - любви к другому, заботе о ближ­нем; всю личность заполнило разросшееся эгоистичное «я». Ког­да девочка научится видеть и чувствовать другого человека - од­ному Богу известно.

Эмоциональное единение

В любви нужна особая деликатность. Можно быть искрен­ним и преданным,
и все же в речах и поступках может не хватать той нежности, которая так покоряет сердца.
Вот со­вет: не демонстрируйте плохое настроение и оскорбленные чувства,
не говорите гневно, не поступайте дурно. Ни одна женщина в мире не будет так переживать из-за резких
или необдуманных слов, слетевших с ваших губ, как ваша соб­ственная жена.
И больше всего в мире бойтесь огорчить именно ее.
Любовь не дает право вести себя грубо по отно­шению к тому, кого ты любишь.
Чем ближе отношения, тем больнее сердцу от взгляда, тона, жеста или слова,
которые говорят о раздражительности или просто необдуманны.

Из дневника святой мученицы и страстотерпицы царицы Александры
о значении семьи и семейной жизни

Почему важно супругам соединиться на эмоциональном уров­не? Даже при активном участии разума и понимании всех нюан­сов супружеской жизни, эмоции могут неожиданно вносить свои коррективы в супружеские отношения в том случае, если им не уделять должного внимания. Иными словами, эмоции могут как помогать и делать супружескую жизнь более теплой, душевной близкой, так и разрушать отношения в том случае, если они бес­контрольны и легко перерастают в страсти. Поговорим об этом более подробно.

Эмоциональная жизнь человека - это жизнь сердца. Святые отцы называли сердце органом богопознания и средоточием всей духовной и телесной жизни человека. Сердце - это хранилище добра и зла, оно есть орган желаний и намерений человека. Имен­но в сердце осаждается все внешнее и внутреннее, которое про­ходит как бы своеобразную фильтрацию через главный фильтр добра - зла, любви - ненависти. Эта дихотомия изначально зало­жена в нас, критерием различения, лакмусовой бумажкой являет­ся наша совесть, которая также «живет» в сердце.

По Священному Писанию, сердце мыслит, размышляет, по­знает. «Слово Божие... судит помышления и намерения сердеч­ные» (Евр. 4, 12). И в то же время сердцем осуществляются выс­шие функции духа человеческого - вера в Бога и любовь к Нему. «Сердцем веруют к праведности, а устами исповедуют ко спасе­нию» (Рим. 10,10). Об этом очень подробно писал святитель Лука в своем труде «Дух, душа, тело».

Именно желаниями и чувствами человека определяются его отношения с Богом, самим собой, окружающими, с супругом(ой), в конечном итоге все его поведение.

Роль эмоций, чувств крайне велика в супружеской жизни. Мы говорили о том, что главное в отношениях супругов - это лю­бовь, а любовь в свою очередь напрямую связана с жизнью серд­ца. Конечная цель и смысл жизни любого человека - стяжание благодати Божьей, расширение своего сердца для любви. Брак выступает как бы школой, где супруги обучаются этому чувству. Но сделать это не так просто.

Казалось бы, супруги любят друг друга, готовы на многое ради семьи, но как часто возникают обиды, непонимание, негодова­ние, гнев. Все это, конечно, любовью не является. Почему? На пути к истинной любви стоят страсти - устойчивые эмоциональные состояния, которые словно срастаются с нами и становятся на­шей второй натурой. Умножение любви напрямую связано с ис­коренением, выкорчевыванием страстей из своего сердца.

Как отмечает святитель Феофан Затворник, в основе страсти всегда лежит самолюбие, самоугодие, превозношение себя, эгоизм, что так свойственно для нашего ветхого «я», искаженного первородным грехом.

Механизм развития страсти, с точки зрения святых отцов, выглядит следующим образом. Эгоистические помыслы являют­ся начальной ступенью зарождения страсти, и если их сразу не отогнать, они могут перерасти в устойчивое желание и осесть в нашем сердце. Поэтому чрезвычайно важно постоянное трезвение, о чем говорят неоднократно все отцы Церкви: необходи­мо следить за помышлениями и всеми движениями сердечны­ми, чтобы не пропустить страстное. Но сделать это непросто.

Страстный предмет или помысел порождает страстное чув­ство. Страстное еще глубже входит в сердце, и тогда разгорают­ся чувство гнева, скорбь, желание отмщения. Если опомнится че­ловек в этот момент и изгонит страстные желания, страсть утихнет. На сердце водворится мир и покой, если нет, страсть будет набирать обороты. К первоначальной страсти присоеди­нятся и другие, начнется диалог по типу: «Как он смел? Я ему по­кажу, так этого нельзя оставить». Однако до дела еще далеко, не­обходимо принятие решения об отмщении. Когда возникает решимость, то душа уже чувствует себя связанной необходимо­стью осуществить задуманное. И если это происходит, человек окончательно погружается в грех и нарушает заповеди. О какой любви в этом случае можно говорить! Беда в том, что часто зло требует подпитки. И если один из супругов вспылит, оскорбит другого, тот вместо того, чтобы промолчать, сгладить ситуацию, подливает масла в огонь. Так вспыхивает серьезный конфликт. Поэтому важно постоянно внимательно следить за своим серд­цем и искоренять все зачатки помыслов и страстей.

Без Божьей помощи сделать это непросто. Святитель Феофан Затворник приводит такой пример.                                                      

«Жил старец в безмолвной пустыне. Напали на него бесы и на­чали тащить вон из келии, чтобы выгнать совсем и из пустыни. Старец сначала сам отбивался от них, но те пересилили его и уже к самой двери притащили. Еще бы немного - и они вышвырнули бы его вон. Видя крайнюю беду, старец воззвал: «Господи Иисусе Христе! Почто оставил меня! Помоги мне, Господи!» Как только он воззвал, тотчас явился Господь и разогнал бесов, а старцу сказал: «Я не оставлял тебя; но как ты не призывал Меня, а сам думал упра­виться с врагами, то не приступал помочь тебе. Сам ты виноват, понадеявшись на себя. Призывай Меня, и всегда встретишь гото­вую помощь».

* * *

В современной психологии проблема чувств чаще всего рас­сматривается как эмоциональность личности. Эмоции, влечения, потребности связаны с развитием личности, особенно на ран­них стадиях развития. Как правило, от качества материнского ухода, наличия или отсутствия безусловной любви, ласки, забо­ты, удовлетворения так называемых витальных потребностей напрямую зависит эмоциональная жизнь любой личности.

Именно в раннем детстве закладываются базовые эмоциональ­ные стереотипы по типу доверия - недоверия к окружающему миру, тревожности - спокойствия, любви - агрессивности и т. д., которые в будущем являются основой для формирования до­минирующих страстей. Сложно переоценить значение детства. В психологии этот период изучает теория объектных отно­шений, которая была развита М. Кляйн, О. Кернберг, М. Малер.

Семья и эмоции

Согласно теории объектных отношений развитие личности в некоторой (а иногда и в очень существенной) степени опреде­ляется внутрисемейными отношениями, особенно ранними. Это исходная база, из которой развивается личность. В теории объек­тных отношений личность представляется как результат сфор­мированных связей человека с внешним миром. Объекты - это люди или предметы внешнего мира, которые служат для удов­летворения базовых потребностей ребенка. Это потребности в безопасности, пище, безусловной любви.

Отношения развиваются позитивно, если все потребности своевременно удовлетворяются и ребенок любим. Однако, к со­жалению, так происходит не всегда, в этом случае базовым аф­фектом у ребенка будет выступать тревога. На этой основе и фор­мируются негативные отношения. Именно они могут служить в будущем той призмой, через которую возможно искаженное восприятие жизни.

Чаще всего ведущим механизмом в формировании эмоцио­нальной матрицы является память. Организм запоминает ин­формацию на уровне стресса, что чаще всего для маленького человека сопряжено с отвержением. В ответ возникают мощные как физиологические, так и психологические реакции: на уров­не тела - спазм мышц, поверхностное дыхание, тахикардия; на уровне психики - тревога, страх, снижение самооценки. На ког­нитивном уровне (уровне разума) формируются установки по типу «меня никто не любит». Информация впечатывается в тело и психику с помощью вегетативной памяти. В итоге формирует­ся системный структурный след, который представляет собой сгусток негативной информации.

Если ситуация регулярно повторяется, если ребенок отверга­ем, не получает нужного ухода и ласки, системный структурный след все более разрастается и становится устойчивым. Впослед­ствии первичная стрессовая ситуация может вытесняться из со­знания, но остаются ее следы в виде мышечных блоков, зажимов, типичных эмоциональных стереотипов, например, по типу агрессивности (когда человек нападает) или депрессивности (когда человек становится покорной жертвой). Именно эти сте­реотипы могут играть ведущую роль в формировании домини­рующих страстей: гнева, уныния, обидчивости.

Эти состояния будут проявляться и в супружеской жизни, так как в тесном межличностном контакте проще задеть «больное место». Неосторожное слово, взгляд, прозвище могут выступить в качестве пускового крючка. И тогда может произойти вспыш­ка чувств, которая никак не соответствует ситуации. Поэтому важно понять, что же мое, а что пришло ко мне из раннего дет­ства, из семьи.

Психологи Михаил и Надежда Телеповы вспоминают такие ситуации.

...Молодая супружеская пара чуть было не дошла до развода. Когда муж называл свою жену ласковыми прозвищами - «глу­пышка», «дурочка» - жена с обидой уходила. Так продолжалось каждый раз, когда звучали «волшебные» слова. В ходе беседы вы­яснилось, что у жены очень неприятные ассоциации, связанные с этими словами. В детстве мачеха (родная мать умерла) часто ей говорила: «Ты дура, глупая, ничего не понимаешь».

* * *

...Павел и Анна. Павел воспитывался без отца. Его мать всю себя посвящала сыну и несла все домашние заботы на своих плечах. Анна из внешне благополучной семьи, хотя подводным камнем в отношениях ее родителей был диктат ее матери в отношении отца, слабость которого, в конце концов, проявилась в его частых командировках с собственной секретаршей. Анна, не желая себе судьбы матери, стала проявлять диктат в том, что подталкивала мужа к военной карьере, чтобы он не общался на работе с жен­щинами. Дома же постоянные стычки из-за невымытой на ночь обуви с аргументацией: «Мой папа всегда эту работу брал на себя». В понятии Павла домашняя работа должна выполняться исклю­чительно женщиной. В глазах друг друга они оба - деспоты.

* * *

...Георгий и Татьяна. Он рос как сорвиголова. Родители были заняты своей карьерой и деньгами. Вся их любовь к сыну прояв­лялась только в дорогих подарках и частых вылазках на шашлы­ки с «нужными людьми». В Таниной семье центром внимания ро­дителей были дети: она и ее младший брат. Отец был занят заработком, для них, любимых деток. А мать целыми днями сти­рала, готовила, ходила по магазинам, все ради домашнего уюта и счастья детей. Таня никогда не видела, чтобы ее родители куда- то пошли вдвоем или говорили о чем-то ином, как о ней и о бра­те. Теперь Георгия раздражает ее полная посвященность ребен­ку, а ее - постоянные побуждения мужа куда-нибудь сходить, оставив малыша с няней. В глазах друг друга они оба равнодуш­ны к семье.

* * *

Понятно, что эти примеры можно продолжать и продолжать.

Часто именно нарушенные родительско-детские отношения выступают в качестве основной причины для формирования так называемой алекситимии - синдрома, который заключается в затруднении распознавания собственных эмоций. Такой чело­век не осознает эмоции, но вместо них испытывает различные ощущения. Вместо грусти, раздражения, печали такой человек испытывает телесные страдания: что-то где-то жжет, колет, зу­дит... Эмоции маскируются ощущениями.

Очень часто такой синдром выявляют у больных, страдающих психосоматическими расстройствами - заболеваниями, в кото­рых ведущую роль играет эмоциональный фактор. Когда эмо­ции подавляются, они начинают «жить» в каком-либо участке тела, являясь источником многих серьезных телесных проблем.

В чем же причина алекситимии? Очень часто этот синдром формируется в недрах семьи, когда родители накладывают строгие запреты на выражение определенных чувств или на­казывают за их проявление. Например, при проявлении радос­ти у ребенка, когда он начинает прыгать, скакать может после­довать установка «хорошие мальчики так себя не ведут» или при переживании печали говорится, что «настоящий мужчина не плачет».

Конечно, определенные ограничения нужны и важны, но если они регулярны и некритичны, неадекватны конкретной ситуа­ции, то постепенно происходит блокирование эмоциональной сферы, влекущее за собой затруднения выражение чувств и их распознавания. Понятно, что это вносит свои негативные кор­рективы в будущие супружеские отношения. Другими словами, наше прошлое становится базой, на которой человек строит свою личность. Часто супруги в браке выстраивают взаимодо­полняющие отношения, чтобы бессознательно поддержать при­вычные стереотипы (так возникают пары по типу мать - сын; жертва - агрессор). То есть супружеские пары пытаются «доиг­рать» в браке в то, во что они в детстве до конца не доиграли, восполнить то, чего они недополучили. Или наоборот, хотят «иг­рать» в то, во что привыкли, получать то, к чему привыкли.

Два автора, Башормени-Наги и Ульрих, вводят понятие «за­долженность». Это значит, что супруги требуют друг от друга того, что они недополучили в родительских семьях (например, любви, ласки, принятия, похвалы). И когда этого не получают, возникает обида, разочарование.

 Например, одна женщина очень жестко требовала от мужа, чтобы он никогда не задерживался и всегда приходил вовремя с работы. Мотивировать свою жесткость она не могла, просто чувствовала страх и тревогу, когда оставалась одна. В ее детстве родной отец постоянно задерживался, иногда не приходил ночевать, девочка чувствовала себя покинутой и забытой.

* * *

В этом контексте можно вспомнить теорию трансактных игр Э. Берна, которая рассматривает так называемые сценарии, ко­торые бессознательно проигрывают супруги в своих семьях. В ра­боте «Принципы группового лечения» Берн определил жизнен­ный сценарий как «план жизни, который составляется в детстве, подкрепляется родителями, оправдывается последующими со­бытиями и завершается так, как было предопределено с самого начала». Сценарий личности может походить на драму, трагедию, сагу, фарс, роман, комедию или скучную пьесу, которая надоела актерам и нагоняет сон на зрителей. Различные драмы в различ­ной степени могут быть конструктивными, деструктивными или непродуктивными.

С первых дней жизни ребенка родители адресуют ему какие- то послания, на основе которых он делает определенные умо­заключения о самом себе, других людях и мире в целом. Они образуют ту содержательную структуру, в ответ на которую ре­бенок принимает главные решения по поводу своего сценария.

Описано огромное количество семейных сценариев, которые подробно рассмотрены в специальной литературе. По большому счету, все авторы едины в том, что это вся та же бессознательность, которая движет человеком по жизни. Вопрос в том, как всем этим распорядиться. Ссылаться на тяжелое прошлое и получать вторич­ную выгоду или же трансформировать, облагораживать его и идти дальше, освободившись от фантомов? Люди свободны в своем выборе. Поэтому основная задача супругов - осознать свое про­шлое, его влияние на настоящее и выстроить реальные отноше­ния с реальным супругом, а не с призраками прошлого.

Что касается проблемы выражения эмоций в супружеской жизни, то здесь тоже можно выделить несколько точек зрения.

Выражение эмоций

С психологической точки зрения спонтанность, естествен­ность, способность выразить любые эмоции здесь и сейчас - все это признаки психологического здоровья.

Существует масса подходов, обучающих осознанию эмоций и выражению их в реальной жизни (гештальттерапия); позволя­ющих научиться распознавать эмоциональные стереотипы (рационально-эмотивная терапия); сформировать определенные навыки выражения эмоций (поведенческие тренинги, НЛП); телесно-ориентированная терапия, способная через тело активи­зировать мышечный блок и «вытащить» застрявшую эмоцию и многие другие.

Проблема состоит в другом: а все ли эмоции можно и нужно выражать в супружеских отношениях, не нарушим ли мы тем самым гармонию в браке, не обидим ли своей вспышкой близ­кого человека? В психологии этот вопрос остается без ответа, но существуют некоторые правит выражения эмоций, в частности:

- рекомендуется использовать «я»-высказывания, говорить о своих эмоциях от своего лица, например: «В данный момент я чувствую раздражение по поводу твоих слов» или же «Сейчас я чувствую печаль из-за...» и т. д. Другими словами, человек дол­жен говорить о себе, о своих чувствах, а не использовать «ты»- высказывания, когда звучат обвинения, упреки, досада. Напри­мер, вместо фразы «Вечно ты опаздываешь» сказать: «Я чувствую раздражение из-за того, что мы можем не успеть» и т. д.;

- рекомендуется избегать генерализаций - обобщений, ко­торые всегда негативно воспринимаются другим человеком. Например, фраза: «Вечно ты всем недоволен», безусловно не вы­зовет положительных эмоций. Вместо нее уместнее спросить: «А что сейчас тебя беспокоит?»

Конечно, в этих несложных правилах есть свой резон, однако вопрос о необходимости выражения любых чувств остается от­крытым. По этому поводу в святоотеческом наследии говорится, что выражать чувства, конечно, надо, но не все и не всегда. Поче­му? Мы говорили о том, что часто эмоции и чувства напрямую сопряжены с определенными страстями: гнева, уныния, досады, раздражительности и т. д. Понятное дело, если мы будем постоян­но их подпитывать и обеспечивать их безболезненное выраже­ние, последствия для супружеской жизни могут быть неоднознач­ные. Не всякая страсть должна находить свое выражение.

Вспомним дихотомию добродетель - страсть. Это те два по­люса, между которыми мы постоянно находимся. Куда склонит­ся человек?

Ранее отмечалось, что важно вовремя «отмежеваться» от стра­сти, распознав ее и ведя «мысленную брань» с помощью Божьей.

И тогда на сердце водворятся мир, покой и любовь, которые так важны в семейной жизни, в отличие от смущения, досады, стра­ха, сомнений, которые сигнализиризуют о том, что мы движемся в ложном направлении.

Позитивная функция эмоций состоит в том, что они высту­пают в качестве своеобразного индикатора направленности вектора наших устремлений души. Поэтому постоянное духов­ное и душевное трезвление - основа для здоровых гармоничных эмоциональных отношений в браке.

Глава 5

«ОДНА ПЛОТЬ» НА УРОВНЕ ТЕЛА

Гармоничные интимные отношения в браке - есте­ственное продолжение единения мужа и жены на уровне духа и души.

Если лежат двое, то тепло им; а одному как согреться?..
Наслаждайся жизнью с женою, которую любишь, во все дни суетной жизни твоей
и которую дал тебе Бог под солнцем...

Еккл. 4,11; 9,9

Интимные отношения в браке

Интимные отношения в браке, единение на телесном уровне - естественное продолжение единения мужа и жены на уровне духа и души. Они были изначально предусмотрены планом творения Божия. В первых главах Бытия мы можем прочитать: «Плодитесь и размножайтесь и наполняйте землю и обладайте ею...» Христи­анство положительно относится ко всему телесному, в том числе и к интимным отношениям в браке, в отличие от множества лже­учений, например гностических, рассматривающих духовное и телесное в противоборстве. Гностики призывали бороться с пло­тью и избегать браков. В то время как православие учит, что спа­сение большинства людей состоит именно в браке.

Как правило, в гармоничном, духовно освященном браке осо­бых проблем в интимной сфере не возникает. Как отмечает игу­мен Георгий (Шестун), «про интимную сторону в браке говорить особо не принято, потому что главное в браке все же духовное единение». Поэтому близкие отношения выступают своеобраз­ным индикатором духовно-душевного единения супругов.

К сожалению, в наше время интимность вырывается из кон­текста духовно-душевно-телесных отношений и рассматривает­ся, как правило, только в контексте телесности, приносящей или не приносящей удовлетворение. Причем считается, что основой современного брака является успех в интимных отношениях. В од­ной из популярных телепередач достаточно известный психо­лог проводил мысль о том, что весомым поводом для развода вполне может выступить сексуальное охлаждение мужа к жене - «ведь для мужчины это главное».

Однако сексуальные отношения в браке все же не самоцель. Можно вспомнить, что в особо благочестивых православных семьях супруги вступали в близость лишь для продолжения рода. Во время постов детей никогда не зачинали. Когда жена была беременна или кормила грудью, муж к жене не прикасался. Ког­да супруги решали, что детей в семье достаточно, они вовсе пре­кращали интимные отношения и жили как брат с сестрой. А не­которые супружеские пары вступали в брак и изначально сохраняли чистоту, упражняясь в духовных подвигах, как уже упомянутые святой праведный Иоанн Кронштадтский и его жена.

Сейчас эти моменты современными людьми могут воспри­ниматься как атавизм и дикость, многие говорят, что «время-то сейчас другое». В настоящее время сексуальность и все, что свя­зано с ней, всячески поощряется и гипертрофируется. Нас убе­дили в том, что половое желание настолько естественно, что не нужно особо переживать по поводу его реализации - это же ведь «твое желание».

Многие психологические теории базируются на постулате о том, что большинство проблем человека связаны с подавлением, вытеснением естественной свободной сексуальной энергии, ко­торая является первопричиной бытия. Вспомнить хотя бы пси­хоанализ З. Фрейда, оргонную теорию В. Райха (ученика Фрей­да), которые перевернули иерархию человека с ног на голову, отведя приоритет сексуальности. Именно в ее нереализованности авторы видели большинство проблем современного человека.

Культура, творчество, высшие побуждения, альтруизм, добро с их точки зрения - все это результат сублимации бессознатель­ных влечений. Однако, как отмечает ТА Флоренская, в наше вре­мя не нужно раскрывать вытесненные сексуальные и агрессив­ные влечения, джин уже вырвался из бутылки, часто вытесняется и предается наш внутренний душевный голос, совесть.

По словам протоиерея Бориса Ничипорова, интимные отно­шения в браке имеют следующий онтологический смысл:

- сохранение рода Гомо Сапиенс;

- восстановление природной целостности человека;

- преодоление экзистенции одиночества и обособленности через взаимную любовь и откровение в браке;

- познание противоположного пола.

И сейчас, к сожалению, сексуальные отношения зачастую ут­рачивают свой первоначальный смысл, но служат для решения каких-то других задач и целей. Иногда интимный контакт пре­вращается в средство достижения целей, удовлетворения опре­деленных потребностей. В этом случае последствия всегда дест­руктивны - разочарование, боль, одиночество.

Известный сексолог Л. Щеглов попытался сформулировать ос­новные мотивы вступления в половую близость, помимо любви:

- секс назло (когда сексуальный контакт выполняет функцию наказания для провинившегося);

- секс как оплата (тот самый случай, когда сексуальный кон­такт является вознаграждением за какие-то услуги);

- секс как уход от реальности (попытка уйти от нерешенных, сложных проблем, часто экзистенциального плана);

- секс как агрессия (когда истинным мотивом является не все­гда осознаваемое желание подчинить, унизить);

- секс как спорт (в этом случае суперзадача - «набор очков»; зачастую эта позиция маскирует глубинную неуверенность в себе, которая толкает на постоянные поиски сексуальных кон­тактов);

- секс для здоровья (подлинным мотивом является представ­ление о несомненной пользе половой жизни для здоровья, в этом случае секс приобретает значение определенной гигиенической процедуры);

- секс для престижа (информация о сексуальном опыте ин­дивида направлена им на окружающих для повышения само­оценки);

- секс как релаксация (в расчет принимается только свое «хочу», секс является способом сбрасывания накопившегося на­пряжения).

* * *

Как отмечает православный врач К Зорин, супружеские интим­ные отношения могут обогащать личность, оказывать позитив­ное влияние и на физическое здоровье. Гармоничные интимные отношения смягчают и излечивают многие недуги: повышенное артериальное давление, депрессию, бессонницу. Однако интим­ные отношения в браке могут быть и дисгармоничными. И тогда супруги обращаются к специалистам по поводу таких наруше­ний, как аноргазмия, фригидность, преждевременная эякуляция у мужчин, импотенция. Эти симптомы действительно могут от­равлять жизнь супружеской пары, обеднять брак, создавать мас­су переживаний.

По поводу происхождения этих дисфункций нельзя судить однозначно. Как правило, это целый комплекс причин: биоло­гических, психологических, социальных. И в каждом конкрет­ном случае сочетание составляющих будет индивидуальным. Для борьбы с этими нарушениями существуют целые армии сексо­логов, сексопатологов, раскладывающих интимные проблемы по полочкам. Все это так, однако, нельзя забывать о том, что перви­чен все же духовный уровень, а телесный находится в соподчи­нении. Если здоров дух, крепки духовные основания брака, по­вода для обращения к специалистам обычно в семьях не возникает.

Чем более воцерковлен человек, члены семьи, тем более гар­моничен брак, тем более гармоничны интимные отношения. Поэтому лучшей профилактикой интимных проблем является исполнение библейской рекомендации: «...прежде болезни за­боться о себе» (Сир. 18,19), где имеется в виду забота о духовном здоровье и чистоте помыслов. Поэтому очень важно знать духов­ные принципы взаимоотношения полов. В качестве такого ба­зового принципа выступает целомудрие брака.

Духовные взаимоотношения полов

В апостольском послании есть такая фраза: «Брак у всех да будет честен и ложе непорочно...» (Евр. 13,4). Непорочность бра­ка создает духовное единение, венчанный брак, целомудрен­ность отношений. Что же такое целомудрие? Вполне очевидно, что этимологически это слово состоит из двух: «целостность» и «мудрость», и в совокупности составляет целостное мудрство­вание. Целостность предполагает соединение в человеке всех трех его основ - духа, души, тела - с приоритетом духа над телом. И такой человек действительно мудр в отличие от развра­щенного человека.

Развращенность есть «развороченность» души и тела, когда вывернуто наизнанку все сокровенное, интимное. Поэтому, как мы говорили раньше, если правильная соподчиненность есть, то и сексуальных проблем в принципе не возникает.

Для русского народа всегда были значимыми такие понятия, как честь, любовь, целомудрие. Сдерживающим плоть фактором всегда выступала совесть. Она легко обуздывала страстные же­лания. До свадьбы свобода и легкость новых знакомств не озна­чали сексуальной свободы и легкомысленного поведения. Мож­но было ходить гулять, знакомиться, но не более того. Если происходило телесное соединение до свадьбы, об этом тут же разносилась молва, и позор девичий ничем нельзя было стереть. И парень, имевший до свадьбы близкие отношения с женщиной, тоже считался испорченным, его называли уже не парнем, а му­жиком. Так высоко ценилось ранее целомудрие. Как подмечает Т.А. Флоренская, «целомудренный человек не растрачивает лег­комысленно свои чувства, а мудро бережет их для одного, как бы заранее храня ему верность, веря в него».

Телесные, интимные отношения обогащают, смягчают брак, создают более глубокое единение двух личностей. Но это про­исходит тогда, когда будущие супруги сохраняют целомудрие до брака и когда в браке отсутствуют измены, существует предан­ность друг другу. У некоторых эта фраза может вызвать улыбку: а возможно ли такое сейчас, в наше время, когда ценности изме­нились, изменились люди? На это можно ответить так и ценно­сти остались те же, и люди не изменились. Единственное, что произошло с течением времени, - нас уговорили, что свобод­ные сексуальные отношения - это норма, что близость до бра­ка - это в порядке вещей, и не нужно бояться того, что произош­ло - это же ведь опыт. Опыт-то опыт, но какой? На чашу весов положено слишком многое.

Существуют дополнительные условия благополучия супру­жеских отношений. Они подробно описаны апостолом Павлом.

«Муж, оказывай жене должное благорасположение; подобно и жена мужу. Жена не властна над своим телом, но муж; равно и муж не властен над своим телом, но жена. Не уклоняйтесь друг от друга, разве по согласию, на время упражнения в посте или молитве, а потом опять будьте вместе, чтобы не искушал вас са­тана невоздержанием вашим» (1 Кор. 7, 3-5.).

Апостол Павел говорит о двух важных вещах, взаимном бла­горасположении и взаимном согласии. Что значит благораспо­ложение? Взаимная посвященность мужа и жены, стремление к единству мыслей и чувств, понимание сексуальных потребно­стей друг друга и есть благорасположение. Можно все это потре­бовать, заставить жену выполнять свои супружеские «обязанно­сти», однако это не есть благорасположение.

Взаимное согласие старец Паисий Святогорец определяет сле­дующим образом.

«...Ты должен иметь в виду, что проблема отношений - не толь­ко твоя проблема и что ты не имеешь права регулировать все один, но лишь по взаимному согласию, как заповедует апостол Павел. ...Сильный должен входить в положение немощного. Час­то бывает так: одна половина соглашается воздерживаться, что­бы не огорчить другую, но внутренне страдает...» «Большое зна­чение имеет то, насколько похожи оба супруга по физическому сложению. Когда один слабый и кроткий, а другой очень живой, надо, чтобы более сильный приносил себя в жертву более болез­ненному. И постепенно болезненный с его помощью становит­ся здоровым. А когда оба здоровы, они могут продвигаться впе­ред... Неправильно жениться только для того, чтобы есть, спать и иметь плотские удовольствия, ибо все это - плотское. А человек не только плоть, но и дух. Плоть должна помогать освящению души, а не разорять душу».

Пожалуй, к сказанному сложно что-то добавить еще. Итак, за­лог гармонии близких отношений супругов - благорасположе­ние и взаимное согласие, которое подразумевает под собой и жертвенность. Соблюдение этих условий делает счастливыми людей в браке, несоблюдение приносит скорбь.

Если супружеские отношения возникают до брака, если име­ет место смена «партнеров», если в браке присутствует измена, целомудрие нарушается. Последствия нецеломудренных отно­шений мужчины и женщины крайне плачевны. Поговорим о них подробно.

Последствия нецеломудренных интимных отношений

Православная Церковь однозначно отрицательно относится как к сексуальным отношениям до брака, так и к внебрачным отношениям. Не принимается и в расчет столь популярный мо­тив, как «разлюбил, полюбил другую, но из семьи уйти не могу». У современного, невоцерковленного человека может возникнуть вопрос: «А почему я должен подавлять свои желания, ведь мы же любим друг друга?»

Дело в том, что за внешне безобидным, столь усиленно рек­ламируемым «безопасным» сексом скрываются далеко не всегда безобидные последствия. Вспомним, что по этому поводу гово­рит Священное Писание: «Совокупляющийся с блудницею ста­новится одно тело с блудницею... А соединяющийся с Господом есть один дух с Господом» (1 Кор. 6, 16-17). На возражение, что «не обязательно соединяться с блудницею» можно сказать, что в данном контексте важен сам факт соединения, становления «од­ной плотью». Причем, единение во время близких отношений настолько глубоко, что оно затрагивает и духовный уровень. Вступая в близость, люди соединяются не только телом, но и ду­шой, а также духом. Сексуальные отношения имеют духовную природу - вот факт, который традиционная психология и сек­сология упускает из виду.

Чем же это чревато? Мы говорили о том, что интимное соеди­нение затрагивает и духовную сферу, на духовном уровне люди оказываются связанными невидимыми нитями. И если молодой человек вступает в сексуальную связь с девушкой, у которой до него было пять любовников, значит, на духовном уровне он бу­дет связан с ними невидимыми нитями. Если предположить, что каждый из этих пяти мужчин в свою очередь также имел близ­кие отношения с пятью-шестью женщинами, то понятно, что эта невидимая сеть расширяется, в нее вовлекается все больше и больше людей. Таким образом, возникает целое общество, свя­занное между собой нитями на невидимом духовном плане.

Как отмечает большинство православных авторов, блуд - это такая яма, куда стекают все нечистоты со всего мира. Причем, блуд - это не обязательно физическая близость. Христос гово­рит, что всякий, кто посмотрел с вожделением на другого, пре­любодействовал в сердце своем. А прелюбодеяние смертный грех, который без покаяния не имеет оправдания и ведет чело­века прямо к погибели.

Однако человек свободен, и он волен решать, в каком сообще­стве ему состоять: в православной церкви или блудном сооб­ществе.

Чем еще опасен «безопасный» секс? По данным социологи­ческих опросов, в России около 30% школьниц приобретают сексуальный опыт в 14-15 лет. Каждая пятая девушка и каждый второй юноша практически не знали в лицо своего «партнера». Ежегодно в России рожают 50-60 тысяч несовершеннолетних, которые являются «поставщиками» отказных детей. Вот такая получается «безопасность», когда в итоге остаются поломанные судьбы, опустошенные, выхолощенные души, целый «букет» на­рушений психики.

Как отмечают многие авторы, в результате «свободных» сек­суальных отношений стареет и изнашивается весь организм, возникает комплекс различных соматических заболеваний и заболеваний, передающихся половым путем, наступают генети­ческие мутации у потомков. Такова плата за «свободную любовь».

К.В. Зорин говорит о том, что в настоящее время известно более тридцати заболеваний, передающихся половым путем. Среди них венерические, гепатит В и С, ВИЧ-инфекция. Извест­но, что женщине, имеющей более семи половых партнеров, даже если она не заразилась от них какой-либо инфекцией, гинеко­логи автоматически ставят диагноз хронического воспаления придатков, которое является серьезным фактором риска в пла­не возникновения внематочной беременности.

Чем же еще опасна частая смена «партнеров»? В первую оче­редь тем, что чужеродные микроорганизмы нарушают целост­ность слизистых оболочек мочеполовых органов, создавая оча­ги поражения и ослабляя иммунитет. В свою очередь, сбой на иммунном уровне запускает онкологические процессы. Причем ни один из видов контрацепции стопроцентно не защищает от заражения заболеванием, передающимся половым путем. Страх заболеть одним из них, например СПИДом, может перерасти в психическое расстройство по типу спидофобии, которое выде­ляется специалистами как отдельное заболевание.

И это не единственный повод для страха у людей, живущих «свободной» половой жизнью. Это и страх бесплодия, который в свою очередь может породить у женщины постоянный стресс, препятствующий зачатию. Или же страх беременности, который может основательно отравить жизнь и послужить причиной не­вроза. Этот страх может впоследствии усугубиться психосомати­ческими расстройствами, стать причиной сердечных приступов, урологических проблем, маскируя истинную причину недугов.

Так есть ли выход из греховного состояния? Многие женщи­ны и мужчины, уже «наломавшие дров», могут потом жестоко раскаиваться в содеянном и заниматься самобичеванием. Толь­ко, как говорят, слезами горю не поможешь. Помочь может толь­ко Церковь. Обращение к Церковным таинствам покаяния с со­крушенным сердцем действительно может творить чудеса. Господь Бог, видя искреннее сокрушение и намерение более не возобновлять греховной жизни, может простить нас и постепен­но изгладить из нашего сердца и тела следы блудной страсти, но с одним условием: никогда к ней не возвращаться. Отдельно хо­телось бы поговорить о контрацепции и осложнениях ее при­менения.

Контрацепция и ее осложнения

По этому поводу точка зрения Православной Церкви и тра­диционного мирского (и не только мирского, но и научного) подходов расходится кардинально. С позиции православия ис­пользование контрацептивов - грех. Почему? Потому что мы вмешиваемся в провидение Божие, пытаясь спланировать коли­чество детей. Но ведь мы знаем, что детей всегда дает Бог. Он зна­ет, когда это нужно сделать, оценивает, потянет ли семья сейчас пополнение, будет ли возможность материального обеспечения.

Последний вопрос особо беспокоит многих: на что жить, чем кормить? Именно он становится камнем преткновения и крите­рием жизни или смерти будущего ребенка. Но мы снова забыва­ем, что «Бог дает детей, Бог даст и на детей». Эта мудрость есть дове­рие Провидению Божию. Мы или доверяем, или не доверяем.

...Супруги ожидали пополнение в своей семье. Понятно, что поводов для волнения было более чем достаточно. Одна из при­чин для беспокойства - материальные сложности. «На что купить ребенку приданое, как его прокормить? - думали супруги, - ведь сейчас все так дорого». Однако было принято решение рожать несмотря ни на что. «Бог поможет», - с такой надеждой они стали ждать появления на свет малыша. И действительно, так и произо­шло. Каково было их удивление, когда буквально сразу после ро­дов друзья, знакомые, родственники подарили буквально все, что было нужно для новорожденного, покупать ничего не пришлось.

Еще большое удивление было связано с тем, что муж стал регу­лярно получать хорошо оплачиваемые заказы, которые позво­лили прокормить увеличившуюся семью.

* * *

Однако, к сожалению, чаще всего происходит вмешательство супругов в репродуктивный цикл путем использования контра­цептивов.

Учитывая немощь человеческую, Православная Церковь иног­да допускает использование таких способов предотвращения зачатия как воздержание и календарный метод. Но на это у со­временного человека тоже возникает масса возражений: зачем воздерживаться, когда есть другие удобные средства предохра­нения?

Все средства контрацепции делятся на:

- абортивные (убивающие плод) - это гормональные препа­раты, ВМС;

- неабортивные (предотвращающие зачатие) - презервати­вы, колпачки, «календарный» метод.

Что касается первой группы, то гормональные контрацепти­вы обладают рядом серьезных негативных эффектов и для са­мой женщины:

- способствуют тромбозу сосудов, особенно у курящих жен­щин старше 35 лет;

- осложняют течение многих соматических заболеваний: са­харного диабета, гипертонической болезни, эпилепсии;

- нарушают менструальный цикл, способствуют возникнове­нию дисфункциональных маточных кровотечений;

- повышают массу тела;

- провоцируют различные соматические недомогания: голов­ные боли, появление пигментных пятен и т. д.

Самое главное то, что особо не афишируется: гормональные контрацептивы все же включают абортивный компонент. Они действуют так:

- мешают процессу созревания и выхода яйцеклетки, но час­то овуляция все же происходит;

- повышают вязкость слизи в шейке матки, делая ее трудно­проходимой для сперматозоидов, но они могут проникать и сквозь поврежденную слизь и зачатие все же происходит;

- тогда начинает действовать следующий механизм: наруша­ется подвижность маточных труб, и зачатый ребенок не может вовремя попасть в матку и погибает;

- на тот случай, если же он все-таки попадает в матку, повреж­дается ее слизистая, уменьшается количество гликогена, нужно­го для питания ребенка, и ребенок погибает от голода.

По сути дела, происходит микроаборт, и хоть микро... это все тот же аборт, грех убийства

ВМС (внутриматочная спираль) несомненно относится к абортивным контрацептивам. Кажущаяся безобидность и надеж­ность ВМС обманчивы. Ее использование, как подчеркивает К Зорин, способствует возникновению множества осложнений у самой женщины:

- болевой синдром;

- обильные выделения во время месячных;

- внематочная беременность;

- острые и хронические воспаления половых органов;

- прободение матки и т. д.

Но самое страшное, что этот метод предохранения непосред­ственно направлен на разрушение уже зачатого плода: действие ВМС вызывает механическое раздражение слизистой оболочки матки, из-за чего уже зачатый зародыш, спустившись по маточ­ной трубе примерно на шестой день после зачатия, не может прикрепиться к стенкам матки и погибает. И это тоже аборт.

Вот такое получается «предохранение», когда люди «спасают­ся» от собственных детей с помощью их убийства.

Глава 6

АБОРТ С ПРАВОСЛАВНОЙ И СВЕТСКОЙ ТОЧЕК ЗРЕНИЯ

Я - ребенок, не родившийся на свет.
Я - безродная душа по кличке Нет.
Я - колючий холодок в душе врача.
Узелок, людьми разрубленный сплеча.
Пусть же будет вам легко, отец и мать,
Жить, как все, и ничего не понимать.
Все равно я вас люблю сильнее всех.
Даже если вы забыли этот грех.

Из книги «Не убий!
Православный врач об абортах»

Аборт

Аборт буквально означает «выбрасывает вон». А кто кого выб­расывает? Мать выбрасывает вон своего ребенка! Современная невоцерковленная женщина оценивает умышленное прерыва­ние беременности как рядовой физиологический акт, извлече­ние куска плоти из своего тела. Это действие подкрепляется и юридически: да, действительно женщина имеет право избавиться от собственного ребенка.

Мы знаем, что первым государством, легализовавшим аборт «по просьбе трудящихся», была Советская Россия. Один из созда­телей советской системы здравоохранения З.П. Соловьев назвал «историческим документом» совместное постановление Наркомздрава и Наркомюста от 18 ноября 1920 года, в котором было разрешено производить бесплатные аборты «в обстановке со­ветских больниц».

В 1924 году органами здравоохранения создаются абортные комиссии, выдающие разрешение на бесплатные аборты следу­ющим категориям женщин: безработным-одиночкам, работницам-одиночкам, имеющим одного ребенка, многодетным, заня­тым на производстве, прочим гражданкам... Другими словами, практически всем желающим...

И по сей день ежедневно идет тихая война в гинекологиче­ских кабинетах. Тихая, потому что никто не слышит безмолв­ного крика убиваемых детей, которые ищут прибежище у мате­ри в момент своего уничтожения. Это очень наглядно показано в фильмах, снятых с помощью УЗИ-исследования: маленький двухмесячный эмбрион чувствует приближение смерти: широ­ко раскрывает ротик, словно безмолвно зовет на помощь, у него учащается сердцебиение до 200 ударов в минуту, он мечется в полости матки и пытается увернуться от приближающегося ме­дицинского инструмента.

Однако ежедневные убийства продолжаются. Можно смело сказать, что идет массовое истребление нации: аборты по чис­ленности жертв превышают потери в войнах. Каждая третья жен­щина делает аборт, из каждых десяти девочек-подростков одна прерывает беременность. На 100 рождений приходится 180 абортов! Россия занимает второе место в мире по количеству проводимых абортов.

Что же происходит в нашем обществе? Почему вложенный в душу матери инстинкт сохранения дитя подавляется? Почему женщина перестала слушать голос совести в своей душе? При­чина в том, что современные люди забыли о Боге, о заповедях, данных нам, основная из которых «Не убий». Нас убедили в том, что ребенок, будучи во чреве матери, еще не является человеком, а только лишь телесной «заготовкой», которая превратится в че­ловека после рождения.

Не так давно женщинам усиленно насаждалась мысль о том, что аборты делать полезно, что они якобы омолаживают орга­низм, замедляют процессы старения. Какая страшная ложь!

Людям внушили мысль о том, что «гуманнее» не «плодить ни­щету», а регулировать процесс рождения, планировать его, из­бавляясь от лишних детей. Пугают возможными трудностями, связанными с рождением ребенка: материальными проблемами, невозможностью женщине реализовываться как профессиона­лу. В обществе сформировано крайне негативное отношение к беременности и родам: многодетная мать воспринимается зача­стую не иначе как «самка», которая не думает о будущем своих детей.

Большинство руководителей не заинтересованы в появлении детей у сотрудниц и способствуют их увольнению. Например, в коммерческих фирмах на рождение ребенка и уход за ним вы­деляется всего шесть месяцев. Мизерные детские пособия, выдаваемые на ребенка, представляют собой скорее насмешку, чем реальную помощь женщине в воспитании ребенка...

И только Православная Церковь бьет во все колокола, неус­танно повторяя: «Убийство ребенка во чреве матери величайший грех!»

Почему же Церковь так категорична, могут спросить многие. Неужели гуманнее, если ребенок вырастет в нищете, если нет возможности дать ему самое необходимое? А если ребенок ро­дится с пороками? Все эти вопросы и «доводы» становятся пово­дами для бесконечных дискуссий о допустимости или недопус­тимости абортов.

Самое главное, что упускают из виду сторонники абортов, это ответ на вопрос, а когда же человек становится человеком? Так, законодательство Франции считает убийством аборт, совершен­ный после 10 недель беременности; Дании - после 12 недель; Швеции - после 20 недель; наше же законодательство - только после рождения ребенка. Вот такой плюрализм мнений.

Получается, что за убийство новорожденного законодатель­ство предполагает уголовную ответственность, а за убийство нерожденного - оплачиваемый больничный лист.

И что это за момент, когда телесная «кашица» превращается в человека? Что такое великое и важное происходит через миг, или через час, или через день? Православная Церковь ясно говорит об этом: человек становится человеком в момент своего зачатия, когда соединяются женская и мужская частицы. Именно в этот момент Бог вдыхает в человека душу, которая является бессмер­тной. Еще пока не сформирована телесная оболочка, но душа уже живет как прекрасный цветок, который Бог насадил в чреве ма­тери. Плоть постепенно нарастает, формируя телесные конту­ры ребенка, и первым органом, который появляется у эмбриона, является сердце. Оно первое начинает жить, являясь как бы «ло­жем и престолом» для души. Посредством сердца будущий ма­лыш познает и чувствует, любит и устанавливает контакт со сво­ей матерью.

Реальность психосоматического существования человека с момента зачатия подтверждает Священное Писание. Вспомним рассказ о посещении Богородицей святой Елизаветы сразу пос­ле Благовещения. Иоанн Креститель, с момента зачатия которо­го шел шестой месяц, освященный Святым Духом, «взыграл ра­достно во чреве» святой Елизаветы при встрече с Господом Иису­сом, которому от зачатия было лишь несколько дней.

* * *

Или же другой пример из жития преподобного Сергия Радо­нежского. В один воскресный день его благочестивая мать при­шла в церковь к Божественной литургии и встала в притворе. Перед чтением святого Евангелия среди общей тишины младе­нец вскрикнул у нее во чреве так, что многие обратили внима­ние на этот крик. Когда начали петь Херувимскую песнь, младе­нец вскрикнул в другой раз. В тот момент, когда священник возгласил «Вонмем! Святая святым!», ребенок вскрикнул в тре­тий раз, да так громко, что окружающие стали искать дитя, же­лая его успокоить, но, не найдя, поразились этому необыкновен­ному случаю.

Еще задолго до своего рождения будущий подвижник благо­честия ознаменовал свою миссию трехкратным криком в самые важные моменты Литургии.

* * *

Поэтому убийство будущего ребенка на любом сроке бере­менности - это убийство. Так называемые мини-аборты, таблетированные аборты - это тоже убийство, только на ранних ста­диях развития малыша. Таким образом, мать, решаясь на аборт, совершает величайший грех, так как убивает невинное дитя, на­рушает заповедь Божью «Не убий».

Типичные доводы сторонников абортов

Остановимся на наиболее типичных доводах сторонников абортов.

Медицински подтвержденное предположение, что будущий ребенок родится с пороками развития, - этот довод в пользу аборта очень распространен. «Зачем обществу нужны инвали­ды, уроды, неполноценные?» - вопрошают сторонники «гуман­ного подхода». И, действительно, зачем? Задумаемся о том, что будет, если и дальше следовать данной точке зрения. Тогда, на­верное, будет «гуманным» уничтожать и людей, ставших инва­лидами после рождения, беспомощных стариков, калек. Зачем им жить и мучиться?

История знает примеры последствий подобной логики. Взять хотя бы Древнюю Спарту, в которой сбрасывали со скалы боль­ных, нежизнеспособных младенцев. И чем закончила эта доста­точно сильная цивилизация? Или же более современный при­мер: нацистские идеи уничтожения убогих, увечных, евреев с тем, чтобы сформировать расу «настоящих арийцев». Но чем закон­чились эти попытки вывести «сверхчеловека»? Итак, никто не вправе решать, жить будущему человеку или умереть, даже если предполагаются какие-либо отклонения в развитии. Необходимо учитывать, что достаточно частыми бывают ошибки медицинской диагностики и «обреченный» медиками малыш рождается совер­шенно здоровым. И даже если ребенок появляется на свет с па­тологией, откуда нам знать, каков замысел Божий по поводу рож­дения этого ребенка?

Иеромонах Кирилл (Зинковский) говорил о том, что счастье человека зависит в большей мере не от его здоровья и благопо­лучия, а от его отношения к жизни, ее духовного восприятия. Мы помним, что во все времена блаженные, убогие, больные при­вносили особые тона в жизнь людей, свидетельствуя о бреннос­ти, преходящем характере всего земного, о том, что есть иное призвание человека. По этому поводу можно привести множе­ство примеров: житие Матроны Блаженной, Ксении Петербург­ской...

А ведь бывает и так, что больной ребенок, прожив всего один день или несколько месяцев, полностью переворачивает всю жизнь их родителей.

 ..В семье молодых супругов Ирины и Павла с нетерпением ожидали появления первенца. Наконец долгожданный малыш появился на свет. Огромная радость и... приговор врачей: малыш с тяжелой патологией ЦНС (синдром ДЦП, детский церебраль­ный паралич), тяжелая форма. Ходить не будет никогда, умствен­ное развитие невозможно - глубокая дебильность. Прогноз в отношении жизни также неблагоприятный: максимум месяц-два, и малыш умрет. Состояние Ирины передать словами трудно, од­ному Богу известно, что творилось в душе несчастной матери.

Но дни, проведенные в роддоме после родов, полностью пе­ревернули жизнь женщины. Долгими бессонными ночами она прокручивала свою жизнь и пыталась ответить на вопрос: «За что мне такое наказание?». Ответ пришел - да, действительно есть за что: были и аборты, были и измены и, самое главное, не было глубокой веры, ведь «все так живут». Именно тогда к Ирине при­шла твердая уверенность: «Появление больного ребенка на свет не случайно, я должна понять что-то очень важное». Но что? «Я должна укрепиться в вере!» - пришла к такому выводу Ирина.

После выписки из роддома потянулись страшные дни, когда нужно было смиряться с разочарованием и непониманием род­ственников, друзей. «Зачем ты забрала его из роддома?» - часто спрашивали ее. Ирина ничего не отвечала в ответ. Практически каждый выходной вместе с малышом она стала бывать в церкви: стояла на службе, причащала ребенка, причащалась и исповедо­валась сама. И постепенно в ее душе стал воцаряться мир и покой.

Малыш развивался, прошел и один месяц, и другой, но он жил. Он так и не научился сидеть, держать головку, но взгляд у него был такой осмысленный, проникающий в самую душу. Казалось, он хотел сказать: «Потерпи, все будет хорошо». Мать с каждым днем привязывалась к малышу все больше и больше, она была готова ухаживать за ним всю свою жизнь, только бы он был с ней и улыбался.

Спустя несколько месяцев малыш все-таки умер. Горе Ирины трудно передать словами, но жизнь и смерть малыша полностью перевернули всю жизнь женщины: став глубоко верующим че­ловеком, она затем родила пятерых детей, которых воспитала в православных традициях. Это ли не награда за ее страдания!

* * *

Другая распространенная точка зрения сторонников абор­тов: аборты делали, и будут делать. Так не лучше ли делать это под контролем в медицинских учреждениях, чем подпольно, с риском для женщины? - вопрошают эти люди.

Рассмотрим эту точку зрения. Что будет, если мы будем сле­довать данной логике? По аналогии, эта ситуация близка ситуа­ции с приемом наркотиков, ведь их все равно употребляют. И не лучше ли, чтобы их прием проходил в удобных местах под конт­ролем властей? В этом случае все будут довольны: и осложнений от употребления наркотиков меньше; и власти будут иметь не­малую экономическую выгоду. Есть только одно «но»... Употреб­ление наркотиков как было грехом, так и остается. То же самое касается и абортов. Убийство как было убийством, так оно им и останется.

Следующий довод в пользу аборта: разве не допустим аборт в случае изнасилования женщины? Данная ситуация, конечно, сложна, и женщине, оказавшейся в ней, однозначно нелегко. Но должен ли страдать невинный ребенок, который становится за­ложником патологических страстей взрослых? Каждая женщи­на в этом случае решает сама. Православная Церковь однознач­но высказывается в данном случае: «Убийство невинного не оправдано ничем. Верующая во Христа женщина сохранит ре­бенка, выдержит сплетни, унижения, издевательства, оскорбле­ния, все больше и больше возрастая духовно, упражняясь в ис­тинном смирении и терпении. Она претерпит и будет увенчана».

И, по большому счету, принятие женщиной решения о сохра­нении жизни младенца - своеобразный индикатор истинности ее веры. Мы или веруем, или не веруем, третьего не дано. И какая цена веры, которая ничего не стоит? В связи с этим можно вспом­нить жизнеописание святой Феодоры.

Переодетая мужчиной святая Феодора подвизалась в мужском монастыре под именем Федор. Обвиненная одной женщиной в том, что она «виновник» ее беременности, Феодора терпеливо перенесла клевету. Когда же родился ребенок, она взяла его на воспитание и стала жить в лачуге вне монастыря, где ежедневно терпела неописуемые оскорбления и унижения. В ее невинов­ности убедились только после смерти, увидев, что она была жен­щиной, а не мужчиной... разумеется, она могла бы легко, в два сче­та и без всякого морального «ущерба» для себя опровергнуть клевету. (Правда, тогда она была бы просто Феодора, а не святая Феодора.) Но она предпочла все претерпеть, чтобы удостоиться блаженства от Господа...

* * *

Еще одна ситуация, когда можно оправдать аборт: угро­за для жизни матери. На этом моменте хотелось бы остановить­ся более подробно. Подобные ситуации случаются достаточно редко, однако в каждом конкретном случае решение должна принимать сама женщина. Именно она, и никто другой (врачи, родственники) не могут оказать на нее давление и склонить к принятию определенного решения.

Здесь существует не так уж и много вариантов:

- если женщина верующая, то этот вопрос решается, как пра­вило, в пользу ребенка. Это повод для той самой жертвенности, о которой можно много говорить, но проверяется она только реальными жизненными поступками;

- если женщина неверующая, самолюбивая, и предпочитает жизни своего ребенка свою собственную жизнь, тогда сверша­ется «вынужденное зло» - убийство ребенка, которое с точки зре­ния медицины является оправданным.

Опять необходимо вспомнить о том, что каждый человек сво­боден в своем выборе и волен поступать так, как считает правиль­ным. По этому поводу стоит привести один яркий пример, опи­санный в книге Архимандрита Епифания Феодоропулуса «Добрачные отношения. Гражданский брак. Аборты».

«Однажды знаменитого врача-хирурга посетила одна моло­дая женщина, которая просила его о врачебной помощи. У нее было двое маленьких детей, и в тот момент она была на четвер­том месяце беременности. Ее супруг - врач, был мобилизован (события происходили в годы Второй мировой войны). У жен­щины были боли в левой груди, а в левой подмышке у себя она обнаружила маленькую твердую опухоль. После того, как врач выслушал ее, он приступил к обследованию. Вот как об этом по­вествует отрывок из книги:

«...Я ощупал и почувствовал очень твердый, практически раз­рушившийся лимфатический узел - но можно было бы опреде­лить и целую цепочку из таких же пораженных болезнью желез! Не выдав своего удивления, я ощупал всю левую грудь, которую окружало тонкое темное сплетение вен... и пришел в ужас. Затем я обследовал, чтобы сравнить и проверить - как я делаю это все­гда, - правую ее грудь и определил, что и в этой груди есть твер­дая опухоль. В одном месте кожа оказалась опасно натянутой. И в правой подмышке под кожей я почувствовал маленькие твер­дые железы, и две опухоли побольше в области плечевого сосу­дистого пучка. Это было страшно! Двусторонний, быстро про­грессирующий рак груди...

Пока больная одевалась, я думал о том, как сказать ей горькую правду...

Итак, когда больная, одевшись, снова села в кресло, я сказал ей:

Фрау! То, что дело обстоит серьезно, Вы знаете и сами. То, что перед нами трудный выбор, я не могу, не должен скрывать от вас.

Она не дрогнула, не заплакала...

Мне нужно немедленно переговорить с вашим мужем. Надо срочно вызвать его с фронта.

Однако на этот раз в глазах у нее стояли слезы.

Я не знаю, где мой муж. Вот уже много месяцев мы не имеем от него вестей.

Этот факт намного усложнил положение, так как теперь бед­ная женщина оставалась один на один с решением, которое она должна была принять. С решением, означающим жизнь или смерть для ребенка, которого она носила под сердцем. Следова­ло объяснить ей, насколько необходимо принять решение, и я продолжал жестким тоном:

Вы очень тяжело больны и, несомненно, находитесь в боль­шой опасности. Изменения в вашей груди напрямую связаны с беременностью. Ваши железы пришли в измененное состояние под влиянием определенных гормонов беременности, и в них наблюдаются дегенеративные отклонения. Прошу вас, поймите, что именно по этой причине я предлагаю вам прерывание бере­менности. В том состоянии, в каком вы находитесь, я не могу оставить вам ребенка. Нам нужно задержать развитие этих опу­холей в груди и по мере возможности остановить его. Однако этого нельзя сделать, пока в организме циркулирует большое количество гормонов беременности, полезных для ребенка, но для вас почти смертельно опасных. Поэтому следует прервать беременность. По-моему, обсуждать здесь нечего.

Она посмотрела на меня с испугом, затем отрицательно по­качала головой и сказала твердым голосом:

Нет! Никогда! Ребенок принадлежит только мне и моему мужу! Я никогда не дам своего согласия на то, чтобы у меня его отняли. Он - наследство для моего мужа, и я не могу от этого от­казаться. Мне совершенно безразлично, что может случиться со мной. Я знаю, что моя жизнь в опасности; давайте поговорим спокойно, я знаю, что я обречена. Я это понимаю и только по­этому вас прошу: сохраните мне жизнь до тех пор, пока не ро­дится ребенок!

Я долго молчал, пораженный ее словами. Затем я предпринял новую попытку переубедить ее и сказал:

Вы не должны так говорить. Вы в большой опасности - это верно, но вы еще не обречены. Никто не может этого утверждать.

У нас есть шанс: было бы возможно спасти Вас, если бы мы смог­ли уменьшить энергию гормонов беременности немедленным ее прекращением. Но совершенно точно, что, если этого не сде­лать, вы умрете, даже если бы я полностью удалил обе груди...

Когда я закончил, она посмотрела на меня в упор и ответила почти враждебно:

Я этого не хочу! Вы не можете отобрать у меня ребенка! Вы не можете его убить!

Никогда за многие годы моей врачебной практики мне не i приходилось встречать ничего подобного. Потрясенный, я по­жал ей руку.

Хорошо, Вы победили. Ваше желание будет исполнено. Я про­шу вас, устройте все дела дома как можно скорее и немедленно приезжайте в клинику. Мы не можем терять время.

Два дня спустя она легла в нашу клинику в прекрасную одно­местную палату. В первое мое посещение она была невозмути­ма, почти радостно спокойна. К сожалению, я должен был сооб­щить ей новые неприятные известия. Я сказал ей, что не могу рисковать, удаляя сразу обе груди.

На следующий день в семь утра мы должны были оперировать одну сторону, и если бы все пошло хорошо, то через две-три не­дели мы бы прооперировали максимально глубоко и другую...

Организм молодой женщины был в тот момент в относитель­но хорошем состоянии. Опухоли, которые быстро увеличива­лись, несмотря на то, что вызывали слабость, еще не повлияли на общее состояние. Операцию я подробнейшим образом обсу­дил с моим помощником и выбрал наилучших ассистентов. Все эти меры должны были обеспечить безопасность матери и ре­бенка...

Почти весь первый день мы неотрывно наблюдали за моло­дой женщиной. Я сам постоянно подходил к ее кровати, чтобы удостовериться, что с ребенком ничего не случилось. Прошло четыре дня. К счастью, с ребенком все было в порядке. Опасность на время миновала...

Я постоянно чувствовал, что в палате витает невысказанный вопрос. И однажды, невинно смеясь, она спросила:

Сколько мне еще примерно жить, господин профессор?

Я сразу понял: она хотела узнать, достаточно ли у нее осталось времени, чтобы родить на свет ребенка. Я не мог и не хотел уте­шать ее легкомысленными словами. Поэтому ответил только:

Не спрашивайте меня об этом, дорогая.

Со временем мы со страхом стали замечать, что она потихонь­ку слабеет...

Мы говорили только об ожидаемом ею ребенке, и перевести разговор на другие темы было почти невозможно. Испытывая к ней глубокое сочувствие, я понимал, что она живет только од­ной мыслью: оставить этого ребенка своему мужу, который дол­жен был вернуться с фронта, как наследие любви.

Я старался, чтобы она не догадалась, что я не разделяю ее мыс­лей. Тайно я пытался узнать, где находится ее муж, и получил из Генерального штаба достоверное извещение, что вся часть, к ко­торой он был приписан, погибла на фронте.

Вскоре я сказал ей, что на следующий день мы хотим сделать вторую операцию. Она только кивнула головой. Эта вторая опе­рация была еще более ответственной и опасной, чем первая, так как общее состояние ухудшилось. Опасность для матери и ребен­ка удваивалась... Мы работали так быстро и аккуратно, как только могли. Я внимательно следил за циркуляцией крови, предотвра­щая кровотечение. Был шестой месяц, и если бы начались преж­девременные роды, ребенок бы не выжил. Но, несмотря на все наши старания, на этот раз мне понадобилось гораздо больше времени, чтобы отделить молочную железу и прочистить под­мышку и подключичные железы: ткани превратились в комок, и новые подозрительные раковые образования уходили вглубь.

Я закончил, зашил большую рану и установил отводную труб­ку. В продолжение операции не возникало осложнений, но я со­мневался в возможности полного исцеления, так как, несмотря на все наши усилия, уровень гемоглобина в крови был низкий. Кроме того, мы чувствовали подавленность, когда вывозили больную из операционной: случай был тяжелый и сознание того, что все может быть напрасно, тяготило нас всех.

Меня к тому же мучила и совершенно другая мысль, которую я тщательно скрывал от нее: младенец мог умереть в утробе. По­этому сразу после операции я пошел к ней в палату прослушать сердце ребенка. Удары были несильными, но стабильными. Так продолжалось и в последующие дни. Однажды утром, сияя от радости, она сообщила мне, что ребенок шевельнулся у нее в ут­робе. Она ясно чувствовала толчки, которые делали его малень­кие ножки...

Приближался седьмой месяц. Начинался последний бой со временем. Я предложил сделать облучение, чтобы удалить немно­гочисленные злокачественные клетки, которые остались. Я пред­полагал, что она может испугаться, и обещал изолировать ребен­ка от влияния лучей, которые могли бы ему повредить. Но она не согласилась и сказала мне:

Зачем? Я знаю, сколько мне осталось.

Изо дня в день она слабела... Рана не зарубцовывалась. Та часть, которая оставалась открытой, не залечивалась. Регенеративные силы ее организма истощились... Однако заканчивался седьмой месяц. Однажды я подошел и сказал ей:

Если сегодня родится твой младенец, он может остаться в живых!

Я никогда не забуду того, что последовало за этими словами. Слезы радости заблестели у нее на глазах, и бледное изможден­ное лицо, казалось, осветилось изнутри лучами счастья. На не­сколько дней улучшилось и ее состояние. Она ненадолго разру­мянилась, но затем силы опять стали покидать ее.

На восьмом месяце я предложил ей преждевременные роды. Она могла бы отправиться в гинекологическую клинику и там произвести на свет ребенка. Но она отказалась. Она захотела поехать домой. И наступил день, когда она покинула нашу кли­нику. Приехала ее сестра, чтобы забрать ее...

Я проводил обеих до машины. Еще на один миг я остался на­едине с моей больной. После некоторого замешательства она спросила:

Сколько я еще буду жить?

Я уклонился от ответа, молча покачав головой. Не хотелось ей лгать.

Сообщите мне, когда родится ребенок, - попросил я ее.

И она мне это обещала.

Я ждал, что мне пришлют какую-нибудь открытку, и был по­трясен, когда однажды пришло письмо, написанное ею самой. «Мой дорогой профессор, - писала она, - так как вы приняли столь горячее участие в моей судьбе, вы будете и единственным человеком, который узнает от меня самой радостную новость. Я совершенно ослабела и должна беречь последние мои силы. Итак, десять дней назад родился на свет ребенок Мальчик Малю­сенький ребеночек.. Мое сердце так переполняет благодарность, что я не могу выразить мои чувства словами. Благодарность Богу и благодарность вам, дорогой профессор.

Последние недели были довольно тяжелыми, несколько раз я думала, что не смогу продержаться до конца. Я молилась совер­шенно по-детски, так, что это могло бы заставить какого-нибудь богослова презрительно рассмеяться: «Если Ты есть там, на небе, и если Ты есть любовь, тогда подари мне этого ребенка». Так я говорила Ему, и Он по беспредельной благости Своей услышал мою молитву, которая была почти что требованием.

Это событие много для меня значит. Это величайшее утеше­ние в конце жизни. Смерть грядет... Конец приближается... Я не хочу казаться лучше, чем я есть: часто испытываю страх перед смертью, особенно в те ночи, когда я лежу одна с открытыми гла­зами в темноте. Но тогда меня утешает мысль о моем ребенке, живом доказательстве любви Божией...

Вчера я была вынуждена прервать здесь свое письмо. Пришла моя сестра и начала сильно ругать меня. Она хотела мне объяс­нить, что для блага ребенка я обязана остаться в живых. Но я уже точно знаю, что у меня не хватит сил бороться за свою жизнь, и утешаюсь мыслью о том, что, в сущности, даже самые заботли­вые родители могут сделать лишь очень немногое для своих чад. Ведь и их судьба, и наша собственная целиком находится в ру­ках Божиих. И в эти отеческие, сильные руки я полностью пре­даю сегодня всех тех, кого оставляю после себя...

Я старалась быть для своих детей, бывших для меня величай­шим даром, хорошей матерью. Десять лет нас с мужем связывала любовь, которую никогда не омрачало ни малейшее облачко. Нелегко оставить их всех. Но я ухожу в надежде, что, освободив­шись от земных страданий, мы все вместе обретем радость веч­ной жизни. Прощайте! Р S. Прошу вас передать это письмо мое­му мужу, когда он вернется».

Четырнадцать дней спустя я получил бумагу, сообщавшую о ее смерти. Это письмо я так и не смог передать ее мужу: он не вернулся с Восточного фронта».

* * *

Последний распространенный довод в «пользу» абортов: «до­статочное» количество детей, незапланированный ребенок. Эта точка зрения в настоящее время очень популярна. Ее сторонни­ки призывают к тому, что лучше иметь меньше детей, но хорошо обеспеченных, образованных, ухоженных. При этом упускают из виду тот момент, что мы не знаем, почему именно этот ребе­нок приходит именно в эту семью. Это известно одному только Богу. Например, кто бы мог предположить, что последний, сем­надцатый ребенок в семье директора Тобольской гимназии Мен­делеева впоследствии станет известным ученым-химиком. А бы­вает так, что «незапланированный» ребенок спасает «заплани­рованных» детей.

...Уже немолодые супруги с удивлением узнали, что скоро у них будет ребенок. Их семья была достаточно большая, три взрос­лые дочери от предыдущих браков. Неожиданное событие чле­нами семьи было воспринято неоднозначно. Мужа смущал свой собственный возраст. «Люди засмеют, - говорил он, - поздно нам рожать, уже отрожались». Родители жены после бесплодных уго­воров на аборт просто перестали общаться. Дочь жены от пер­вого брака ушла из дома к дедушке с бабушкой, чтобы «не ме­шать»... Тем не менее решение рожать было принято.

Родившийся малыш сразу же покорил сердца как родителей, так и родственников. С удивительно ясными глазами, веселый и доброжелательный, он быстро стал любимцем всей семьи. По­лучилось так, что он явился центром, сплачивающим вокруг себя всех остальных домочадцев. Духовный отец, окормлявший суп­ругов, благословил причащать и помазать мальчика каждую не­делю. «За компанию» с малышом стали участвовать в таинствах и дочери, достаточно далекие от церкви. Постепенно, шаг за шагом они стали воцерковляться...

* * *

Итак, наиболее распространенные «доводы», приводимые сторонниками абортов, являются проявлением нежелания по-настоящему жертвовать и любить.

Какие категории женщин чаще всего совершают аборты? В связи с этим проводились социологические исследования, бла­годаря которым удалось выделить три группы.

Первая группа - сексуально безграмотные подростки 14-16 лет. Они совершают 15% от всех абортов. Эти девочки недавно познали «взрослую жизнь», результатом чего стала беременность. Для таких особ характерен крайне высокий уровень инфанти­лизма, сильная зависимость от родителей, социальная несосто­ятельность. Существование беременности для них неприятное открытие. Кавалеры, узнававшие об интересном положении сво­их подруг, как правило, быстро исчезали. 7 5% беременностей у девушек заканчивается абортами, то есть на одни роды прихо­дится пять абортов. Из-за того, что девочки страшатся сообщать своим мамам неприятную новость, прерывание беременности у подростков в 25% случаев происходит на сроках 22-27 недель, когда происходит уже самое настоящее убийство жизнеспособ­ного ребенка.

Вторую группу составляют женщины с «безвыходной» ситу­ацией. В эту группу входят женщины, зрелые личностно и физи­чески. На аборт их вынуждает идти незапланированная беремен­ность, возникшая в результате неэффективной контрацепции, или невозможность продолжать беременность в связи с болез­нью, разводом с мужем или его смертью, при отсутствии соци­альных условий для воспитания ребенка.

Третья группа - женщины, сознательно использующие аборт как средство для «предохранения» от беременности. В си­лу низкого образовательного и социального уровня такие жен­щины идут на аборт, который для них что-то вроде укола, «раз, и готово». К сожалению, таких женщин и сегодня не мало.

Но если аборт все же совершен, какие последствия в этом слу­чае существуют для женщины?

Последствия абортов

Все последствия можно отнести к трем уровням личности человека: телесному, душевному, духовному.

Последствия абортов на телесном уровне.

Как правило, в медицине об этом много не говорится, однако последствия на уровне тела очень и очень серьезные. В первую очередь, это многочисленные осложнения, возникающие во время и после абортов:

- риск прободения матки;

- тромбоз легких;

- сепсис;

- кровотечение;

- увеличение опасности бесплодия;

- повышение риска внематочной (трубной) беременности;

- невынашивание плода, выкидыши, преждевременные роды в будущем.

Самое страшное, как отмечает православный врач К. Зорин, существуют отдаленные последствия аборта на телесном уров­не, последствия настолько страшные, что невольно задумыва­ешься о неотвратимости расплаты родителей за этот тяжелый грех. Доказано, что решившись на убийство, родители могут формировать у своих будущих детей так называемый «комплекс убийцы», стрежневой характеристикой которого является агрес­сия и аутоагрессия, повреждающее, деструктивное поведение. Нередкими бывают ситуации, когда ребенок вроде бы воспиты­вался в любви и заботе, но родители видят в ответ только нена­висть, разрушение, неприязнь. Откуда все это?

Нравственное преступление родителей трансформируется в нравственные и телесные пороки детей. Другими словами, ро­дительский, материнский грех отпечатывается на будущих, уже «своевременных», «запланированных» детях. В этой связи мож­но привести несколько примеров.

Маленький Павел тяжело болен, повреждены почки, печень. Он страдает частыми простудами. Плохо спит. Отстает в весе, росте. Мать сама объяснила, что не хотела его, пила много таблеток, пыталась избавиться от него. И вот теперь больной ребенок, ко­торый все время требует внимания к себе. Малыш отстает и в тем­пах развития; пока посещает специальный детский сад, а что даль­ше? Ведь он болен, и болен серьезно, по вине своей матери.

Другой пример.

В семье один ребенок, девочка. Мать беременна вторым, не знает, что делать, плачет: «Я беременна, но муж не разрешает ос­тавлять ребенка, требует идти в больницу». Она не хочет делать аборт, но очень боится мужа и все-таки делает аборт. После это­го жизнь этой семьи круто изменилась, ребенок стал болеть, мать все время думает об этой трагедии.

И еще одна ситуация.

Ребенок от шестой беременности (пять абортов перед этим!). Мать долго лечилась антибиотиками (урогенитальные инфек­ции) и до беременности, и во время нее. С самого рождения у ребенка постоянные проявления аллергического дерматита, вульвита, конъюнктивита. Раздражительная, плаксивая, беспо­койная девочка, иногда агрессивная, кусается и дерется. Пяти­летняя малышка не слушается, может швырнуть в мать игрушку. И эта неприязнь к матери - результат предыдущих пяти убийств невинных детей.

Часто дети не понимают, отчего им трудно с родителями. Да­же испытывают иногда ненависть, холод в сердце, а не любовь. Это потому, что мама убивала.

* * *

Последствия абортов на душевном уровне.

Последствия на уровне души (разум, эмоции, воля) тяжелы для женщины, решившейся на грех убийства собственного дитя. Как она не пытается себя обмануть и рационализировать свой по­ступок: «Все так делают» или «Сейчас бы я не потянула этого ре­бенка» и т. д. - в любом случае грех остается грехом, и он неиз­бежно сидит занозой в душе.

По-разному можно убегать от своего преступления, но самое страшное наказание - в нас самих: внутренний судья - совесть ежедневно и ежеминутно будет напоминать о содеянном. И лю­бые попытки женщины «ампутировать», «обезболить» собствен­ную совесть неизбежно обречены на провал - так или иначе со­деянное будет ее мучить.

По этому поводу красноречиво сказал К Юнг: «Те дети, которым не позволили родиться, становятся ужасными вампирами. Они живут жизнью вампиров в сознании матерей и никогда не остав­ляют их в покое. Незамедлительно появляются симптомы тяжело­го невроза, который мучает женщин всю жизнь. Преступления про­тив совести не остаются неотомщенными! Это неисцелимое душевное терзание убийц-матерей, даже совершенно «свободных» и «эмансипированных»... доказывает, насколько несостоятелен до­вод утверждающих, что эмбрион - еще не человек...»

Сложно к сказанному что-то добавить. Тяжелые неврозы, пси­хосоматические расстройства, стойкие зависимости, алкого­лизм — вот далеко не полный перечень последствий абортов для матерей.

Последствия абортов на духовном уровне.

По этому поводу выше уже много говорилось. В первую оче­редь, женщина, совершающая аборт, попадает в сети смертного греха, поскольку нарушает главную заповедь «Не убий». Нарушая нравственный закон, данный нам Богом, женщина неизбежно повреждает всю свою духовную природу: «теряется способность хранить в чистоте свой ум, волю и сердце». Нарушается весь строй и иерархия личности - духовное вытесняется и подавля­ется. Женщина приносит в жертву своего ребенка, только кому?

И самое главное, решившись на этот поступок, мать букваль­но вытаптывает в себе любовь: как к себе, так и к нерожденному ребенку, так и к Богу. Но мы помним, что «Бог - есть Любовь». Бог создал нас в любви и для духовной любви. Через детей жен­щина может духовно возрасти, и научиться этой любви, но она лишает себя такой возможности. Теряя любовь, мать неизбежно отпадает от Бога. И тогда... Холод, пустота, экзистенциальное от­чаяние, ощущение покинутости, страх становятся ее спутника­ми на долгие годы.

Есть притча о том, как люди одного государства возопили к Господу о том, почему Он не посылает им мудрых правителей, отважных полководцев, честных торговцев, просто достойных супругов, «половинок», которые просто составили бы счастье каждому из вопиющих к небу людей. И Господь ответил им: «Всех этих людей Я присылал вам, но вы убили их в абортах». Что на это можно ответить?

* * *

Так что же делать женщине, если она уже успела «наломать дров»? Если за ее плечами не один и не два аборта? Есть ли выход из этой ситуации?

Исцеление происходит только через покаяние: тяжел этот грех и не скоро прощение. Но Господь милостив и человеколю­бив, и готов простить даже такой тяжелый проступок, только с двумя условиями:

- искреннее раскаяние от всего сердца;

- обещание больше никогда не возвращаться к подобному.

И если каждая женщина осознает, что она делает на самом деле, совершая аборт, наверное, аборты в стране резко пойдут на убыль. От нас самих зависит спасение нашей нации!

Глава 7

ЖИЗНЕННЫЙ ЦИКЛ СЕМЬИ

Семья как река, в которую нельзя войти дважды.

В жизнь каждого дома, раньше или позже, приходит горький опыт - опыт страданий.
Могут быть годы бе­зоблачного счастья, но наверняка будут и горести.
Поток, который так долго бежал, подобно веселому ручей­ку,
бегущему при ярком солнечном свете через зимние луга среди цветов,
углубляется, темнеет, ныряет в мрачное ущелье или низвергается водопадом.

Из дневника святой мученицы и страстотерпицы царицы Александры
о значении семьи и семейной жизни

Семейный кризис

В предыдущих разделах мы рассмотрели общие условия по­строения брака и семьи. Теперь поговорим о закономерностях в течение семейной жизни, которые зачастую оказываются сход­ными для, казалось бы, разных семей.

Перемены присущи каждой семье. Люди рождаются, растут, работают, женятся, становятся родителями, стареют и умирают. Это человеческая жизнь. В. Сатир говорила о том, что семья как река, в которую нельзя войти дважды. (Семья постоянно меняет­ся: меняется возраст членов семьи, потребности, интересы, фор­мы отношений.

Для любой семьи на определенном жизненном этапе харак­терны определенные трудности. Причем эти трудности являют­ся сходными у разных семей. В связи с этим в современной пси­хологии выделяют два понятия: жизненный цикл семьи и семейные кризисы.

В настоящее время понятие жизненный цикл семьи исполь­зуется для описания ряда характерных для семьи важнейших событий, а «расстояние» от одного события до другого называ­ется стадией жизненного цикла. В основе выделения стадий жизненного цикла, как правило, лежат наиболее значимые вехи в жизни любой семьи, для каждой из которых характерны:

- жизненные цели семьи;

- задачи, реализуемые семьей для достижения целей;

- состав семьи;

- потребности членов семьи на каждой стадии.

Жизненный цикл семьи включает шесть стадий:

- добрачный период;

- заключение брака и образование новой семейной пары;

- семья с маленькими детьми;

- семья с детьми подросткового возраста;

- период приобретения детьми взрослого статуса и их отде­ления;

- период жизни семьи после отделения детей.

Каждая семья стремится пройти полный жизненный цикл. Он может сопровождаться кризисами, чаще всего возникающими в момент перехода с одной стадии на другую. Это потрясение, «ломка» привычных стереотипов и привычек. Существуют два варианта выхода семьи из кризиса:

- благополучный вариант, предполагающий успешное раз­решение супругами стоящих перед ними задач и формирование отношений на новом витке, характеризующемся большей бли­зостью, большим доверием, большей сплоченностью. В этом слу­чае жизненные трудности выступают в качестве условия для ду­ховного роста супругов, когда они приобретают возможность все больше и больше открывать друг в друге образ Божий;

- неблагополучный вариант, когда члены семьи не справля­ются с навалившимися проблемами и идут по деструктивному пути развития. В этом случае они обвиняют друг друга в проис­ходящем и застревают в старых стереотипах. Духовного разви­тия в данном случае не происходит. При таком варианте возмож­ны различные дисфункциональные проявления (измены, алкоголизм, скрытые конфликты, проблемы с детьми), которые могут выполнять роль «семейного симптома». Понятно, что все это говорит о низком уровне духовного развития членов семьи и нежелании двигаться дальше. Рассмотрим более подробно со­держание каждой стадии жизненного цикла семьи.

Характеристика стадий жизненного цикла семьи

Стадия первая.

Добрачный период. Традиционно эта стадия включается в жизненный цикл, хотя понятно, что семьи еще нет. Но именно здесь закладываются предпосылки для ее создания в будущем.

Общая цель на этой стадии - достижение эмоциональной и экономической самостоятельности, принятие ответственности за себя и свою жизнь.

Задачи:

- эмоциональное отделение от родительской семьи, обуче­ние возможности самостоятельно справляться с жизненными трудностями;

- становление личности через приобретение профессии и достижение экономической независимости;

- встреча с будущим мужем или женой, узнавание друг друга.

Значение этой стадии велико: от ее прохождения зависит, насколько личностно созреет молодой человек, будет ли он спо­собен к самостоятельному решению задач или же он останется инфантильным и зависимым от родителей, которые даже в пре­клонном возрасте, будут решать все за свое великовозрастное «дитя».

Критерием прохождения этой стадии является возможность брать ответственность за себя и за свою судьбу.

...Оксана была единственной дочерью горячо любящих ее родителей. Ребенком она росла послушным, тихим, не достав­лявшим маме и папе серьезных хлопот. Детство, юность прошли и оставили после себя приятные теплые чувства. Когда Оксане исполнилось 19 лет, умер отец. Ситуация резко изменилась: мать стала очень переживать буквально по поводу каждого шага, сде­ланного Оксаной.

Желая как-то утешить и подбодрить мать, Оксана старалась быть еще примернее, чем в детстве, никогда не задерживалась, всегда предупреждала, если это происходило, практически пере­стала выходить из дома. Круг общения девушки сузился до коллег по работе и одной подруги. Периодически за Оксаной ухажива­ли молодые люди, приглашали ее погулять, сходить куда-нибудь. В Оксане боролись разные чувства: с одной стороны, хотелось развеяться, прогуляться, а с другой стороны, что скажет мама? Как правило, перевешивало второе. Оксане уже исполнилось 30 лет, так и коротают они с мамой все свободное время...

* * *

Стадия вторая.

Заключение брака, первый год семейной жизни. Именно этот период семьи является первым серьезным испытанием, первым кризисом. Почему? Это связано с тем, что в это время необходи­мо решить множество различных задач:

- выработка и согласование семейных ценностей и семейно­го уклада;

- решение вопросов главенства и установление лидерства;

- распределение ролей;

- организация семейного бюджета;

- решение территориальной проблемы семьи (проблемы проживания);

- организация досуга;

- переход от индивидуального «я» к «мы»;

- формирование семейного самосознания;

- выработка общей позиции в отношении будущего семьи;

- планирование основных жизненных целей семьи;

- установление отношений с ра