Четверг, 12 октября 2017

Демография и будущее Европы

При сохранении текущего уровня рождаемости и демографических тенденций в целом белое население Франции и остальной Западной Европы через 40 лет окажется в меньшинстве, а мусульмане станут большинством. Политический комментатор и экономист Чарльз Гэйв опубликовал выводы своих исследований на сайте своего исследовательского центра, сообщает Washington Times.

Президент Gavekal Research отметил, что его взгляды могут быть «неполиткорректны», но от этого не становятся менее реалистичными. Гэйв приводит статистику, свидетельствующую, что француженка в среднем рожает 1,4 ребенка, а живущая в Европе мусульманка иммигрантского происхождения – 3,4-4 ребенка. Во Франции нет официальной статистики о национальной принадлежности группы населения, но по мнению Гэйва доля мусульман мигрантского происхождения в стране уже достигла 10%. «Таким образом, спустя не более чем 40 лет можно быть полностью уверенным в том, что в Австрии, Германии, Испании, Италии, Бельгии и Голландии будет мусульманское большинство населения. Это не предсказания, а подсчеты, и я даже не беру в расчет вновь прибывающих иммигрантов», — пояснил ученый, которого цитирует «Седмица». «Насколько, на ваш взгляд, эти тенденции распространяются на Россию? Каковы могут быть последствия такого масштабного «замещения» населения?» - с такими вопросами корреспондент Regions.ru обратился к священнослужителям. 

Протоиерей Александр Добродеев,
заместитель заведующего сектором МВД Синодального отдела по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными учреждениями

Действительно, мигранты-мусульмане рожают много детей, а русские, как и европейцы, рожают мало. Но дело не только в количестве детей, а в том, что люди не хотят еще и трудиться ни на земле, ни на заводах. То есть мотивации для жизни нет. Ведь раньше в крестьянских хозяйствах было много детей, потому что нужны были помощники для работы. А сейчас в деревнях практически некому работать. То есть ни рожать никто не хочет, ни работать. Какая-то апатия к жизни, стремиться людям не к чему. И эта тенденция пугает. Ведь чтобы содержать семью, надо трудиться и зарабатывать, ставить перед собой определенные цели. У мусульман есть духовные законы, которые позволяют рожать, работать и трудиться в неимоверных условиях. То есть, получается, они более выносливы и у них конкретные цели – выжить всей семьей. При этом количество детей ничему не мешает. Если коренной народ Франции или России не начнет трудиться и рожать детей в большем количестве, то депопуляция и замещение неизбежно произойдут. Это естественно и логично. Безусловно, на этой почве будут возникать протесты и столкновения. Так что нужна будет разумная политика сдерживаний и противовесов. Но опять же это зависит от развития общества: чего мы хотим, куда стремимся? Сейчас мы живем в обществе потребления, но это тупиковый путь. А у нас огромные территории, которые надо осваивать, давать возможность людям проявлять себя, чтобы у них был интерес жить, трудиться и рожать детей.

Протоиерей Вячеслав Кочкин,
руководитель отдела по социальному служению и церковной благотворительности Орской епархии

Демографические проблемы, остро вставшие перед Европой и Россией – свидетельство изменения отношения людей к семье и к ее функциям. Когда мы говорим об исторических, моральных, нравственных ценностях, почему-то воспринимаем их как что-то отвлеченное, предмет для интеллектуальной беседы, рассуждений и размышлений. А между тем принципы семейной жизни существенно влияют на то, как будет жить и развиваться наше государство. Когда говорят о проблемах во Франции, Германии, мне, признаться, это не очень интересно – у меня болит душа за нашу Россию. А у нас те же проблемы. Недавно разговаривал с молодыми людьми. Некоторые из них готовятся вступать в брак, кто-то вообще не хочет создавать семью – она как институт чадорождения уже не рассматривается. И даже те, кто в брак вступать собирается, детей не хотят. Очень печально, что именно эту позицию усиленно продвигает интернет-среда. Известный блогер, корреспондент Александр Невзоров прямо говорит, что только деградированные личности рожают много детей, а умным и просвещенным много детей не нужно. Как бы ни замалчивали демографическую проблему, ни скрывали ее с помощью статистических отчетов, все понятно. Сейчас говорят, что у нас средняя продолжительность жизни – 72 года. Я не знаю, откуда эти цифры: в 2017 году рождаемость резко пошла вниз, а смертность – вверх. Одна из важнейших государственных задач - чтобы человек понял: семья и дети – главные составляющие жизни человека. Это продиктовано и практическими соображениями. Когда я встречаюсь с молодыми людьми, говорю им: «Ну, хорошо, вашим папе, маме платить пенсию, как налогоплательщик, буду я, а вы мне. А кто будет платить ее вам»? Эти прагматические, экономические вопросы тоже нужно решать. Но главное - если нет идеологии семьи, радости материнства, будет процветать махровый эгоизм. И в результате мы исчезнем. Если верить статистике, Россия – вторая страна мира по привлекательности для мигрантов (на первом месте - Америка). И радужные перспективы трудозамещения и демографического замещения пришлым населением обернутся тем, что мы утратим свою национальную, языковую идентичность, и в нашей стране будет совсем другая культура. Вот об этом нам нужно думать и помнить.

Протоиерей Алексий Новичков,
директор православной гимназии протоиерей, настоятель храма Тихвинской иконы Божией Матери села Душоново Щелковского района Московской области

Россия от этих процессов не сильно зависит - процесс вымирания в ней уже запущен. Демографические данные последних лет свидетельствуют: обратить процессы депопулизации страны пока не удается – несмотря на все уверения правительства, что в этом направлении работают. Скорее всего, речь о том, что нас должно стать намного меньше. Никакой план, кроме того, который появился еще в 70-е годы (а называется он «прорыв «золотого миллиарда»), не работает. Одна, б?льшая часть населения земли не сможет пользоваться благами цивилизации. Печально, но факт: Россия в числе тех, кто должен умереть. В Европе, которая хотя и входит в так называемый «золотой миллиард», население тоже должно сокращаться, а его временное замещение за счет миграции восточных мусульманских народов на планы мирового руководства большого значения не оказывает. Это руководство работает над теми средствами, которые будут всех нас вытеснять из жизни. А делают ли у нас что-либо, чтобы сохранить популяцию, увеличить население? Первоочередная забота государства должна быть сформулирована так: «Умножение населения». А уже потом нужно обеспечить его медициной, образованием и так далее. Но решается ли эта главная задача? Пока нет еще тотального контроля над частной жизнью, можно еще родить детей, воспитать их, дать им образование и притормозить печальные процессы, которые идут в стране. А если мы не будем рожать детей, вряд ли сможем на что-то рассчитывать.

Иерей Святослав Шевченко,
председатель комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства Благовещенской епархии

Готов согласиться с экспертами – скорее всего, так и будет, поскольку мигранты не ассимилируются. Они создают свои анклавы, «гетто», сбиваются в диаспоры. У нас мигрантов заставляют изучать русский язык, а там зачастую приезжие не знают языка страны, в которую приезжают. Разговаривают на своем, и им этого хватает. Только ленивый не говорит, что пройдет лет 20-30, и Европа изменит свое лицо – там будет преобладать мусульманское население. В Лондоне, по-моему, в прошлом году самым популярным именем было Мухаммед, а мэр Лондона – этнический мусульманин. Эти люди уже везде – в том числе, во власти. В России другая ситуация. Мы пережили советскую эпоху вместе с народами бывших союзных республик которые, жили с ними бок о бок. 70 лет – это почти 3 поколения. У нашего народа есть опыт взаимодействия с иным менталитетом. Мигранты, которые приезжают к нам, знают нашу культуру, более-менее хорошо разговаривают на русском - на нем говорили их родители. И наша культура была общей. Так что нам подобное не грозит – по крайней мере, в таком же масштабе. В отличие от Европы, которая, бахвалясь мультикультурализмом, открыла ящик Пандоры и сейчас не может его закрыть.

Священник Филипп Ильяшенко,
клирик храма святителя Николая в Кузнецкой слободе, заместитель декана исторического факультета ПСТГУ, кандидат исторических наук, доцент

Проблема актуальная. Художественная литература тоже не обошла стороной это развитие Запада, и прежде всего, Западной Европы (ее исламизацию) - вспомните небезызвестное произведение «Мечеть Парижской богоматери». А что же с Россией? Не сомневаюсь: есть ученые мужи, которые, также как Гэйв, просчитают, как будет происходить этот процесс в нашей стране. По моим непрофессиональным наблюдениям, мы отстаем, быть может, лет на пять. Слава Богу, санкции и отторжение России от Европы этот процесс замедлили. Соответственно, проблемы, с которыми сталкивается сегодня западный мир – проблемы недалекого будущего нашей страны. В этой связи показательна наша столица – как Вавилон с множеством самого разного народа. Наверное, это неплохо: Москва – столица огромного государства, где живут разные люди. Но выйдем в какой-либо день традиционного мусульманского праздника на Татарскую улицу или, например, на Проспект Мира, когда толпа мусульман прорывает барьерные заграждения и попытки сотрудников правопорядка их остановить оказываются бесплодными – думаю, такие случаи у всех памяти еще свежи. Кто это такие? - Граждане страны, жители столицы? Скорее всего, ни то, ни другое. Так что проблема незаконной миграции, нелегального проживания в России (в том числе, в столице) существует. Да, темпы демографического снижения благодаря благоразумным действиям нашего правительства упали (еще несколько лет назад были приняты меры не просто по стимулированию рождаемости, а по поддержке семьи; одной из наиболее удачной стали семейные детские сады, которые сейчас, увы, вытесняют из реалий российской жизни). И это дало России дополнительный шанс на выживание. И сегодня встает вопрос: «Что нужно сделать, как выйти из этой ситуации»? И очевидным кажется ответ: нужно предпринять такие меры, которые будут способствовать рождению детей. Речь идет о детях вторых, третьих, пятых, десятых или, например, о рождении первого ребенка? Допустим, мы решаемся на быстрый результат – стимулируем рождение детей и, прежде всего, первого ребенка. Что мы получаем? Способ выживать бедным семьям в депрессивных регионах, получая детские пособия. С одной стороны, это вроде бы благо (стимулирование рождаемости), с другой – тяжелейшая проблема, поколение детей, воспитанных матерями-одиночками, брошенное поколение. А в перспективе - увеличение социального расслоения, криминализация общества, потому что отсутствие полноценного воспитания не может не принести плоды – так же как и наличие оного. Таким образом представляется, что единственно возможный верный шаг - именно поддержка семьи. И наилучшая перспектива для нашей страны – многодетные семьи. Что нужно, чтобы многодетная семья могла выживать? - Прогрессивная шкала пособий с резким увеличением выплат на третьего и последующих детей. Но главное, конечно, жилье. Решение этой проблемы дает нам какую-то надежду на будущее. В противном случае – есть более энергичные народы, принадлежащие к иной религиозной традиции, чем основное население России. А в перспективе – исчезновение титульной русской нации и неизбежный распад страны.

Священник Димитрий Лин,
клирик Храма святителя Николая на Трех Горах

Мне кажется, в этих рассуждениях кроется ошибка: предполагается, что дети наследуют религию своих родителей (это если вопрос касается именно религиозной принадлежности, а не этнической). А мы знаем, что религия – такая категория, которая определяется не механическими формами: «Дух дышит, где хочет». То есть мы все-таки предполагаем, что люди свободны в выборе своей веры. Очень хочется верить: русская культура, в основе которой культура православная, будет привлекательна для людей, попадающих в нашу культурную среду. А свою идентичность они будут строить в соответствии со сложившимися традициями. Тем более, насколько я понимаю, происходящие у нас миграционные процессы связаны не с переездом семей к нам, а с трудовыми мигрантами, которые временно приезжают сюда, чтобы потом вернуться к своим семьям, в свои национальные республики. Так что пребывание мигрантов здесь носит хотя и долговременный, но все-таки временный характер. Сравнение с Францией некорректно еще и потому, что там в течение многих десятилетий проводили определенную политику: все выходцы из французских колоний, приобретших независимость от Франции, все равно могли автоматически приобрести французское гражданство. Так что сложившаяся во Франции ситуация изначально была заложена этнической политикой. Что же до России, - мне кажется, если у нас не будет закона, по которому все бывшие жители Советского Союза могут претендовать на российское гражданство (а насколько я понимаю, такого закона нет и он не предполагается), наша страна сможет, не идя по пути Франции, сохранить свою культурную и религиозную идентичность. Естественно, что у нас религии перед законом равны, и мусульманское население тоже полноправно (в этом смысле нас не смущает, что в России существует такая многорелигиозная ситуация). Вопрос только в том, что каждый народ имеет право на сохранение своей культурной и религиозной идентичности.

Иеромонах Макарий (Маркиш),
священнослужитель Свято-Алексеевской Иваново-Вознесенской православной духовной семинарии, руководитель Отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Иваново-Вознесенской епархии, глава епархиальной Комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства

Нас с вами никто не спрашивает, что делать Франции, Германии и другим странам. Мы видим их политическую враждебность к нам, отторжение всех наших предложений. В таком случае наше дело стоять в стороне и говорить: «Дорогие господа, за что боролись, на то и напоролись». Я как-то разговаривал с немкой, общественной религиозной деятельницей, и возникла парадоксальная ситуация: я, еврей из России, пытался ей объяснить, как важен патриотизм. Но она была убеждена, что патриотизм давно отжил свой век. Думаю, Розенберг извертелся в гробу оттого, что еврей учит немца патриотизму. Тенденция эта есть – рост мусульманского и приезжего населения. Но Россия имеет свою особенность, она издавна была многоконфессиональной и многонациональной. И наша задача постоянно это подчеркивать. Приведу такой пример: в Иванове лет 15 назад строили соборную мечеть, и меня тогда спросили СМИ, как, мол, я отношусь к этому. Я ответил, что отношусь хорошо. Мой ответ корреспондентов шокировал. А я так сказал, потому что у нас в городе православное население, глядя на эту прекрасную мечеть, построит 15 таких же прекрасных храмов, потому что православных в 15 раз больше. Таких позиций мы и должны придерживаться: религиозная активность и семейная крепость – это главное, что мы должны наблюдать у наших граждан, поскольку это правильно воздействует на русских православных.

Источник: http://regions.ru

Поделиться материалом

Submit to FacebookSubmit to Google PlusSubmit to TwitterVKJJ

Православие и проблемы биоэтики

К XXV Международным Рождественским образовательным чтениям Патриаршая комиссия по вопросам семьи, защиты материнства и детства выпустила Сборник «Православие и проблемы биоэтики» по материалам сборников Церковно-общественного Совета по биомедицинской этике

Архив

            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

Книги о семье