Среда, 30 августа 2017

Аккумулятор для дочери

Писатель и психолог Александр Ткаченко о том, какую роль папа может сыграть в жизни девочки, оказать на нее влияние как на будущую жену и маму

Папа – источник жизненных сил ребенка

– Если девочка выросла без отца, какие риски тут возможны для ее будущей семейной жизни? Как ты вообще считаешь: женщины, которые в детстве росли без отца, в семейной жизни отличаются от женщин, которые росли с отцом?

– Отец для девочки – это опора, защита и источник жизненных сил. То отношение к себе, которое было заложено в основу личности девочки через ее общение с папой, потом, будет проявлять себя на протяжении всей ее жизни. Это, по-моему, очевидно, и особых доказательств не требует. Впрочем, это так для любого ребенка. Не важно, мальчик он или девочка.

– Поясни все же эту мысль, пожалуйста. Несмотря на ее, казалось бы, очевидность, не все это понимают или принимают, ведь иначе оставленных детей было бы меньше.

– Ребенок сначала познает мир через игру, это самая первая его ведущая деятельность. Потом игру сменяет учеба – в школе, или в специализированных кружках и секциях. И главным маркером успешности ребенка в этих его детских занятиях является оценка значимого для него взрослого. Например, девочка рисует, играет с куклами в больницу, музицирует на фортепиано. Она еще не может оценить, хорошо или плохо у нее это получается. Ей нужно подтверждение своей состоятельности в этих занятиях. Почему дети с такой радостью бегут к родителям демонстрировать плоды своего творчества? С одной стороны, они хотят похвастаться тем, что сделали, а с другой – очень ждут оценки, насколько хорошо у них это получилось с точки зрения взрослого человека.

И в этом смысле папа для любого ребенка и есть источник жизненных сил и вдохновения. Потому что если папа сказал: «Слушай, здорово-то как, елки-палки! Да ты же настоящий музыкант!» – то у дочери словно вырастают крылья, она начинает стараться изо всех сил, она поверила в себя, потому что в нее поверил папа.

Правда, очень многое зависит и от того, насколько тесен эмоциональный контакт у папы с ребенком, насколько папа способен свое восхищение выразить так, чтобы донести его до ребенка и вдохновить им, а также, насколько сам ребенок эмоционально отзывчив на похвалу. Но суть остается неизменной: папа хвалит - ребенок воодушевляется. Ведь бывают, к сожалению, обратные ситуации: папа ругает и критикует ребенка так часто и сильно, что, на всю жизнь отбивает у него веру в свои силы и желание заниматься чем-либо.

– Но ведь ругать можно по-разному. Порицанием, скажем так, можно и стимулировать активность ребенка.

– Я думаю, ругать не стоит никогда.

– Почему?

– Потому что ребенок пока только учится, он еще ничего не умеет, и его не за что ругать.

– А если видно, что ребенок халтурит? Например, дочь нехотя сидит за пианино, и я вижу, что ей лишь бы отыграть свое, а как - неважно. Она вообще не старается.

– Ребенок может халтурить просто потому, что он устал, маленькие быстро устают. А может, чувствует себя плохо. Много разных причин может быть, а она все равно обязана играть по расписанию. Думаю, в таких случаях ребенку нужно просто дать отдохнуть и потом сказать: «Слушай, ты халтуришь сейчас. Но ты же молодец, ты умница. Я же помню, как ты играла раньше, это было очень здорово. Ты настоящий музыкант, просто немножко раскисла. Давай попробуем собраться и сыграть все по-настоящему, без халтуры» Это не будет руганью. Наоборот, это будет обращением к какому-то положительному ресурсу, к воспоминаниям, которые опять же способны ребенка воодушевить и вернуть старание.

Почему именно папа – источник жизненных сил и самая значимая фигура для ребенка? Потому что с мамой у него отношения другие. До определенного возраста они вообще симбиотические. У них девять месяцев была единая кровеносная система, общий обмен веществ. Потом год или два она кормила ребенка грудью. Мама с ребенком связаны очень тесно.. А вот папа – это уже как бы человек из внешнего мира. Самый первый и самый близкий. От папиного поведения очень зависит, как будет ощущать себя в этом внешнем мире подрастающий ребенок,

Есть такое понятие – нормативные возрастные кризисы, через которые проходят все дети. Можно выделить три кризиса, суть каждого из которых – все большее отделение ребенка от родителей. Первый начинается примерно в возрасте трех лет. Ребенок пытается все делать сам, начинает чувствовать себя самостоятельным субъектом действия, личностью. Второй кризис связан с поступлением в школу, с появлением у ребенка новых авторитетов – учителей, одноклассников. Третий кризис – начало пубертатного периода, который должен закончится переходом ребенка во взрослый статус. В каждом из этих кризисов ребенок очень нуждается в поддержке. И главной поддержкой тут должен стать папа, потому что он – родной человек из мира больших людей, своего рода уполномоченный представитель взрослых. Если папа сумеет показать сыну или дочери, что они – талантливы, интересны, достойны любви и уважения, тогда он станет для своих детей источником жизненных сил на всю жизнь. Это потом будет работать как аккумулятор без срока действия, к которому можно подключаться всякий раз, когда тебе тяжело.

Сам образ папы очень важен. Ты, наверно, тоже видел таких людей, которых спросишь «а ты папу своего помнишь?», и видишь, как у человека просто лицо светлеет, и он готов часами про своего отца говорить, какой он у него был замечательный.

– Папа должен поддерживать всегда и во всем?

– В принципе да, любую игру, учебу и вообще – любую деятельность ребенка, в которой он пытается как-то себя проявить - детские рисунки и поделки, игры, первые опыты в спорте или естествознании. И не важно, что рисунки, например, могут быть вообще никакие, детские каля-маля. Ребенок ничего другого пока не может, он только-только начинает учиться всему. Вот тут и важно, чтобы папа много-много раз сказал: «Какая ты умничка, слушай! Просто замечательная художница!». И еще важно, чтобы это не было имитацией, чтобы ободряющие слова говорились искренне, чтобы отец на дочку смотрел как садовник на любовно выращенный им цветочек. Чтобы эти выражения любви и поддержки шли от души, из сердца.

Есть такая интересная психологическая схема. Пространство крестообразно делится на четыре сегмента. Вертикаль начинается с нижнего пункта «не участвующий в жизни дочери отец» и заканчивается вверху пунктом «участвующий отец», а горизонталь строится между отметками «критикующий отец» и «вдохновляющий отец». Я думаю, что каждый из отцов может себя найти в этой системе координат. Например, отец может активно участвовать в воспитании дочери, но при этом быть гиперкритикующим. Тогда его дочери не позавидуешь. Когда отец очень требовательный, но требовательность не сочетается с поддержкой, то это скорее плохо, чем хорошо, даже если у девочки будут большие успехи. Противоположный вариант: папа очень поддерживающий и благорасположенный к дочери, но никак не участвующий в ее делах. Кстати, такими часто бывают добрые, но пьющие папы. Алкоголики, как правило, люди инфантильные и незрелые, их стратегия поведения детская или подростковая.

Нормальная же линия поведения – это где-то посредине. Когда папа, безусловно, участвует в жизни ребёнка, но при этом и в меру требователен, и в меру поддерживает.

– Как говорил Аристотель, добродетель – это среднее между двух крайностей, но это нельзя высчитать как среднее арифметическое. Среднее тут это скорее высшее, лучшее.

– Нужно помнить, что, когда ты чего-то требуешь от дочери, ты должен обязательно ее при этом поддерживать. Не может быть требований без поддержки. Ты дал ребенку жизнь, ты должен дать и силы, чтобы жить. У девочки в детстве просто нет другого аккумулятора, от которого можно зарядиться энергией для освоения жизненного пространства. Этот аккумулятор – ты, папа. И если ты только требуешь, а сил на исполнение требования не даешь, значит, ты загоняешь своего ребенка в чувство вины и бессилия.

Синдром отца невесты: бита в руках

– По-твоему. как отец должен относиться к каким-то любовным переживаниям дочери? Должен ли он вмешиваться, и как? Знаешь, есть такой синдром, называется «отец невесты»? Это когда на знакомство с женихом дочери хочется прийти с битой в руках. Ну, так, на всякий случай.

– Если это имеет место, то, значит, еще не произошло отделение дочери от отца, не произошло ее инициации во взрослую жизнь. Когда ты готов кидаться с битой на любого молодого человека своей дочери, это означает простую вещь: в твоей голове по каким-то причинам не произошло отделения взрослой дочери от тебя и твоей семьи

– Слушай, но женщины, и особенно девушки, более слабые, чем мужчины, поэтому хочется дочь защитить. Кто его знает, кто ей попался.

– Вот ты сейчас, сам того не понимая, описал ситуацию, в которой отец смотрит на свою взрослую дочь не как на самостоятельного человека, способного принимать решения, а как на свою собственность, которую он никому не собирается отдавать.

Да, женщины более слабые существа. Но у них своя жизнь. И твоя дочь тоже сама будет выстраивать ее, сама будет учиться отличать нормальных мужчин от тех, которые действительно могут заслуживать биты. Понимаешь, одно дело, – ситуация реальной опасности. Твоя дочь приходит домой, и вдруг ты видишь синяки на ее теле. Это уже совсем другая история. Тут ты точно знаешь, что нужно делать и по какой причине. Но я сейчас говорю о другом, об этих неконтролируемых импульсах «взять в руки биту на всякий случай». Об этой неопределенной тревоге, за которой прячется нежелание отпустить выросшего ребенка в самостоятельное плавание. А может быть, и твоя неуверенность в том, что ты как отец смог дать дочери все для этого плавания необходимое.

Хотя, конечно, романтические увлечения у девочек начинаются гораздо раньше возраста невесты. И тут папа должен быть мудр как змий и кроток как голубь. С одной стороны, ему нужно всячески укреплять в дочери чувство защищенности, осознание, что в любой беде папа всегда придет на помощь и накажет обидчиков. С другой – постоянно помнить самому и давать понять дочери, что она – будущая невеста и жена, будущая судьба и радость мужчины. И что этот мужчина – не ты.

Здоровые семьи – это какие?

– Скажи, а как часто ты сам встречал здоровые семьи, откуда именно благодаря нормальным отношениям между мамой и папой выходят и нормальные дети без каких-то особых комплексов? И что это за семьи?

– Это семьи, где папа любит маму, а мама любит папу. У меня есть близкий друг, у него отец был сначала обычный работяга, фрезеровщик на заводе. Но потом он пошел по партийной линии, стал работать в заводском коммерческом отделе. Мама – технолог на том же заводе. В общем, обычная семья, ничего особенного. Я к тому, что это не какая-то пара из двух опытных семейных психологов, сознательно проработавших все свои семейные проблемы. Но они любят друг друга. И я видел, например, как уже пожилой папа моего друга шутит, хорохорится, иронизирует. И все это делает лишь с одной целью чтобы жене понравиться, как мальчишка двадцатилетний! И мама – ей под 50 тогда было – она на него влюбленными глазами смотрит. Он ерунду какую-то скажет, а она счастлива, потому что он для нее это сказал, и она хочет, чтобы он так всегда говорил. Не в смысле – ерунду. А в смысле – для нее.

Друг рассказывал, как его невысокий папа с каким-то громадным алкашом в подъезде бился, когда тот маму пытался обидеть. Я с этой семьей давно знаком, вхож к ним в дом. И я вижу уже на протяжении многих лет, что у них с годами это все не меняется. У них по-прежнему глаза молодые, когда они друг на друга смотрят. И сын вырос такой же – открытый, спокойный, уверенный в себе мужик. У него семья, уже двое внуков, любимая жена, с которой он прожил всю жизнь. И я помню, как он смолоду удивлялся, когда кто-нибудь из нашей компании впадал в депрессию. «Что вы все такие пессимисты?!» Только сейчас стал понимать, почему мы все вокруг были пессимисты, а он был оптимист и у него все получалось. Понимаешь, у него была та жизненная сила, которую ему дал отец. Например, когда он захотел стать рок-барабанщиком, знаешь, что отец сделал? Он на протяжении нескольких недель каждый вечер оставался на заводе после работы, шел из конторы в цех, вставал за станок. И в итоге выточил и собрал ему отличную ударную установку, лучше фирменной. Вот представь: семнадцатилетний волосатый барбос с юношеской придурью, а отец, вместо того, чтобы вразумить дуралея, сам ему барабаны делает. Он вообще, всегда и во всем давал ему поддержку. И словом, и делом, и материально. Сейчас у друга своя музыкальная студия, работает с разными музыкантами, сочиняет, записывает альбомы, лучший звукорежиссер в своем городе, всем приезжим звездам на концертах звук выставляет. А папа – работяга, фрезеровщик. Такие вот дела… Это, правда, не про девочек совсем. Но, думаю, и про них тоже.

– А как ты понимаешь фразу «жены, повинуйтесь мужьям своим»? Если девочка росла без отца, ей самой сложнее этому научиться в ее будущей семейной жизни? Ведь у нее не было перед глазами родительского примера.

– Это слова из апостольского послания, которое обращено не только к женам. Там открытым текстом, прямо и недвусмысленно написано также, каким именно мужьям должны повиноваться жены.

– И каким?

– Там сказано: «Так должны мужья любить своих жен, как свои тела: любящий свою жену любит самого себя. Ибо никто никогда не имел ненависти к своей плоти, но питает и греет ее, как и Господь Церковь» (Еф. 3: 28-29). То есть, жена – это самое дорогое, что у человека есть. Жена – часть его самого. Такое единство прямо укладывается в логику других библейских слов «И будут двое как одна плоть» (Бытие 2:24.

– Хорошо, муж должен любить жену как самого себя. А жена что должна?

– Доверять. «Повинуйтесь мужьям» – это, прежде всего, «доверяйте мужьям». Потому что если мужья именно такие, какими их призывает быть апостол, то доверять им можно и нужно во всем, что бы ни происходило. Ведь этот человек твое благо ставит выше своего собственного. Да, повиновение может быть разным. Например, в концлагере заключенные повиновались же охранникам, правда? Это тоже повиновение, только выросшее из страха. Но есть и повиновение Авраама, которому Бог велел принести в жертву сына. Это совсем другое повиновение – повиновение доверия.

В Евангелии Иисус говорит женщине, исцелившейся от прикосновения к Его одеждам: «Дерзай, дщерь! Вера твоя спасла тебя». Дщерь на церковнославянском означает «дочь», «дочка». Это ведь тоже ресурсная фраза – «не робей, доченька!». Она дает поддержку и силу. Отношения с Богом в христианстве – это отношения дето-родительские. Бог в христианстве – это Небесный Отец. Поэтому правильные отношения с Богом легче выстроить, когда у тебя уже выстроились правильные понятия об отношениях и с отцом земным.

Думаю, что отсутствие позитивного опыта отношений с отцом создает проблемы и в жизни духовной, в отношениях с Богом. Если в детстве отец у ребенка был суровый и карающий, или безучастный, или вообще вместо отца было пустое место, все это неизбежно влияет на представления человека о Боге. Ведь не случайно же в Боге Троице так поименованы Его разные ипостаси – Бог-Отец и Бог-Сын. Из нашего ограниченного земного опыта эти отношения между отцом и сыном, видимо, самый близкий и хотя бы отчасти понятный образ бытия Пресвятой Троицы. А если мы даже этих отношений не знаем, что для нас могут значить слова «Отец» и «Сын», сказанные о Боге? Скорее всего, просто набор проекций нашего травматического опыта, в котором отец – это тиран, каратель, или вообще какая-то несуществующая абстракция. Может быть, кстати, и корни атеизма лежат в этой же плоскости. Как человеку вместить мысль об Отце Небесном, если у него нет правильного представления даже об отце земном?

С Александром Ткаченко
беседовал Юрий Пущаев

Источник: http://pravoslavie.ru

Поделиться материалом

Submit to FacebookSubmit to Google PlusSubmit to TwitterVKJJ

Православие и проблемы биоэтики

К XXV Международным Рождественским образовательным чтениям Патриаршая комиссия по вопросам семьи, защиты материнства и детства выпустила Сборник «Православие и проблемы биоэтики» по материалам сборников Церковно-общественного Совета по биомедицинской этике

Архив

        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  

Книги о семье