Суббота, 26 августа 2017

Мужчина и женщина

Наверное, ни о чем не написано столько, сколько об отношениях между мужчинами и женщинами. И в православном разрезе тоже. А может быть, — особенно в православном разрезе. Мне кажется, есть в православных взаимоотношениях мужчин и женщин некоторые нюансы, не совсем правильно понимаемые и той, и другой стороной. Поэтому часто одни обвиняют других (кто вслух, кто — мысленно). Постоянно я встречаю публикации православных авторов, несколько агрессивно утверждающие мужскую доминанту. Скажем так: это верно лишь отчасти. Давайте вместе проследим по Писанию замысел Божий о мужчине и женщине.

Итак, впервые мы встречаемся с волей Божией о мужчине и женщине в книге Бытие (1:26—29), где Бог заповедует человеческой семье плодиться и размножаться и владычествовать над зверями. Тут нет даже еще речи о какой-либо иерархии. Потому что вначале говорится о сотворении человека — как феномена, а потом уже о разделении этого феномена. Как пишет иером. Серафим (Роуз), «В Божией идее человека, можно сказать, — человека как гражданина Небесного Царствия — нет различия на мужа и жену, но Бог, заранее зная, что человек падет, устроил это различие».

Во второй главе Бытия мы подробнее узнаем о сотворении человека: Адам был сотворен первым, Ева вторая — из ребра Адама, как «помощник, подобный» Адаму (Ср.: Быт. 2:20). Некоторые склонны усматривать иерархию в том, что Ева — помощница Адаму. Раз она помощница, значит Адам — главный. Однако чтобы правильнее понять это место, нужно задать вопрос — а в чем нужно было помогать Адаму? Конечно, в Бытии есть слова о том, что Адам должен был возделывать Эдем и хранить его (Быт. 2:15), но наивно полагать, что Адам с Евой по замыслу Божьему должны были пахать землю. «Что же не доставало в раю? — замечает свт. Иоанн Златоуст в толковании на этот фрагмент. — Но если даже делатель и нужен был, то откуда плуг? Откуда другие орудия земледелия? Дело Божие состояло в том, чтобы делать и хранить заповедь Бога, оставаться верным заповеди... что если коснется (запрещенного дерева), то умрет, а если не коснется, то будет жить». В этом свете становится более понятным, что значит «помощник». Как говорят богословы, Адам не видел в раю одного — человека. И чтобы усовершенствоваться, ему не хватало в том числе и того, чтобы всмотреться в еще один образ Божий, выйти из себя, чтобы взглянуть на такое же создание Божие. С этой точки зрения, Ева такая же помощница Адаму, как и Адам — помощник Еве. Помощник — в богопознании через ближнего.

Когда Господь привел Еву к Адаму, тот сказал: «Вот, это кость от костей моих и плоть от плоти моей; она будет называться женою, ибо взята от мужа [своего]. Потому оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей; и будут [два] одна плоть» (Быт. 2:23—24). Сотворение Евы из ребра Адама также указывает не на подчиненное состояние Евы (яснее это будет видно далее), а на тождество их природы. Чтобы Адам и Ева были одой плотью поистине, — для этого Господь использует для сотворения Евы не землю, как было со всеми животными и Адамом, а часть тела Адама.

Третий раз мы становимся свидетелями взаимоотношений Бога с человеческой семьей уже после грехопадения. После того, как Адам и Ева сваливают свою вину за прегрешение на другого, Господь изрекает свой праведный суд. Вот тут нам нужно внимательно вслушаться в библейский текст: Господь «жене сказал: умножая умножу скорбь твою в беременности твоей; в болезни будешь рождать детей; и к мужу твоему влечение твое, и он будет господствовать над тобою. Адаму же сказал: за то, что ты послушал голоса жены твоей и ел от дерева, о котором Я заповедал тебе, сказав: не ешь от него, проклята земля за тебя; со скорбью будешь питаться от нее во все дни жизни твоей; терния и волчцы произрастит она тебе; и будешь питаться полевою травою; в поте лица твоего будешь есть хлеб, доколе не возвратишься в землю, из которой ты взят, ибо прах ты и в прах возвратишься» (Быт. 3:16—19).

Обратим внимание: Бог оглашает свой приговор. Все, что написано в этих стихах — все кара Божия. То есть для женщины наказание — и скорбь беременности, и боль родов, — далее логика не позволяет нам останавливаться, — и влечение к мужу, и господство мужа над ней. Это новое прочтение позволяет нам вернуться чуть назад и понять, что если господство мужа над женой — наказание за грехопадение, следовательно, до грехопадения муж не господствовал над женой, но они были вполне полноправны. Как говорит свт. Иоанн Златоуст: «Как бы оправдываясь перед женою, человеколюбивый Бог говорит: вначале Я создал тебя равночестной (мужу) и хотел, чтобы ты, будучи одного (с ним) достоинства, во всем имела общение с ним, и как мужу, так и тебе вверил власть над всеми тварями; но поскольку ты не воспользовалась равночестием, как должно, за это подчиняю тебя мужу: и к мужу твоему влечение твое, и тот тобой обладать будет... Так как ты не умела начальствовать, то научись быть хорошей подчиненной. Лучше тебе быть под его начальством и состоять под его управлением, чем, пользуясь свободой и властью, носиться по стремнинам».

Далее, после изгнания из рая Адама и Евы мы видим во всей ветхозаветной истории осуществление Божьего суда — над женщиной господствует мужчина. Прежде всего, это выражается в узаконенном факте многоженства. Собственно и в Новом Завете апостол увещевает женщин также покоряться мужьям: «И вы, жены, повинуйтесь своим мужьям» (1 Пет. 3:1). Но тут уже сквозит и другая нота, совершенно немыслимая для ветхозаветных отношений: «Также и вы, мужья, обращайтесь благоразумно с женами, как с немощнейшим сосудом, оказывая им честь, как сонаследницам благодатной жизни» (1 Пет. 3:7). Уже и женщина воспринимается не совсем так, как раньше, и любовь супругов воспринимается более духовно: «Мужья, любите своих жен, как и Христос возлюбил Церковь и предал Себя за нее» (Еф. 5:25).

Однако мы видим из Евангелия, что и эти возвышенные отношения — не тот предел, которого мы должны достичь, не «план» Божий о человеке. Совершенство мы познаем из слов Христа, и относится оно к таинству будущего века: «Ибо, когда из мертвых воскреснут, тогда не будут ни жениться, ни замуж выходить, но будут, как Ангелы на небесах» (Мк. 12:25). И апостол говорит: «Нет уже Иудея, ни язычника; нет раба, ни свободного; нет мужеского пола, ни женского: ибо все вы одно во Христе Иисусе» (Гал. 3:28).

Итак, мы видим, что равенство мужчины и женщины нарушено грехопадением, неравенство же является частью отношений падшего сего мира, и нет в нем подлинной любви. Это наказание Божие, епитимья, а любая епитимья носит временный характер и прекращается с разрешением от греха. В Царстве Божием, где прощены и оставлены все грехи, все пребывают, как Ангелы, отличаясь друг от друга только благодатью и славой, которую святые прияли за свои подвиги, а совершенно не полом, титулом или иным чем земным.

На мысль приходит также аналогия из аскетических творений. Вероятно, все помнят, как рассуждает прп. авва Дорофей о страхе Божием. Он говорит, что каждый христианин должен иметь его, но новоначальный и совершенный имеют его в разном качестве. Страх новоначального — страх раба, который боится наказания. Страх среднего — страх наемника, который боится потерять оплату труда. Страх совершенного — страх сына, который опасается опечалить родителя. В некотором смысле и женщина в Ветхом Завете оказывает послушание, как раба. В Новом — уже более как свободная, имеющая получить за это награду в вечности. И в будущем веке — входит в достоинство дочери, как мужчина — сына, и оказывает истинное послушание лишь Отцу.

Что следует из всех этих рассуждений? Прежде всего, предостережение мужчинам. Много мне как священнику случилось повидать мужчин, которые считают, что послушание — особенность женской природы, поэтому пытаются своей второй половине послушничество навязать словами, а иногда и делами. Видел я «православных» бородачей, которые за своеволие могли своей прекрасной половине и в зубы двинуть. Понятно, что таких уже не образумить — их просто нужно отлучать от Причастия, пока мозги не встанут на место. Мое слово — к людям вменяемым. Не нужно прессовать женщин! Им и так нелегко. Кто на Небесах будет выше — знает только Бог.

Да, женщины должны оказывать послушание, и, как говорит старец Паисий Святогорец, за непослушание от женщины отходит благодать Божия. Но точно так же и мужчины — должны относиться к женщине, как хрустальному («немощнейшему», как говорит апостол) сосуду. Если мужчина может сказать, что он всегда так относится к жене, — ну что ж, такой муж вправе искать послушания. Но я думаю, что любой мужчина, положа руку на сердце, не найдет в себе непоколебимой снисходительности и терпеливости, постоянной ласки и отзывчивости, а значит, нечего и от других требовать святости. Как говорится, научись соблюдать акривию по отношению к себе, и узнаешь, как творить икономию по отношению к другим.

Еще очень важный момент послушания (безотносительно к кому бы то ни было): послушание тогда является истинным, когда осуществляется с первого слова. Так говорит прп. Силуан Афонский. Если приходится повторить второй и третий раз — это уже не имеет отношения к добродетели послушания. Это требование, настоятельная просьба, «пиление» — но никак не послушание. И это так — в среде и монашествующих, и мирян, по отношению и к детям, и к взрослым. (Речь, конечно, не о том, если человек не услышал или не понял.) Поэтому, дорогие, если вас не слушают с первого раза, то нужно задуматься не о том, как заставить человека подчиниться, а о том, стоит ли повторять второй раз (сейчас я говорю только о взрослых).

Третье. Как уже в начале статьи мы заметили, наказание мужчины — «в поте лица своего есть хлеб», то есть зарабатывать. В наших нелегких земных условиях иногда происходит так, что женщине приходится работать наряду с мужчиной. (Оставим в стороне досужие разговоры о том, что труд — облагораживает.) Получается, мало того, что женщина несет сугубо женское наказание — тяжесть беременности, рождения детей и послушания мужу, так еще должна и за мужчину мотать срок — вкалывать в поте лица. Понятно, что под тяжестью двойного наказания сломаться может любой человек. Я уже не говорю о том, что суровое мужское наказание — совсем не по женским плечам. Понятно, что у женщины есть свои труды, — и так было испокон веков, — речь сейчас не совсем об этом. Речь о том, что в нормальной житейской ситуации женщина не должна вкалывать с восьми утра до пяти вечера. И испокон веков женщина не была включена все время, скажем, в полевые работы. Когда женщина была нужна — для помощи при уборке урожая или в каких-то других особых случаях, конечно, она вставала в строй с мужчинами, но вне этого аврального времени у нее была своя специфическая сфера деятельности. Эта сфера — создание и поддержание семейного очага, что в некотором смысле вкладывается в пресловутое «к мужу твоему влечение твое». Это влечение и побуждает женщину сделать из дома такое уютное гнездышко, придя в которое муж особо остро понимает свое семейное счастье.

Поэтому если другого выхода в семье нет (я имею в виду заработок женщины), то мужчина должен с максимальным пониманием относиться к этим неспецифическим для женщин условиям существования. И если уж ярмо зарабатывания денег накинуто на обоих, то также на обоих, а не только на жену, должна быть наброшена лямка домашних обязанностей.

И еще несколько слов о третьем факторе в семье — детях. Сейчас много каких-то спекулятивных высказываний о значении многодетности в жизни, основанных на словах послания ап. Павла к Тимофею, что женщина «спасется через чадородие» (1 Тим. 2:15). Однако как-то забывается, что через весь Новый Завет проходят главные условия спасения: наличие в человеке духа любви, смирения, кротости и т.д. Забывают то, что говорится через запятую после этих слов: «спасется через чадородие, если пребудет в вере и любви и в святости с целомудрием» (выделено мной). То есть чадородие само по себе не спасает! Это не билет в Царствие Божие. А спасает в том случае, когда естественно приводит женщину (да и всю семью) к «вере и любви в святости». Из-за неправильного понимания этих слов некоторые многодетные мамы считают себя чуть ли не на половину спасенными и презирают при этом малодетных и бездетных! Удивительно, как Священное Писание ничему нас не учит! Достаточно вспомнить ветхозаветные примеры праведных Авраама и Сарры, 20-летнюю бездетность Исаака и Ревекки, Анну — мать пророка Самуила, а также новозаветных праведных Иоакима и Анну, Захария и Елисавету, чтобы понять, из какого русла проистекает это фарисейское осуждение. Из церковной истории мы видим, что Господь одинаково благословляет и малодетных, и многодетных, и вовсе бездетных. Иоанн Златоуст — был единственным ребенком в семье. Василий Великий — один из 9 детей. А в семье Иоанна Кронштадского не было детей вовсе, потому что они с супругой дали обет целомудрия. И его подвиг — выше многодетности или невольной бездетности, потому что жить бок о бок с женщиной, со своей женой, и при этом соблюдать девство и целомудрие — это поистине пребывание в печи Вавилонской! Я думаю, монашествующие меня поймут.

Поэтому остережемся осуждения, братья. Остережемся жестокости и немилостивости. Остережемся всего, что противно духу любви Христовой, и сам Податель сей любви пребудет с нами во веки.

Священник Сергий Бегиян

Источник: http://mgarsky-monastery.org

Поделиться материалом

Submit to FacebookSubmit to Google PlusSubmit to TwitterVKJJ

Православие и проблемы биоэтики

К XXV Международным Рождественским образовательным чтениям Патриаршая комиссия по вопросам семьи, защиты материнства и детства выпустила Сборник «Православие и проблемы биоэтики» по материалам сборников Церковно-общественного Совета по биомедицинской этике

Архив

        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  

Книги о семье