Пятница, 25 августа 2017

Зачем нужны "кризисные" кабинеты

В трех минских поликлиниках откроют кабинеты «За жизнь». Там будут беседовать с женщинами, готовыми совершить аборт, чтобы помочь им сохранить беременность и родить ребенка.

Почему такие кабинеты необходимы, кто может в них работать, а также о женщинах в ситуации кризисной беременности рассказывает практикующий психолог, консультант центра «Матуля», экзистенциальный терапевт Екатерина Шевелева. Она работает в Минске с женщинами в ситуации кризисной беременности с 2011 года.

Задача доабортной консультации — сохранить жизнь

Прежде чем стать обязательной статьей в законе здравоохранения в 2014 году, доабортное консультирование прошло долгий и непростой путь научного обоснования, знакомства с опытом других стран, обучения и стажировки специалистов, первого практического применения, коррекции и пересмотра результатов, совершенствования подходов.

Сегодня психолог, работающий с женщиной на стадии принятия решения о сохранении беременности, это не просто человек, имеющий профильное образование. У него должна быть специальная подготовка в области перинатальной и репродуктивной психологии, кризисной психотерапии.

Помимо этих знаний, у консультанта должна быть определенная система ценностей. Она о том, что психолог в доабортном консультировании незыблемо стоит на приоритете ценности жизни. Если будет по-другому, это консультирование потеряет смысл. Его задачей является сохранение жизни и здоровья женщины и ребенка, и тем самым сохранение человеческого потенциала нашей страны, выход из вымирания, физического и нравственного.

Если кто-то думает, что кабинет доабортного психолога — это судилище для грешников, то он серьезно ошибается. Женщина, рассматривающая аборт как средство для решения какой-то своей проблемы, — это изначально страдающий, запутавшийся человек, часто в одиночестве пытающийся выбраться из сложной ситуации. Ей нужна помощь и поддержка. Только не в дальнейшем разрушении себя и своего ребенка, а в поиске конструктивного решения проблемы. В чем ей и помогает консультант.

Он не «склоняет и уговаривает», не манипулирует. Он приглашает вместе обсудить и проанализировать все возможные варианты решения сложной ситуации. Ведь человек в кризисе не видит этого, у него суженное сознание, он парализован проблемой, которая со стороны может оказаться абсолютно решаемой, как это было не раз.

К тому же, первый триместр беременности — самый неопределенный в эмоциональном плане. Женщину штормит от глобальной перестройки в теле и психике. Можно наломать дров, так и не поняв, что это состояние временное, что любое глобальное изменение в жизни вызывает у человека стресс, что матерями не рождаются, материнство тоже надо выносить.

Конечно, такой работой занимаются люди, имеющие своих детей, знающие о счастье и труде материнства не понаслышке.

Поэтому понятно, что любой человек с улицы («недоучившийся студент») не может соответствовать требованиям, выдвигаемым к консультанту. Кроме того, эта работа очень тяжелая, неблагодарная, хотя благородная. Работающие люди часто не получают денег, потому что ставки психолога в женской консультации стали вводить только в последние годы. До этого специалисты, имея основную работу, приходили в консультации на несколько часов в неделю как волонтеры.

Консультант — адвокат малыша, но не обвинитель мамы

Центр поддержки материнства «Матуля» готовит специалистов для всей страны в области доабортного консультирования, поэтому я знаю людей, которые идут на это сложное дело. Люди, у которых, помимо образования и опыта, есть свои жизненные принципы, далекие от какой-то материальной выгоды, которые неравнодушны к человеческой боли. Для них организовано не только обучение, но и регулярная супервизия (форма поддержки психолога более опытным коллегой. — Прим. TUT.BY), повышение квалификации, посильное вознаграждение.

Ориентируем мы на то, что в доабортной консультации есть два клиента, причем один из них — полностью беспомощный и зависит от другого — мамы. Консультант выступает как адвокат малыша, но не как обвинитель мамы. У крохи есть право на жизнь и по Конституции, и по неписаному закону.

Скорее, как старший друг — руководитель, который помогает вырулить из сложившейся ситуации с наименьшими потерями для обоих. Если женщина мотивирует намерение материальными трудностями, центр готов помочь ей материально и «приданым для малыша». Для тяжелых жизненных коллизий функционирует временный приют — квартира со всем необходимым для жизни. Если женщина принимает решение сохранить дитя, ей предлагают бесплатную психологическую поддержку на протяжении беременности, в центре есть юрист и социальные работники.

Статистика и анализ, которые ведут консультанты, показывают, что чаще женщину на аборт подталкивает далеко не материальная нужда. Причины такие:

  1. Нежелание близкого окружения (в первую очередь, мужчины) взять на себя ответственность за произошедшее и уберечь женщину от такого насилия над собой и ребенком.
  2. Нежелание женщины и ее семьи поступиться кусочком комфорта ради ребенка (приоритет других ценностей).
Консультация — возможность для женщины отказаться от аборта

Психолог обязан предупредить женщину о неминуемых рисках аборта. С медицинской стороны это обязан сделать врач. Но любой думающий человек, не говоря уже о психологе, понимает, что мы не можем сделать выбор за другого человека, мы не имеем право отнять свободу.

Любая женщина, вне зависимости от своего решения и отношения, по окончании консультации получает справку о том, что она прошла «консультирование с целью сохранения беременности». Дальше она все решает сама.

Но поддержки и одобрения в аборте консультант дать не может. Это то же самое, что поддержать самоубийцу в совершении суицида. «Да, проблема неразрешимая, прыгай из окна…»

Сколько бы ни писали и ни кричали о том, что аборт — это естественно, нормально, но я уверяю вас, что не видела ни одного человека, который бы потерял свой человеческий облик до такой степени, чтобы верить в это. Смерть и разрушение здоровья не могут быть нормальными и естественными.

Женщина, думающая об аборте, в глубине души сама ужасается своим мыслям, судит себя больше, чем кто иной. Об этом говорят печальные цифры исследований постабортных осложнений. Риск развития алкогольной, депрессивной, наркотической, аутодеструктивной (направленной на разрушение себя) зависимости увеличивается на 140%. Об этом рассказывал на международной конференции по психологии материнства в Москве в 2016 году американский профессор, психотерапевт Винсент Монтгомери Ру.

Постабортные переживания, нарушения в отношениях с мужем или партнером, последующие проблемы с вынашиванием и родами все-таки вывели человечество на уровень помощи женщине в ситуации незапланированной беременности. И это огромное благо, как говорят люди, столкнувшиеся на практике с введением консультирования, что женщина не остается один на один с таким серьезным решением, а может поговорить об этом, получить поддержку, быть выслушанной.

Екатерина Шевелева

Источник: https://news.tut.by

Поделиться материалом

Submit to FacebookSubmit to Google PlusSubmit to TwitterVKJJ

Православие и проблемы биоэтики

К XXV Международным Рождественским образовательным чтениям Патриаршая комиссия по вопросам семьи, защиты материнства и детства выпустила Сборник «Православие и проблемы биоэтики» по материалам сборников Церковно-общественного Совета по биомедицинской этике

Архив

        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  

Книги о семье