Пятница, 11 августа 2017

Не любишь – заставь себя полюбить!

Более полумиллиона просмотров в интернете, многочисленные призы на российских и зарубежных кинофестивалях, реклама в городском общественном транспорте, организация просмотров в школах, бесплатная раздача дисков с фильмом в женских консультациях… Но самое главное – десятки, а может быть, и сотни спасенных жизней! Всё это на счету короткометражного игрового фильма «Живи» режиссера Елены Пискаревой.

Всего за 16 минут перед нами проходят судьбы нескольких женщин из разных социальных слоев… женщин, принявших решение сделать аборт. Этот фильм – обращение к зрителям с просьбой не совершать роковую ошибку.

Сейчас режиссер Елена Пискарева готовится к съемкам полнометражного фильма «Борьба за жизнь»; прототипы его героев – реальные люди: руководитель движения «Женщины за жизнь» Наталья Москвитина и диакон Николай Лавренев.

Мы встретились с Леной ранним утром в буфете Дома кино. Здесь было как-то совсем непривычно тихо и пусто. Лена очень милая, стройная молодая женщина. Я знаю, что она, режиссер по профессии и призванию, еще и мама четверых детей, и это вызывает во мне особое уважение. Говорили о фильме, о том, что толкает женщин на аборт, а еще – о любви.

– Лена, как ты решила стать режиссером?

– Режиссером я хотела быть всегда, но подумала, что в первую очередь должна отучиться на сценариста. Надо же уметь грамотно рассказать о том, что меня волнует. Поэтому я сначала закончила сценарный факультет ВГИКа, мастерскую Юрия Арабова.

– Так вот почему такой сильный сценарий у фильма «Живи»! А после института успела поработать сценаристом?

– После института работала в документальном кино, а потом… встретила своего мужа. Мы как-то сразу так сильно влюбились друг в друга, что незамедлительно обвенчались.

– У мужа тоже творческая профессия?

– Нет. (Лена улыбается.) Муж у меня геолог.

– Значит, ты пошла учиться на режиссера, уже будучи женой и матерью?

– Да. Когда я подавала документы на Высшие курсы режиссеров и сценаристов, у нас уже было трое детей.

– Муж тебя поддержал?

– Муж не знал! (Смеется.) Он тогда был в рейсе, и для него это был сюрприз.

– И как он отреагировал, когда вернулся?

– Конечно, он мечтал совсем о другом. Мечтал о патриархальной семье, где он глава, а женщина просто женщина – сидит дома и занимается с детьми. Мужчинам вообще редко нравится, когда женщина к чему-то еще стремится помимо семьи. Я поняла, что это и является основной причиной многих разводов. Современная женщина не хочет сидеть дома. Я сейчас со многими мамочками общаюсь, и все они говорят: «Как мне надоело это однообразие! Да, мы готовы сидеть с ребенком год или два, но не всю жизнь!» Разве у тебя и твоих знакомых не так?

– Наверное, так…

– Знаешь, мне очень нравится отрывок в «Анне Карениной» Толстого: Долли собирается с детьми на Пасху, они все красиво одеты (у нее было шестеро детей), она оглядывает их и думает, что хочет, чтобы «Левин увидел ее во всей ее славе». Это цитата. То есть ее дети – это ее гордость, ее слава, ее достижение. А сейчас у женщин этого нет. Кто такие многодетные, у которых шестеро детей? Это маргиналы. У нас произошло смещение интересов: с семьи на социальный успех. Заниматься карьерой – это престижно, а заниматься семьей – не престижно!

– Что же, и в вашей семейной жизни тоже были конфликты из-за твоего стремления реализовать себя?

– Конфликты, наверное, бывают во всех семьях. Мой собственный опыт как мамы и жены, безусловно, только помогает мне глубже понять женщин, чтобы и в кино говорить с ними на их языке.

– В фильме «Живи» ты как раз показала абсолютно разных женщин.

– Да, я пыталась охватить разные социальные слои, и потому нам очень сложно было найти профессиональных актеров. Например, где найдешь беременную узбечку или девушку с таким количеством татуировок, да чтобы они еще и актрисами были?! В итоге почти весь актерский состав фильма – это реальные люди, которые играли практически самих себя.

Но нас поддержали в основном православные организации, и теперь приходится иногда слышать и читать претензии, почему у нас главная героиня курит и в фильме используются грубые слова…

– Мне это понятно: ты же не для праведников этот фильм снимала.

– Да, в том-то и дело! Я хотела обратиться не к тем, кто не курит, не пьет и ходит в храм. Я хотела достучаться до самых обычных женщин, до современной молодежи, которая в итоге его и смотрит. И я должна была говорить с ними на их языке.

– Скажи, а успех «Живи» был для тебя ожидаемый? Ведь ты столько к этому шла, собирала деньги на платформе «Планета»… Насколько я знаю, православные организации поддержали тебя еще на уровне подготовки к съемкам.

– С одной стороны, да, я понимала уже на уровне сценария, что людей цепляет эта тема: многие после прочтения плакали. Но когда я готовила фильм, то думала: если смогу остановить хотя бы одну женщину от аборта, значит, уже всё будет не зря.

И вот сейчас, когда мы проводим показы по школам… Ты даже не представляешь мои ощущения! Фильм заканчивается, наступает гробовая тишина, затем вдруг слышишь тихие всхлипывания, а потом подходят эти девочки и говорят: «Спасибо, что показали. Теперь никогда не сделаю аборт!»

Мне звонят предабортные психологи и рассказывают, как после просмотра фильма женщины передумывали идти на аборт и решали сохранить своего ребенка.

Вот совсем недавняя история: девушка показала фильм своему парню – отцу ребенка, который склонял ее к аборту, и они пришли вместе и сказали, что будут рожать. Представляешь, как это всё вдохновляет?

– Получается, что одним фильмом можно спасти чью-то жизнь.

– Когда я это поняла, то решила, что обязательно должна снять полнометражный фильм, чтобы иметь доступ к более широкой аудитории – показать ленту в кинотеатрах.

– Расскажи о своем новом сценарии. Я слышала, что прототипами героев стали реальные люди.

– Да, фильм будет называться «Борьба за жизнь», его главными героями станут реальные люди, вдохновившие меня своим подвигом: моя подруга Наталья Москвитина – руководитель движения «Женщины за жизнь» и диакон Николай Лавренев. Ты слышала об отце Николае Лавреневе?

– Нет, к сожалению, не слышала.

– Он сделал публичное заявление: «Не хочешь детей – отдай мне!»

– И ему стали отдавать детей?

– Да, ему отдали двоих детей. А у него своих уже пять. Представляешь, какой подвиг?!

– Про таких людей и нужно снимать кино! Скажи, ты вот изучила уже тему абортов со всех сторон, много встречаешься с разными людьми… Как ты думаешь, есть что-то общее у всех тех женщин, которые решили сделать аборт? Может, есть какая-то одна общая для всех причина, толкающая их к такому страшному выбору?

– Собирая материал для фильма, я изучала статьи по теме абортов, смотрела видео в интернете, читала блоги и форумы женщин… И пришла к выводу: главная проблема абортов – это дефицит любви. Да, все эти женщины называют основной причиной аборта материальные проблемы, но дело вовсе не в этом. На самом деле они все испытывают потребность в любви – и это действительно очень важно.

– Помню, Наталья Москвитина говорила в интервью: иногда женщине достаточно сказать доброе слово, пожалеть и выслушать ее, чтобы она передумала идти на аборт.

– Именно так! И это общая беда всех нас. Мы разучились любить друг друга – по-настоящему любить.

Мы молчим несколько секунд, эта страшная фраза застыла в воздухе… Каждая из нас задумалась о чем-то своем, глубоко личном. Наконец Лена продолжает:

– И вот такая женщина с дефицитом любви и на грани развода приходит в женскую консультацию с симптомами беременности, а врач задает ей будничный вопрос: аборт или рожать? Я сама на себе это испытала. Это очень страшно – слышать такое в момент сомнений и внутреннего одиночества. Ведь тебе начинает казаться, что раз человек в белом халате говорит об аборте так спокойно, то, может, это и норма? Может, это и есть твой выход, твое решение? А ведь самое важное для сохранения любви – не допустить в свою жизнь грех. Я говорю сейчас не о мелких грехах, а о тяжких, смертных. Ведь это только кажется, что аборты в основном делают социально незащищенные. Нет, это не так! Я изучала этот вопрос. В основном на аборт идут благополучные, семейные женщины.

– Выходит, что рецепт сохранения любви – не допустить в свою жизнь тяжкого греха?

– Я думаю, да! Помнишь, фильм Бергмана «Сцены супружеской жизни»… Он – о том же. У героев сложные личные отношения, они уже вместе быть не могут даже ради детей, как бы ни пытались; они всё время наступают на одни и те же болевые точки… Наверное, главное – беречь свои отношения с самого начала, не допускать оскорблений, не переходить на личности. И да, крайне важно не допустить в свою жизнь тяжкого греха. Греха детоубийства, греха измены. Ведь как только мы вступили на этот путь, спасти любовь уже будет практически невозможно. Но если ты все-таки выбираешь правильный путь, хотя бы и сложный и тернистый, Сам Господь уже начинает вести тебя и помогать. Так и в нашей семейной жизни. Я всё время чувствую чье-то незримое присутствие – может, еще и потому, что у нас венчанный брак. Каждый раз, когда мы находимся в каких-то казалось бы неразрешимых конфликтах, какое-то чудо вдруг воскрешает нас и дает новые силы идти дальше. Мы словно связаны незримыми нитями. Все время кто-то дает нам направление и подсказку, даже в мелочах.

– Может, приведешь какой-нибудь конкретный пример?

– Расскажу такой случай. Мы считаем своим семейным покровителем святителя Николая. Муж раньше занимался мореплаванием, и в его жизни неоднократно происходили чудеса по молитвам святого. Когда мы ждали третьего ребенка, то он очень хотел назвать его Николаем, я же выбрала имя другое – Алексей. Мы всё никак не могли определиться, но ответ пришел сам по себе. Уже перед родами мне приснился странный сон. Будто я иду и вижу маленького мальчика, который что-то рисует; я подхожу к нему и спрашиваю: «Покажи, что ты там рисуешь?» А он отвечает: «Я пишу свое имя. Меня зовут Николай».

– И вы назвали сына Николаем?

– Да. Но следующего уже назвали Алексеем. (Смеется.)

– А что бы ты посоветовала тем семьям, которые сейчас испытывают дефицит любви и находятся на грани развода?

– Каждая ситуация, конечно, очень индивидуальна. А вообще… Знаешь, одна матушка мне как-то сказала: «Если нет любви, значит – надо полюбить!» Как же иначе, особенно если ты верующий человек. Что значит «не любишь»?! Что значит «разлюбил»?! А ты полюби, заставь себя, взрасти в себе это чувство! Ведь другого определения настоящей любви, кроме того, которое дал апостол Павел, нет. Любовь долготерпит и всё прощает, не превозносится и не ищет своего.

* * *

Мы прощаемся с Леной, пообещав поддерживать друг друга, ведь и я делаю свои первые шаги в кино. Мой день наполняется будничной суетой, и наша утренняя беседа стирается из памяти чередой каких-то рутинных дел, но время от времени в сознании вспыхивают слова: «Заставь себя полюбить!»

А ведь это рецепт, который хочется прописать всем нам!

Вот тебя кто-то толкнул в метро, вот ты случайно кого-то задела и услышала вслед что-то грубое, а на лестничной клетке тебя караулит вечно недовольная соседка, а дома теща или свекровь с постоянными претензиями к твоей персоне… Не любишь?! Так ты заставь себя полюбить их! Заставь себя полюбить! И еще вспомнились слова из проповеди архимандрита Иоанна (Крестьянкина): «Какое нам дело до того, любит нас кто-то или нет. Нам важно о том заботиться, чтобы мы всех любили».

Ну, и про кино батюшка Иоанн тоже говорил: «Фильмы-то, они ведь разные бывают. Можно сказать: “Распни, распни Его!” А можно и прославить Бога».

В настоящее время Елена Пискарева ищет финансовую поддержу для своего нового фильма «Борьба за жизнь». Просим вас подержать фильм любым посильным взносом: https://planeta.ru/campaigns/60970.

С Еленой Пискаревой
беседовала Лолита Наранович

Источник: http://pravoslavie.ru

Поделиться материалом

Submit to FacebookSubmit to Google PlusSubmit to TwitterVKJJ

Православие и проблемы биоэтики

К XXV Международным Рождественским образовательным чтениям Патриаршая комиссия по вопросам семьи, защиты материнства и детства выпустила Сборник «Православие и проблемы биоэтики» по материалам сборников Церковно-общественного Совета по биомедицинской этике

Архив

            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

Книги о семье