Вторник, 08 августа 2017

Финансово-семейный кризис — как преодолеть?

Может ли маленькая зарплата разрушить семью? В чем причина ссор – в нехватке денег или отсутствии взаимопонимания? Как пережить финансовый кризис в отдельно взятой семье? Об этом рассуждает руководитель Санкт-Петербургского Православного объединения «Супружеские встречи» протоиерей Александр Дягилев.

«Финансы поют романсы» и разлады в семье – есть ли связь?

Обычно люди, приходя ко мне как священнику, жалуются отдельно на экономические трудности и отдельно на проблемы в семье. Другое дело, что когда начинаем разбираться, то выясняется, что связь нередко присутствует. И не всегда это результат общего экономического кризиса.

Есть люди, у которых возникают проблемы с устройством на работу, например, из-за внутренних страхов, неуверенности в своей способности делать что-либо качественно и зарабатывать хорошие деньги. В основе тут лежит инфантилизм, чаще это мужской инфантилизм.

По той же причине бывает и так: человек честно работает, слишком много времени тратит на работу, дома появляется ненадолго (рано уходит и поздно приходит или регулярно уезжает в командировки), а в итоге денег домой приносит мало, но боится потерять работу и даже заикнуться о том, что его труд стоит дороже. Это может приводить к семейным конфликтам, а порой даже к откровенным приступам ревности – женщина начинает подозревать мужа: «А вообще работаешь ли ты? А может, чем-то другим занимаешься? Денег-то у тебя вечно мало!»

Ещё может возникать ситуация, когда жена зарабатывает больше мужа – муж может чувствовать психологический гнёт, особенно когда жёны начинают мужей этим попрекать. Из-за этого возникают срывы, агрессия, уход в разные формы суррогатов, типа алкоголя, компьютерных игр и так далее.

Как священник раньше я в таких ситуациях пытался читать людям нотации по поводу терпения и смирения. Теперь подхожу к этому вопросу несколько иначе.

Дело в том, что за последние сто лет семья очень сильно трансформировалась. И у нас получается конфликт между представлением о семье, усвоенных нами от предков – прабабушек и прадедушек, и современной реальностью. Традиционное представление – мужчина должен быть добытчиком. Но это было актуально для тех времён, когда большинство женщин занималось домашним хозяйством, а социальный статус мужчины был выше, да и образованы мужчины были в среднем лучше женщин. Особенность наших дней – женщины нередко лучше образованы, чем мужчины, и могут зарабатывать больше, чем их мужья, потому что более аккуратны, ответственны, меньше страдают от алкогольной зависимости. Прежнюю ситуацию столетней давности вернуть невозможно – для этого нужно, чтобы резко упал социальный статус женщины.

Вот это противоречие между старыми представлениями о семье и нынешней реальностью давит и на мужа, и на жену. У него комплекс: «Я неполноценный мужчина, моя жена зарабатывает больше, чем я». И тогда мужчина может либо расслабиться и воспринимать жену, как маму (а женщинам, понятно, это не нравится), либо этот комплекс его стимулирует на изменение ситуации, на какое-то развитие, например, на получение дополнительного образования, на повышение внимательности, на приобретение новых навыков, на уход от зависимостей, и так далее.

Откуда берется инфантилизм

У многих современных российских женщин установка, которая, как информационный вирус, передается из поколения в поколение от женщин, переживших войну и репрессии: «Я должна быть сильной, мужчинам доверять нельзя, полагаться на них нельзя, а что делать – жизнь такая». В итоге со стороны женщин идёт гиперзабота о мальчиках, без предоставления им возможности выработать в себе самостоятельность и ответственность за собственные решения. А девочек, наоборот, учат: «Ты же девочка, ты сможешь».

Мужчины на процесс воспитания часто не влияют, поскольку, опять же, в послевоенном поколении появилась идея, что воспитание детей – не мужское занятие (поэтому мужчины сейчас почти не идут в педагогические ВУЗы), что задача мужчины – зарабатывать деньги, отдавать их жене, снимая с себя дальнейшую ответственность за семью, ну и ещё чинить дома розетки и краны. А в остальном – женщина сама справится…

Мужчине хочется быть сильным, ответственным, решительным, но он не представляет, как проявлять свою силу в собственной семье (кроме как побить жену или детей в пьяном виде). Ему не оставили места в семье для проявления мужской силы, к его мнению не готовы прислушиваться, а физически воздействовать на любимых людей и заставлять себя слушаться, на самом деле, он не хочет, ему потом самому стыдно, если он на кого-то поднял руку. Он не видел примера в детстве, чтобы мама доверяла папе и советовалась с ним, чаще мама всё решала сама, а папу ставила перед фактом, деньги были в распоряжении мамы, а у папы, в лучшем случае – «заначка». И он воспринимает, что так и надо.

Женщине же, на самом деле, хочется быть слабой, хочется довериться мужчине, но тут же это её желание блокирует та самая внутренняя установка: «Нельзя, будь сильной, ему не доверяй!» — особенно если так поступала мама по отношению к папе, и девочка с детства это видела. Она вырастет и будет пилить мужа за слабость, делая при этом всё, чтобы он не стал сильным, ответственным и самостоятельным.    

Доход – общий

Экономическая ситуация сейчас в принципе нестабильная. Это раньше, в советское время, многие устраивались на работу в молодости и работали на одном месте десятки лет. Сейчас такое встречается всё реже и реже, неизвестно, кто может работу потерять, кто может её получить, кто может быть переведён на низкооплачиваемую должность, или внезапно получить повышение. И если сегодня кто-то из семьи получает больше другого – это не значит, что так будет всегда.

Здесь важно понять: «Наши семейные доходы – они именно НАШИ, а не отдельно мои и отдельно твои». Бог даёт эти средства нам как единице, состоящей из двух людей.

Вместо закрепленных ролей – постоянный диалог

Для семьи начала ХХ века и предыдущих веков были характерны жёстко закреплённые семейные роли. Архаичные представления у нас сохранились до сих пор, а тип семьи изменился. И старые представления перестают работать.

Зачастую осознание того факта, что теперь семья уже не обязательно должна жить по представлениям столетней давности, помогает примирению. Нужно через диалог находить способы взаимодействия между близкими людьми. Это означает, что никто не должен ни о чём догадываться по умолчанию – обо всём нужно договариваться. Если один из супругов думает, что другой о чём-то догадается, а он не догадался – это не значит, что не догадавшийся плох, это значит, что люди не договорились. Именно поэтому возникла потребность в таких программах, как «Супружеские встречи», «Школа для родителей и воспитателей». По сути это программы обучения диалогу в семье.

Обращаясь же за поддержкой к друзьям, нужно понимать, что они могут как помочь, так и помешать. Часто у друзей у самих не складывается семейная жизнь. Например, разведённая женщина может предложить своей подруге, у которой проблемы с мужем, способ решения проблемы, который она избрала когда-то сама: «А ты разведись!» Хотя сама же может страдать от одиночества. Но и пример людей, которые не разводятся потому, что просто терпят друг друга, тоже не самый вдохновляющий. И если друзья подскажут, что путь выхода из семейного кризиса – это правильно построенный диалог, вот это будет реальной помощью.

«Что делает нас семьей?»

Есть общий ответ: «Нас делают семьёй любовь, взаимопонимание, интимные отношения, совместное хозяйство». К этому можно добавить и пункт «рождающиеся у нас дети». Но ответ на вопрос «что делает нас семьёй здесь и сейчас?» не всегда очевиден. Может быть, как раз его стоит самому себе регулярно задавать. И отвечать на него приходится каждый раз немного по-разному. Не факт, что то, что нас делает семьёй в конкретной ситуации, будет делать нас семьёй всегда или другим поможет почувствовать себя семьёй. В этом вот случае мы чувствуем себя семьёй или, наоборот, это нас разделяет?

С другой стороны, преодоление сложностей тоже помогает паре ощутить себя семьёй. Одному относительно легко жить, когда всё хорошо. Но стоит случиться беде – вот, например, упал у себя дома, подвернул или даже сломал ногу – и кто сходит в аптеку, за продуктами? Даже врача по телефону вызвать будет сложно. А если это инсульт или инфаркт, так ведь можно и умереть только из-за того, что никто не окажет первую помощь, не вызовет врача, не протянет спасительное лекарство… Так что в период кризиса очень выручает тот факт, что ты не один.

Как сказано в книге Екклесиаста: «Двоим лучше, нежели одному; потому что у них есть доброе вознаграждение в труде их: ибо если упадет один, то другой поднимет товарища своего. Но горе одному, когда упадет, а другого нет, который поднял бы его. Также, если лежат двое, то тепло им; а одному как согреться? И если станет преодолевать кто-либо одного, то двое устоят против него: и нитка, втрое скрученная, нескоро порвется» (Екклесиаст 4, 9-12).

«Смотри на себя, и хватит с тебя»

Часто, как ни странно, первая реакция на кризисную ситуацию в семье, позитивная (если нет грубой оплошности, из-за которой человека уволили). Ропот начинается позже, когда в течение какого-то времени не оказывается денег на повседневные элементарные нужды. И начинаются претензии к ближним, вызванные внешней ситуацией, проблемами.

Но бывает и наоборот: люди ссылаются на внешние обстоятельства, а если копнуть, то дело оказывается в их внутреннем состоянии. В любом случае, нужно подходить к вопросу с духовной точки зрения и недостатки искать в себе, а не в другом человеке.

Как ни странно это прозвучит из уст священника, тем не менее, процитирую Зигмунда Фрейда: «Единственный человек, с которым вы должны сравнивать себя – это вы в прошлом. Единственный человек, лучше которого вы должны быть – это тот, кто вы есть сейчас». Это правда. Так же и преподобный Амвросий Оптинский говорил: «Смотри на себя, и хватит с тебя». Применительно к нашей теме можно сказать: «Смотри на себя, а не на мужа (или жену)». А вопрос: «Что я могу изменить в другом человеке, а не в себе?» — является изначально неверным подходом.

Без жертвенности в семье не обойтись. Тем не менее, в семье каждому из супругов должно, в общем и целом, житься легче, чем одному. Сказано: «не хорошо быть человеку одному» (Быт. 2, 18), значит вдвоём должно стать хорошо, причём, каждому из них по отдельности, а иначе — зачем вообще семью создавать? Так что жертвенность необходима, но не всё время и не «в одни ворота».

Трезвая оценка: недостаток – не всегда грех, хобби – не всегда инфантилизм

Одна из высших добродетелей – трезвомыслие, трезвая оценка себя с признанием своих немощей и с принятием их. Что-то стоит принять со смирением, что-то – с мыслью: «Над этим стоит поработать». Надо понимать, что наши недостатки – это не всегда грехи. Слово «недостаток» происходит от слова «недостаёт». Если у меня чего-то недостаёт, это не значит, что я грешу. Но приобретение новых положительных качеств – это ведь хорошо.

Я не умею играть на фортепиано и, скорее всего, выдающимся пианистом уже никогда не стану, но это не является грехом. Тем не менее, если я в принципе научусь играть, для меня это будет определённым развитием, которое может и что-то другое простимулировать.

Даже хобби может стать в период кризиса – новым источником дохода. Конечно, если хобби занимает много времени и из-за этого у человека начинаются проблемы на работе или в семье, то претензии второй половины понятны. Но бывает и так, что хобби – это как раз то, чем человеку и надо бы заниматься, просто на каком-то этапе он решил, что это дело – не то, что даст ему гарантию финансовой независимости. Но возможно именно оно поможет человеку найти новую работу, и он будет не только трудиться ради денег, но и делать то, что ему нравится.

Трезвая оценка своих достоинств также важна – но не как поводов для гордости, а как признание тех талантов, которые нам дал Бог, как поводов для дальнейших шагов в жизни, в служении Богу и ближним.

Не опуститься до греха и ждать «обетованной земли»

Могу честно сказать, что сейчас сам нахожусь в непростой ситуации потому, что меня перевели в очень маленький храм, в местности, которая лишь формально считается территорией города, а фактически, вокруг дачные участки, где многие дома большую часть года вообще необитаемы. Прихожан немного, и большинству из них приходится приезжать издалека, хотя есть храмы и ближе к их домам, так что я им очень благодарен за то, что они каждое воскресение, каждый праздник принимают решение преодолеть этот нелёгкий путь и прийти именно в наш храм. Но, в итоге, их всё равно немного, поэтому финансовое положение и прихода, и моей семьи находится под постоянной угрозой, и это морально давит.

Я совру, если скажу, что мне совсем не знакомо чувство уныния. Бывают ситуации, когда очень грустно и тревожно. Что меня укрепляет? То, что Господь не оставляет! Я верю в Него и вижу, что и в этой ситуации Он рядом со мной. Иногда на грани, но ещё ни разу не было, чтобы мы остались голодными, или чтобы нечем было заплатить за квартиру.

Оказавшись на этом приходе, я как-то особо стал переживать библейские образы из книги Исход. Когда израильский народ выходил из Египта в пустыню, кто говорил, что в пустыне будет легко и комфортно? Пустыня – это лишения. И понятно, почему евреи, которых вывели из рабства, тем не менее, роптали на Моисея, вспоминали котлы с мясом в Египте – хотя, когда было нужно, Бог им давал и манну, и перепелов, и воду из камня… Человеку хочется стабильности, а тут – неизвестность, нет никаких гарантий: будет ли с утра манна, пойдёт ли опять вода из безводной скалы от удара по ней жезлом Аарона?..

Но нужно довериться Богу, и другого выбора нет, и ещё быть внимательным к тому, что происходит вокруг, помня, что если будешь молиться и верен Богу в Его заповедях, как бы ни было тяжело, не опустишься до греха как до «способа решения» твоей проблемы, то однажды увидишь указатель от Господа: «Земля обетованная там».

И в этот момент важно тоже быть готовым к изменениям. Ведь как потеря работы – стресс, так и после долгой безработицы, к которой привыкаешь, новая работа, требующая какой-то новой ответственности, тоже оказывается стрессом, иногда даже не меньшим. В этой ситуации человеку нужна духовная поддержка. Священники и психологи здесь могут помочь человеку понять, чего он хочет, к чему стремится, что для него станет той самой «землёй, где течёт молоко и мёд».

Опять-таки, Моисей, когда выводил евреев в пустыню, не знал, куда они идут – если бы знал, они бы сразу туда пошли, но должно было пройти время, прийти зрелость, должен был появиться опыт и явлена верность Богу и Заповедям Его, прежде чем пришло время войти в ту самую землю.

Протоиерей Александр Дягилев

Подготовили Игорь Лунев, Александра Оболонкова

Источник: http://rusbatya.ru

Поделиться материалом

Submit to FacebookSubmit to Google PlusSubmit to TwitterVKJJ

Православие и проблемы биоэтики

К XXV Международным Рождественским образовательным чтениям Патриаршая комиссия по вопросам семьи, защиты материнства и детства выпустила Сборник «Православие и проблемы биоэтики» по материалам сборников Церковно-общественного Совета по биомедицинской этике

Архив

            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

Книги о семье