Среда, 02 августа 2017

За что борется ребенок?

Почему раньше не было детских возрастных кризисов и почему они есть в нашем современном обществе? Рассказывает протоиерей Максим Первозванский, главный редактор журнала «Наследник», отец девятерых детей

“Как было бы хорошо вернуть патриархальную семью” 

Раньше семья была  большой, патриархальной и многопоколенческой. Сейчас мы иногда слышим ностальгические размышления на тему: «Как было бы хорошо сейчас вернуть нам все это». Но, большинство разумных и вполне православных специалистов скажут, что сейчас такая семья невозможна: раньше люди не воспринимали так остро свою особость, индивидуальность и отделенность от других.

В большой  многопоколенческой семье фактически не существовало внутренних границ. Люди ощущали себя семьей, как единое целое. Сейчас же ситуация другая. XX век показал нам опыт перехода к нуклеарной семье, состоящей из родителей и несовершеннолетних детей.

Происходило это не безболезненно, наследие большой семьи, когда люди спаяны в одно общее целое, без разделений границ друг друга в новой реальности приводило к ужасным склокам, выяснению отношений, вмешательству старших поколений в жизнь младших, взаимных обид, претензий супругов, детей и так далее. Люди просто не знали и не понимали, как жить в новой реальности, что появились эти самые межличностные границы.

Все, о чем я  говорю, называется очень непопулярным среди православных словом «эмансипация». Она происходила повсеместно с переходом к индустриальному обществу. Независимо от национальности или религии. С незначительными особенностями. Причем этот процесс  происходил буквально за  десятилетия, стремительно, по историческим меркам,  что усиливало конфликтность.

Сейчас, по крайней мере, у жителей больших городов в третьем поколении эта проблема потеряла такую остроту. У многих уже урбанизированных семей произошло то самое «личностное отделение». То есть, люди воспринимают и себя, и своих детей, причем, даже достаточно нежного возраста, отдельными личностями, самостоятельными, имеющими право на какие-то свои желания, собственное мнение и так далее.

Хотя так происходит далеко не у всех. Немало осталось семей, где, к сожалению, из поколения в поколение переносят  проблему, когда родители продолжают жестко вмешиваться в жизнь своих даже уже совершеннолетних детей. Они не отпускают человека, не осознают его инаковости и свободы, они пытаются навязывать будущую профессию, образ жизни, какие-то качества, воспитывают детей для себя. То есть, не отделяют себя от собственных детей.

Развод приводит к падению авторитета родителей

Подростковый кризис – это как раз кризис осознания себя отдельным, самостоятельным, взрослым человеком. Там, где старшее поколение этой проблемы не понимает, и не осознает,  что подросток их вовсе не такой, каким были его сверстники из многопоколенческой патриархальной семьи больше ста лет назад, кризис проходит в очень жесткой форме.

Подросток начинает бороться за свою самостоятельность, за свои права. Там, где родители это понимают, подростковый кризис проходит значительно мягче.

Понятно, что на то, как проходит кризис, влияет и психологическое благополучие в семье, отношения между родителями. Если мы имеем дело с разводом, с ситуацией, когда взрослые между собой не ладят, то ситуация усугубляется.  Вообще любой развод, а тем более тот, который проходит в жестких формах, приводит к серьезному падению авторитета родителей,  и, соответственно, все усугубляет.

Если авторитет родителей стоит высоко, если родители спокойно относятся к взрослеющим детям, к их возрастающей самостоятельности, к праву что-то для себя выбирать, тогда все происходит гораздо мягче.

Ребенок грубит в ответ на то, что ему не нравится

Надо понимать, что подросток говорит грубости в ответ на что-то. Не в смысле в ответ на грубости, а в ответ на то, что ему не нравится, но он  не всегда  может сформулировать это для себя. Например, подросток может чувствовать недостаток любви, внимания со стороны взрослых. Причем, ни сейчас, в этот момент, когда он говорит грубости, а с раннего детства. То есть, это своего рода неосознанная месть.

Мама 20-летней девушки (даже уже не подростка!)  позволяет себе заходить в ее комнату в ее отсутствие, убирать вещи на столе, перекладывать белье в шкафу, несмотря на настойчивую просьбу этого не делать. Естественно, это не способствует миру в семье.

Или папа позволяет себе стереть на компьютере какие-то файлы своего 16-летнего сына, или без его ведома просматривает его переписку в «Контакте»…  А потом жалуется, что сын неуправляем.

В комнату 14-летнего подростка уже не стоит заходить без его разрешения. Тем более, рыться в его вещах, наводить порядок у него на столе.

Ребенок хочет заниматься биологией, а ему навязывают социологию или еще чего-нибудь, – это тоже явное нарушение границ: ребенок видит, что его интерес не учитывается.

Это может быть и в более младшем возрасте, когда человек хочет заниматься футболом, а ему навязывают скрипку и жестко требуют. Понятно, что должна быть дисциплина. Понятно, что, если ребенок хочет заниматься  музыкой, но не выполняет всегда домашние задания, то родители могут требовать дисциплины.

Мы не умеем смиряться и признавать права других людей

Но, конечно, если подросток хочет, чтобы его границы уважали, его нужно учить уважать границы других. Это вторая, очень большая проблема, о которой обычно вообще забывают – это второй значимый личностный кризис. Я сейчас имею в виду не возрастные кризисы, а глобально-личностные. Отделение от родителей происходит практически у всех. У многих, по крайней мере. Второй кризис  – это осознание того, что у других людей тоже есть права, границы, и их точно также нельзя нарушать. Этот кризис проходит более сложно.

Первоначально ребенок осознает себя, а потом он должен осознать, что у мамы, у папы, у братьев-сестер,  друзей, еще у кого-то тоже есть свои права и границы.  Что не только ты сам «свободный человек в свободной стране», но и другие люди тоже свободные. Что тебя никто не обязан содержать: ни государство, ни мама с папой, что прав без обязанностей не бывает, что  тебя не обязаны любить все вокруг. То, что раньше в православии называли смирением.

Ведь истинным смирением является как раз умение быть благодарным и понимание того, что тебе никто ничего не должен, тобой не обязаны восторгаться, к твоим ногам не обязаны приносить цветы, тебя не обязаны любить.

Об этом очень мало говорят и это является серьезной проблемой межличностных отношений. Когда мы встречаем инфантила, который не отделился от мамы и папы – мы это все видим со стороны, замечаем, понимаем, что это ненормально.  О том, что вообще-то надо взрослеть и становиться самостоятельным, много сказано и написано. Почти же ничего нет о том, что надо признать за другими право быть действительно самостоятельными и независимыми.

Как у нас складываются семейные отношения?  Как православные супруги слышат слова апостола Павла об обязанностях супругов? Мужья обращают только на фразу: «Жены, повинуйтесь своим  мужьям, как Господу» (Еф.5:22), а про то, что «Мужья, любите своих  жен, как и Христос возлюбил  Церковь  и предал Себя за нее» (Еф. 5:25) слышать категорически не хотят. С женами ситуация, соответственно, ровно наоборот.

Мы не умеем смиряться и признать право других людей относиться к нам так, как они сами считают нужным.

Если бесполезно ругать, нужно ограничить

Есть старый  анекдот. Вагон метро, много народу. Сидим мама с  ребенком лет пяти, который прыгает, залезает с ногами на сидения, всем мешает, кричит, пачкает все вокруг шоколадкой. А мама извиняясь, говорит окружающим: «Простите, я воспитываю его по особой системе и стараюсь никаких запретов на него не налагать». Все сидят, понимающе кивают. Вдруг один молодой человек встает, прилепляет этой маме жвачку на лоб и говорит: «Извините, меня мама тоже воспитывала по такой системе».

Это я к тому, что ребенку с детства  стоит показывать, что не стоит нарушать границы других. Понятно, что жизнь устроена так, что в ней взрослого человека встречает очень много ограничений.

Ребенок должен быть к этому готов. Другой вопрос, как ограничения накладывать. Это тоже весьма непростой процесс. Потому, что массовое индустриальное общество в прошлом требовало от человека одних качеств. Сейчас нужны иные.

В свое время я поработал в закрытом советском институте, и, если я опаздывал на работу на одну минуту, мне на весь день записывали прогул. Хотя это было очень позднее советское время. А прогул времени – это значит автоматическое лишение премии  со всеми вытекающими.  Чуть мягче, но в целом такая ситуация была везде.  Поэтому нас воспитывали в очень жесткой дисциплине.

Сейчас акценты во многом сменились. Но абсолютно необходимо воспитывать любого человека – ребенка, взрослого в уважении границ другого человека.

Если человек впускает меня в свои границы, то я имею право в них войти, но я не имею право там гадить. А если не  впускает, то я и на цыпочках войти не имею права.

Другой вопрос, что ребенок может не понимать каких-то вещей. И бесполезно за них его ругать. Но можно его жестко ограничить. Допустим, если ребенок не понимает чего-то и понять не может в силу возраста, каких-то особенностей своего психо-эмоционального устроения, еще чего-то. В этой ситуации вы просто ограничиваете его в самостоятельности.

Например,  вы считаете важным и нужным позволить своему ребенку ломать игрушки. Когда ребёнок оказывается рядом с игрушками других детей, нужно просто не давать ему возможность брать чужие игрушки  – это не его личное пространство и здесь правила иные. По аналогии с современным официальным отношением к курению. Курение  – это твое личное дело, но при этом в общественных местах ты не можешь и не должен курить. Не я должен от тебя прятаться, когда ты стоишь и куришь на остановке, а ты не должен курить на остановке.

Каждый человек свободен и имеет право на много что, кроме задевания интересов других людей, оговоренных и общепризнанных.

Если твой ребенок напачкал в подъезде, надо убраться за ним. Даже если маленький ребенок взял и случайно описался в подъезде, ругать его за это бесполезно и бессмысленно. Что должна сделать нормальная мама? Выйти с тряпкой и вытереть эту лужу.

Протоиерей Максим Первозванский

Подготовила Оксана Головко

Источник: http://pravmir.ru

Поделиться материалом

Submit to FacebookSubmit to Google PlusSubmit to TwitterVKJJ

Православие и проблемы биоэтики

К XXV Международным Рождественским образовательным чтениям Патриаршая комиссия по вопросам семьи, защиты материнства и детства выпустила Сборник «Православие и проблемы биоэтики» по материалам сборников Церковно-общественного Совета по биомедицинской этике

Архив

            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

Книги о семье