Понедельник, 10 июля 2017

О счастье и любви

Проповедь протоиерея Димитрия Смирнова, произнесённая на праздник святых благоверных князей Муромских Петра и Февронии в храме Благовещения Пресвятой Богородицы 8 июля 2017 года.

Как хорошо, что вы сегодня пришли в храм. Может быть, кто случайно, а кто и намеренно. Всегда на сердце бывает радость, когда люди знают о том, что есть у нас такие святые угодники Божии как муромские князья Пётр и Феврония. По милости Божией теперь это не только праздник для верующих христиан, но и для всех, кто живёт в нашей стране, что даёт нам возможность вспомнить о них и проявить интерес к их жизни, она очень назидательна. И всех, кто не прочёл ещё их житие, призываю это сделать.

Бог создал человека для того, чтоб он был счастлив. И для этого Он и Адама, и Еву поселил в раю, Он их обоих и создал в раю, и по Его замыслу они и должны жить в раю. Но рая теперь на земле нет. Наша жизнь больше похожа на ад, по крайней мере всяких признаков гораздо больше, чем райских, хотя элементы рая всё равно присутствуют. И самое главное свидетельство – есть в каждом человеке желание рая. Очень интересная такая возникает ситуация: рая человек не видел, а всё время стремится к лучшей жизни, всё время стремится к счастью, всё время стремится к лучшим условиям. Всё время стремится к тому, чтобы жить в покое, чтоб ему никто не мешал, не обижал. Откуда это в нас, хотя этого не бывает? Пошёл в садик погулять, увидел гамак, сел в него, думает: «Сейчас полюбуюсь природой». И тут же – ж-ж-ж-ж! – и всё. Какое тут гуляние? Приходится дёргать ногами, махать руками, закрываться полотенцем. Вспоминаются стихи: «Ох, лето красное! любил бы я тебя, когда б не зной, да пыль, да комары, да мухи». Нет никакой возможности. А откуда ж тогда стремление к раю? Это генетически от нашего отца Адама и нашей матери Евы. Это чувство неизбывное. Более того, каждый человек ещё и мечтает. Он думает, до рая ему не хватает того-то, того-то, того-то. Начинает стремиться. Получает – а рая всё равно нет. Почему? Потому что не там ищет. А в чём же рай, как его достичь, как сделаться счастливым? Для этого пришёл Господь на землю – чтобы людям рассказать, в чём заключается смысл жизни и в чём достижение счастья?

И почему образ Петра и Февронии так поразил всех их соплеменников? Да потому что Пётр нашёл это счастье, а вместе с ним обрела счастье и Феврония. Он всем показал, что счастье – не в здоровье, не в богатстве, не в славе, не во власти. Это всё – барахло.

Хотя для многих барахло – это очень важная позиция. «Хочу это купить, хочу то купить! Вон она купила, а я нет! И мне надо купить!». Потому что своего вкуса нет, вот и живут умом соседки. Или ещё где-то что-то подглядела. Но то, что на одной хорошо, на другой как на корове марля. Но ума-то нет, образования нет, вкуса нет, чувства красоты нет. Получается уродство. Вроде сама по себе вещь и дорогая, и красивая, а как на корове седло. Почему? Потому что зависть. Зависть – это от слова «видеть». Увидел – и захотел себе того же. Но счастье – не в удовлетворении собственной зависти, спаси и сохрани!

Древний человек, даже страшно подумать, сколько веков назад живущий, понял главное. Конечно, его болезнь способствовала ему немножко понять, в чём смысл жизни. Что князь? Привык быть первым, привык быть главным. Он человек сильный, хороший охотник, хороший воин. Всё у него было прекрасно – и вдруг болезнь. Она как-то идёт вразрез с его мечтаниями, с его стремлениями. Вот через эту болезнь он находит своё счастье – Февронию, которая смогла ему и помочь в болезни, и выиграть эту битву с обществом.

Если бы любое общество понимало, как достичь счастья! А это невозможно. Любая демократия обречена. Большинство может быть только тупое. Почему? А потому что всегда большинство занимает уровень ниже среднего. Всегда. И в правительстве, и в армии, и в школе, и в институте. И средний уровень всегда очень низок. Это естественно. Вот это среднее арифметическое, демократическое – это всегда кошмар.

Люди все делятся на три категории. Самая маленькая, про которую Господь сказал: Не бойся, малое стадо! (Лк. 12, 32) – это люди духовные, которые живут жизнью духа. Их всегда мало. Есть люди душевные, которые живут жизнью души. Для них главное – настроение. «Счастливого тебе дня!» – а дальше хоть потоп. Так и говорят друг другу, не стесняются. А большинство людей плотские: есть, пить, спать, отдыхать, веселиться, гулять, ничего не делать, ржать. Самое сладкое – это анекдот. Представим себе, есть люди духовные, есть душевные, есть плотские. Давайте мы вам устроим счастье и проголосуем. И что выйдет? Выйдет один бесконечный стол с вином, с дикими криками, с драками. Ничего другого не выйдет. Посмотри в любой класс – что это такое? Обезьянник. Посмотри на любой коллектив – это сборище бездельников и матерщинников. Они всегда доминируют. Поэтому всякая демократия, когда решает большинство – это кошмар. А должно быть так, чтобы люди, живущие духовной жизнью, показывали пример. Пётр и Феврония показали пример всем боярам и всему народу муромскому, и они это запомнили и пошли за ними. И вот уже сколько веков прошло, а они всё для нас являются примером.

А люди ХХI века благодаря своему голосованию они разрушили всё что можно. И даже то, что их предки построили, они всё сломали. И что? Как «что»? Да разворовали. А что ж ещё? Что проще – что-то сделать или украсть? Ну, понятно, украсть быстро и просто. И если бы вышел бы указ: «Отныне за воровство не наказываем», украли бы всё последнее друг у друга сосед у соседа. И воцарился бы окончательный ад. Ад сдерживается только силовыми структурами, вооружёнными до зубов: тюрьмами, собаками, водомётами, огнемётами и так далее. Только и боятся люди, чтоб потерять голову. Правильно, если голову потеряешь, если в голову пуля войдёт, как ты будешь гулять? Во что ты будешь есть, если у тебя голова прострелена? Как мне один мудрый человек, Царствия ему Небесного, однажды сказал: «Голова нужна для того, чтобы есть. Я ж головой ем!». Никогда его не забуду. Умнейший человек. Он любил поесть, с пониманием относился к этому. Но вот немножко мешал его счастью его ум, потому что он видел всякие несовершенства, его просто одна еда никак не могла удовлетворить. Так в чём же счастье? Если кто хочет быть счастливым, он должен сделать счастливыми своих детей, свою семью, своих родителей. А если хватит сил и возможностей для ума и для сердца, то, может, и своих соседей. Счастье заключается не в том, чтобы себе. Это счастье такое же, как у того, кто за столом сидит и берёт себе всё самое вкусное самым первым. Нет. Счастье – накормить, подать, чтобы люди были довольны. Счастье не в том, чтоб они поблагодарили. Нет, даже глаза могут выразить. Так что в самой еде ничего плохого нет. С помощью еды можно достичь счастья, если ты накормишь другого. Христос так и сказал: алкал Я, и вы дали Мне есть (Мф. 25, 35) Человек спрашивает на Страшном Суде: «Когда ж это я Тебя накормил, Господи?» (см. Мф. 25, 37). Так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне (Мф. 25, 40). Как просто! Любой человек может послужить Богу, если он послужит хотя бы одному человеку. И в этом счастье, в этом смысл жизни. И это даёт и покой, и удовлетворение, и возможность предложить своё творчество.

Лучше всего это видно в искусстве. Любое искусство взять, и хотя все наперебой – и поэты, и писатели, и художники – говорят: «Это я для себя», без зрителей и слушателей оно невозможно. Поэтому, хоть они все так говорят, на самом деле это не так. Это они делают для того, чтобы другой тебя понял, почувствовал и поучаствовал в том, в чём ты нашёл красоту. И это высшее счастье. Это гораздо важнее, чем какие-то медальки, звания. Представьте себе, как смешно звучит: “В начале XIX века жил великий народный поэт Российской Федерации Александр Сергеевич Пушкин”. Ну не бред ли это? Ну, конечно, бред. Когда больше ничего нет, остаётся звание. Самое лучшее звание – это хороший человек. Для этого не надо никаких дипломов, грамот.

Князей было на Руси очень много. Каждая земля имела своего князя. Всей землёй владели Рюриковичи. И земля переходила по наследству. Один Рюрикович умирает, старший в роде становился главой вот этого княжества. Кому побогаче достанется, кому – совсем маленькая земля. Даниил Александрович был самый младший братик из Ярославичей, и ему достался какой-то захудалый городишко – Москва. Вот она была захудалая, а потом стала такая, что сама Америка руку жмёт. «Здравствуйте, это, – говорит, – для меня большая честь». Ну, конечно, это для тебя большая честь, что ты сподобился ручку пожать. А как это получилось? А потому что Даниил Александрович был очень добрый, хотя был князь, а князь был в первую очередь воином, он не любил воевать, старался все конфликты сглаживать. Князья, они же все братья. Может, не первой степени родства. Если кто знает, братья всегда дерутся между собой, потому что чтобы они выросли, стали добрыми людьми, очень много папа с мамой должны в них вложить ума, понимания. А так, когда братья – это постоянные битвы. И они, молодые ребята, постоянно дрались, дружина на дружину. Доходила до того, что церкви друг у друга грабили. Возьмут оттуда все мощи, все драгоценности – и к себе в княжество. Там всё расставит – и доволен. Потом другой князь на него. Так вот жила Древняя, ещё домонгольская, Русь. Потом вот монголы помогли, заставили сплотиться. А дядя Даниила Московского – переяславский князь. А Переславль, знаете, такой город есть огромный на севере от Москвы? Огромнейший город, церкви, укрепления, валы, Плещеево озеро! Богатейший был город. Ну что там Москва? И дядя отписал ему княжество. И сразу Москва стала кое-чем. И прибавлялась, прибавлялась. И до сих пор прибавляется. Мы всё стонем, нельзя ли остановиться в этом прибавлении? Скоро уже до Урала будет Москва. Слава Богу до Владивостока не будет, потому что это всё Китаю отойдёт. А так это представляете себе: «Я, – говорит, – москвич» – сел на машину, 11 тысяч километров проехал, и на работе, а вечером обратно. С ума сойдёшь!

Пётр и Феврония были христианами, веровали в Пресвятую Троицу, и поэтому дошло до их сердца, что угодно Богу. А Богу угодно, чтоб мы сделали друг друга счастливыми. И вот на этом они остановились. И Пётр оставил княжество: «Да Господи! Царствуйте на здоровье, выберите себе князя или попросите из другого княжества, придёт какой-нибудь подрастающий отрок. А я буду делать счастливой свою Февронию». Прошло какое-то время, и они опомнились: «Да нет, мы её признаем, пусть она не княжеского рода, простая девушка была, живи с ней, мы ей будем кланяться как княгине, будем её уважать и любить». И до них дошло. Оказывается, не только дурной пример заразителен, но и хороший. Потому что бояре и знатные люди города Мурома и все остальные простолюдины тоже увидели, сколько красоты и сколько настоящего счастья в том, что Пётр любит Февронию, а Феврония любит Петра. И это дороже всяких княжеств. И им тоже захотелось такого же. И они поняли, что чтобы этого достичь, нужно чем-то в жизни и пожертвовать: и силами, и временем, и даже от чего-то отказаться, что тебе нравится, ради другого. Они поняли самую главную причину человеческого счастья.

Так что дай Бог и нам, и не только теоретически, а чтобы практически воплотилось и в нашей жизни. Тогда мы не будем унылые, угрюмые, тогда мы не будем по пустому поводу плакать, кому-то в чём-то завидовать, всё время желать того, чего нет у тебя. Это дело бесполезное. А полезное дело – когда ты делаешь счастливым хотя бы одного человека. И этот отблеск его счастья войдёт в твоё сердце и упокоит твою мятущуюся душу.

Протоиерей Димитрий Смирнов

Источник: http://dimitrysmirnov.ru

Поделиться материалом

Submit to FacebookSubmit to Google PlusSubmit to TwitterVKJJ

Православие и проблемы биоэтики

К XXV Международным Рождественским образовательным чтениям Патриаршая комиссия по вопросам семьи, защиты материнства и детства выпустила Сборник «Православие и проблемы биоэтики» по материалам сборников Церковно-общественного Совета по биомедицинской этике

Архив

          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            

Книги о семье