Пятница, 23 июня 2017

Священнослужители о суррогатном материнстве

Опрос, проведенный среди 600 врачей-специалистов (урологов, хирургов, эндокринологов, ревматологов и фармацевтов) в 40 регионах, показал, что 38% из них - против запрета суррогатного материнства. 53% респондентов не смогли определиться по поводу этого вопроса, а 9% четко поддерживают запрет. Доля медиков, выступающих за суррогатное материнство, выше в регионах (44%), чем в Москве (28%).

По мнению противников суррогатного материнства, в этой области нет четких законодательных норм и много спорных моментов (18%), это противоречит религиозным взглядам и неэтично (18%), нужно усыновлять детей-сирот (16%), это слишком дорого (8%).

Итоги опроса прокомментировал председатель Общества православных врачей Санкт-Петербурга, профессор, доктор медицинских наук протоиерей Сергий Филимонов. Он отметил, что опубликованные данные опроса малоинформативны, поскольку неясно, сколько среди опрошенных врачей мужчин, а сколько женщин, какой их возраст, каков среди них процент акушеров-гинекологов, педиатров и других врачей. «Кроме того, имеет значение регион, где работает врач. Например, в Санкт-Петербурге находится множество больниц с репродуктивными технологиями. А в регионах, где нет республиканского центра, для врачей не актуален вопрос суррогатного материнства. Для них важно, чтобы были медикаменты в наличии», - сказал о. Сергий.

«Вполне объяснимо, что 53% опрошенных не смогли определиться со своим отношением по этому вопросу, потому что они не имеют опоры на социальную доктрину религии. Кто имеет религиозную опору, тот осуждает репродуктивные технологии», - отметил профессор.

В Основах социальной концепции РПЦ говорится: «Суррогатное материнство... противоестественно и морально недопустимо даже в тех случаях, когда осуществляется на некоммерческой основе. Эта методика предполагает разрушение глубокой эмоциональной и духовной близости, устанавливающейся между матерью и младенцем уже во время беременности. Суррогатное материнство травмирует как вынашивающую женщину, материнские чувства которой попираются, так и дитя, которое впоследствии может испытывать кризис самосознания». Православные священнослужители не раз отмечали безнравственность суррогатного материнства: - Оно сродни проституции: тело женщины используют для чьего-то удовольствия быть отцом или матерью.

- Суррогатное материнство сродни фашизму или работорговле: человек рассматривается как орудие и средство посторонних ему целей.

- Суррогатное материнство - беспощадная и бессовестная эксплуатация богатыми бедных.

- Суррогатное материнство – технология, востребованная, в частности, гомосексуалистами: оно дает возможность, не прикасаясь к женщине, стать отцом.

Во Франции, Германии, Австрии, Норвегии, Швеции, некоторых штатах США суррогатное материнство запрещено полностью. В других разрешено лишь некоммерческое суррогатное материнство: таковы Великобритания (допускается лишь оплата текущих расходов суррогатной матери), Дания (с серьёзными ограничениями), Канада, Израиль, Нидерланды (запрещена реклама суррогатного материнства, предложение услуг суррогатных матерей и их подбор), некоторые штаты США. В России суррогатное материнство разрешено.

«Почему, на ваш взгляд, в данном вопросе (как и в вопросе об абортах) церковная позиция так резко расходится с «общественным мнением» - в данном случае с мнением врачей? И почему в России, где часто ссылаются на пример Запада для оправдания всякого рода безнравственности, в данном случае пример западных стран игнорируют?» - с такими вопросами корреспондент Regions.ru обратился к священнослужителям.

Протоиерей Александр Добродеев,
заместитель заведующего сектором МВД Синодального отдела по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными учреждениями

Россия – светское государство, ослабленное тем, что либеральные идеи пронизывают очень глубоко все наше общество, а церковное мнение отодвигают на второй план, не принимают в расчет. Хотя Церковь как раз и стоит за то, чтобы общество было здоровое, семьи были полные и в них рождались бы дети.

Но общество этого не приемлет, - видимо, погнались за комфортной жизнью. Ведь зачем напрягаться и мучиться девять месяцев, вынашивая и рожая ребенка, если это может сделать кто-то другой? Это желание не трудиться и созидать, а только получать. Но ведь это потом отразится и на потомстве, на всем обществе, и на будущих событиях, которые грядут, и к ним надо быть готовыми, потому что за все придется платить – разбитыми сердцами, деградацией, всеобщим упадком.

Зачем нужен ребенок? Просто чтобы был? А где же смысл жизни? В этом лежит корень всех проблем, которые нас ожидают впереди. Безверное общество ищет ложных целей, задач. Есть некие мнимые ценности, которые увлекают, отвлекают от истинного служения. Это просто заблудшие люди. А сил, чтобы понять, оценить, им не хватает, потому что нет духовного воспитания.

Протоиерей Александр Ильяшенко,
настоятель храма Всемилостивого Спаса бывшего Скорбященского монастыря на Новослободской

Почему так считают врачи, мне сказать трудно – очевидно какие-то основания у них для этого есть, но те врачи, с которыми знаком я, придерживаются точки зрения Русской Православной Церкви.

Не знаю, почему суррогатное материнство запрещено на Западе, но думаю, у нас оно разрешено потому, что это очень прибыльная отрасль, бешеные деньги - на них создаются огромные капиталы. Как известно, в эпоху капитализации деньги решают все. Попираются нравственные идеалы и традиционные – такие, как супружеская верность, целомудрие, великодушие. Действительно, у нас столько детей-сирот, есть возможность их усыновить, а вместо этого вкладываются огромные деньги в нечто, на мой взгляд, противоестественное.

Это страшный удар и по суррогатной матери, и по ребенку, да и по приемной семье – смогут ли в ней его воспитать, еще большой вопрос. Ну а вообще результаты опроса очень интересны, неплохо было бы проводить похожие и дальше, и потом обобщить результаты.

Суррогатное материнство - актуальная для XXI века проблема, и мне кажется, трудноразрешимая - если люди утрачивают представление об абсолютном идеале, тогда дозволено и остальное – например, все, что приносит прибыль. В этом случае мы сталкиваемся с нравственными явлениями, которые не получили ни должного осмысления, ни нравственной общественной оценки. А может быть, эта оценка не будет совпадать ни с религиозной, ни с традиционной, потому что если хорошо заплатить, люди скажут то, что им навязали – как известно, заказывает музыку тот, кто платит.

Протоиерей Михаил Дудко,
главный редактор газеты «Православная Москва»

Не могу отвечать за врачей, но мне кажется, люди сочувствуют тем, кто не имеет возможности иметь детей, и кто хочет получить их таким способом – с помощью суррогатного материнства. Это сочувствие естественно и понятно - и религиозным людям тоже.

А жесткая позиция Русской Православной Церкви обусловлена несколькими обстоятельствами. Несмотря на то, что «материал» для зачатия ребенка изъят у других людей, все-таки это ребенок той женщины, которая его выносила. И тут возникает много нравственных вопросов, решить которые невозможно. Суррогатная мать за 9 месяцев вынашивания плода привязывается к ребенку, и он тоже привыкает к матери. И никто из врачей не учитывает то, о чем Православная Церковь говорит много лет: зачатый плод – уже живое существо.

На протяжении первых месяцев своей жизни ребенок считает матерью так называемую суррогатную мать. Ну и, конечно, душа тоже у него есть. Это таинственные процессы, их не учитывают врачи, но привыкшие работать с понятием «душа» религиозные люди на них остро реагируют. Душа матери и душа ребенка тесно взаимосвязаны, поэтому разрезать по живому связь, которая образуется за 9 месяцев, противоестественно и даже преступно.

Тем более, что действительно есть много детей, которых можно усыновить и удочерить, решив таким образом вопрос бездетных пар. К тому же есть еще люди, которые детей иметь могут, но хотят получить ребенка легким способом. Я уж не говорю о гомосексуальных парах – они-то возможности получить ребенка естественным путем не имеют, но хотят его завести и воспитывать. Этого тоже нельзя допустить. Так что при разлучении ребенка и матери возникает много вопросов, проблем, и я бы даже сказал, трагедий.

А что касается Запада - у нас самом деле часто игнорируют его пример. Это касается и религиозного образования, и других вещей. Мне кажется, дело тут в выгоде. Когда выгодно, на Запад ссылаются. И я уверен, что о многих вещах люди, от которых зависит решение вопроса суррогатного материнства, не догадываются. К тому же у нас многие хотя и называют себя православными, религиозно не образованы и не учитывают то, о чем я говорил.

Священник Димитрий Лин,
клирик Храма святителя Николая на Трех Горах

Думаю, причина в том, что наша страна прошла очень тяжелый, печальный путь расцерковления, который начался на государственном уровне в 1917 году (а предпосылки к этому были и до революции). Советский Союз одной из первых стран утвердил аборт как разрешенную медицинскую процедуру - с этого момента и началось разрушение нашего церковного сознания. Сыграло свою роль и изменение сознания, произошедшее в начале 90-х годов, когда наше общество, увлеченное либеральными идеями, стало открыто к всякого рода новшествам, - в том числе, сомнительным с нравственной точки зрения.

Хотя у нас многие называют себя людьми православными, крещеными, просвещен наш народ, к сожалению, пока плохо. Поэтому в сознании многих людей их мнимая церковность вполне совмещается с возможностью совершать тяжкие грехи - в том числе грех убийства или суррогатного материнства.

Кроме того, у нас, на мой взгляд, некритично воспринимают западный либерализм, который (быть может, благодаря СМИ) рассматривается как свобода всего и вся, в том числе как полная расхристинизация западного общества. Между тем известно, что в Соединенных Штатах Америки христианские протестантские традиции весьма сильны, и народ подчас проявляет большую строгость в решении нравственных вопросов. Другое дело, что там действительно допускаются некоторые греховные поступки, извращения, но иногда в критических ситуациях становится понятно: эта веками укорененная нравственность имеет значение для значительной части населения. Даже такая страна, как Франция, которая вроде бы всегда славилась либерализмом, свободой, где проходили антицерковные акции, на попытку узаконивания гомосексуальных «браков» тоже ответила многочисленными протестами.

Так что представление о западных странах как об очаге полной нравственной деградации, наверное, все-таки не соответствует действительности. А мы в каком-то смысле более наивны и расцерковлены, чем жители некоторых западных стран.

Священник Петр Коломейцев,
декан психологического факультета Православного института св. Иоанна Богослова Российского православного университета

Как оценивать суррогатное материнство? Это торговля собственным телом – та же проституция. Когда говорят: «Но эти женщины ничего не крадут», с этим можно поспорить – в действительности они крадут у ребенка материнскую любовь. Перинатальные психологи уже сказали свое веское слово на этот счет. Отношение к ребенку суррогатной матери не такое, как настоящей – а потом это чревато даже нарушениями в развитии малыша. В самом начале ребенка выращивает наемница вместо матери - со всеми вытекающими отсюда последствиями.

К тому же это благодатная почва для всяких криминальных вещей - по существующим законам если врач освидетельствует суррогатную мать, он может дать заключение, что именно она мать, а это значит, есть повод и для вымогательства. О последствиях суррогатного материнства уже даже снимают фильмы. В общем, это грязное дело, а оно всегда чревато плохими последствиями.

Что же касается игнорирования примера Запада в отношении суррогатного материнства - видимо, у нас большую роль играют деньги. Они решают все.

Иеромонах Макарий (Маркиш),
священнослужитель Свято-Алексеевской Иваново-Вознесенской православной духовной семинарии, руководитель Отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Иваново-Вознесенской епархии, глава епархиальной Комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства

Церковная позиция расходится с общественным мнением по простейшей причине: она четко и ясно сформулирована. А общественное мнение «вилами писано по воде». Вот как в этом опросе: по какой причине мы можем считать, что какое-то единое общественное мнение представляется этими несколькими сотнями врачей со своими специфическими особенностями и взглядами? Тут я согласен с о. Сергием Филимоновым.

Кстати, сравнительно недавно медицинское сообщество требовало абсолютного права на аборт и было ужасно раздосадовано напоминанием, что аборт – это убийство. Прошло 10 лет, и эти врачи уже мыслят иначе. Помоги им Господь, это очень хорошо.

Никакого серьезного мнения на тему суррогатного материнства не может быть. Есть разные люди с разным уровнем образования, интеллекта, знакомства с ситуацией, и они говорят разные вещи. Поэтому наша страна, как и почти все страны мира, представляют с собой республики и демократии, а не охлократии. У нас часто об этом забывают под воздействием СМИ и из-за нашей неопытности.

Суррогатное материнство – это торговля детьми, равно как аборт – убийство ребенка. Мы добиваемся, чтобы это безобразие, эта мерзкая практика была прекращена.

Источник: http://regions.ru

Поделиться материалом

Submit to FacebookSubmit to Google PlusSubmit to TwitterVKJJ

Православие и проблемы биоэтики

К XXV Международным Рождественским образовательным чтениям Патриаршая комиссия по вопросам семьи, защиты материнства и детства выпустила Сборник «Православие и проблемы биоэтики» по материалам сборников Церковно-общественного Совета по биомедицинской этике

Архив

            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

Книги о семье