Пятница, 21 апреля 2017

Педагогика — творческий процесс

Беседа со священником Виталием Шатохиным, преподавателем Калужской духовной семинарии, выпускником Московской Духовной академии

— Как вести себя родителям, если в присутствии детей их постоянно оскорбляют или критикуют?

— Каждый человек в присутствии любых людей: своих детей или же своих родителей должен вести себя, прежде всего, как христианин. Если тебя оскорбляют, то независимо от окружения твоя реакция должна быть спокойная, сдержанная. Христианин не должен выходить из себя, напротив, ему необходимо быть сосредоточенным, оставаться вежливым к людям и внимательным к себе. Это основная задача, она всегда сложная для любого человека, когда задевают его самолюбие. Главное, конечно, не нисходить до взаимных оскорблений. Ну и что, что присутствуют дети — это обычная жизненная ситуация. Они должны видеть, как следует вести себя в подобных ситуациях. Ведь когда-нибудь это обязательно и с ними случится. Им необходимо видеть, как авторитетный для них человек, их родитель, реагирует на оскорбления. В свое время в православном лагере «Златоуст» я неоднократно был вожатым, а затем и духовником. И вот на что я обратил внимание: дети перестают уважать духовника или вожатых, если видят, что они не могут стерпеть обиду. Однажды меня буквально вывел из себя один ребенок, я начал на него повышать голос, сильно раздражаться, и вскоре убедился, что полностью потерял авторитет в его глазах и в глазах тех, кто видел мою озлобленность... Проявление раздражения или обидчивости — слабость, и любой ребенок это интуитивно осознает. Он понимает, что такой человек — слабак, раз не смог сдержать себя в элементарной жизненной ситуации, не выдержал нагрузки, хотя должен был выдержать. Но, конечно, сохранение внутреннего равновесия в этой ситуации должно быть основано не на боязни упасть в глазах окружающих или же собственных детей, а на желании сохранять в себе духовный мир.

Задача родителей в данном случае просто повести себя спокойно, достойно, ответственно, совладать со своим гневом. Минимальная задача в таких обстоятельствах — это суметь промолчать, хотя бы не ответить грубостью на грубость. Это уже хорошо. Как говорил преподобный Иоанн Лествичник, «начало незлобия — молчание уст при смущении сердца».

А реально ли научиться вообще не раздражаться в таких ситуациях или для этого надо быть уже сверхчеловеком?

— Конечно, реально, только очень трудно, причем для этого требуется определенный опыт и колоссальная работа над собой. На самом деле не отвечать — просто, многие люди обладают такой способностью, а вот не злобиться — значительно сложнее. Нужно постараться поймать себя на этих гневных, злобных, обидчивых мыслях и начать молиться. Именно так, как Спаситель заповедовал: «Молитесь за обижающих вас и творящих вам напасти».

— А как молиться?

— Просто помолиться своими словами: «Спаси, Господи, и помилуй раба Твоего (имя обидчика) и его святыми молитвами и меня грешного помилуй!» Если человек начинает воспринимать другого не как худшего себя, а даже как лучшего, хотя бы как равного, то сможет к его словам отнестись достаточно серьезно и постараться понять, чем он мог вызвать его гнев. В конце концов, христианин всегда должен задумываться после подобных ситуаций, почему вообще с ним это произошло. В этой ситуации конкретно, может быть, он и не виноват. Но раз Господь попустил этому произойти с ним, то, возможно, Он хочет его вразумить, напомнить о его недостатках, страстях, сделать для него явными его греховные язвы.

— Выходит, любую такую ситуацию нужно воспринимать как урок от Бога?

— Думаю, что верующий человек почти всегда так воспринимает критические ситуации в своей жизни. Когда он получает сильный удар по самолюбию и в его сердце происходит какая-то вспышка гнева, обиды или раздражения, то православный в любом случае должен адекватно оценить ситуацию, разобраться, почему он попал в такое положение. Конечно, это не без воли Божией.

Значит, православный христианин должен быть сильным человеком?

— Духовно сильным — да. Несдержанность, о которой мы говорим — это духовная слабость. То есть когда мы не можем выдержать критики в свой адрес, насмешек, совладать со своими страстями.

— Мы плавно подошли к вопросу обучения детей. Из советского учебника по педагогике: «Необходимо убедить учащихся в том, что они могут добиться успеха... Необходимо, чтобы ребенок видел продвижение, хоть и минимальное... Если у ученика только неудачи, то у него постепенно пропадает желание продолжать учебу. Успехи в обучении и стремление к знаниям — взаимосвязанные педагогические явления» Как правильно настраивать ребенка на то, что в его делах будет успех, что все получится?

— Сложно сказать. Все люди по душевным свойствам очень разные: у всякого свой характер. К каждому ребенку нужен индивидуальный подход. Кого то, наверное, нужно и так настраивать, а кого то, возможно, и наоборот — удерживать от превозношения. Но в детском возрасте, как правило, психологи советуют не хвалить в полном смысле этого слова (особенно опасно хвалить, сравнивая с другими детьми), но подбадривать, вселять уверенность в ребенка. Если уж хвалить, то за дело. Если видишь, что он сделал что-то положительное, действительно, похвали: «Ах, ты какой молодец, умница! Прекрасно сделал, золотой ты мой!»

— Слышал, что профессор А. И. Осипов запрещает хвалить детей, но это, наверное, больше монашеская традиция...

— Алексей Ильич — уникальная, яркая личность в жизни современной церкви, но весьма своеобразная, со своими особыми принципами, с четко определенными правилами духовной жизни, которым подчиняются также те, кто воспринимает его как «светоч истины» в Церкви. По сути дела, он разработал свою догматическую систему, из которой, порой, проистекают весьма неоднозначные выводы. Он предлагает лишь один из возможных путей духовной жизни, который нельзя абсолютизировать. Профессор Осипов дает очень мощный вектор, направление, подробно описывая, какую литературу читать, какую не читать, как правильно что понимать. Но нужно знать, что есть и другие, не менее авторитетные точки зрения на те или иные вопросы. И здесь нельзя возводить в степень канона каждое высказывание Алексея Ильича. Так что к уважаемому профессору следует относиться спокойно, как к одному из, конечно, выдающихся религиозных деятелей нашей Церкви.

Если вернуться к нашему вопросу, то мне представляется совершенно нормальным, естественным похвалить близкого человека. Если ты его любишь, если доволен, например, как супруга приготовила обед, скажи ей: «Умница моя, как ты чудесно приготовила!». Не буду же я думать: если я похвалю жену — она возгордится, и мое высказывание станет причиной появления в ее сердце тщеславия, нет, лучше не буду я ее хвалить, промолчу, это будет духовно... Конечно, нет. Все должно быть естественно. А как ребенка не похвалить, если родители его любят? Если говорить об отношении к детям, то хорошего педагога без любви не бывает.

— Некоторые психологи советуют хвалить ребенка не напрямую, а говорить ему о том, что он делает какое-то дело хорошо и замечательно. Например, можно сказать: «Мне нравится, как ты сделал то-то и то-то». В общем, не ты такой хороший сам по себе, а тобой хорошо сделано дело.

— Мне кажется, в искренней, естественной похвале нет ничего страшного. Это просто выражение любви. Только не надо сравнивать свое чадо с другими детьми: «Ты лучше всех» или: «Ты самая красивая девочка у нас в доме!» — этого не надо. Но можно сказать: «Ой, какая ты красивая, какая ты умница». Что тут такого, если это не какой-то расчет на что-либо, а естественная похвала?

— А классическая литература может помочь в воспитании детей?

— Классическая, думаю, да, особенно, литература 19 века: тогда культура языка, культура общения и поведения была на высочайшем уровне... Правда, все это не помешало потом совершиться страшным событиям революции.

Конечно, чтение такой литературы — большой труд не только для ребенка, но и для взрослого: нужно ставить себя на место героя, сопереживать, обязательно делать выводы. Иными словами, учиться размышлять. Сам ребенок этого не может, но родитель должен научить его размышлять, вместе с ним обсуждая поведение литературных персонажей. Помните, даже в царской семье была традиция совместного чтения по ролям? Большая семья: Император, Императрица с детьми читают по ролям произведение, потом его обсуждают. Замечательно! Это и есть то необходимое для нас общение, которое должно вытеснить из семейной жизни телевизор вообще. Именно потому, что он не будет нужен: живое человеческое общение настолько обогащает, заинтересовывает людей, что сидеть у телевизора будет просто неинтересно. Домашний спектакль в многодетных семьях — это чудо.

Кто все же не способен отказаться от телевизора, тот может с детьми посмотреть и фильм, но обязательно потом обсудить его, примерить на себя роль того или иного героя: почему он так поступил, а как бы я поступил, как нужно было поступить, как христианин поступил бы, как, например, Иоанн Кронштадтский поступил бы... Обязательно вместе обсуждать. Это имеет большое значение. Тогда с ребенком будет общение, нормальное, человеческое, живое. Только, опять же, здесь нужно избегать всякого духовного насилия: «Я сказал и должно быть так! И всё». Конечно, у взрослого авторитет, он будет говорить со своей точки зрения, и ребенок будет прислушиваться к его словам. Но если без давления со стороны родителей, без насилия удается наладить живое общение, то тогда и начинается хорошее воспитание. Считаю, что самое страшное — это перестать для ребенка быть старшим другом. Если он перестал прислушиваться к словам взрослого как к чему-то ценному и важному — это уже всё, нормальные отношения наладить, практически, невозможно.

— Как родителю научиться быть для своего ребенка старшим другом?

— Часто использую это выражение. Может быть, оно не совсем корректно. Родитель не должен быть равным. Некоторые родители, действительно, играют в друга. Именно играют: стараются с ребенком дружить, к примеру, мама начинает вести себя с дочкой так, как будто она ее сверстница, легкомысленно, несерьезно — на равных. Так не должно быть. Когда я использую это выражение, то имею в виду, что между родителем и ребенком должно быть взаимопонимание. Такое, какое имеют друзья, когда могут поделиться друг с другом самым сокровенным, попросить совета, вместе поразмышлять, попытаться оценить какую-то ситуацию. Ребенок не раб родителя. Он должен все время это осознавать и чувствовать. Но родитель должен себя так ставить с ребенком, что он ему не ровня, однако настолько ему близок, что ребенок может доверить ему все то, чем можно поделиться только с самым близким другом.

Мне доводилось встречать людей, которые в трудные моменты их жизни стремились не к приятелям, а к родителям. Если в семье таких взрослых детей случалась беда, то они бежали к родителям не просто пожаловаться, а посоветоваться как с более опытными в жизни людьми. Сейчас редко такое встретишь. Но там, где такое взаимопонимание есть, можно смело сказать, это счастливые семьи. Там родители с детьми имеют внутренний контакт. Если это получилось в детстве, пока ребенок маленький, если он видит в родителях своих старших друзей, то, скорее всего, такие отношения останутся на всю жизнь. Если же родитель отстранен от проблем ребенка, занят лишь своими делами, а детские заботы ему кажутся несущественными, неинтересными, то и ребенок никогда не будет с ним искренним, доверяться ему не станет. Нужно родительское участие, понимание: то, что взрослому кажется смешным и наивным, для ребенка в данный момент может быть самым серьезным переживанием. Он что-то увидел, услышал или фильм какой-то посмотрел, для него это сильное эмоциональное потрясение, и ему хочется поделиться, поговорить. Родитель должен быть очень внимательным к состоянию ребенка, стараться разделять его беды и радости. Прежде всего, своим душевным, теплым участием, — только так можно помочь ребенку раскрыть его внутренний мир.

— Можно провести аналогию: для Бога наши земные проблемы — конечно, несущественны. Тем не менее, Он же участвует в них, помогает, да? Выходит, родителям нужно обладать божественными качествами, чтобы со своей высоты взрослости спускаться на уровень ребенка...

— В каждом родителе заложены эти качества. Господь дает благодать воспитывать детей. Конечно, без Божией благодати мы все эти задачи не осилим никогда. Только с молитвой, постоянным прошением у Бога помощи, пониманием, что без Бога эти задачи не сможем выполнить, воспитание будет успешным. Педагогика — это титанический духовный труд. В воспоминаниях подвижников последнего времени зачастую можно прочесть, как святой описывает свои младенческие, отроческие годы и в его образе постоянно встает мать, полночи напролет молящаяся перед иконой. Помню жизнеописание преподобного старца Гавриила (Зырьянова), старца Спаса-Елеазаровой пустыни. Он вспоминал о том, как, когда он что-то натворил: сломал санки, или подрался с кем то,-то, придя домой, застал маму, со слезами молящуюся на коленях у иконы и просящую у Бога прощения за то, что воспитала такого недостойного сына... Его так сильно это потрясло, что он помнил об этом всю жизнь. В данном случае много зависит от Божьей помощи.

— Как, с православной точки зрения, нужно воспитывать мальчиков, чтобы они стали настоящими мужчинами?

— Главное качество мужчины — способность брать на себя ответственность. Умение принимать решения и нести за них ответственность. Главный недостаток современных мужчин — это боязнь, неумение и нежелание брать на себя этот груз, безответственное отношение к жизни, к ближним, к семье, к детям. Как это воспитать? Надо с детского возраста приучать мальчика к тому, что у него есть обязанности перед семьей, он должен за что-то отвечать в доме: за мытье посуды, выгуливание собаки, стирку, уборку... Ему необходимо научиться быть надежным, он должен знать, что на него надеются. По мере возрастания ребенка у него появляется больше свобод, но с каждой свободой должна появляться обязанность и возрастать ответственность. Становление характера именно при этом и будет происходить. Часто его обязательство перед родителями, братьями и сестрами должно быть достаточно серьезным. Может быть, даже по-настоящему трудным. Здесь и будет совершаться духовный рост, мальчик будет стараться преодолевать свои слабости. Сейчас пропагандируется спорт. Я думаю, что если относиться к занятиям спортом не как к бизнесу или способу реализовать себя в жизни, а именно как к средству выстроить характер — волевой и целеустремленный, то спорт, особенно физически тяжелый, — это тоже возможность научиться преодолевать свои слабости. Мальчик учится ставить цели, достигать их, нести ответственность за свои достижения или поражения и правильно к этому относиться. Нужны трудности, чтобы воспитать настоящего мужчину. И родители должны обеспечивать ребенка этими трудностями, которые он должен преодолевать.

А как правильно воспитывать девочек?

— Воспитывать девочек надо, исходя из главной задачи женщины в семье и вообще в жизни. Учитывая те особые качества, которыми наградил Господь женщину, нужно стараться выявить и развивать в девочке такие сердечные навыки, как забота, сострадание, желание и умение помочь человеку в любых ситуациях, поддержать. Каким образом? Естественно, и собственным примером, и совместной помощью ближним. Например, гуляя с дочерью, видите: идет пожилой человек. «Машенька, давай, поможем» — «Вам помочь? Давайте, мы переведем Вас через улицу. Вам тяжело? Давайте, мы поможем донести сумки». Когда вместе с ребенком так помогаешь, то он это видит и его сердце как-то настраивается на правильное отношение к жизни. Вместе с ребенком нужно проявлять заботу об окружающих, потому что женщине это много раз пригодится в жизни. Это ее главная функция. Она помощница в семье. Есть такой новозаветный образ: «семья — малая церковь». Можно расширить эту аналогию: муж — священник, жена — дьякон, а паства — это дети. Это удачное сравнение: жена — диакон. Диакон, то есть помощник, сослужитель, готовый всегда поддержать в трудную минуту.

Я встречался с деформацией женской психики, женской души, когда девочка очень серьезно начинала заниматься спортом, не физкультурой, а именно жестким, профессиональным спортом, единоборствами, например. Мне кажется, при этом в женском характере закладываются агрессивные черты, воспитывается несвойственная ей способность дать ответ силой на силу. На мой взгляд, этого не должно быть. По крайней мере, не о физической силе должна идти речь. Так же опасно, когда делают акцент на интеллектуальное развитие будущей женщины. Такие девочки или девушки по своему складу становятся очень похожи на мужчин: у них превалирует логика, именно внешняя, формальная логика, строго упорядоченное, рациональное мышление. Это, может быть, не так уж и плохо, но когда это становится главной целью, ничего хорошего из этого не выйдет для представительницы слабого пола... Когда девушка выходит на руководящую должность или всерьез занимается научной деятельностью, мне кажется, она тоже рискует, потому что, приобретая все эти мужские качества, можно утерять женские. Ведь известно, что современным бизнес-леди очень сложно устроить семейную жизнь. Помню, один профессор Московской духовной академии (к сожалению, дважды женатый), когда его спросили, как же так, что он, глубоко верующий человек, второй раз женился, сказал: «А зачем мне два мужика в доме?» Его первая жена обладала властной, волевой натурой, мужской, с которой очень трудно было совладать. Мне кажется, женщина должна быть мягкой, поэтому в ней нужно воспитывать женские качества.

— Почему же когда мы слышим, что женщина-спортсменка дала отпор насильнику, большинство одобряет ее поступок и восхищается ее мужеством?

— Я, пусть совсем немножко, но все-таки занимался единоборствами. Могу сказать, что для того, чтобы женщина могла дать отпор физически развитому среднестатистическому мужчине, она должна быть, как минимум, мастером спорта. А чтобы достичь уровня мастера спорта, нужно лет 10 потратить на почти ежедневные упорные тренировки.

И к чему приводит эта серьезная работа — иногда к бесплодию. Не думаю, что это полезно для женщины. Здесь очень важна эмоциональная подготовка, то есть психологическая готовность к поединку. Если нет этой готовности, если просто отработано несколько приемов, то в ситуации реальной опасности, стресса, шока все это просто забудется. Может возникнуть страх и полное оцепенение.

Боевые единоборства, на мой взгляд, для девочек неприемлемы. Мне кажется, женщинам это ни к чему. Когда девушка надевает кимоно, она все равно вступает, пусть и в имитацию, но какого-то боя, поединка. Там в девушке воспитывается готовность дать физический отпор. Не думаю, что это должно быть в женской психике. А мужчине — да, это может очень даже пригодиться, это почти необходимо.

— Можно ли физически наказывать ребенка, например, ремнем или хворостинкой?

— Думаю, можно. Девочек, естественно, ремнем наказывать нельзя по физиологическим причинам. Но в принципе, физическое наказание может иметь место. Но есть одно главное условие: ребенок должен прекрасно понимать, за что его наказывают. Наказание не должно быть спонтанным. До или после наказания с ребенком надо обязательно серьезно побеседовать о том, почему его наказывают, что он сделал неправильно. И ребенок, если даже не свое согласие должен дать на наказание (можно и к этому его подвести), то хотя бы должен четко понимать, в чем он провинился. «Смотри: ты вот так себя ведешь, ты понимаешь, что это не хорошо?» — «Да, понимаю» — «Ты не хочешь, наверное, вырасти таким-то и таким-то. Надо же тебя как-то останавливать?» — «Ну да...» — «Значит, тебе надо понести наказание».

Наверное, после такой беседы ребенка уже не стоит и физически наказывать, раз он все понял?

— Все индивидуально, главное — в наказании не должно быть жестокости. Но если молодого человека ремешком «погладить», думаю, ничего плохого не произойдет. Совсем не обязательно, чтобы это заканчивалось слезами или даже ревом и синяками. Нет. Это просто некое серьезное внушение. Плохо, когда наказание в педагогических целях заканчивается детской обидой и ожесточением. В каком случае это происходит? Когда ребенок чувствует жестокость родителей. Принципиально важно, чтобы родитель в момент наказания не был обозленным и раздраженным, он обязан оставаться спокойным и уравновешенным. В противном случае, если родитель раздражен и находится в гневе, то ребенок понимает: папа (или мама) просто вымещает на нем свою злобу. Получается примерно следующее. Ребенок доставил неудовольствие родителю своим поведением, а взрослый за то, что ему доставили неудовольствие, мстит ему. Подобная ситуация, конечно, вызовет обиду и ожесточение у ребенка.

Опять же все это при условии, если вообще требуется физическое наказание. Ведь вопрос сформулирован: «можно ли...». Если на него коротко ответить — можно, но: лишь в определенных ситуациях, с определенными детьми, в определенном возрасте и с определенными оговорками.

— Знаете, что боюсь: люди у нас, в основном, максималисты, особенно верующие. Раз батюшка сказал можно — значит, я могу наказывать ребенка по полной программе с чистой совестью.

— «Можно» не значит «нужно» (смеется).

— Я сам был свидетелем: идет молодая мама с ребенком, что-то он набедокурил, и она прямо посреди улицы стала бить чадо по «пятой точке». У ребенка сразу слезы, визг...

— Вообще сразу наказывать нельзя, я уже говорил, почему это опасно. Сам родитель может неадекватно себя повести, грубых слов наговорить и жестокость какую-то проявить. Пусть немного времени пройдет... Лучше, конечно, прийти домой и в спокойной обстановке обсудить эту ситуацию, почему ребенок так себя повел и что это нельзя оставить без наказания. Считаю, что между родителем и ребенком может быть договоренность. Если ребенок периодически как-то ведет себя нехорошо в определенных ситуациях, они должны договориться, так нельзя оставлять: «Я не хочу, чтобы ты вырос эгоистом, думаю, ты этого и сам не хочешь. Давай с этим как-то бороться, я буду тебя наказывать. Ты должен это знать, что если еще раз такое повторится — ты будешь наказан». Здесь, как обычно: первый раз проявил себя человек нехорошо — просто поговорить, второй раз — поговорить и предупредить, в следующий раз повел себя нехорошо — уже наказать.

— Думаю, это более оптимально. Лично я стараюсь детей не наказывать физически. Можно самого себя сильно ударить ремнем по ладони — раздается характерный шлепок — и ребенок сразу понимает, что его может ожидать. Дети очень сообразительный народ.

— Естественно, говоря о физическом наказании, я веду речь о более взрослых детях, «запущенных» случаях. Один священник, преподаватель педагогики у нас в семинарии, такой пример приводил. Он рассказывал, что он со своей дочерью как-то раз повел себя похожим образом. Она совершила действительно серьезный проступок, и батюшка, не имея возможности наказать ее ремнем, боясь причинить ей какой-то физический вред, очень сильно стеганул себя по ноге. Да так, что даже остался синяк, который должен был напоминать дочери о ее проступке. Она это серьезно пережила. Для нее это было очень внушительно: она, по сути, нанесла физическую боль своему отцу. Педагогика — это творческий процесс. И всякий воспитатель, родитель в каждой ситуации для своей психики, для своего внутреннего состояния должен искать какие-то свои приемы. И соответственно, при выборе методов воспитания необходимо учитывать возраст, обстановку, в которой вырос ребенок, его культурное и интеллектуальное развитие. Все это может достаточно сильно отличаться в каждом конкретном случае.

— Знаю педагога с 40-летним стажем. По молодости она повышала на детей голос, а потом поняла, что это тупик, путь в никуда. С того времени она больше никогда не повышала голос на учеников. До сих пор ее очень любят, а выпускники приезжают к ней спустя многие годы после окончания школы.

— Физическое подавление или повышение голоса не играют существенной роли. Сильный характер дети чувствуют на расстоянии. Зашел такой учитель в класс — всё, тишина, хотя при этом он может ничего и не говорить. На него посмотрели и сразу стало понятно: да, это человек с твердым характером, он достоин уважения. Один учитель будет кричать и пытаться успокаивать класс, стуча указкой по столу, но это не будет действовать. А другой повернется и просто посмотрит на детей — этого будет достаточно для установления порядка. Дети чувствуют, когда взрослый имеет внутренний стержень, сильный характер.

Допустимо ли на ребенка повышать голос?

— На мой взгляд, можно. Но голос, как и любое слово, имеет свою энергию, внутреннюю мощь, и эта энергия не должна быть злой. Можно сказать громко и без агрессии. Повышение голоса — это определенное физическое подавление, своего рода ремень, только голосовой. Родитель как бы доказывает ребенку: «Ты ребенок, а я родитель, я сильнее и могу подавить тебя голосом». Но здесь есть все то же необходимое условие. Если оно не соблюдается, то это не работает: родитель не должен быть раздражен. Он может сказать строго, внушительно, но без раздражения, гнева, злобы, агрессии, обиды и так далее. Это так же сложно, как своего ребенка стегать ремнем с «любовью», но это возможно. Вполне реально поставить ребенка на место сильным окриком, тем не менее не испытывая к нему злобы. И ребенок поймет: он что-то не то сделал и его отшлепали, но не злятся на него. Малыш всегда должен чувствовать: несмотря на то, что у него есть какие-то недостатки, слабости, капризы, в целом, он хороший ребенок и родители его любят. Это ощущение у ребенка непременно должно быть. Если же у ребенка появится осознание, что он дурной и никому не нужный, то это, конечно, беда.

— У нас в городе проходят наборы в группы по обучению восточным танцам для девочек с 6-ти лет. Мне кажется, это очень опасно для души...

— Конечно, опасно. Маленькие «танцовщицы» большое внимание уже с раннего возраста начинают обращать на свою внешность, украшать себя, долго вертеться перед зеркалом и превращаться в этакую «куклу Барби». Развитие пристального внимания к своей физиологии, своей внешности до подросткового возраста всегда опасно и для верующих недопустимо. Понятно, чем это грозит: блудными состояниями души, скажем так.

Если православные родители решаются записать ребенка в группу по обучению восточным танцам, то, вероятно, они просто не понимают, чем это грозит. А в представлении светского человека, что же тут плохого: модно, чувственно, эффектно.

На мой взгляд, классические танцы для девочек школьного возраста — вполне возможный вариант. Умение красиво, пластично двигаться — это нормально, в этом ничего плохого не вижу.

Но я имею в виду именно классическую хореографию. Не эстрадные танцы, не страстные латино-американские, не ламбада, а классика: вальс, танго — вполне может быть. Для старшего школьного возраста.

— Сейчас девочек родители отдают еще и в модельные студии...

— К сожалению, закончиться это может плачевно. Для женщины, не в такой степени, как для мужчины, непременно центром, осью ее жизни всегда будет семья. Мужская психика устроена так, что он может чувствовать себя вполне удовлетворенным жизнью, если занят каким-то любимым делом, приносящим кому-то пользу. Мужчине подчас этого достаточно. Женщине — ни в коей мере. Как бы она хорошо ни зарабатывала, каким бы она ни была уважаемым специалистом, в ней всегда будет жить тоска по крепкой, дружной семье, нормальных супружеских отношениях. Если девочка с раннего возраста обращает пристальное внимание на свою физиологию, то, соответственно, ее сознание, психика меняется в эту сторону. И, повзрослев, она станет смотреть на любого встречного мужчину как на потенциального партнера. Ясно, что с таким мировоззрением ей будет очень сложно построить полноценную семейную жизнь. Она столкнется с такими внутренними проблемами, искажениями собственной психики, которые ей очень сложно будет преодолеть, если она захочет сохранить семью. В конечном счете, это может грозить ей тем, что она не сможет создать семью, либо, создавая, будет разрушать ее сама, не понимая причин.

— Что делать родителям, живущим в одной квартире с бабушкой и дедушкой, если старшее поколение придерживается своих взглядов на воспитание (выраженное в потакании детским капризам), а мама и папа хотят воспитывать своих детей самостоятельными и ответственными людьми?

— Часто бывает так, что людям приходится жить со своими родителями, которые не самым лучшим образом влияют на воспитание их детей... Ситуация эта достаточно тяжелая. К сожалению, самый лучший ответ на этот вопрос — старайтесь жить отдельно. «К сожалению» говорю потому, что это редко исполнимо: зачастую финансы не позволяют жить отдельно, — но все-таки это лучший вариант. Если родители готовы на определенные материальные трудности, то лучше снимать квартиру и жить отдельно. Тогда воспитание будет нормальным.

В данном случае с какой ситуацией мы сталкиваемся: мама говорит одно, папа — второе, дедушка — третье, а бабушка — четвертое... И у ребенка нет иерархии ценностей, что на самом деле правильно в этой ситуации, кого слушаться, кто прав? Как правило, ребенок выбирает ту сторону, которая наиболее авторитетна в условиях этой квартиры, за спиной которой можно спрятаться и оттуда получить наибольшую выгоду для себя. Выходит, поневоле мы воспитываем в ребенке такие качества, как хитрость, лукавство, корысть. Малыш с легкостью определяет, против чьего мнения никто не пойдет и у кого можно всегда искать поддержки. Семья, конечно, должна быть единоначальна и все-таки мужчина должен в ней постановлять и руководить. А чаще всего бабушки, к сожалению, не дают установить в семье должный порядок.

Есть мнение, что это связано с тем, что современные женщины рожают мало детей. Если в семье детей много, то мамы свой родительский потенциал исчерпывают, а если один ребенок-то нет. А потом они пытаются наверстать упущенное: продолжают воспитывать своих выросших детей, внуков, правнуков, — на что, собственно, они уже не имеют никакого права. Это очень сложная ситуация. Требуется много-много раз разговаривать с бабушкой и дедушкой, если приходится жить вместе: «Пожалуйста, давайте будем единомышленниками... потому что иначе у нас ничего не получится, мы ребенка не сможем воспитать как должно. Хитреца воспитаем, корыстолюбца»... Если это возможно, надо стараться вести со своими родителями диалог. Каждую конкретную ситуацию нужно, конечно, разбирать. Можно так договариваться: «Если кому-то что-то не нравится, скажите об этом наедине, без детей. Мы обсудим, сделаем так, как нам представляется верным, потому что это наши дети». Это очень важно. Один из священников-педагогов в нашей семинарии как-то сказал с печальной иронией: «Бабушки — это исчадие ада». Он исходил из собственного опыта. Он своих детей на месяц отдавал бабушке, а потом несколько месяцев боролся с теми навыками, которые бабушка привила внукам. Порой бабушки своей неразумной любовью развивают в детях недобрые качества, исполняя их капризы и прихоти. Родитель в данном случае более объективен, более строг.

— Мы говорили, что каждая ситуация — это урок. Можно ли считать, что если семья не имеет возможности жить отдельно от родителей, то это все промыслительно?

— Для кого то, в какой-то конкретной ситуации, наверное. Господь вообще посылает нам определенные обстоятельства для того, чтобы мы преодолевали свои немощи и учились снисходить к немощам ближних. Именно поэтому в нашей жизни появляются люди, которые с нами не согласны, критикуют нас. Но когда речь идет о воспитании ребенка — это очень серьезный вопрос, который надо решать на семейном совете. Если прямо противоположные мнения высказываются в семье в течение нескольких лет, то у ребенка возникают такие нехорошие качества, о которых я говорил выше. Ему самому потом трудно будет с ними жить.

— Отец Виталий, недавно читал молитву матери о своем ребенке. Там, именно о девочках, есть прошение, чтобы в сердце у нее сохранилась ангельская чистота...

— Молитв сейчас много разных можно найти. Мне кажется, родители могут молиться о детях своими словами. У нас есть вечерние и утренние молитвы, положенные для обязательного чтения всем православным. Но никто не мешает после окончания этих молитв встать на колени и искренне помолиться своими словами о тех проблемах, которые тебя сейчас тревожат. И родители, конечно, должны ежедневно искренне и просто обращаться к Богу о помощи в воспитании своих детей, о вразумлении их — родителей, чтобы Господь вразумил их, как правильно себя вести, как воспитывать. Такая молитва должна быть всегда. Я бы не стал рекомендовать какую-то конкретную молитву. В данном случае родительское сердце подскажет.

Если родители участвуют в жизни ребенка, видят его проблемы и недостатки, то должны реагировать на это, в том числе своей молитвой. И не только дома. Придя в храм, не обязательно перед собой держать текст богослужения, молитесь и своими словами. Можно попросить Бога о чем-то своем и во время службы, особенно, во время Литургии, когда Чашу выносят. Если Христос воплощенный здесь, рядом — проси. Когда у человека действительно какая-то скорбь, что-то его тревожит, то он может излить это в горячей молитве и получить от Господа утешение. «Придите ко Мне все трудящиеся и обремененные, и Я успокою вас».

Беседовал Андрей Сигутин

Источник: http://mgarsky-monastery.org

Поделиться материалом

Submit to FacebookSubmit to Google PlusSubmit to TwitterVKJJ

Православие и проблемы биоэтики

К XXV Международным Рождественским образовательным чтениям Патриаршая комиссия по вопросам семьи, защиты материнства и детства выпустила Сборник «Православие и проблемы биоэтики» по материалам сборников Церковно-общественного Совета по биомедицинской этике

Архив

          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            

Книги о семье