Среда, 19 апреля 2017

Семья предполагает веру друг в друга

Всё чаще приходится слышать о том, что институт семьи изжил себя, что семья — устарела. Ныне пропагандируются совсем иные ценности — порочные с точки зрения здравого смысла. Мы решили побеседовать со священником Феодором Людоговским, клириком МДАиС, талантливым публицистом, пастырем, счастливым мужем и отцом четверых детей, чтобы узнать, каково его видение ситуации.

— Прежде всего, что такое семья? Чем отличается семья от сожительства двоих людей, кроме штампа в паспорте?

— Давайте попробуем здесь подойти вот с какой стороны. Многие в наше время боятся создать семью. Оказывается, этот самый пресловутый штамп в паспорте — серьёзная проблема. Люди говорят: зачем? Мы любим друг друга, нам вместе хорошо — пока что. А потом — кто знает? Мы не хотим себя обременять лишними обязательствами. А то начнётся потом делёж имущества, алименты — нам это не нужно. Почувствуем, что не срослось — разбежимся.

И получается, что эта любовь — не любовь вовсе, а в лучшем случае влюблённость, которая не готова ни к испытаниям, ни к труду, ни к ответственности. Те, кто боится загса, — они просто не верят друг в друга. Как сказал Чехов, в Бога верить легко — а вы в человека уверуйте. А это очень непросто.

Так что вот именно этим семья и отличается от сожительства, которое нынче политкорректно называют гражданским браком: семья предполагает веру друг в друга, ответственность друг за друга, волю к преодолению неизбежных разногласий, решимость вместе противостоять жизненным трудностям. А всё это вместе и есть любовь.

— Ответственность друг за друга, видимо, проявляется в добровольном согласии исполнять те или иные обязательства, существуют ведь представления о том, каким должен быть хороший муж и хорошая жена. Но как быть, если вторая половинка живёт как бы сама по себе, для себя и, по сути, просто сожительствует?

— Быть — кому? Понятно, конечно, что вы спрашиваете о другой половине. Но дело в том, что крайне редко бывает так, что виноват кто-то один из супругов. Если жена или муж отдаляется, обособляется — наверняка стоит поискать причины в себе самом. Может быть, я недостаточно уделяю внимания жене (мужу)? Или не могу дать того, что от меня ожидают? Или могу, но почему-либо предпочитаю этого не делать?

Но, разумеется, могут быть ситуации, когда оставленной в одиночестве стороне не в чем себя упрекнуть. Тогда надо попытаться как-то достучаться до супруга. Только как — вот в чем вопрос. Тут многое зависит от темперамента и мужа, и жены, от предыстории отношений, от разного рода внешних обстоятельств. В каких-то случаях возможен прямой разговор, где-то нужны осторожные намёки, прощупывание почвы. А можно представить себе и такую ситуацию, когда лучшим выходом будет бурное объяснение с битьём посуды. Милые бранятся — только тешатся. Но прояснять отношения необходимо, нельзя загонять болезнь внутрь.

— А как надо строить отношения с родителями, если их понятия далеки от желаемых молодожёнами норм? Не секрет, что именно родители нередко закладывают первую мину под фундамент отношений.

— Мне кажется, дело здесь не совсем в том, чего желает молодёжь. Нормы общеизвестны, и они мало меняются со временем. Пятую заповедь никто не отменял. Каждый из супругов остаётся сыном, дочерью своих родителей, и должен относиться к ним с почтением и любовью, заботиться о них, прислушиваться к их советам, да и вообще слушаться — насколько это возможно, насколько это не противоречит тому, что у него (у неё) теперь своя семья.

А вот родители, проявляя вполне понятную заботу о детях и теперь уже внуках, сделают хорошо, если не будут вмешиваться в жизнь молодой семьи. Советы — да, но ненавязчиво. Помощь — хорошо, но не чрезмерно. Бабушки-дедушки должны осознать, пусть это и немного грустно, а подчас и больно, что их дети выросли, что у них теперь есть вторая половина, и эта половина — не отец и не мать. Конечно, очень легко говорить о том, как оно должно быть. Но мы хорошо знаем, что в реальности так бывает далеко не всегда. Что делать? Во многих случаях решением если не всех, то большинства проблем подобного рода было бы раздельное проживание молодой семьи и родителей каждого из супругов. Пусть неподалёку, пусть даже совсем рядом — но отдельно. К сожалению, возможно это далеко не всегда. А ещё сожаление вызывает то, что возникает сама необходимость в таком расселении. Недавно мне случилось побывать в одной семье. Они живут в частном доме, так что проблем с жилплощадью нет. Но тем не менее: в этой семье — четыре поколения. И при этом все живут вместе, все живут дружно. Видно, что они искренне привязаны друг к другу и вовсе не думают разъезжаться. Впрочем, это скорее исключение, чем правило.

— Давайте попробуем определить основные опорные точки благополучия семьи. От чего зависит крепость семейных уз? Без чего семья непременно распадается?

— Хотелось бы начать с чего-то высокого и духовного. Но будем смотреть правде в глаза: нищая (в точном смысле этого слова) семья вряд ли может быть счастливой. Как говорил старик Мармеладов, бедность — не порок, но нищета — это порок. Однако материальный достаток редко бывает некоей данностью, с которой ничего не поделать. Многое зависит от воли супругов, от правильной расстановки приоритетов. Немало семей бедствует просто потому, что все деньги уходят на водку, или на наркотики, или на карты. Кто-то не потрудился получить образование — и не может найти работу. А кто-то просто сидит в компьютере и не способен ни к какой деятельности, кроме как к перестрелке с монстрами.

Если же в материальном отношении всё действительно плохо, тогда семья призвана к подвижничеству, к напряжённому труду — и физическому, и духовному. Не озлобиться, не опустить руки, не впасть в отчаяние — это подвиг без всякого преувеличения. Впрочем, все мы живём не в Антарктиде. И если у вас — обеспеченная семья, то посмотрите вокруг: может быть, кому-то нужна ваша помощь? Ведь часто эта помощь может быть небольшой в денежном выражении — просто людям нужен какой-то толчок, а дальше они уже пойдут сами.

Помимо достатка, есть, конечно, и другие не менее важные вещи, без которых благополучие семьи невозможно. Не в последнюю очередь это, так сказать, общие интересы супругов. Совсем необязательно, чтобы муж и жена оба были физиками или биологами, или сидели в одном офисе, или работали в одном совхозе. Но нужно, чтобы были темы для разговора. Если же все беседы мужа и жены сводятся к быту или к перемыванию костей соседям — вряд ли такая семья может быть прочной. Впрочем, бывает по-разному.

— Каким образом дух времени влияет на институт семьи?

— Дух времени — да, он влияет, и очень сильно. Нынешняя общемировая тенденция — упразднение института семьи. Само понятие семьи размывается. Если раньше предполагалось, что это (в идеале) один раз на всю жизнь, то теперь (и это уже давно) семья многими воспринимается как что-то временное — да и ненужное по большому счету. Если в недалеком еще прошлом было очевидно, что семья — союз мужчины (одного) и женщины (одной), то в наши дни ситуация меняется на глазах. Сюда же стоит добавить и продвигаемые в последнее время идеи о том, что детей должны воспитывать лишь специально обученные люди, а сами родители этого недостойны.

— Как от этого влияния защититься?

— Готового рецепта у меня нет. Если мы говорим о христианской семье, то от христиан следует ожидать сознательного выбора в пользу евангельских ценностей. Если же это «просто хорошие люди», то остаётся надеяться на их здравый смысл, на их любовь друг к другу, на то, что удалось в них вложить их родителям.

— Влияние нашего времени только негативно, или есть и позитивные моменты?

— Ещё недавно главной чертой нашего времени мы назвали бы свободу. Да, часто это была дурно понятая свобода, во многом это была свобода творить зло — в том числе себе самому. И всё же это было значимым завоеванием. Но в наше время даже и эта свобода тает не по дням, а по часам. С другой стороны, народ, кажется, стал пробуждаться от спячки, от апатии. Повышается социальная активность, у людей формируется гражданская позиция. Окажет ли это какое-либо влияние на семью — пока что не знаю. Посмотрим.

— Как сохранить супругам любовь на протяжении всей жизни? Все ли способны к этому?

— Наверное, я не скажу ничего нового, если призову к различению любви и влюблённости. Влюблённость может быстро закончиться. Позже она может вернуться в преображённом виде. Но любовь — это то, что нужно выковывать собственными ежедневными усилиями. Любовь, как бы банально это ни звучало, — это жертва. И если человек не готов к жертве, к постоянному умалению себя самого ради любимого человека — тогда любовь не состоится.

— Возможно люди боятся жертвовать потому, что боятся, что их жертва окажется пустой?

Не только поэтому, думаю. Но и такие опасения тоже нельзя сбрасывать со счетов. Мне кажется, здесь всё упирается в веру. Если хотите — в доверие. Если для обоих супругов всё очень серьёзно, если слово «развод» у них не начинает звучать при каждой мелкой ссоре, если они верят друг в друга — тогда жертвы навряд ли будут напрасными. Другое дело, что иногда самопожертвование развращает того, кому эти жертвы приносятся. Между супругами это обычно проявляется не очень ярко, но зато подобные случаи хорошо видны на родительско-детских отношениях. Типичная ситуация: в семье один ребёнок, он — центр вселенной. Папа, мама, бабушки, дедушки — все видят смысл жизни лишь в нем. Ограждают от любых проблем, утирают нос, водят за ручку. А в результате вырастает самодовольный — и притом инфантильный — хам и свин. Значит, не такими должны были быть жертвы. Значит, нужно было где-то наступить на горло собственной песне: настоять, наказать, заставить, бросить в воду — пусть барахтается; требовать заботы о себе, уважения к родственникам, участия в жизни семьи. Это трудно. Это труднее, чем всё разрешать. И это, наверное, и есть в подобных случаях необходимая жертва.

Ну, а если вернуться к супругам… В Ветхом Завете, у пророков, избранный народ — Израиль — нередко предстаёт в образе неверной жены, муж которой — сам Бог. Христос принёс Себя в жертву — в самом буквально смысле — за всех нас. Но сколько и еврейский народ, и другие народы, и каждый человек изменял Богу, умершему на кресте? И всё же эта жертва не напрасна. Господь верит в нас до последнего. Поэтому и нам не резон говорить: «Ничего не получилось». Пока есть хоть малейшая надежда — нельзя опускать руки.

— Насколько крепость семьи зависит от культурного развития супругов и рода их занятий?

— Однозначной зависимости здесь нет, но всё же рискну предположить, что при прочих равных условиях семьи, где супруги имеют высшее образование, обладают большими шансами. Во-первых, это, как правило, не бедные семьи. Да, часто и совсем не богатые, — но не бедствующие. Во-вторых, образование приучает человека к рефлексии, к несколько отстранённому анализу разных жизненных явлений, к сдерживанию своих эмоций и порывов. Согласитесь, всё же труднее себе представить пьяную драку с поножовщиной в семье университетских преподавателей, нежели в семье рабочих или маляров. В-третьих, то, о чем я уже упоминал: людям без образования, без широкого кругозора может оказаться просто неинтересно друг с другом — не о чем поговорить. Но, повторяю, прямой зависимости здесь всё же нет. Думаю, каждый из нас может привести примеры счастливых «простых» семей и несчастных — профессорских.

— Верно ли утверждение, что церковная жизнь и вера способствуют сохранению любви в семье? Почему даже венчанные браки воцерковлённых людей распадаются?

— В целом, думаю, это верно. Но церковная, духовная жизнь не терпит застоя. Человек должен всё время идти вперёд не оглядываясь. Если же супруги будут уповать на свою церковность, но при этом не прилагать реальных усилий к созиданию семьи — эта семья распадётся, как и любая другая.

— Могли бы вы дать какие-то общие советы молодожёнам, назвать какие-то характерные ошибки, которые опасны для отношений, и поделиться, быть может, своими личными секретами?

— Я и сам в какой-то степени молодожён: нашему браку нет ещё и пятнадцати лет. Но характерные ошибки известны. Это стремление уйти от решения проблем (или же, напротив, необдуманные, спонтанные попытки их разрешения). Это желание спрятаться под мамино крылышко — что бывает и у мужа, и у жены. Это, конечно, и неумение слышать и слушать другую половину — такое неумение представляет собой угрозу для любых человеческих отношений.

А личные секреты… Убеждаюсь в правильности слов, которые часто повторяет мой отец: «Старайся делать по дому всё, что можешь, не перекладывай это на жену, у неё забот и так хватает». Стараюсь следовать этому совету, хотя и получается далеко не всегда.

Беседовала Светлана Коппел-Ковтун

Источник: https://koppel.pro

Поделиться материалом

Submit to FacebookSubmit to Google PlusSubmit to TwitterVKJJ

Православие и проблемы биоэтики

К XXV Международным Рождественским образовательным чтениям Патриаршая комиссия по вопросам семьи, защиты материнства и детства выпустила Сборник «Православие и проблемы биоэтики» по материалам сборников Церковно-общественного Совета по биомедицинской этике

Архив

1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        

Книги о семье