Понедельник, 03 апреля 2017

Елена Мизулина: «Мы, законодатели, должны исходить из того, что лучший правозащитник ребенка — это родитель»

Воспитательный «шлепок» ребёнку не должен заканчиваться уголовным преследованием родителей

На что имеют право родители, когда и как в семейное воспитание должно вмешиваться государство? Этот вопрос станет ключевым в докладе президенту России, который сейчас готовят эксперты во главе с зампредседателя Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству Еленой Мизулиной. О некоторых предложениях по изменению законодательства, которые будут в докладе, сенатор рассказала «Парламентской газете».

У родителей будет презумпция добросовестности

Одна из поправок в Семейный кодекс касается изъятия детей из семьи. «Сегодня действующий институт предполагает, что при каких-либо сигналах ребёнка у родителей надо незамедлительно отобрать, — объяснила свою позицию «Парламентской газете» Елена Мизулина. — При этом одновременно готовиться иск о лишении или ограничении родительских прав и параллельно решается вопрос с помещением ребёнка в какой-то замещающий институт. Это порождает идеологию допустимости отбирания, в том числе и необоснованного, детей из семьи».

Сенатор также предлагает ввести в законодательство понятие «кровной семьи». По словам Елены Мизулиной, такое определение уже было в отечественном праве, и его возрождение позволит установить естественную для российского общества иерархию приоритетов. А именно: право и обязанность воспитывать ребёнка признаётся прежде всего за родителем, а не за педагогами, детскими психологами или органами опеки. Это, как отмечает глава общероссийской Ассоциации родительских комитетов и сообществ Ольга Леткова, закреплено и в статье 38 Конституции России, но никак не прописано в Семейном кодексе России.

Ещё одно принципиальное предложение Мизулиной — законодательно установить приоритет родственной опёки ребёнка, чьи родители лишены или ограничены в правах, над опекой внешних лиц: сегодня родному дяде или бабушке намного сложнее оформить право воспитывать племянника или внука, чем приёмной семье.

По мнению экспертов, для родственников должно быть достаточно простой доверенности, а не установления требующей серьёзных хлопот временной опеки, как это требуется сейчас. Сегодня органам опеки проще оформить ребёнка в детдом, нежели передать родственникам. «Если мы будем стоять на той позиции, что лучшим защитником ребёнка является не семья, а внешние институты, то наша страна не будет иметь возможности нормально развиваться», — уверена сенатор.

Вмешиваться в жизнь семьи можно только по доказанному обвинению

Между тем эксперты сигнализируют, что в ряде регионов на правительственных площадках началось обсуждение того, как расширить понятие «социально опасного положения» ребёнка, которое является основанием для его изъятия из семьи. Проекты соответствующих методичек представлены в Москве и Санкт-Петербурге — причём в питерском варианте к критериям, позволяющим изымать ребёнка из семьи, относится, в частности, «болезнь» (без уточнения какая именно и степени её тяжести), «рваная и грязная одежда (обувь)», а также «нежелание родителей принять помощь» (от кого — не указано).

Для того чтобы Семейный кодекс России соответствовал Конституции страны, крайне важно внести в него ясные нормы о презумпции добросовестности действий родителей в отношении детей — на это вслед за общественниками указывают и церковные эксперты. Тем более что такую презумпцию, как отмечает глава Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства протоиерей Димитрий Смирнов, Конституционный суд РФ назвал общепризнанным принципом, который упоминается и в Концепции государственной семейной политики в России.

«Но этого недостаточно — надо внести в Семейный кодекс ещё одну норму — презумпцию соответствия действий родителям подлинным интересам детей, — считает глава патриаршей комиссии. — Все законные действия родителей надо считать направленными на пользу ребёнку. И закон должен требовать прямо, чтобы из этих двух принципов исходили все действия и оценки чиновников и специалистов в отношении семьи, родителей и детей».

В этой связи ревизии необходимо подвергнуть целый ряд статей Семейного кодекса, настаивают общественники из города на Неве. Эксперт Общественного уполномоченного по правам ребёнка Санкт-Петербурга и Ленинградской области, адвокат Анна Швабаэур указала, что в кодексе есть крайне неточные формулировки. Например, в статье 54 сказано, что каждый ребёнок имеет право воспитываться в семье, если это не противоречит его интересам, — однако позиция родителя, который хочет ограничить некоторые интересы ребёнка в целях его же безопасности, никак не учитываются.

Ещё один принцип, на внесении которого в правовое поле настаивают родительские общественные организации, — это невмешательство в частную жизнь семьи. В этой связи предлагается изменить закон «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних», запретив принудительное вмешательство в семейную жизнь в рамках профилактики. Исключение — случаи, когда родители совершают в отношении детей доказанные правонарушения или преступления в рамках статей Уголовного кодекса РФ.

Детей необходимо «физически сдерживать»?

Между тем в России продолжается горячая дискуссия в отношении отмены телесных наказаний детей. Ряд экспертов настаивает на том, чтобы их запретить и закрепить это законодательно. Такой позиции, в частности, придерживается член комитета ООН по правам ребёнка Ольга Хазова.

«Согласно Конвенции ООН по правам ребёнка, ребёнок не должен восприниматься как собственность родителей, он — равноправный член семьи, полноценный человек, хотя и маленький. Родители же должны управлять и руководить ребёнком в соответствии с его развивающимися способностями, применяя советы и напоминания. При таком подходе нет места телесным наказаниям», — считает эксперт.

Ольга Хазова убеждена, что шлепок или подзатыльник любой, даже самой малой силы, — это «унижение ребёнка, которое не проходит бесследно». По её мнению, в статью 65 Семейного кодекса России надо внести пункт о запрете телесных наказаний в отношении ребёнка. Ольга Хазова сообщила, что это предусмотрено в законодательстве 31 страны ЕС.

Однако большинство экспертов из родительских организаций обращают внимание на смешение понятий «наказание» и «насилие». И напоминают, что в нашем законодательстве предусмотрена ответственность за насилие над ребёнком. Для того чтобы лёгкий шлепок в отношении сильно заигравшегося малыша не мог закончиться судебным преследованием родителя, предлагается ввести новый термин — «физическое сдерживание». Этим понятием в законе могут быть определены воспитательные действия родителей, которые связаны с допустимым физическим воздействием на ребёнка, — только тогда борьба с семейным насилием не превратится в насилие над нормальными семьями.

«Мы, законодатели, должны исходить из того, что лучший правозащитник ребёнка — это родитель», — резюмировала Елена Мизулина.

Никита Вятчанин

Источник: https://pnp.ru

Поделиться материалом

Submit to FacebookSubmit to Google PlusSubmit to TwitterVKJJ

Православие и проблемы биоэтики

К XXV Международным Рождественским образовательным чтениям Патриаршая комиссия по вопросам семьи, защиты материнства и детства выпустила Сборник «Православие и проблемы биоэтики» по материалам сборников Церковно-общественного Совета по биомедицинской этике

Архив

1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        

Книги о семье