Пятница, 24 февраля 2017

Маша, медведь и другие мультики: мнения экспертов

Мультфильм сегодня больше чем мультфильм. Пожалуй, так можно начать статью, посвященную развитию современной мультипликационной индустрии. Да-да, именно индустрии. Закрученный сюжет, кассовые сборы, шаблонный юмор, известные продюсеры, саундтреки, реклама – все это и много больше теперь ассоциируется у нас не только со взрослым кино, но и с мультипликацией. И, конечно, после выхода на экраны очередной мультновинки появляется огромное количество товаров с изображением главных героев этих самых новинок. Еще и спрос-то не успел возникнуть, а предложений уже в избытке, что нам остаётся делать – только потреблять. И как-то незаметно становятся эти персонажи неотъемлемой частью нашей жизни, жизни наших детей. Нередко персонажам этим готов симпатизировать заранее, ещё не видя самого продукта – уж больно хороша и привлекательна обертка, качественно и со знанием дела проведена рекламная кампания. И все же – что стоит за популярностью современных мультфильмов, можно ли безоговорочно доверять тем медийным продуктам, которые сегодня находятся на пике популярности? Об этом и пойдет речь в сегодняшней статье.

За основу мы взяли публикацию, в которой говорилось, что израильские ученые считают популярный мультфильм «Маша и медведь» опасным для просмотра маленькими зрителями. Поведение Маши, по их мнению, говорит о проблемах с психикой главной героини. «Медведь в мультфильме на самом деле является проекцией посттравматических недугов Маши, которые были вызваны одиночеством в лесу. При этом отношение героини к косолапому другу они называют исключительно ‟садистским”». Интересно, что мультфильм продан для проката в различные страны, переведён более чем на 25 языков мира, обрёл популярность в США, Азии и Европе. Не мал и «послужной список» премий и наград. Что касается зрительской симпатии, мультик занимает одно из первых мест в нашей стране: «Машу» любят не только дети, но и взрослые, о чем говорит статистика. Мы решили провести собственный анализ, побеседовав со специалистами, имеющими непосредственное отношение к мультипликации и детской психологии – нашим прославленным мультипликатором Юрием Норштейном, известными психологами Ириной Медведевой и Татьяной Шишовой, а также руководителем студии «Киноконтакт» Василием Яцкиным.

«Справедливо забеспокоились, – отмечает Татьяна Львовна Шишова. – Мультфильмы должны нести воспитательную нагрузку, так как детям часто хочется подражать любимым героям. Образ девочки Маши для них крайне привлекателен: озорной смех, быстрая смена картинки и мыслей героини, её подвижность, неуважительное, а подчас грубое отношение к медведю – все это притягивает и растормаживает неустойчивую детскую психику.

Сейчас родителям вообще сильно повезло: очень много необходимой информации, надо лишь заинтересоваться и задаться вопросом, а ответы сейчас найти можно. Когда я воспитывала своих троих детей, вот тогда шишек набили много – мы, как первооткрыватели, всё наощупь проходили, ища правильный вектор».

Анализируя, Татьяна Львовна предлагает рассмотреть персонажей под углом ювенальной идеологии: «Маша – своенравный ребёнок, не имеющий уважения к старшим, а Медведь – образ взрослого (родителя или учителя), который расписывается в собственном бессилии, не знает, как обуздать невоспитанное чадо. Эта модель неправильного, ненаказуемого поведения без должного комментария взрослого во время просмотра прочно врезается в детское сознание, оставляя свой грубый след».

Ирина Яковлевна Медведева во время обсуждения идёт чуть дальше и вводит в беседу медицинские термины: «психопатоподобное поведение» – так она оценивает поведение Маши, транслируемое на экране. Ещё один любопытный термин – «превращенная форма» – раскрывает секрет популярности мультфильма среди взрослого населения. Образ девочки узнаваем: внешний облик несколько переделан на современный лад, но все же он ассоциируется с положительном героем – с той Машей в сарафане и платочке, на которую нынешние взрослые смотрели в своём детстве. Но при этом внутренний облик персонажа изменён кардинально, то есть форма не соответствует содержанию. Интересно отметить, что медведя в этом мультремейке ещё и лишают голоса, – иными словами, окончательно не оставляют возможности хоть как-то повлиять на Машу. То есть при хамском и жестоком к нему отношении ему остаётся лишь рвать на себе волосы, стучать ногами и пытаться скрыться в недосягаемом месте.

Василий Леонидович Яцкин солидарен с вышесказанным мнением. И предлагает провести интересный эксперимент, дабы не быть голословными и позволить зрителю самому увидеть и почувствовать разницу и силу «превращенной формы»: «Посмотрите с детьми сначала старый мультфильм, освежите в памяти тот русский образ. Именно он вам когда-то полюбился (и его было за что любить!). А потом сразу включите серию современной ‟Маши”… Во время наших выступлений и лекций мы устраиваем такие просмотры, аудитория ощущает колоссальную разницу между этими образами и своим настроением, настроением и поведением своих детей.

Избыток порой недетского юмора в современной мультипликации делает ребенка неспособным чувствовать боль персонажа, его обиду. Границы дозволенного стерты. Этот стереотипный юмор вызывает у детей привыкание, поэтому старые мультфильмы начинают казаться им скучными и неинтересными, родителям кажется, что их дети “выросли из крокодил ген и чебурашек”, а на самом деле они толком и не доросли до них. Это как с едой: если употреблять в пищу каждый день продукты с усилителями вкуса, то по истечении времени обычная пища станет казаться пресной и безвкусной.

Василий Леонидович упомянул ещё один мультипликационный «шедевр» последнего времени – «Три богатыря». Здесь, по его мнению, проблема будет серьезней и глубже, ведь образы богатырей исковерканы до неузнаваемости. Этот мультфильм дискредитирует былинный пласт и историю Руси, истинный дух русского народа. Не будем забывать, что Илия Муромец причислен к лику святых. Народное предание отождествило его со знаменитым богатырем, о котором складывались многочисленные былины! Так давайте же будем читать своим детям былины, а не знакомить их с «похабными качками», отчего-то названными «богатырями».

«У Маши злое лицо, – констатирует Юрий Борисович Норштейн. – При всей якобы миловидности злое лицо. И поведение садистское, это точно, к сожалению».

Юрий Борисович НорштейнБеседа с мастером получилась особенно интересной.

«Для меня, – отмечает Юрий Борисович, – мультипликация – это всегда ограничение, только через ограничение познается полнота и смысл того, что ты хочешь выразить. Современная 3D-картинка лишает детей способности фантазировать, дорисовывать и доводить до совершенства образы в своей голове – за них уже все сделали «профессионалы». А ведь каждый ребенок – это художник, гораздо более пронзительный и искренний, нежели взрослый. Он не знаком ещё с канонами и правилами, сложными техниками, но он умеет чувствовать и фантазировать, не боится, что его не поймут. Начертил на бумаге две линии: вот небо, вот земля – и вся полнота в этих линиях для него уже есть. Помните в «Маленьком принце» коробочку с барашком? Это то, что нужно: ограничение, дающее рост фантазии и мысли. Мультипликация должна нести любовь и созидание, сострадание и сопереживание. Как и любое искусство – и смех, и слезы, и любовь».

«Знаете, было время, когда некоторые родители утверждали, что “Ёжик в тумане” – страшный фильм, – делится воспоминаниями режиссёр. – моя позиция относительно этого вопроса была такова, что дети должны приобретать опыт, набираться знания, задумываться. И в этом не последняя роль анимации. Но обязательно должна быть своего рода релаксация, выдох, добрый финал. Или финал, заставляющий подумать, посидеть в тишине, проанализировать увиденное, дорисовать образы. В противном случае накапливается понятие жестокости и чёрствости. И, если это накопление будет регулярным, то жестокость в ребёнке обязательно проявится – возможно, не сразу, а годам как раз к пятнадцати, а мы будем думать и гадать, что же с ребенком не так, почему он ‟вдруг” таким стал».

Юрий Борисович убежден, что необходимо давать психологический анализ мультипликации: «Психологи должны этим заниматься, это их работа и в настоящее время крайняя необходимость».

Как видите, мнения специалистов во многом совпадают.

Как же уберечь себя и детей от навязываемой продукции? Как привить им хороший вкус, а главное – нежелание следовать дурному только потому, что оно популярно, не бояться иметь свою точку зрения и придерживаться её?

Юрий Борисович считает, что необходимо как можно раньше начинать читать своим детям. В первую очередь постоянным должно стать чтение стихов – желательно с полугодовалого возраста. Читать и читать, чтобы у детей вырабатывался ритм и музыка рифмы. Чтобы мультипликация была лишь вспомогательным источником познания и вдохновения, а основное дети получали путем живого общения с родителями и чтением книг.

Стоит попробовать сравнить разные мультфильмы, не пренебрегать возможностью вместе с ребёнком посмотреть мультфильм, обсудить поведение персонажей, дать комментарий их поступкам, расставить в голове ребёнка хорошее и плохое по местам, чтобы не было путаницы и неправильного восприятия увиденного. Старайтесь сами подбирать мультфильмы для своего ребёнка в соответствии с его возрастом и особенностями. Не стоит полагаться на подборку т.н. «детских» каналов – порой там транслируют то, что ни под каким предлогом не должно попасть в мозг маленького человека.

Умение занять ребёнка, придумать совместное интересное занятие, увлечь его важным делом – все это помогает развеять скуку, которая зачастую движет желанием смотреть в экран. А ещё психологи не рекомендуют часто менять репертуар просмотра. Показывайте один и тот же мультфильм по многу раз: дети – консерваторы, они любят закрепление и повторение. Частая смена сюжетов не идёт им на пользу. Просматривая одну и ту же мультипликацию, каждый раз они открывают что-то новое, заново дорисовывают сюжет, проживают эту историю. Не спешите показать им все и сразу.

Обходите стороной ту продукцию, где на примере главных героев подрывается родительский авторитет.

Татьяна Львовна убеждена, что есть вещи, которые должны быть под запретом: «Мы не должны бояться своей позиции и заискивать перед ребёнком. Он будет чувствовать, что мы и сами не уверены в том, что говорим ему, а так ничего не получится».

И в заключение хочется пожелать всем родителям больше живого общения со своими детьми, чтобы в семьях мы хранили и передавали христианские ценности, накопленные на протяжении многих веков. Чтобы богатыри оставались богатырями, чтобы добро и зло знали свои места и не менялись ими. Чтобы жестокость и равнодушие не проникали в наши и детские сердца.

«Искусство стремится непременно к добру, положительно или отрицательно: выставляет ли нам красоту всего лучшего, что ни есть в человеке, или же смеется над безобразием всего худшего в человеке. Если выставишь всю дрянь, какая ни есть в человеке, и выставишь ее таким образом, что всякий из зрителей получит к ней полное отвращение, спрашиваю: разве это уже не похвала всему хорошему? Спрашиваю: разве это не похвала добру?» (Гоголь Н.В.)

И вот эта ещё цитата понравилась: «Искусство только тогда на надлежащем своем месте, когда оно подчинено пользе. Его задача – поучать любовно; и оно является постыдным, когда бывает только приятно людям, а не помогает им открывать истину» (Джон Рескин).

Подготовила Анастасия Кутина

Источник: http://pravoslavie.ru

Поделиться материалом

Submit to FacebookSubmit to Google PlusSubmit to TwitterVKJJ

Православие и проблемы биоэтики

К XXV Международным Рождественским образовательным чтениям Патриаршая комиссия по вопросам семьи, защиты материнства и детства выпустила Сборник «Православие и проблемы биоэтики» по материалам сборников Церковно-общественного Совета по биомедицинской этике

Архив

    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      

Книги о семье