Пятница, 27 января 2017

Заявление Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства в связи с незаконным отобранием десяти детей из приемной семьи в г. Зеленограде

В Патриаршую комиссию по вопросам семьи, защиты материнства и детства поступают многочисленные обращения граждан, встревоженных ситуацией, связанной с отобранием 10 января 2017 года двух усыновленных и восьми приемных детей у семьи Михаила и Светланы Дель, проживающих в г. Зеленограде, и последовавшими за этим событиями.

По сообщаемым в открытых источниках данным, 10 января 2017 года воспитатели детского сада обнаружили синяк у одного из приемных детей, воспитывавшегося в семье Михаила и Светланы Дель. Мальчик якобы сообщил, что его наказал ремнем приемный отец. Незамедлительно все дети организованно забираются по решению органа опеки, попечительства и патронажа района Старое Крюково и Силино Зеленоградского административного округа г. Москва и сотрудников полиции. Дети одновременно увозятся из дома, детского сада, с занятия балетом и с новогодней елки. При этом приемным родителям не предоставляется каких-либо документов и не сообщаются официальные основания для отобрания детей. В результате последующих событий приемные дети не возвращаются в семью (родственникам возвратили двух усыновленных детей), договор о приемной семье расторгается, в отношении приемного отца возбуждается уголовное дело по ст. 116 Уголовного кодекса РФ («Побои»), при этом приемные родители заявляют о своей невиновности.

Патриаршая комиссия не касается вопроса о невиновности или возможной виновности кого-либо из приемных родителей в противоправных деяниях, который должен разрешаться в такой ситуации правоохранительными органами и судом при строгом соблюдении норм действующего законодательства.

Вместе с тем, необходимо помнить, что ст. 49 Конституции Российской Федерации установлена уголовно-правовая презумпция невиновности, согласно которой каждый «считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда», причем «неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого».

Помимо этого Патриаршая комиссия хотела бы подчеркнуть, что в российском законодательстве также существует презумпция добросовестности родителей в осуществлении родительских прав, применимая по аналогии и к приемным семьям, и что эта презумпция должна всегда учитываться при осуществлении оценки безопасности ребенка, уровня риска нанесения вреда его жизни и здоровью, совершения в отношении ребенка правонарушений[1].

Эти презумпции должны приниматься во внимание не только судом, но и во всех действиях и высказываниях любых представителей органов государственной власти.

Кроме того, вполне очевидно, что не только ряд норм права, но и элементарная нравственность требуют, чтобы при осуществлении защиты детей и их интересов им не был нанесен еще больший вред, не причинялись душевные травмы, которых можно было бы избежать. Сотрудникам органов опеки, правоохранителям, судьям и любым другим представителям государственной власти при рассмотрении подобных дел и ситуаций следует всегда помнить, что своими действиями они наносят ребенку травму стократ большую, чем синяки.

Действуя в столь деликатной сфере, все, в том числе и представители власти, должны не только строго соблюдать справедливые нормы действующего законодательства, но и учитывать тонкие нравственные и человеческие измерения ситуации.

К глубокому сожалению, не только эти очевидные нравственные ориентиры, но и четко установленные государственным законом справедливые юридические требования были грубо нарушены в действиях в отношении семьи Михаила и Светланы Дель и их приемных детей.

В частности:

1. В соответствии с действующим законодательством немедленное отобрание ребенка у родителей (одного из них) или других лиц, на попечении которых он находится (включая приемных родителей), может быть осуществлено органом опеки и попечительства только на основании и в порядке, предусмотренном ст. 77 Семейного кодекса РФ и исключительно при непосредственной угрозе жизни ребенка и его здоровью. Наличие синяка у одного из детей, даже в случае если, по словам ребенка, он стал результатом наказания со стороны родителя, никоим образом не может рассматриваться как убедительный признак наличия непосредственной угрозы жизни и здоровью, тем более в отношении всех детей[2]. Таким образом, немедленное отобрание детей было осуществлено вопреки нормам действующего законодательства. Эксперты указывают, что в такой ситуации в действиях представителей органов власти можно усмотреть признаки состава уголовных преступлений, предусмотренных рядом статей Уголовного кодекса РФ (ст. 126 («Похищение человека»), а также ст. 201 («Злоупотребление полномочиями») или ст. 330 («Самоуправство»)).

2. По имеющимся данным дети, вопреки требованиям действующего законодательства, были формально отобраны не по ст. 77 Семейного кодекса РФ, а оформлены в качестве «безнадзорных». В соответствии со ст. 1 Федерального закона от 24 июня 1999 г. N 120-ФЗ "Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних" безнадзорным является несовершеннолетний «контроль за поведением которого отсутствует вследствие неисполнения или ненадлежащего исполнения обязанностей по его воспитанию, обучению и (или) содержанию со стороны родителей или иных законных представителей». В указанной ситуации никаких оснований полагать, что отсутствовал контроль за поведением отобранных детей, не было. Таким образом, если оформление детей в качестве «безнадзорных» действительно произошло, то имело место внесение заведомо ложных сведений в официальные документы.

3. Как сообщают СМИ, уже после отобрания детей, 12 января представители органа опеки убедили Светлану Дель написать «добровольное» заявление о помещении детей в приют «по собственному желанию». Приемная мать была при этом введена в заблуждение обещанием, что это даст ей возможность свободно забрать детей. Данные действия сотрудников органов опеки незаконны и выглядят как попытка «легализовать» свои предыдущие незаконные шаги, серьезно противоречившие действующему законодательству.

4. Договор о приемной семье в отношении восьми приемных детей супругов Дель был расторгнут, согласно официальным заявлениям, только 18 января. Таким образом, до указанной даты супруги Дель юридически оставались законными представителями своих приемных детей. Тем не менее, им отказывались предоставить касающиеся детей документы, информацию об их состоянии, препятствовали в свободном общении с детьми. Такая ситуация являлась нарушением действующего законодательства[3].

5. В ходе событий были, согласно информации СМИ, незаконно разглашены официальными лицами тайна усыновления (ст. 155 Уголовного кодекса РФ) и сведения, составляющие врачебную тайну и охраняемые законом.

Таким образом, в действиях представителей власти в данной ситуации налицо многочисленные серьезные нарушения норм действующего законодательства.

Даже в случае, если впоследствии действительно были или будут установлены реальные основания для законного отобрания детей и прекращения договора о приемной семье, это никоим образом не может оправдать противозаконные действия официальных лиц в данном деле.

По сообщениям СМИ, в отношении органа опеки и попечительства было возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 293 Уголовного кодекса РФ («Халатность»), за то, что они не выявили проблем и не вмешались в жизнь семьи Дель ранее.

То, что уголовное дело возбуждено в отношении органа опеки именно по такому поводу, а не в связи с многочисленными серьезными нарушениями, допущенными при отобрании детей из приемной семьи Дель, вызывает серьезную тревогу. Это дает всем органам опеки и попечительства в России опасный сигнал, что за невмешательство в семейную жизнь их могут преследовать, а незаконно осуществленное вмешательство в жизнь семьи будет, напротив, оставаться безнаказанным.

Договор о приемной семье в отношении приемных детей Михаила и Светланы Дель был спешно расторгнут со ссылкой представителей Департамента социальной защиты населения г. Москвы на рекомендации «независимых психологов», которые проводили осмотр детей. При этом, по сообщению Елены Альшанской, возглавляющей при департаменте Общественный совет по защите прав детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и детей, находящихся в трудной жизненной ситуации и одновременно руководящей Благотворительным Фондом «Волонтеры в помощь детям-сиротам», психологи которого проводили данный осмотр, сам осмотр проходил в условиях, не позволяющих дать полноценную компетентную оценку состояния детей и характера их отношений с приемными родителями, при этом психологи не давали рекомендаций немедленно отнимать детей у родителей окончательно и расторгать договор о приемной семье.

Подобная поспешность принятия столь серьезных решений, затрагивающих судьбы детей, на фоне того, что не были созданы необходимые условия для работы специалистов, и это не позволило дать адекватную профессиональную оценку ситуации, вызывает серьезные вопросы.

Огромное количество не только приемных, но и кровных семей испытывает серьезные опасения в связи с этой ситуацией. И эти опасения полностью справедливы, независимо от тех или иных обстоятельств, которые могут быть далее установлены в конкретном деле. Подобная ситуация представляется недопустимой и наносящей большой ущерб обществу.

Российские семьи, как кровные, так и приемные, должны быть уверены в собственной защищенности и безопасности, в том, что никто не будет действовать в их отношении противозаконно, а существующие нормы закона будут разумны и справедливы.

Обращаясь к представителям власти, в том числе и судебной, Патриаршая комиссия призывает:

1) Обеспечить законное и справедливое рассмотрение дела супругов Михаила и Светланы Дель и их приемных детей на основании строгого и полного следования справедливым нормам действующего законодательства, внимательно относясь к установлению фактов и учитывая как презумпцию невиновности, так и презумпцию родительской добросовестности.

2) Воздержаться от помещения отобранных приемных детей, воспитывавшихся супругами Михаилом и Светланой Дель, в другую приемную семью или приемные семьи до того, как все обстоятельства будут вновь тщательно изучены и проверены с привлечением действительно независимых и компетентных экспертов, для работы которых будут созданы нормальные условия.

3) Дать публичную правовую оценку серьезных нарушений законодательства, допущенных при отобрании детей и в последующих действиях чиновников, привлечь к надлежащей ответственности всех допустивших их должностных лиц.

Патриаршая комиссия также просит средства массовой информации воздерживаться от недобросовестного освещения этой и иных подобных ситуаций. В результате журналистской недобросовестности и ложной погони за «жареными фактами» общественность может оказаться дезинформирована, а репутация конкретных людей и их жизнь могут быть разрушены в одночасье. Это совершенно недопустимо.

Во всех подобных делах представителям государственной власти, включая органы опеки и попечительства, правоохранительные органы и суд, журналистам и представителям общественности следует помнить не только о справедливости, но и о необходимости милосердного и человечного отношения ко всем членам семьи, особенно к детям.

Патриаршая комиссия надеется, что повышенное внимание общественности к данному делу не позволит допустить совершения в нем в дальнейшем явной несправедливости и оставить допущенные нарушения закона без последствий.

На фоне данной ситуации и в связи с выполнениями недавнего поручения Президента Российской Федерации, некоторые эксперты предлагают внедрить в использование «алгоритмы» вмешательства в жизнь российских семей. У Патриаршей комиссии вызывает глубокую озабоченность тот факт, что эти «алгоритмы», внося косметические изменения в сложившуюся практику и процедуры в сфере защиты детства, не меняют самой ситуации, когда оказывается возможным весьма широкое вмешательство в семейную жизнь на основании любого подозрения в адрес семьи, и даже могут привести к ее усугублению.

Патриаршая комиссия неоднократно обращала внимание органов государственной власти на то, что подлинная защита детей возможна лишь в условиях надежной защищенности семьи и прав родителей. Необходимы не поверхностные изменения в существующих подходах и процедурах, а системный пересмотр норм и практики применения семейного права, который позволит гарантировать уважение к неприкосновенности семейной жизни, соблюдение презумпций добросовестности действий родителей и их соответствия наилучшим интересам детей, ряда других основополагающих принципов. Сообщение заведомо ложной информации о семье, незаконное или необоснованное вмешательство в жизнь семьи должны влечь за собой серьезную ответственность вплоть до уголовной.

Хотелось бы подчеркнуть, что сбор информации о семье, различного рода принудительные беседы с родителями, обследование условий жизни семьи – сами по себе также являются формой вмешательства в семейную жизнь и могут допускаться лишь в крайних случаях, когда веские факты указывают на их необходимость и она не вызывает сомнений. Безусловно, следует избегать при этом неоправданно широкого правового истолкования понятия «насилие».

В этой связи Патриаршая комиссия считает необходимым вновь напомнить о своей официальной позиции, согласно которой «уголовное преследование родителей за использование в воспитании детей тех или иных методов, не наносящих вреда их здоровью и развитию, противоречит основополагающим принципам российского уголовного права, которые не допускают уголовного преследования за деяния, не сопряженные с какими-либо общественно опасными последствиями» и призывает «исключить из российского законодательства любую возможность уголовного или иного преследования родителей за разумное и умеренное использование физических наказаний в воспитании детей, не причиняющее вреда их здоровью»[4] как на уровне норм закона, та и на уровне применения этих норм на практике.

Вне зависимости от обстоятельств конкретного дела, Патриаршая комиссия в очередной раз выражает свою озабоченность сложившейся практикой, в силу которой родители могут в реальности сталкиваться с преследованием в административном или уголовном порядке в связи с использованием воспитательных наказаний. Такая практика является следствием ошибочной и необоснованной интерпретации правоприменителями действующих норм закона. Независимо от отношения к использованию физических наказаний в воспитании, принудительное вмешательство в жизнь семьи, а тем более преследование родителей в связи с ними неразумно, непропорционально, не учитывает реального состояния общественной и семейной жизни в нашей стране. Наносимый такой практикой вред семейной жизни и подлинным интересам самих детей значительно превышает предполагаемую пользу, которую от нее ожидают некоторые люди.


[1] Указанные положения закреплены в Концепции государственной семейной политики в Российской Федерации на период до 2025 года (утв. Распоряжением Правительства Российской Федерации от 25 августа 2014 г. N 1618-р).

[2] Подобная оценка, как представляется, полностью исключается, в частности, п. 9 действующих «Медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека» (утв. Приказом Минздравсоцразвития РФ от 24 апреля 2008 г. N 194н г.) который расценивает синяки, ссадины и иные поверхностные повреждения как «повреждения, не причинившие вред здоровью человека».

[3] Патриаршая комиссия ранее неоднократно обращала внимание специалистов и представителей власти на то, что во многих регионах действуют подзаконные нормативные акты, в связи с применением которых возникают подобные ситуации, и которые зачастую противоречат Конституции и нормам действующих федеральных законов, а потому не могут подлежать применению. Патриаршая комиссия в очередной раз напоминает, что именно так эксперты оценивают, в частности, действующий в Москве «Регламент межведомственного взаимодействия в сфере выявления семейного неблагополучия и организации работы с семьями, находящимися в социально опасном положении или трудной жизненной ситуации» (утв. Протоколом № 04-15 заседания Московской городской межведомственной комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав от 25.11.2015). Данный документ, имеющий неясный правовой статус, неоднократно приводил к нарушению прав родителей и детей и, как полагают эксперты, содержит многочисленные положения, прямо противоречащие нормам действующего федерального законодательства.

[4] Заявление Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства в связи с принятием новой редакции статьи 116 Уголовного Кодекса РФ - http://pk-semya.ru/novosti/item/5447-zayavlenie-patriarshej-komissii-po-voprosam-semi-zashchity-materinstva-i-detstva-v-svyazi-s-prinyatiem-novoj-redaktsii-stati-116-ugolovnogo-kodeksa-rf.html, см. также разъяснение позиции Комиссии: http://pk-semya.ru/novosti/item/5474-raz-yasnenie-pozitsii.html

Поделиться материалом

Submit to FacebookSubmit to Google PlusSubmit to TwitterVKJJ

Православие и проблемы биоэтики

К XXV Международным Рождественским образовательным чтениям Патриаршая комиссия по вопросам семьи, защиты материнства и детства выпустила Сборник «Православие и проблемы биоэтики» по материалам сборников Церковно-общественного Совета по биомедицинской этике

Архив

          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30

Книги о семье