Понедельник, 14 ноября 2016

Актуальные проблемы и трудности, с которыми сталкивается Патриаршая комиссия по вопросам семьи, защиты материнства и детства

Есть очень серьезная пастырская проблема, которая касается всего нашего народа. Во многих случаях даже воцерковленные мамы не в состоянии воспитать из своих детей христиан. До 10–12 лет они их водят в церковь, а потом их церковная жизнь заканчивается. Такое происходит не только у нас, но и по всей Европе, и, в общем-то, под влиянием одних и тех же сил. Когда к власти в России пришли большевики, они поставили задачу разрушения семьи или отобрания детей из семей для воспитания государством нового человека, потому что они были марксистами, а в Манифесте коммунистической партии это было прописано. Это стало государственной задачей, и отсюда выросли детские сады, аборты, пионерские лагеря; ну, и сама школа была построена на таких же идеологических принципах. На вершине этой пирамиды стоял Павлик Морозов и размахивал красным флагом. И понятно, что за столько лет такая идеология сильно повлияла на русскую семью. Когда я говорю «русскую», я имею в виду все 180 народов, населяющих просторы нашей Родины.

Святейший Патриарх, как человек, глубоко понимающий все народные проблемы наши, постоянно напоминает, что Церковь тоже состоит из семей. Потому что сама семья есть домашняя церковь; и воспитание христианское человек получает из семьи. Хотя отдельные люди, как многие из нас, самостоятельно пробились сквозь тьму окружающей жизни к свету христианской жизни вопреки воспитанию в семье, воспитанию в школе и воспитанию в государстве. Такое явление тоже, слава Богу, существует, и это большая надежда.

Но мне представляется, что Святейший и создал Патриаршую комиссию по вопросам семьи, чтобы каждый священник воспринял эту серьезную проблему восстановления семейной жизни и помощи семье от прихода. Я имею в виду помощь прежде всего духовную, конечно, хотя и материальная не исключается; в нашем приходе мы хоть немного, но помогаем каждой многодетной семье, не только духовенству, но и всем остальным многодетным семьям. Их не так уж много, чтобы это представляло большую проблему.

И если мы, священники, на примере хотя бы нашего викариатства (а у нас здесь больше сотни человек) сумеем поставить эту работу на нужный уровень, создадим соответствующие алгоритмы, то потом сможем предложить их всей Церкви, как некую модель, которая позволит общую ситуацию улучшить. Это надо будет изучить научно-статистически – какова ситуация сегодня, на момент этого доклада, и что изменится, когда мы с вами создадим вполне рабочую структуру.

Но перехожу, собственно, к самому докладу. Какие трудности на этом пути?

Большая нехватка священников, целенаправленно работающих в этой сфере.

Если священник просто назначен, а к этому делу у него не лежит сердце – тут, конечно, мы сами знаем: «невольник – не богомольник». Тут нужны не отчеты, а реальная работа с людьми.

Сложности работы со светскими организациями.

Наш народ остается советским, и все навыки, приобретенные во время предыдущей почти столетней эпохи – они остаются. И восприятие мира такое же. Это мы видим и по отношению, допустим, к Сталину, а с другой стороны – к прославлению святых мучеников, до сих пор инерция видна. Доходит до курьезов. Вот поставили памятник Ивану Грозному, и поднялась волна протеста. А в стране тысячи и тысячи памятников Ленину! Если Иван Васильевич за почти тридцать лет своего правления погубил, по самым страшным оценкам, ну, четыре тысячи человек, то Владимир Ильич с его бригадой в иной день столько убивали. А памятников им – неисчислимо, и никто по этому поводу особо не печалится

Или еще. Вот мы взаимодействуем с Министерством здравоохранения. Его возглавляет Вероника Игоревна Скворцова, которая себя позиционирует как православная христианка, она в Церковь ходит, и я даже знаю людей, которые об этом свидетельствуют. Но тем не менее навстречу призыву его Святейшества об изъятии абортов из страховой медицины она пойти не может – очень сильное сопротивление. Хотя наш Предстоятель во главу угла эту проблему ставит. И вот, если наши священники в каждом приходе начнут просветительскую деятельность, то результат будет. Священник продолжает дело Христово, призывает к покаянию, а покаяние есть изменение, вот нам и надо изменить сознание людей с советского на христианское.

Работа в школе.

Еще двадцать лет назад мы начали эту деятельность, приходили в школу с лекциями, кинофильмами, опыт есть. А сейчас снят новый кинофильм, называется «Живи», в форме такого репортажа из абортария. Очень короткий, яркий художественный фильм, получасовой, где весь ужас ситуации показан изнутри. Вот стоило бы этот фильм показать во всех школах нашего викариатства. У нас 111 школ, как раз и священников примерно столько же. Сделаем тираж, каждый священник сможет получить экземпляр через некоторое время. Если начать окормлять школы (может быть не сразу, но как-то суметь проникнуть, завязать отношения с директором) и в старших классах, каждый год проводить одну лекцию и показывать один короткий фильм, то сознание деток будет обязательно меняться, если их к этому целенаправленно вести. А так, усилиями только одной Комиссии, которая заседает у нас в храме Митрофана Воронежского, конечно, ничего не сделать.

Основная сфера нашего влияния в школе – это восьмой и девятый классы. Там есть еще чистота, и мы можем постараться в них, в детях, соорудить некий заслон.

Надо помнить, что есть такой государственный документ – «Стратегия развития воспитания в Российской Федерации на период до 2025 года», утвержден Правительством. И там говорится, цитирую дословно: «Приоритетной задачей Российской Федерации в сфере воспитания детей является развитие высоконравственной личности, разделяющей российские традиционные духовные ценности». Вот прямо черным по белому – о чем написано? О воспитании христианина. Потому что никакая религия не может явить такую нравственность, какую являет христианство. Вот эту самую высоконравственную личность мы видим только в христианстве, именно в Церкви рождаются такие личности.

И далее: «российские традиционные духовные ценности». Не можем же мы назвать традиционными российскими духовными ценностями какую-нибудь «родноверу», высосанную из пальца или, например, когда шаман в бубен бьет, «отгоняет» злых духов. Не говоря уже про всякие астрологические прогнозы и прочую халдейскую чушь. Поэтому, в этом смысле, даже государственные документы нам помогают. И по сути в этой Стратегии, когда говорится о формировании у детей высокого уровня духовно-нравственного развития и чувства причастности к историко-культурной общности российского народа и судьбе России, когда говорится о поддержке общественных институтов, которые являются носителями духовных ценностей – закамуфлировано речь идет о Церкви. Также сказано там о воспитании уважительного отношения к национальному достоинству людей, их религиозным убеждениям. И вот, основываясь на этой Стратегии, можно работать, приходить в школы, говорить на нужные темы. Это будет очень и очень полезно.

И каждый священник, когда говорит и о покаянии, и о христианском просвещении, он всегда должен иметь в виду вот эти темы:

● воспитание детей,
● помощь многодетным семьям,
● просвещение школьников.

Теперь отдельно о противоабортной деятельности.

У нас в викариатстве шесть роддомов, где, собственно, аборты и производятся. У нас такая уникальная держава: в одной комнате спасают ребенка всячески, даже специальный роддом есть по выхаживанию недоношенных; а в соседней комнате другого убивают. И у нас десять женских консультаций. Мы вполне силами приходов можем организовать и общение с роженицами, и работу с женщинами, которые приходят на аборты. И если мы будем с ними заниматься, то количество их снизится. Каждого священника и его помощников, каких нужно на приходе, мы очень легко и быстро в Комиссии можем такой работе научить.

Здесь можно и нужно использовать соглашение с Минздравом, подписанное Святейшим и министром Вероникой Скворцовой в июне 2015 года. Там есть статья 5, где говорится о сотрудничестве в профилактике абортов, санитарно-гигиеническом просвещении, популяризации здорового образа жизни (этому посвящена еще и статья 6) и даже в нравственном воспитании. В статье 9 к этому добавлены темы охраны репродуктивного здоровья и пропаганды семейных ценностей. В той же статье названы и конкретные формы сотрудничества, прежде всего участие, как там сказано, «представителей религиозных организаций Русской Православной Церкви» в работе женских консультаций и центров кризисной беременности, а также размещение информации, исходящей от Церкви, на стендах в медицинских организациях.

То есть этим соглашением можно пользоваться, чтобы в каждой из наших больниц и в роддомах по крайней мере повесить плакаты и сообщить телефоны священников, которые занимаются этой тематикой, обучены, к которым можно обратиться. При этом и о семье можно всегда говорить. Так что Минздрав открыл шлагбаум для нас, а мы это соглашение, к сожалению, пока еще мало реализуем.

И вот, поскольку так случилось, что Патриаршая Комиссия территориально находится в Северном викариатстве, я всех призываю как-то найти силы в каждом приходе и создать «ударные группы». Опыт есть. Уже, по-моему, пятнадцать лет, если не больше, мы окормляем 17-й роддом. Там у нас часовенка есть, Федоровской иконы Божией Матери. И каждая женщина, которая пришла рожать своего ребеночка, у нас получает брошюру, и мы ей все рассказываем, как родят одного, а потом остальных приканчивают. Ну, пока она в нашем попечении находится, мы такую тотальную антиабортную пропаганду и ведем, всеваем совсем другие семена в ее головку, многих и воцерковляем. Там мы и соборуем, и причащаем перед родами, и вот это тоже очень эффективно. А родившим мамам, они уже о ребеночке беспокоятся, мы рассказываем, пока они еще в роддоме, что им надо ребеночка крестить, а потом чтобы он почаще причащался, чтобы возрастал внутри Церкви и так далее. Снабжаем литературой. Это тоже огромная часть нашей миссионерской работы. Потому что этот ребеночек лет, там, через пять, он уже будет в воскресную школу нашу ходить, там уже встретится знакомый священник; потом он в армию пойдет, а там военный священник, потом он будет жениться, и опять встретит своего батюшку.

Вот так мы можем этот метод использовать, потому что у нас каждый ребеночек проходит определенный ряд государственных процедур, на каждом этапе своего развития. И если там он будет чаще встречать священника, его сознание поменяется, он может и подружиться со священником, и это будет прекрасным миссионерским результатом. И так мы сможем восстановить то, что утрачено.

Конечно, если мы будем на своих приходах только исправно и чинно-благородно служить, то это очень хорошо, и это нужно, и чтобы храм был в порядке, и своей красотой привлекал народ, и колокольным звоном, и крестными ходами – это замечательно. Но если бы это было только так, то апостол Павел не плавал бы до Англии, а Фома до Индии, а Андрей до Новгорода не дошел бы, потому что очень важно Слово Божие именно нести. Тем более время сейчас благоприятное. Еще четверть века назад это было совершенно невозможно. Первая моя воскресная школа была просто подпольная, по строжайшим условиям и правилам конспирации; и никто не «стукнул». А сейчас – пожалуйста. Чем больше, тем лучше. Поэтому, хотя мы все заняты, все-таки наша миссия – к этой нашей молодежи, я имею в виду, прямо с грудного возраста – это то, что сейчас очень и очень нужно.

Поделиться материалом

Submit to FacebookSubmit to Google PlusSubmit to TwitterVKJJ

Видеоблог

Православие и проблемы биоэтики

К XXV Международным Рождественским образовательным чтениям Патриаршая комиссия по вопросам семьи, защиты материнства и детства выпустила Сборник «Православие и проблемы биоэтики» по материалам сборников Церковно-общественного Совета по биомедицинской этике

Архив

« Апрель 2018 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30            

Книги о семье