Суббота, 21 ноября 2015

Семейное образование – актуализация педагогического потенциала семьи

Выступление советника председателя Патриаршей Комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства в области развития домашнего образования Ирины Шамолиной в Общественной палате РФ 20 ноября 2015 года

Мне хотелось бы начать свое выступление следующей цитатой, которая прозвучала в 2012 году в Берлине на первой Всемирной конференции по домашнему образованию: «Домашнее образование удивляет исследователей своими превосходными результатами, как академическими, так и социальными. … Шаг за шагом разворачивается новое понимание обучения и развития, которое со временем изменит наш взгляд на образование.»[1].

Новизна феномена, который мы сегодня обсуждаем, разумеется, относительна, – в дореволюционной России, как и во всем мире, существовала богатая и весьма плодотворная традиция семейного обучения. Вплоть до XX века общепринятым было обучение дома как минимум до 12 лет: так учились Пушкин, Лермонтов, Достоевский, Суворов, Кутузов (список длинный), а многие получили полностью домашнее образование. До университетского возраста учились дома писатель Лев Толстой, композиторы Бородин и Даргомыжский. И, разумеется, это не было связано с недоступностью школ для таких семей. Просто преимущества семейного образования в то время прекрасно понимали.

К сожалению, семейное образование было «бессмысленно и беспощадно» запрещено в СССР и заменено обязательным государственным школьным. В очередной раз выплеснули с водой ребенка. Но сегодня мы возвращаемся к нашему лучшему историческому опыту, и семейное образование вновь привлекает внимание наиболее ответственных родителей, став самой быстрорастущей формой образования не только в России, но и в мире.

Таким образом, феномен семейного образования находится «на стыке» традиции и современности, являя пример плодотворного синтеза старого и нового, без которого невозможно подлинное развитие педагогики.

Семейное образование как форма обучения признана российским законодательством с 1992 года. Согласно действующему Закону РФ «Об образовании» и новому Федеральному закону «Об образовании в РФ» право на выбор семейного образования имеют все родители (законные представители) несовершеннолетних обучающихся. В 2000 году Конституционный Суд РФ установил, что существует конституционная обязанность государства «гарантировать всем детям доступность различных форм образования», следующая как из Конституции РФ, так и из статьи 28 Конвенции ООН о правах ребенка.

В декларации Берлинской конференции определение семейного образования сформулировано так: это «практика, при которой родители и дети сами осуществляют образовательную деятельность, обеспечивая обучение, отвечающее нуждам семьи и детей»[2] .

Что же заставляло родителей Толстого и Кутузова выбирать для своих детей именно эту форму образования? В чем ее преимущества перед школьным форматом обучения? И почему так активно растет число семей, выбирающих эту форму сегодня?

Если в 2007 году в России около 25 тысяч детей учились дома вне связи с состоянием своего здоровья, то сейчас, по экспертным оценкам, таких детей 75–100 тысяч. Наибольшее число детей обучается в семьях США – 2,5 млн, что составляет 5% от общего числа детей школьного возраста, и каждый год число таких детей растет. Такая массовость позволяет проводить обширные исследования этой образовательной формы, которые являют поразительные результаты «нешкольных детей» как в области академических достижений, так и в области социализации.

Самое масштабное на сегодняшний день исследование Национального центра домашнего образования (National Center for Home Education), возглавляемого доктором Брайном Рэем, было завершено в 2009 г. и охватило 11739 «домашних учеников» из всех штатов США. Оно показало: дети, обучающиеся дома, в среднем на 34-39 баллов превзошли своих сверстников-школьников по результатам стандартных тестов по всем основным предметам. У детей, обучавшихся дома, по результатам тестов средний показатель составлял около 84 баллов по языкам, точным и общественным наукам и около 89 баллов по чтению при среднем балле школьников 50 баллов из 100)[3]. Дети, обучающиеся в семье, отмечает доктор Рэй, «продолжают намного превосходить по всем показателям своих ровесников из государственных школ, причем независимо от того, какое у них семейное происхождение, социально-экономический уровень или стиль домашнего обучения»[4].

Академические успехи нешкольных детей связывают, как правило, с двумя причинами: высокая степень индивидуализации учебной программы и активная вовлеченность родителей в процесс обучения.

Индивидуализация

Сразу отметим, что именно индивидуализация провозглашена одной из целей, которые ставит перед разработчиками программ общего образования российский ФГОС (раздел IV, статья 21): «программы основного общего образования должны обеспечивать для участников образовательного процесса возможность индивидуализации процесса образования посредством проектирования и реализации индивидуальных образовательных планов обучающихся».

Отрадно, что разработчики ФГОС осознают, что стандартизация не обеспечивает раскрытия индивидуальных талантов и способностей.

Так вот, если для общей образовательной системы индивидуализация обучения это только цель, то для семейного обучения это полная реальность. При обучении в семье индивидуальный образовательный маршрут каждого ребенка выстраивается естественным образом, отвечающим его склонностям и личностным особенностям, он гибко изменяется и корректируется в зависимости от тех или иных факторов.

Но к сожалению в российских реалиях это преимущество семейного образования, его, можно сказать, «сердцевина» часто уничтожается некомпетентностью регулирующих органов. Представители государственной образовательной системы то и дело стремятся заставить семьи, обучающие детей дома, максимально приблизить их образовательную программу к школьной, требуют детального документирования образовательного маршрута, навязывают множество промежуточных контрольных и аттестаций, которые, между прочим, не предписывает ФЗ «Об образовании в РФ». Такой подход к семейному обучению через школьную классно-урочную призму совершенно не учитывает его специфику, лишает его главного преимущества и, естественно, ухудшает результаты. В итоге такие семьи просто задыхаются под гнетом совершенно не нужной им обязаловки, и им некогда заниматься раскрытием детских талантов.

По данным упомянутого исследования Б. Рэя уровень государственного контроля (а значит и контроля со стороны школы) за процессом обучения в семье не оказывает никакого положительного влияния на академические достижения детей.

Вовлеченность родителей

Вряд ли нужно доказывать, что обучаемость ребенка тесно связана с его личностным отношением к педагогу, особенно на начальных этапах обучения (именно поэтому в начальных классах школы все предметы ведет один преподаватель). Для успешного обучения педагог, взаимодействующий с ребенком, должен входить в круг его близких привязанностей, что наиболее естественно достигается в условиях семьи или построенных на семейных связях образовательных сообществах. Этот фактор можно назвать одним из ключевых для объяснения уникальных позитивных результатов семейного образования.

Из школьной практики хорошо известно, что вовлечение родителей в обучение – важнейший фактор школьных успехов. А недавние масштабные зарубежные исследования показали, что участие семьи в обучении сказывается на академических достижениях школьников даже сильнее, чем качество работы школы и преподавания в ней[5].

«Гипер-институциализация» – это наверное, одна из ключевых проблем современной школы. Формализм, обезличивание образовательного процесса, его механизация – все это негативно сказывается на процессе обучения детей. Семья и родители почти полностью устранены из школьного образования, в лучшем случае здесь за ними признана лишь подчиненная, служебная роль.

И опять стоит отметить, что важность вовлечения родителей осознанна разработчиками ФГОС, который ожидает «участия обучающихся, их родителей (законных представителей), в проектировании и развитии основной образовательной программы основного общего образования».

О социализации нешкольных детей

Многим людям, не знакомым с семейным обучением на практике, вообще непонятно, как возможна социализация нешкольных детей. Я, как практик домашнего обучения, подчеркиваю, что семейное обучение – это не изоляция ребенка на 11 лет от внешнего мира, напротив – это активное вовлечение ребенка в реальную социальную жизнь семьи, это знакомство его с правилами и принципами работы институтов общественного управления, это возможность наполнить его жизнь социальной активностью в интересных ему областях – в кружках, секциях, лекториях, различных семейных объединениях, это возможность много путешествовать с семьей и расширять свои представления о мире.

Исследования в данной области полностью опровергают миф о каких-либо затруднениях социализации нешкольных детей.

Более того, согласно исследованию Томаса Смедли, где сравнивались навыки общения, уровень социализации и повседневные навыки школьников и детей, обучающихся дома, последние оказались лучше социализированы и демонстрировали большую зрелость, чем школьники. По общему показателю социальной зрелости дети, получающие семейное образование, превосходили школьников на 57%. Т. Смедли пришел к выводу, что «в государственной школьной системе происходит горизонтальная социализация детей, носящая временный характер и основанная на конформизме по отношению к ближайшим сверстникам; родители, дающие детям домашнее образование, ставят целью их вертикальную социализацию, направленную на приобретение ответственности, умения служить обществу и зрелости…»[6].

Современная психология детского развития вообще ставит под серьезное сомнение представление о том, что ключ к успешной социализации – общение со сверстниками. Например, один из известнейших в мире психологов-девелопменталистов, доктор Гордон Ньюфельд (я лично общалась с ним в Берлине, это профессионал высшей категории, не только теоретик, но практик, имеющий огромный опыт исследований в этой области в своей клинике в Канаде), пишет: «Идея о том, что активное общение со сверстниками ведет к социализации – это, возможно, величайший из всех существующих мифов». С точки зрения таких специалистов, как Ньюфельд, основой нормального развития ребенка является его приоритетная ориентация на значимых взрослых, на людей, с которых можно и нужно брать позитивные примеры, а не на сверстников, часто выступающих проводниками деструктивной подростковой субкультуры. Ориентация же на сверстников (одновременно с отрывом от семьи), напротив, служит фактором, тормозящим развитие, ведет к усилению девиантных форм поведения, существенно снижает и обучаемость[7].

Здоровой социализации нешкольных детей способствует и высокая степень контроля со стороны родителей над временем, которое ребенок проводит у телевизора, за компьютером или с телефоном. При обучении в семье такие занятия, как правило, сведены к абсолютному минимуму и заменены нормальной, очной формой общения. Родители детей-школьников, оба занятые на работе, конечно, не могут обеспечить сопоставимую степень контроля. По данным исследований, типичный школьный ребенок потребляет медийную информацию разного рода не менее чем 55 часов в неделю – в полтора раза больше времени, чем он проводит в школе[8].

В заключение хочу привести вывод, вошедший в Берлинскую декларацию: «Достоверные научные исследования свидетельствуют, что семейное образование (домашнее образование) является эффективным средством получения детьми образования, позволяющим стать грамотными и продуктивными гражданами … и что не существует никаких данных, указывающих на какой-либо вред или повышенный риск нанесения вреда детям в связи с семейным образованием».

Очевидно, что Российское государство должно всячески поощрять и поддерживать развитие этой формы образования, которая активно способствует достижению таких целей государственной семейной политики, как сохранение традиционных семейных ценностей, повышение общественной роли семьи, укрепление авторитета родителей в семье и обществе.

Во-первых, семейное образование как нельзя лучше способствует укреплению внутрисемейных связей и во многом служит гарантом стабильной и крепкой семьи, создавая здоровый семейный микроклимат, объединяя родителей и детей в радости познания окружающего мира и знакомства с интеллектуальной сокровищницей человечества. Среди семей, практикующих домашнее образование, почти отсутствуют неполные семьи (полные составляют 97,9%)[9].

Во-вторых, семейное образование положительно влияет на демографическую динамику, способствует повышению рождаемости. Исследования показывают, что среднее количество детей в семьях, занимающихся образованием самостоятельно, составляет 3,5 ребенка[10]. Из своего опыта могу сказать, что во время моего посещения международной конференции в Берлине, я, будучи беременной третьим ребёнком, ощущая себя уже многодетной, не встретила на этом мероприятии ни одной женщины, у которой было бы менее четырех детей.

В-третьих, в форме индивидуального образования ребенок имеет все возможности полностью реализовать свой потенциал, глубоко изучить близкую ему область знаний, и принести наибольшую пользу своей стране. В странах, где семейное образование уже получило широкое распространение, самые престижные вузы отдают предпочтение детям, прошедшим семейное обучение, видя в них ядро интеллектуального и творческого потенциала страны.

Как же государству наилучшим образом осуществлять поддержку семейного образования? Меры этой поддержки должны предусматривать бережное отношение к семьям, взявшим на себя труд обучения своих детей и строиться так, чтобы не навредить этой сугубо индивидуальной форме обучения.

1. Необходимо сделать семейное образование доступным не только юридически, но и практически. Очень часто семьи сталкиваются вообще с полным неприятием со стороны контролирующих органов, представители которых пытаются принудить родителей отдать детей в школу. Такие сотрудники вообще не знают о подобной форме обучения, не знакомы со ст. 43 п. 5 Конституции РФ, и считают семейное образование нарушением права ребенка на обучение в школе. В каждом регионе должна быть создана хотя бы одна государственная площадка, способная дружественно и профессионально осуществлять поддержку этой формы обучения.

2. Конституция РФ в ст.43 п.5 устанавливает, что государство должно не просто допускать, но и поддерживать различные формы общего образования. К сожалению, сегодня семейное образование в России доступно только хорошо обеспеченным семьям, поскольку в 2004 году на федеральном уровне нешкольные дети были лишены той суммы средств, которая тратилась бы на них из государственного бюджета при обучении в школе. Что является вопиющей несправедливостью, ибо родители, обучающие детей дома, не только несут затраты в связи с отказом матери от полной занятости на производстве, но и из семейного бюджета платят налоги в том числе на содержание образовательной системы, которой не пользуются.

3. Необходимо законодательно четко обозначить недопустимость требований промежуточных аттестаций и контрольных работ от нешкольных детей, кроме как по добровольному согласию семей. Государство должно ценить уникальность феномена домашнего обучения, наоборот, поддерживать и помогать развитию этой сугубо индивидуальной формы, а не «душить» такие семьи, навязывая им сугубо школьные подходы к образовательным маршрутам.

Здесь можно особо отметить, что по данным упомянутого исследования доктора Рэя достижения детей у родителей, ни один из которых не окончил колледжа, оказались почти на том же уровне, что и у родителей с высшим образованием, а «учащиеся из тех семей, где ни один из родителей не имеет диплома учителя, показывают даже немного более высокие результаты, чем … имеющие в семье хотя бы одного дипломированного учителя».

4. На государственном уровне должны поддерживаться семейные клубы и иные объединения семей и родителей, выбирающих внешкольные формы обучения для своих детей, в том числе семейное образование. Необходимо учитывать их позицию при регулировании семейного образования, привлекать их представителей к диалогу при разработке проектов соответствующих нормативных актов.

Давайте объединим усилия и поддержим эту форму обучения, чтобы помочь реализовать свой творческий потенциал маленьким Пушкиным, Суворовым, Толстым!

[1] http://www.ghec2012.org

[2] Берлинская декларация, принятая на первой Всемирной конференции по домашнему образованию (GlobalHomeEducationConference), 2012, Берлин).

[3] Dr. Brian Ray (NHERI) Homeschool Progress Report 2009: Academic Achievement and Demographics. URL: http://www.hslda.org/docs/study/ray2009/2009_Ray_StudyFINAL.pdf

[4] Цит. по русскому переводу обзора, переводчик Н.Елесина.

[5] Mikaela J. Dufur, Toby L. Parcel, Kelly P. Troutman “Does Capital at Home Matter More than Capital at School?: Social Capital Effects on Academic Achievement”, Research in Social Stratification and Mobility, Available online 5 September 2012.

[6] Thomas C. Smedley, M.S., "Socialization of Home Schooled Children: A Communication Approach," thesis submitted and approved for Master of Science in Corporate and Professional Communication, Radford University, Radford, Virginia, May 1992.

[7] См., в частности: Г. Ньюфельд, Г. Матэ, «Не упускайте своих детей», М.: 2012.

[8] Movieguide Entertainment Industry Report, 2008.

[9] United States Cens 7. us Bureau. (2009). The 2009 statistical abstract; The national data book (Table 63). http://www.census.gov/compendia/statab/tables/09s0063.pdf

[10] United States Cens 7. us Bureau. (2009). The 2009 statistical abstract; The national data book (Table 63). http://www.census.gov/compendia/statab/tables/09s0063.pdf

Поделиться материалом

Submit to FacebookSubmit to Google PlusSubmit to TwitterVKJJ

Православие и проблемы биоэтики

К XXV Международным Рождественским образовательным чтениям Патриаршая комиссия по вопросам семьи, защиты материнства и детства выпустила Сборник «Православие и проблемы биоэтики» по материалам сборников Церковно-общественного Совета по биомедицинской этике

Архив

            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

Книги о семье