Пятница, 31 октября 2014

Дочки-матери и отказницы

Абортов несовершеннолетние стали делать меньше, но количество родов у 14–17-летних в Тамбове не сокращается. А вот наибольшее количество отказов от новорожденных приходится на возраст 25–30 лет.

«Перед всеми соседями опозорила!.. Я-то думала, у нас с тобой доверие, а ты...» – доносятся крики из кабинета заведующей гинекологическим отделением больницы. «С нравоучениями вы, мамочка, опоздали, – примирительно говорит врач, – думать о последствиях надо было раньше, а теперь давайте озаботимся, как вырастить ребеночка...». «Только аборт!» – настаивает женщина, а ее беременная дочь со слезами в голосе упорствует: «Буду рожать!» «Видишь, сколько у нас женщин лежит? Тут у каждой какая-либо патология, но каждая надеется родить, мечтает о малыше, а у тебя все в норме, анализы хорошие» – напутствовала уходящих врач. Зареванную пятнадцатилетнюю девицу, разодетую словно на свидание, тащила за руку сердитая столь же нарядная дама. Больше их в больнице не видели. И пациентки, среди которых были те, кто в юности прервал беременность, а теперь никак не могут забеременеть, вздохнули с облегчением: не вернулись – значит, возможно, девочка оставила ребеночка...

Чувство или уголовное преступление?

Это лишь один эпизод, связанный с непростым выбором и маленькой и большой женщины, из жизни одной из больниц Тамбова. Впрочем, сказали в Управлении здравоохранения области, за последние пять лет в регионе общее количество абортов снизилось более чем на 30 процентов. В том числе и среди несовершеннолетних: за прошлый год у беременных в возрасте до 17 лет зарегистрировано 80 абортов, из них – три девочки до 14 лет, а за пять месяцев этого года – всего 11. Но количество родов у несовершеннолетних в последние несколько лет не убывает. Так, в прошлом году было 89 родов, а за пять месяцев этого года – уже 36 родов и еще 47 девочек на учете по беременности. Да, аборт – худшее решение, но и 12–17 лет – не время для материнства. Конечно, каждый случай индивидуален, но, как правило, в этом возрасте девушка просто не готова ни физиологически, ни, самое главное, психологически стать матерью и нести ответственность не только за себя, но и за жизнь маленького человека.

Есть еще и правовой аспект. Вообще-то половые отношения с несовершеннолетними по закону считаются уголовным преступлением. И неважно, по согласию или нет все свершилось – наказание должно последовать. Так что перед взрослыми – медиками и полицейскими – стоит непростая задача: отличить преступление от романтических отношений. Ведь каждый случай индивидуален. Бывает, что заканчивается и свадьбой.

Кстати, по крайней мере по официальным данным, в этом году ни одна несовершеннолетняя мамочка от своего новорожденного ребенка не отказалась. Не припомнили в областном управлении здравоохранения подобных случаев и за последние несколько лет. Но сильно радоваться этому, пожалуй, не стоит, так как, скорей всего, в большинстве случаев заботу о малыше все-таки берут на себя родители юных мам. «Опасен» другой возраст – наибольшее количество отказов от новорожденных отмечается у женщин 25–30 лет. За пять месяцев этого года в области от младенцев отказались 14 женщин, троим из них психологи, медики, социальные работники помогли изменить свое решение.

Более 90 процентов таких мам – официально безработные, более 80 процентов – официально не состоящие в браке, около 60 процентов – жительницы сельской местности. У некоторых уже были дети, в отношении которых они лишены родительских прав. И больше половины причиной отказа называют трудное материальное положение, что, впрочем, неудивительно, раз они не работают. Но психологи считают, что дело тут не в материальном, а в психологическом состоянии – нет установки на материнство. Есть мнение специалистов, что в ряде случаев именно в результате раннего начала половой жизни материнские чувства и семейные ценности могут не сформироваться.

«Формирование репродуктивной системы начинается с 10–11-летнего возраста и в большинстве случаев продолжается до совершеннолетия, – говорит главный специалист-эксперт отдела развития медицинской помощи детям, службы родовспоможения управления здравоохранения области О.Тишкина. – Не завершено в подростковом возрасте формирование костей таза, других систем организма и тканей. Поэтому прерывание беременности в этом возрасте негативно сказывается на здоровье девочки, есть вероятность осложнений при беременности, родах. А самое главное, 15–17-летняя девочка, как правило, еще морально не готова стать матерью. Начало половых отношений означает взросление. Чем дальше девушка отодвигает начало своей половой жизни, тем более осознанно она к ней подходит. В основном ранние половые отношения – необдуманные и несерьезные, поэтому к 25–30 годам и не появляется осознанного стремления к материнству».

Еще одна причина отказов – в основном девушек из благополучных семей – страх. Страх осуждения родителями, людской молвы.

Несколько лет назад, вспоминает специалист по социальной работе Тамбовского областного специализированного дома ребенка С.Татаринцева, к ним пришла девушка с внешностью модели за консультацией, как отказаться от будущего ребенка, якобы по просьбе подружки. В конце концов специалист поняла, что посетительница пришла ради себя. Студентка, предпоследний курс, отличница, из хорошей интеллигентной семьи. История банальна: влюбилась, любовь закончилась после слов: «Дорогой, я жду от тебя ребенка...». Парень испарился. Девушка погрузилась в депрессию: аборт делать поздно, родителям во всем сознаться страшно. Она умудрилась скрыть беременность от родных: то к подруге уезжала пожить, то к знакомым.

С. Татаринцева попыталась убедить, что нельзя бросать ребенка, что потом она себе этого не простит, а маме с папой надо обязательно рассказать – они поймут и помогут. Но женщина родила в тайне от родителей, от ребенка отказалась. Через два месяца душевных терзаний примчалась в дом ребенка, куда попала ее малышка, изъявила желание забрать дитя. И вовремя! Девочку уже хотели удочерить. Своим родителям она во всем призналась. Новоиспеченные бабушка с дедушкой внучке обрадовались, помогли дочери заботиться о младенце, пока та доучивалась. Через год она встретила молодого человека, который полюбил ее и ребенка, они поженились, и все у них сложилось хорошо. И это не сказка, а реальность. Причем благополучная, потому что юная мама не пошла на сделку с совестью и в итоге обрела семейное счастье.

Иначе поступила жительница одного из районов области, оказавшаяся почти в такой же ситуации: студентка-отличница, мечтающая о блестящей карьере, из благополучной обеспеченной семьи забеременела в 18 лет, ее парень с ней расстался, узнав о беременности. Опасаясь осуждения и насмешек, она тоже ухитрилась скрыть беременность, а когда настал момент, пошла рожать... в лес и новорожденную девочку оставила на холодной земле. Но тайна открылась, и осуждение односельчан было куда более суровым. Младенца, которого нашли и спасли по чистой случайности, к счастью, удочерили. А есть и такие случаи, о которых и говорить не хочется: новорожденных выбрасывают на помойку, убивают...

Но вот стали и у нас, как уже давно в ряде стран, устраивать при больницах, роддомах беби-боксы – специальные кабинки с окошком со стороны улицы и с кроваткой-колыбелью, куда можно анонимно положить малыша, и он попадет в заботливые руки медиков. Может быть, подобная система действует и у нас в области, спросила я у специалистов. «Да вы что! – ответила О. Тишкина. – У нас такого нет, мы же стремимся устранить первопричины, предотвратить ранние половые отношения, отказы от новорожденных, боремся против социального сиротства. Наладили взаимодействие всех ведомств – органов здравоохранения, опеки и попечительства, образования, центров по профилактике социального сиротства и центров семейного устройства детей. С прошлого года в десяти медучреждениях области созданы кабинеты медико-социальной поддержки беременных, сформирована рабочая группа по работе с матерями, намеренными отказаться от новорожденных. Специалисты выясняют причину и предлагают помощь, материальную, психологическую... А беби-боксы, куда можно просто и спокойно заложить ребенка, на мой взгляд, только увеличат количество отказов, количество социальных сирот. Ведь криминальные случаи все же единичны».

Проблему решит воспитание. От детей отказываются не из-за плохого материального положения. Есть примеры, когда неблагополучных родительниц устраивали на работу, а они ее бросали, потому что пить-гулять привычнее, чем трудиться. Отказываются в большинстве случаев из-за инфантильности и отсутствия ответственности, которой не научили ни дома, ни в школе. И надо еще посмотреть, насколько действенны уроки, посвященные семейным ценностям, которые ведутся в тамбовских школах. В учебный план они вводятся по усмотрению самих школ. Так, одни мои знакомые сказали, что в школе их дочери таких занятий не было, другие – что в их школе на этих уроках просто учат контрацепции… В 2012/13 учебном году в семи школах области в качестве эксперимента в начальных классах ввели курс «Семьеведение», а в старших – «Нравственные основы семейной жизни». В советской школе тоже можно припомнить уроки этики и психологии семейной жизни, на которых, к примеру, наша биологичка, не зная о чем беседовать, проникновенно рассказывала какие-то мелодраматичные истории то ли из жизни знакомых, то ли киношные. Возможно, нынешним школьникам с подобными уроками повезет больше...

Людмила Сокрушаева (Газета «Тамбовская жизнь»)

Источник: http://cnsr.ru/press-tsentr/sema_i_budushhe_rossii/nesovershennoletnie-mamy-/

Поделиться материалом

Submit to FacebookSubmit to Google PlusSubmit to TwitterVKJJ

Православие и проблемы биоэтики

К XXV Международным Рождественским образовательным чтениям Патриаршая комиссия по вопросам семьи, защиты материнства и детства выпустила Сборник «Православие и проблемы биоэтики» по материалам сборников Церковно-общественного Совета по биомедицинской этике

Архив

        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

Книги о семье